Previous Entry Share Next Entry
p_balaev

Ответ товарищу из Германии. Продолжение.

Оригинал взят у yarror в Ответ товарищу из Германии. Продолжение.
С обвинением в антисталинизме вроде бы разобрались, теперь, как я и обещал в прошлом посте, расскажу о диктатуре пролетариата, а заодно попытаюсь объяснить, почему обвинение нас в идеализме ошибочно.

Основная проблема в критике уважаемой blau_kraehe это то, что она пытается опровергнуть отдельные аргументы, которые нужно рассматривать в совокупности. Вопрос диктатуры пролетариата (надстройка) тесно связан с вопросом собственности на средства производства (базис). Для того, чтобы было более наглядно зайду издалека, поэтому предлагаю немного отвлечься и посмотреть на то, какие формы собственности существовали в СССР сталинского периода.

Статья 5. Социалистическая собственность в СССР имеет либо форму государственной собственности (всенародное достояние), либо форму кооперативно-колхозной собственности (собственность отдельных колхозов, собственность кооперативных объединений).
Статья 9. Наряду с социалистической системой хозяйства, являющейся господствующей формой хозяйства в СССР, допускается законом мелкое частное хозяйство единоличных крестьян и кустарей, основанное на личном труде и исключающее эксплуатацию чужого труда.
Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. Утверждена Чрезвычайным VIII съездом Советов Союза ССР 5 декабря 1936 года


Оставим в покое мелкие частные хозяйства и временно отложим в сторону общенародную собственность, рассмотрим кооперативно-колхозную форму собственности.

Итак, возьмём абстрактный колхоз «Верный путь золы с лучины Октября». В этом колхозе мы имеем базис в виде коллективных средств производства и соответствующих производственных отношений, включающих распределение дохода на всех членов колхоза в соответствии с затраченным трудом. Въедливый читатель может придраться, что земля и техника с МТС принадлежат не колхозу, а государству. Несомненно, юридически земля и техника государственные, но фактически на время их использования они принадлежат именно колхозу. Помимо базиса, в колхозе существует и своя надстройка – общее собрание, правление и председатель колхоза. Всё логично и правильно устроено.

Предположим, ВНЕЗАПНО правление колхоза принимает решение, что зажравшимся колхозникам можно бы трудодни и подравнять, а то кто-то больше зарабатывает, кто-то меньше, а впереди коммунизм – свобода, равенство, братство, в общем, непорядок. Только вот подравнять не в большую сторону решили, а в меньшую, чтоб совсем обидно никому не было, да чуток себе прибавили за старание, но исключительно в рамках оплаты труда, да льгот. Естественно, колхозников такое положение дел не устраивает и они собирают общее собрание, на котором избирают новое правление им объявляют, что общее собрание отныне орган совещательный, а членство в правлении пожизненное и не переизбираемое. Конечно, критически настроенный читатель может возразить, что подобное зарвавшееся правление колхозники должны поднять на вилы. Но мы будем исходить из того, что правление было убедительно в своих аргументах: загодя развесило плакаты «правление и колхозники – едины», «воля правления – воля колхоза», объяснило, что именно этот путь ведёт к процветанию, повышению надоев молока и яйценоскости кур, что скоро в каждом дворе будет по легковому автомобилю иностранного производства, председателя же уже таким обеспечили, сейчас членов правления обеспечим, а там и до остальных колхозников очередь дойдёт.

И что мы видим в такой гипотетической ситуации? Юридически колхоз остался колхозом, никакой частной собственности нет и в помине – средства производства как принадлежали колхозу, так ему и принадлежат, доход всё ещё распределяется среди членов колхоза. Общее собрание осталось, правление и председатель на месте. Только по факту рядовые колхозники уже не являются собственниками своего колхоза, общее собрание никаких реальных прав не имеет, а доход распределяется группой лиц в соответствии с собственными интересами. Можно ли назвать такое хозяйство коллективным? В той же мере, как и любой современный капиталистический агрохолдинг. А всего лишь стоило измениться надстройке…

Теперь вернёмся к диктатуре пролетариата и общенародной собственности. По сути, отстранение рабочего класса от власти в стране равнозначно отстранению общего собрания от власти в колхозе – это неминуемо ведёт к потере права распоряжаться результатами своего труда, к потере собственности на средства производства. Давайте на секундочку вспомним, что писал Маркс в «Критике Готской программы»:

Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата.


И именно этот период, период «революционной диктатуры пролетариата», принято называть социализмом (это как раз та самая «прописная истина»). И логика (вполне даже формальная, а не диалектическая) как бы говорит нам: нет диктатуры пролетариата – нет и социализма. И при капитализме, и при коммунизме именно базис первичен, но в переходный период, когда базис сочетает элементы как одного, так и другого строя, только надстройка определяет в какую именно сторону движется страна.

Но, позвольте, может заявить критически настроенный читатель, если нет социализма, значит мы видим капитализм, а где капитализм – там и капиталисты. Где же в СССР эти самые капиталисты? На подобной постановке вопроса настаивает и уважаемая blau_kraehe. А где же в таком случае капиталисты в колхозе «Верный путь золы с лучины Октября»? Если они не оформили право собственности на средства производства, то это ещё не значит, что их там нет.




Уважаемая blau_kraehe в своих постах затронула ещё две вещи: ностальгию по СССР и маоизм, но об этом я постараюсь рассказать в следующий раз.

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
А у меня Светлана Николаевна резвится в сообщении о придурках - организаторах безбилетных проездов. Защищает Попова.

Она в него заочно влюблена, сама признавалась...

Власть важнее чем форма собственности. Она определяет форму собственности и собственников.

Это вещи взаимосвязанные.

«Всё моё», — сказало злато;
«Всё моё», — сказал булат.
«Всё куплю», — сказало злато;
«Всё возьму», — сказал булат.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account