p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Анекдот о жене В.М.Молотова (из черновика книги о Берии) ч.3

А теперь такой вопрос: какую должность занимала Полина Семеновна на момент этого решения Политбюро, если ее персональное дело разбиралось в высшем партийном политическом органе? Удивительно, но она даже не была членом ЦК.
     Еще интереснее – все справочники о Жемчужиной говорят, что она активно работала в Еврейском антифашистском комитете. А кем она там работала, если во всех справочниках о ЕАК  в списке его членов Полина Семеновна отсутствует? Открываем записку Абакумова и Шкирятова от 27.12.1948 г., которая, якобы, послужила основанием для рассмотрения дела Жемчужиной в Политбюро, в ней читаем:
«На очной ставке с Жемчужиной 26 декабря с.г. бывший ответственный секретарь Еврейского антифашистского комитета Фефер И.С. заявил: «Жемчужина интересовалась работой Еврейского антифашистского комитета…».

         Оказывается, Полина Семеновна в ЕАК вообще-то не работала, а только интересовалась! Вообще-то, род занятий, так сказать, Жемчужиной хорошо известен, она до мая 1948 года была начальником Главка галантерейно-текстильной промышленности РСФСР, а в мае 1948 года была выведена в резерв Министерства легкой промышленности РСФСР.   По какой причине – неизвестно. Но разве причина не могла быть элементарно банальной – болезнь? Вот только вывод в резерв не может быть связан с «националистической деятельностью», потому что от мая 1948 года до декабря этого же года, даты рассмотрения ее дела в Политбюро – полгода.
    
          Ладно, то ли 26 января, то ли 29 января 1949 года (в разных источниках – разная дата) Полина Семеновна была арестована.  Постановление на арест – никто в глаза никогда не видел. Ни один исследователь его до сих пор не привел, в качестве доказательства факта ареста.
      Началось следствие. И сейчас мы с вами прочтем выдержки из одного документа, который почему-то из сборника одесских анекдотов попал в наши архивы, как документ исторический:
«Дело на т. Жемчужину возникло в 1949 году, в связи с арестом руководителей Еврейского антифашистского комитета.
Некоторые из арестованных по делу Еврейского антифашистского комитета — Фефер И. С., Зускин В. Л. и Лозовский С. А. принуждены были следователями оклеветать народного артиста СССР Михоэлса, назвав его руководителем еврейского националистического подполья в Советском Союзе, высказав при этом предположение о связи Михоэлса с т. Жемчужиной.
Никто из названных арестованных в своих показаниях не приводил конкретных фактов, которые в какой-либо мере подтвердили бы вражескую работу т. Жемчужиной. Тем не менее 26 января 1949 года МГБ СССР т. Жемчужина была арестована по обвинению в том, что она «находилась в преступной связи с еврейскими националистами и вместе с ними проводила вражескую работу против партии и Советского правительства».

       Из этого анекдота следует, что жену заместителя главы правительства, второго человека в правительстве и партии, МГБ нагло арестовывает не имея никаких оснований для этого? Жену человека, который товарища Сталина прилюдно называл Кобой, на «ты»! Жену человека, который со Сталиным прошел огонь, воду и медные трубы МГБ вот так взяло и арестовало?
     Конечно, какому-нибудь Млечину этот анекдот представляется чистейшей правдой, но у массы сталиниздов даже не малейшего сомнения не возникло по этому поводу.
       Следствие было ужасно жестким. С арестом родственников и сослуживцев Жемчужиной, с их зверским избиением, двоих забили насмерть в тюрьме. Одного разбил паралич. «Арестованные Лешнявская и Карповский, не выдержав примененного к ним режима, умерли в тюрьме; Иванов разбит параличом и лишился речи; Штейнберг и Мельник-Соколинская оклеветали себя и дали вынужденные показания на т. Жемчужину о том, что она якобы проводила вместе с ними националистическую деятельность».
     Но зато следствие получило доказательства преступной деятельности Полины Семеновны. Ведь Штейнберг и Мельник-Соколинская дали на нее показания, значит доказательства были получены, правда ведь? Законным путем они были получены или нет – вопрос другой, но ведь получены же!
     И тут продолжение анекдота: «В декабре 1949 года МГБ СССР «закончило следствие» по делу т. Жемчужиной и, в связи с невозможностью передачи дела в судебные органы из-за отсутствия доказательств, т. Жемчужина была осуждена Особым Совещанием при МГБ СССР к 5 годам высылки в Кустанайскую область Казахской ССР».
      Абзац. Первое. Теперь совсем неясно, на хрена напрягались с арестами родственников и отбивали кулаки о их ребра, если можно было жену Молотова засудить без всяких доказательств? А если на нее дали показания, то куда они потом делись, раз доказательства отсутствовать стали к моменту окончания следствия?
И второе. Интересная система была при Сталине: есть доказательства – посадят по приговору суда. Нет доказательств – один хрен посадят, но уже по приговору Особого Совещания.
    Какой-то дурдом и безграничное тиранство.  Правда, что ли, у Особого Совещания были права приговоры выносить в отсутствии доказательств, именно поэтому дело Жемчужиной оно и рассматривало?
     Так какие дела передавались не в суд, а в Совещание? Да всё, оказывается, очень просто:
«28 декабря 1951 г.
Сов. секретно
№ 1760/и
Постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 года Особому Совещанию при Народном Комиссаре внутренних дел СССР было предоставлено право рассматривать все дела о лицах, признаваемых общественно опасными, и применять к ним меры наказания не свыше 5 лет лишения свободы.
В 1937 году Особое Совещание при НКВД СССР начало применять по рассматриваемым делам меры наказания до 8 лет лишения свободы.
С конца 1938 года Особое Совещание при НКВД СССР, руководствуясь постановлением СНК и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», принимало к своему рассмотрению дела лишь о тех преступлениях, доказательства по которым не могли быть оглашены в судебных заседаниях по оперативным соображениям…» 
(Из письма С.Д.Игнатьева И.В.Сталину об Особом совещании при МГБ СССР).
  Понимаете? «…принимало к своему рассмотрению дела лишь о тех преступлениях, доказательства по которым не могли быть оглашены в судебных заседаниях по оперативным соображениям».  Всего лишь. Сохранение гос.тайны.
      Т.е., и Особое Совещание требовало для осуждения доказательств. Теперь этот документ с полным правом можно считать выпавшим из сборника анекдотов, его автор не знал мотивировки направления уголовных дел на рассмотрение Особому совещанию.
Ладно, черт с ним. Произвол и коррупция. А по какой же статье была осуждена гражданка Жемчужина?  А неизвестно. В этом документе его автор не указал ни номер статьи УК РСФСР, ни самое название статьи. Вообще ничего нет. Вы будете смеяться, но подпись под этой залепухой – Л.П.Берия.
     И самого следственного дела, самого приговора никто в глаза не видел никогда.
Так что мы имеем в качестве документов, подтверждающих факт ареста и осуждения П.С.Жемчужиной?
    Постановления на арест – нет. Следственного дела – нет. Приговора -нет. У нас даже нет статьи УК, по которой она была осуждена. Вообще ничего нет, кроме очень странного письма о ее реабилитации за подписью, якобы, Л.П.Берия.
   Нет, я не утверждаю, что этих документов нет в природе. Но их не привел никто из историков, которые писали об аресте Полины Семеновны. Их просто никто не видел. Они не опубликованы и не введены в оборот, как документы исторические. И есть ли они в архивах – публике неизвестно до настоящего времени.
     Но масса исследователей арест Жемчужиной преподносит, как факт. Но факт в отсутствии документальных доказательств является, мягко говоря, обычной сплетней.
Tags: Берия
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments