p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Берия... Как лечили Сталина.

В завершение. Есть только одни более-менее адекватные воспоминания о последних часах жизни Сталина. Воспоминания одного человека – А.Мясникова, профессора-невропатолога, которого вызвали вместе с группой других невропатологов к Иосифу Виссарионовичу после того, как с больным порезвился кардиолог Лукомский.
    Почему воспоминания Мясникова наиболее адекватные? Потому что он был врачом высочайшей квалификации, он понимал, что происходит с больным и вокруг больного.  И еще он был довольно оригинальным человеком. Его книга четко рисует характер автора – стебаться очень и очень любил!
     Он единственный вспомнил, что до приезда к больному инсультом уже целый день лекарствовал кардиолог. Стебался Александр Леонидович во всю ивановскую.
   Начиная с того, что в аптечке у Сталина даже нитроглицерина не было. Для несведущих – комплектование аптечки охраняемого лица – обязанность охраны. Там всё было, на самом деле. И глицерин, и аспирин, и йод.
   Это Мясников просто стебался. По его книге видно, насколько ему была противна вся ситуация. Аптечка – ерунда. Дальше – больше. Оказывается, как Александр Леонидович написал, на второй день кому-то пришло в голову сделать Сталину ЭКГ!
  Представляете, второй день у кровати больного лучший кардиолог СССР – Лукомский, но ЭКГ только на второй день кому-то пришло в голову сделать! Что сутки делал у постели больного лучший кардиолог страны без ЭКГ?
       Сделали ЭКГ и тут врачиха, которая проводила исследование, как только на кардиограмму глянула, сразу заорала: ИНФАРКТ!!!
    Вся бригада лекарей выпала в осадок. Представляете, вторые сутки человека лечат от инсульта, на вторые сутки сделали ЭКГ, а там – ИНФАРКТ!
    Бледные от испуга врачи молча пялились на женщину-кардиолога. Онемели! Их коллеги еще сидели по камерам за то, что также лечили инфаркты. Финальная сцена из комедии Гоголя «Ревизор».
    Спас всех Мясников. Выступил с речью, что такую ЭКГ, как при инфаркте, может и инсульт давать. Все выдохнули. Сразу поверили и стали дальше лечить инсульт. Пиявками!!! Ставят диагноз – кровоизлияние в мозг! И тут же – пиявки вместо препаратов, повышающих свертываемость крови. Это чтобы крови из лопнувшего в мозгу сосуда больше вытекало? Чтобы товарищ Сталин быстрее отмучался?
      И строфантин – каждый час!
  Конечно, Сталин умер. От инсульта, а не от инфаркта. Вскрытие подтвердило. Пришли на вскрытие те, кто лечил его от инсульта, во главе с министром здравоохранения, который тоже лечил от инсульта, вскрыли труп и увидели, что инфаркта не было, был инсульт.  Это вот всё так и было. Особенно вскрытие. Кто ставил диагноз и лечил, тот и на вскрытии присутствовал. Да, и заключение уже в июле 1953 года, после ареста Берии, написал Лукомский. Кардиолог, который Сталина лечил от инсульта.
    Так кто медицинские документы Сталина уничтожил так тщательно, что в архиве остались только какие-то разрозненные непонятные бумажки? Есть варианты?
      И чего там Берии было расследовать, в детектива Анискина играть? Хватай, сажай – вся банда на лицо.
    Да, Мясников как только написал мемуар, так сразу в 1965 году умер. Это был первый умерший невропатолог из той бригады. В 1966 году умер второй невропатолог – Н.В.Коновалов. И третий, последний невропатолог И.Н.Филимонов умер (тарарам!) тоже в 1966 году. И их начальник, министр здравоохранения Третьяков  (ДЫЦ!) тоже умер в 1966 году.
     А кардиолог Лукомский еще долго жил. Это невропатологи про инфаркт языки распускали, а кардиолог молчал, как рыба. И потому долго прожил.
Tags: Берия
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments