?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
p_balaev

Берия...

     Почти общепринятый взгляд сегодня на Романа Руденко – креатура Никиты Хрущева. Почему? Историки объясняют это тем, что Руденко работал на Украине в бытность там Никиты Сергеевича. Отсюда сталинизды сделали вывод, что Хрущев протолкнул Романа Андреевича в Генпрокуроры на смену Сафонову. Вот так просто. Но Р.А.Руденко на Украине прокурорствовал и в бытность там первым секретарем КПУ  Л.М.Кагановича. Может он и человек Кагановича?
      В реальности, назначение Руденко вместо Сафонова, при попустительстве которого Берия развалил целый ряд громких уголовных дел, было абсолютно закономерным. Роман Андреевич был лучшим юристом СССР. Именно он был государственным обвинителем от Советского Союза на Нюрнбергском процессе. Согласитесь, что там мог быть только лучший юрист страны, самый достойный кандидат, если учитывать профессиональную подготовку, на должность Генерального прокурора – Руденко.
     Роман Андреевич знал, разумеется, кто был инициатором устранения Берии, поэтому до середины сентября он отчитывался о ходе следствия лично перед Г.М.Маленковым, направляя ему и копии особо значимых протоколов допросов и докладывая о завершении следствия.
     Но в сентябрь прошел известный «сельскохозяйственный» Пленум ЦК КПСС, после которого расклад сил в партии изменился еще в более неблагоприятную для сталинской группировки сторону.
     О произошедшем на Пленуме достаточно ясно рассказал Лазарь Моисеевич Каганович, только не Ф.Чуеву, сочинителю басен в хрущевско-брежневском духе, а в своей книге. Я перескажу с пояснениями.
     Сегодня решения этого пленума преподносятся как исправление слишком жесткой по отношению к крестьянству политики Сталина. Ерунда это всё. Скорей всего, эти решения были в русле выполнения решений 19-го съезда КПСС, они назрели и только катавасия с Берией помешала вовремя их принять.
     Но сейчас нам интересней другой момент, связанный с Пленумом. Во время одного из перерывов между заседаниями, когда члены Президиума собрались в комнате отдыха, Георгий Максимилианович Маленков неожиданно для всех сказал: «Я предлагаю избрать на этом Пленуме Хрущева Первым секретарем ЦК».
     Сначала ошарашенные члены Президиума потом с Маленковым без особых восторгов согласились. Нужно понимать, что Георгий Максимилианович был в сталинской группе лидером, к нему прислушивались старые большевики, ему доверяли, поэтому и согласились. Хотя предложение было, несколько, мягко говоря, необычным, но если Маленков так решил – нужно поддержать. Каганович особо отметил, что из членов Президиума тогда в комнате отдыха один только Булганин отреагировал на слова Маленкова с радостным энтузиазмом.
     Потом, после Пленума, Каганович поинтересовался у Георгия Максимилиановича, что случилось такого, сподвигшего его на выдвижение Хрущева? Маленков объяснил. Перед открытием Пленума к нему подошел Булганин и настойчиво рекомендовал выдвинуть Никиту в первые секретари. Либо, как заявил Булганин, он это сделает сам. «Подумав, что Булганин тут действует не в одиночку, я, - сказал Маленков, - решился внести это предложение» (Л.М.Каганович. Мой 20-ый век).
     Мне после этого момента стало понятно, за что Н.С.Хрущев только что назначенного в 1955 году Николая Булганина Предсовмином стал третировать с какой-то особенной яростью.  Считается, что кто-то когда-то Булганину на каком-то мероприятии оказал почестей больше, чем Никите и Никиту это закусило. Фигня. Никита хоть и был большим оригиналом, но не стал бы из-за этого портить отношения со старым приятелем.
    Самое вероятное, Маленков устроил «утечку информации» и Хрущеву стало известно, что в сентябре 1953 года именно Булганин втихоря рекомендовал Георгию Максимилиановичу предложение по Никите, тем самым сорвав комбинацию по расправе со сталинцами на Пленуме.
     Там схема планировалась простая, и она понятна всем, кто хоть когда-то в жизни играл в эти номенклатурно-кадровые игры.
     Если бы Булганин не шепнул на ухо Маленкову «маленький секрет», то на заседании Пленума произошло бы стандартное для таких случаев выступление кордебалета.
    Прямо на заседании неожиданно для всех вышел бы к трибуне Булганин и. как гром среди ясного неба: «Предлагаю друга Никиту в первые секретари!».
     Естественно, настолько неожиданное предложение члены Президиума даже отказались бы обсуждать. Тогда к трибуне еще кто-нибудь вышел бы: «Товарищи, эти члены Президиума Пленум не уважают и нашего дорого Никиту Сергеевича, настоящего большевика и заслуженно-прославленного руководителя мирового пролетариата не ходят видеть первым секретарем!».
     Закончилось бы все, как в 1957 году – разгромом «антипартийной группы». Но спасла трусливость Николая Александровича. Он и Никиту боялся, и Маленкова, своего начальника в Совмине. Решил не рисковать.
      Наверняка, Хрущев долго пытался разузнать, кто предупредил Маленкова. А когда узнал – Булганин свое отхватил по полной. Поэтому хрущевский дружок в 1957 году в «антипартийной группе» и оказался. Ему тогда уже деваться некуда было, Хрущ его все-равно дожрал бы…

Buy for 100 tokens
***
...

  • 1
О, как интересно! )

Целиком в книге это будет еще интересней.

А когда, кстати, выходит книга? Или она ещё в процессе работы?

До марта я ее закончу и отдам в издательство. К середине весны должна выйти.

О, отлично! Ждём с нетерпением! ))

А это разве не Руденко с Кругловым и Горшениным составил докладную о 642 980 расстрелянных и необходимости пересмотра дел?

конечно он. И что?

Хм... А правдива ли докладная?

Нет. А какое это отношение имеет к тому, что я написал?

Так Руденко не хрущёвская креатура, но соучастник этой банды после такого.

Роман Руденко близко с Кагановичем не соприкасался. Лазарь Каганович покинул Украину в 1928 г., Руденко тогда (с 1929 г.) лишь начинал работу в прокуратуре Чернигнова, едва ли Каганович знал его лично.
Возвышался он позже в 37-38 гг. уже при Косиоре и Хрущеве (став прокурором Донецкой обл.) и в 1944 г. став прокурором УССР. Потому сохранил свое положение при Хрущеве, сумел пережить на посту ген. прокурора почти все брежневское правление.

  • 1