?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
p_balaev

А сегодня "Берия и ЦК" уже на 3-м месте в рейтинге продаж.

НОВИНКА
Есть на Тверской
№ 3 в рейтинге продаж раздела «История России»
Наличие в магазине на 22.09.2018 11:52
Зал литературы для специалистов Стеллаж: 203
Цена в магазине: 420 руб.
Цена в Интернет-магазине
336 руб.
<input ... >
КУПИТЬ

Buy for 100 tokens
***
...

  • 1
Я не успел купить.
Хорошая книга - у меня похожие мысли были когда я читал его биографию.
Одно режет глаза - в тексте эмоции иногда затмевают факты. Форма подачи понравилась, но вот это мешает сосредоточиться.

Ну это же не научная работа, это - публицистика, кудаже она без эмоций?

поправка в антистарикова про чернецова и подтелкова
Так вот, эпизод с Чернецовым Шолохов тоже полностью придумал, поскольку в реальности всё было не совсем так, если не сказать совсем не так.
Обратимся к воспоминаниям участника отряда Чернецова, донского казака Г. Я. Лобачёва. Подозревать его в симпатиях к Советской власти нет никаких оснований.
«Я сам донской казак, участник чернецовского похода в составе артиллерийской юнкерской роты под командой полковника Миончинского. Вместе с есаулом Чернецовым был взят в плен и могу подробно описать наше пленение и смерть ес. Чернецова.
... Это было в конце января 1918 г., артиллерийская рота получила приказание с одним орудием и прикрытием к нему приготовиться к выступлению. ..."
Потом он описал как они попали в плен
"Нас же повели в направлении на хутор Астахов, где была штаб квартира Голубова. Есаул Чернецов, имея ранение в ногу, идти не мог. Голубов дал ему коня и приказал подхорунжему Подтёлкову со взводом казаков сопровождать нас на хутор Астахов. Сам же с остальными казаками поехал вперед... Не доходя приблизительно 1 версты до жел. дорожной линии, наш конвой стал митинговать. Одни стояли за то, чтобы повернуть на Глубокую и, сдать там Совету солдатских и рабочих депутатов, а другие настаивали на исполнении приказания Голубова вести на хутор Астахов, который был по другую сторону железной дороги. Предложение первых начало как будто пересиливать. В это время и мы, и конвой увидели бронепоезд, который шел из Каменской на Глубокую. Все обратили на него внимание. Спор сразу прекратился.
Приближение бронепоезда использовал ес. Чернецов. Слыша споры митингующих казаков и предвидя опасность передачи нас большевикам на Глубокой, что, несомненно, окончилось бы расстрелом всех нас, а также, не веря больше Голубову и его честному слову предателя, есаул Чернецов решил использовать этот момент. Для спасения жизни дорогих и близких ему партизан, сознательно рискуя собой и своей жизнью, он решил попытаться бежать. Он воскликнул: «Ура! Наша берёт!». Этот клич был подхвачен дружно партизанами и мы, безоружные, бросились вперед.
Заметив нас, бегущих навстречу, бронепоезд ускорил ход и начал удаляться. Наше ура вскоре затихло... Я обернулся назад и увидел рассеянных, скачущих всадников и убегающих по полю партизан. Конные вскоре совсем исчезли из виду. Разбросанные по всему полю партизаны остались одни. Я приостановился, подождал бегущих за мной двух юнкеров и спросил их, в чем дело. Они мне рассказали следующее: ес. Чернецов ехал рядом с Подтёлковым с левой от него стороны. Когда Чернецов крикнул: «Ура! Наша берёт!», он хотел одновременно выхватить у Подтёлкова из ножен шашку. Подтёлков успел увернуться. Сам выхватил шашку и зарубил ес. Василия Чернецова...
Конвой казаков, видя, что свершилось подлое, предательское убийство казаком казака, партизана ес. Чернецова, трусливо рассыпался, расскакался по полю, не преследуя партизан. ... На вокзале, на питательном пункте, нас накормили. Утром, на рассвете 22 января, наш поездной состав с одним орудием и двумя запряжками лошадей тронулся в направлении станции Глубокой... Другой наш пеший взвод пошел к востоку от железной дороги и подобрал 7 убитых. ... Искали труп ес. Чернецова, но не нашли».
Как видно, свидетельству врага, к тому же изложенному без претензий на художественность, больше оснований доверять, чем описанию выдающегося писателя. Тем более, что Лобачёв, вероятнее всего, не читал шолоховской эпопеи. Так что Шолохов, описавший Подтёлкова явно с отрицательным оттенком и столь же натуралистично, как Чернецова, изобразивший убийство всех его соратников, попавших в плен, что совершенно не соответствует действительности - у Лобачёва ничего подобного нет, - погрешил против истины, если не сказать прямо: наврал. Вымышленному Мелехову можно приписать какие угодно мысли и чувства, да и деяния тоже. Но историческое лицо - Подтёлкова - надо описывать честно.
http://leninism.su/revolution-and-civil-war/4550-oktyabrskoj-revolyutsii-100-let.html

Согласен. Абсолютно согласен. И Шолохов далеко не однозначен. "Нобелевку" ему не просто так выдали.

  • 1