?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 11.






В Ленинграде «тройку» создали. Но почему-то «особую». Мало того, приказом НКВД № 00447 лимиты предлагали на местах, в республиках, областях и краях, эти лимиты утверждались Центром. С Соловками – наоборот всё происходило, лимиты из Центра были спущены в область, но не в Северный край, на территории которого находилась тюрьма, а в Ленинградскую область. Почему? Никакого объяснения. Скажите, зачем приговоренных к расстрелу из Соловков вывозить черт знает куда, в другую область, чтобы там расстрелять и закопать? Ведь проще прямо в УНКВД Северного края, на месте, их приговорить и там закопать.

   А начальник Соловецкой тюрьмы от своего руководства, из Управления тюрем ГУГБ, указаний о порядке отбора заключенных для рассмотрения тройкой в Ленинграде никакого не получил. Это указание направлено Фриновским начальнику УНКВД ЛО, которому начальник тюрьмы не подчинялся. А Заковский направил указание начальнику тюрьму подготовить дела заключенных для их рассмотрения Особой тройкой? В архивах такой документ еще не найден. Не найдено еще и указание от руководства Управления тюрем ГУГБ начальнику Соловецкой тюрьмы исполнять приказы и указания начальника УНКВД ЛО.

Пока они не найдены, следующий архивный документ выглядит для тех, кто знает что такое «подчиненность», как сказка про хождение одного мужика по воде:

   В той сказке мужик, вопреки всем законам физики, гулял по поверхности глубокого озера, в этом документе, вопреки всем законам службы и подчиненности, начальник УНКВД ЛО направляет начальнику Соловецкой тюрьмы, который не является его подчиненным, указание выдать капитану Матвееву заключенных для расстрела. Да еще грозно – НЕМЕДЛЕННО!

  Щас! Так бы и разбежался начальник тюрьмы! Одному выдай, второму выдай, третий еще что-нибудь попросит, так и себе ничего не останется.

  Да не был начальник УНКВД ЛО комиссар 1-го ранга Заковский таким бакланом, как тот, который сочинил этот совершенно секретный документ и потом нашел его в архиве. Заковский был человеком достаточно опытным, чтобы не знать, какой ответ он получит от начальника тюрьмы Апетера: «Товарищ комиссар госбезопасности 1-го ранга, я, конечно, уважаю ваше высокое звание и заслуги, но, пардон, вы не мой начальник. Я подчиняюсь начальнику Управления тюрем ГУГБ. Советую вам обратиться к моему прямому начальнику с тем, чтобы ОН дал мне указание о выдаче заключенных вашему сотруднику».

  Ну, допустим, сказочная Особая тройка УНКВД ЛО приговорила к расстрелу заключенных Соловецкой тюрьмы. Допустим. А зачем Заковский послал капитана Матвеева на Соловки? Приговоренные в Соловецкой тюрьме находятся? Так пусть их Апетер сам и расстреливает. Направить ему через наркома НКВД соответствующий приказ – и все дела. У него же там целая тюремная охрана, большая толпа вооруженных мужчин, а вокруг Соловков – такая глухомань и просторы, что и всю Ленинградскую область туда можно привезти и тайно закопать.

Вместо этого, приговоренных грузят на баржи, везут в Ленинградскую область, оттуда в Карелию и в Сандармохе кончают. Медики такой процесс называют удалением миндалин через прямую кишку…


Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 10.

УКРАИНСКИЙ НАЦИОНАЛИСТ ВАНГЕНГЕЙМЕНКО.

         Те, кто уже прочел «Троцкизм», понимают, что само рассмотрение документов о расстреле заключенных Соловецкой тюрьмы во исполнении приказа НКВД № 00447 является занятием в плане опровержения этого фэнтэзийного факта из жизни того СССР, который существует только в головах упоротых на антисталинизме, абсолютно бессмысленным. Ведь если сам приказ наркома НКВД №00447 не существовал в том виде, в котором его «отыскала» в архивах реабилитационная комиссия Политбюро под председательством А.Яковлева, если он касался работы «милицейских троек», т.е. подразделений Особого совещания НКВД на местах, то какой может быть расстрел заключенных в тюрьмах в исполнении его - права «милицейской тройки» в 1937 году ограничивались 5 годами заключения?
     Но я здесь не опровергаю того, чего не было и не могло быть – миф о «Большом терроре», созданный сотрудником ЦРУ Робертом Конквестом и развитый бригадой А.Яковлева, может существовать только в качестве мифа. Те историки, которые его оценивают, как реальность, являются такими же религиозными мракобесами, как и приверженцы культа Христа, основанного на мифах из Библии.
     Мне интересно другое – посмотреть, насколько топорно этот миф создан на примере как раз «соловецкого расстрела» и как на этом мифе, как и на мифе о голубе, вступившем в половую связь с женой еврейского плотника, зарабатывают служители культа «Большого террора». Да, это культ. Точно такой же, как и христианство, с невинными агнцами.
    Ведь достаточно только открыть Библию и с первых строк человек, ее читающий, начинает понимать, что «Книга книг» - это сказки для верящих в сказки. Даже никакой более-менее ясной логики в этих сказках бесполезно искать. Начни только чуть сомневаться… Такая же картина с «Большим террором».
    Открываем первый, основополагающий документ о репрессиях 37-го года, приказ № 00447, о подлежащих репрессированию: «7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой».
   «Ведущие преступную деятельность» - это совершающие преступления? Или что-то другое загадочное? Так разве милиция не занималась раскрытием и расследованием бандитизма и грабежей, не выявляла лиц, причастных к их совершению, не направляла дела в суд и они решениями судов не репрессировались? Чем милиция вообще тогда занималась до получения приказа №00447? Или 30 июля 1937 года, когда вышел этот приказ, в милиции были праздник и ликование: «Ура! Наконец-то нам товарищ Ежов разрешил переловить бандитов и грабителей, аферистов-рецидивистов».
     А просто аферистов трогать еще было нельзя? Только аферистов-рецидивистов? Один раз провернуть аферу можно, но второй раз – потянут на «тройку»?
       Понятно, что без веры в «Большой террор» этот приказ всерьез воспринимать невозможно, он совершенно нелеп в каждой своей формулировке, очевидно, что стряпалось это впопыхах, в расчете, что «пипл», уже одурманенный перестроечной пропагандой, и так «схавает», а дальше «пиплу» забили баки «житиями святых» - многочисленными «научными» трудами о репрессиях 37-го года и предъявили доказательства – «скрижали», обнаруженные в архивах. Осталось только «мощи святых» найти, но они всё никак не находятся. Впрочем, в самом христианстве с мощами тоже были проблемы. Помните, какой вой подняли священнослужители, когда большевики начали проводить «инвентаризацию»  мощей, т.е. просто вскрывать раки с ними и описывать то, что в этих гробах лежало? Осквернение!!! Конечно, осквернение, ничего другого – даже лошадиные кости  находили. Святая лошадь-великомученица.
    А сотни лет народ верил, что в этих гробах лежат мощи, даже не видя их. Так уже почти 30 лет бывший советский народ верит, что на Бутовском полигоне лежат мощи. Только их «осквернять» нельзя, т.е. откапывать.
     Вы знаете, что по «святому писанию» бог иудеев, христиан и магометан Землю создал раньше Солнца? Так разве верующих эта нелепость сделала неверующими? Разве ученые-богословы библейский акт творения мира не объяснили так, что у верующих в результате этих объяснений только больше веры стало?
    С «Соловецким расстрелом» то же самое. Там «Особая тройка» была создана раньше, чем приказ о ее создании появился. Более того, «Особая тройка», созданная приказом НКВД в рамках «национальных репрессивных операций». к мифическим событиям на Соловках вообще никак не относилась. Но – богословы из «Мемориала»  никак эту нелепость даже не пытаются объяснить.
    Да что там Соловки! На Колыме понадобилось сочинить «акт сотворения мира», т.е. расстрелять узников колымских лагерей в рамках приказа № 00447, так придумали «тройку НКВД Дальстроя», которая приказом № 00447 вообще не создавалась…


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.


p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 9.

     Вообще, в тюремных письмах профессора удивляет особое внимание, которое он уделяет вопросам жратвы. В большинстве писем - про жратву, то он шарлотку выпекает, то навагу покупает и жарит, то конфет полкило купил…   Можно это списать на то, что в условиях полуголодного существования у человека еда становится главным вопросом, но это не было полуголодным существованием, как вы уже поняли, тем более, что «…По количеству очень много, не поедаю даже своего пайка- 650 г черного хлеба и подсушиваю из остатков сухари».
      Еще в доживающую своей век эпоху эпистолярного жанра, доинтернетовско-телефонную, мы тоже писали друзьям, подругам, родным и знакомым письма. Из армии, где нас на завтрак не угощали пирожками, а на обед пудингами с печенкой, в трудные 90-е годы, когда во многих семьях про жаренную навагу забыли, но ни я, ни мне никто никогда про жратву не писал. Если я и мои друзья в армии во время срочной службы получали от матерей письма: «Сынок, как вас там кормят, может денег прислать?», то отвечали стандартно: «Кормят хорошо, мама не беспокойся».
     Какой-то она другой была, эта старая интеллигенция. С упором на вопросах питания. Впрочем, здесь это не особо важно. Важно то, что профессору Вангенгейму на Соловках предложили работу по его специальности – метеорологом.
   Это вообще характерно для советской пенитенциарной системы времен Сталина, отсюда – хозяйственные управления ГУЛАГа. Та система, которую ликвидировал в 1953 году Берия, не стремилась человека, совершившего проступок, выдавить из нормальной жизни навсегда, делала всё для того, чтобы отсидевший срок не вышел на свободу, выпав из профессии и своего профессионального круга, смог включиться в нормальную жизнь. Да и отбывание срока за занятием по своей специальности – это очень много значит в психологическом плане для заключенного.
    Но с Ваненгеймом это не прокатило. Метеорологом? Ишь, чего захотели, сатрапы?! Это ведь не совсем курортная работа. Побегай в зной, стужу, дождь и метель по метеостанции, снимая показания приборов, да еще снег покидай лопатой – обычное занятие зимой метеорологов! С больной рукой, которую даже гипнозом не вылечили.
     Не очень-то, похоже, профессор метеорологией и увлекался. Но чтобы вы, на месте сотрудника оперчасти в тюрьме, решили насчет такого метеоролога. Я бы, да и любой другой: не хочешь по специальности, будешь тачку катать, гнида хитрожопая.
     Но профессор вместо того, что бы оказаться в бригаде на общих работах, стал библиотекарем. На очень тяжелой работе, как писал жене: «Последние дни приходится работать очень усиленно. Аэроплан привез газеты. Первую партию разбирал и распределял до 4 час. ночи, а следующую – в следующую же ночь до 7 1\2 ч. утра, затем подготовка к Ленинским дням – библиотечная выставка, рекомендательные каталоги, тезисы и пр., подготовка к VII съезду. Сегодня закончил работать в третьем часу ночи».
     Это вам не по метеостанции на свежем воздухе по сугробам в пургу и мороз гулять, это – настоящая каторга, в душной библиотеке глотать книжную пыль и газетки до утра раскладывать. Так вот и лишались в тюрьмах узники здоровья.
     Поэтому профессор в тюрьме числился в ударниках, получал зарплату, которую даже не мог потратить полностью, закупаясь в тюремном ларьке, деньги на личном счету у него накапливались. Да еще и премии получал за ударную работу!
   Никакие подозрения по этому поводу у вас не возникают? Вы тогда найдите какого-нибудь оперативника, работавшего в тюрьме или на зоне, расспросите, он вам всё объяснит.
     Дело в том, что в местах заключения, где оперчасть слабая или подкупленная ворами, библиотекаря назначают блатные. Через него удобно малявы передавать. Прикол в том, что даже назначенный ворами библиотекарь, в оперчасти тюрьмы значится агентом.
     Прикол еще в том, что воры – они такие идейные уголовники, что все поголовно «стучат». Это в наше время уже неизвестно только ежикам, бродящим в тумане уголовной романтики. Так вот, вор, смотрящий на зоне или в тюрьме, сам «назначает» библиотекарем агента оперчасти, чтобы поддерживать с оперативником связь, не засвечиваясь. Очень это удобно.
    Если же зона и тюрьма – красные, то там в помещении с книгами и газетами сидит просто агент оперчасти. В любом случае, при всех раскладах библиотекарь – агент оперчасти. Даже если, как в наши дни, заключенный из «новых русских», если он попал на эту блатную должность чисто за взятку. Все-равно, даже если он платит начальнику тюрьмы лично на лапу, за что его пристроили к книжкам и газетам, и не «стучит»,  в оперчасти он числится агентом.
    Почему? Да потому что первая же комиссия, проверившая оперчасть, обнаружив, что на должности библиотекаря находится лицо, не привлеченное к конфиденциальному сотрудничеству, открутит начальнику оперчасти помидоры без наркоза. Оставить должность, такую как библиотекарь, которая сама по себе предполагает широчайшие оперативные возможности, без агента на этой должности – это почти расстрельный косяк для начальника оперчасти, проверка сразу поставит вопрос о его неполном служебном соответствии.
    Еще прикол в том, что насчет «стучащего» библиотекаря знают вся тюрьма и вся зона. За исключением самых последних оленей, разумеется. Но всё-равно оперчасть получает от такого агента ценную информацию, настолько у него большие возможности «греть уши», обусловленные широчайшим кругом общения. И блатные знают о нем, даже если этот агент не ими поставлен, и не трогают. Тоже элементарно – через него удобно сливать в оперчасть дезу или просто нужную блатным информацию.
    Если у кого-то есть сомнения насчет того, что профессор Вангенгейм, стал библиотекарем потому, что был завербован оперчастью Соловецкой тюрьмы, то я этим оленям ничего объяснять не буду. Олени едят ягель и ходят стадом по полям общества «Мемориал», на которых растут мухоморы. У них глюки от этих мухоморов насчет сталинского режима.
   Вот потому профессор получал зарплату и премии, числился в ударниках – хорошо агент Вангенгейм работал. Ударно. Эти премии – залегендированные вознаграждения агенту за предоставленную оперативную информацию.
    И я не хочу ничего плохого писать насчет профессора Вангенгейма в разрезе его работы осведомителем на должности библиотекаря. Вы же знаете, что «красная зона» - это там, где оперчасть сильна и агентурой вся зона пронизана? Там царит порядок. Администрация обладает достаточно полной информацией о происходящем среди заключенных и своевременно пресекает попытки совершения правонарушений и преступлений. Где агентурные возможности оперчасти слабы – там бардак. И чем слабее оперчасть, тем больше бардака.
    Так что, тем, кто станет презирать Вангенгейма именно за его работу агентом, я могу только пожелать оказаться в тюрьме без агентов. Счастья вы там хлебнете. Только с этим счастьем недолго проживете, если вы не чемпион мира по боксу, или будете жить в петушатнике у параши. С большой долей вероятности, если вы представляете из себя образец «интеллигентного человека».
    Вопрос насчет Вангенгейма в другом: какой дурак из чекистов решил расстрелять агента в 1937 году? Да не было среди чекистов таких дураков, такие дураки есть только в «Мемориале», которые не понимают, что выложив на всеобщее обозрение письма Вангенгейма, они сами его скомпрометировали в глазах «пострадавших от репрессий», как агента НКВД.
  

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 8.

Сегодня с утра начал писать продолжение. Перепечатал кусок письма Вангенгейма: «Ты напрасно думаешь, что я затушевываю вопрос о своем питании. Я действительно сыт, и в количественном отношении ем даже слишком много. Вот пример (сегодняшний день). Утром – каши перловой пол-тарелки, пирожок с картофельной начинкой и довольно больших размеров, 2 стакана какао со сгущенным молоком. В 4 часа обед – тарелка супа и картофельный пудинг с печенкой (мясо, правда, бывает редко), 2 стакана чаю. Сейчас товарищи ушли в театр смотреть Островского «Без вины виноватые», а я готовлю ужин, на оставшемся от обеда супе варю макароны…»…
      Я прочитал это жене… Всё, сегодня пока не могу больше писать. Реакция жены на такую ужасную тюрьму выбила меня из рабочего настроя.

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 7.

 В середине июня лафа насчет общественной работы с тачкой заканчивается, голову вместе с туловищем профессора Ваненгейма переводят из лагеря в Соловецкую тюрьму, оттуда 18.06.34 года он пишет жене: «Сейчас же по приезде в Соловки был назначен на сельхозработы, работы в теплице, парниках и на огороде. 10- час. рабочий день с 6 час. утра до 4 ч. без перерыва и отдыха».
    Во-во, уже каторга начинается. 10 часов на огороде. Попить чаю некогда. Вот и началось строительство социализма. Но недолго он строился, уже 25.06.34: «Живу в камере с пятью другими. Живем мирно. Работа не трудная, так как я по здоровью признан третьей категории из четырех: 1, 2, 3 и инвалидов».
    Сгубила каторга «гордого ленинца», 14.07.34: «…На время ударных работ по озеленению я освобожден от дежурств сторожа…».
20.08.34: «30.07 был выходной день, вдвоем набрали грибов, наелись черники. Из грибов приготовили жаркое на масле, а потом кашу с рисом».
Я, лично вот здесь совсем не понял: это он в тюрьме сидел или в санатории?
  А в письме от 09 августа: «Пыталась ли ты попасть к Димитрову? Он только что пережил несправедливость. Он должен был бы чутко реагировать на мое положение».
    Тут я окончательно теряюсь. Я подозревал, что голова профессора Ваненгейма не очень умная, но после такого… Хитрожопый дурак в звании профессора! Несправедливость, которую пережил в то время Димитров – это знаменитый процесс в фашистской Германии над ним по поводу поджога рейхстага. Т.е., жена профессора должна была попасть на прием к Георгию Димитрову и ему сказать проникновенные слова: «Товарищ Димитров, вам как пережившему несправедливость со стороны фашистской диктатуры Гитлера, как никому должно быть понятно состояние человека, моего мужа Вангенгейма, страдающего от диктатуры Сталина?»
     01.09.34: «Я пока в лазарете. Руку лечу синим светом, врач не возлагает на него особых надежд, но я уверен, что поможет. Отдых и синий свет , надеюсь, восстановят всё быстро».
    Вы подумали, что чекисты сломали страдальцу руку или он, на своем посту сторожа повредил ее, отбивая народное добро у расхитителей? Как бы не так: «Сегодня получил разрешение на ежедневные души, думаю, что лечение укрепит нервы. Т.к., у меня только нервы». 1.10.34: «Я еще не знаю, на какой работе буду по выходе из лазарета. Как ни люблю я поле и воздух, но не хотел бы там работать, возраст (53 года!!! – авт.) и невралгия заставляют избегать простуды»
     Т.е., рука у него просто от нервов болела. Чекисты его за руку даже не трогали. Нет, конечно, невралгия… Вроде рука целая, а болит. Врач щупает руку, стучит молоточком – ничего понять не может:
- Где болит?
-Везде, доктор, болит.
-Больной. А вы не симулянт?
-Как вы могли подумать, доктор, такое?! Я ж профессор и старый большевик! С Лениным этой рукой здоровался!
- Ну, раз с Лениным…
  Письмо от 13 октября: «В моем состоянии перемен мало, но вчера приехал специалист-невропатолог, по впечатлению очень серьезный, он выслушал меня подробно и сказал, что сможет быстро восстановить здоровье, т.к. считает всё функциональным нарушением…».
    Я, пока дальше не прочитал текст письма, тоже подумал, что невропатолог был серьезным специалистом. Такие «функциональные нарушения» сегодня на наших демократических зонах у симулянтов от работы на свежем воздухе лечатся элементарно просто: удар дубинкой поперек спины и моментально проходят понос, золотуха, мигрень и прочие «функциональные нарушения», но в Соловецкой тюрьме особого назначения… «Продолжаю лечиться ванными, усиленным питанием, регулярным режимом».
     Привезли в лагерь еще одного невропатолога, письмо от 19 октября: «С рукой дело так: новый врач-невропатолог предполагает, что боли в руке обусловлены утомлением и от мелкой напряженной работы. Посоветовал мне абсолютный покой».
   В конце концов, с больной рукой страдальца выписали из лазарета. Так и не смогли от страданий избавить. Какой-то таинственный случай. Уже после выписки прибегли к последнему средству: «По четным числам с 12 ноября за исключением выходных дней подвергаюсь сеансам гипноза. Опытный врач лечит, но за три сеанса еще не смог привести даже в полусонное состояние. Обещает, что действие будет и без этого. Посмотрим дальше».
      «Посмотрим дальше» - сатрапы сталинские, хотели в гипнотический сон погрузить и проверить в таком состоянии, действительно ли рука болит? Накося – выкуси! Хрен вам, а не гипнотический сон! Не поддалась гипнотизеру голова профессора Ваненгейма!
    И это всё происходило в прославленной, как ад на земле, в самой страшной тюрьме Союза – Соловецкой тюрьме особого назначения. СТОН.
     Жаль, что нельзя сегодня задать вопрос Иосифу Виссарионовичу: «Товарищ Сталин, вы большой ученый, как в одной песне потом про вас пели, но так вот зверствовать над врагами народа зачем было? Может, как-нибудь по-мягче с ними нужно было, деликатнее, человечнее?».

Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.


p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 6.

      Эпистолярное наследие, предоставленное «Мемориалу» дочерью профессора Вангенгейма, весьма внушительное – 138 писем. 25 писем еще считаются недошедшими до адресата, жены профессора.
    Первое датировано 11 мая 1934 года: «…Пусть из нашей дочери выработается такой же самоотверженный работник, какими были мы с тобой. Передай ей мой энтузиазм. Ей придется ведь работать еще в более интересное время. Помни, что главное – в бодрости. Она поможет преодолеть тяжесть разлуки, а что касается дела, то и на Соловках можно строить социализм, время и силы будут использованы. Я, между прочим, продумал несколько книжек по физике для юношества с мыслью, что мы их проработаем вместе и издадим».
    Меня насторожил не сам текст письма. Дата. Профессора осудила коллегия ОГПУ 20 января 1934 года. А почему он в лагере (письмо из Белбалтлага) оказался только в мае? Или ему с января до мая была запрещена переписка? Дело в том, что приговор несудебного органа, каковым являлась коллегия ОГПУ, не предусматривает вступление в силу до окончания процедуры апелляции, он вступает в силу немедленно после вынесения решения по делу. 20 января приговор вынесен, после этому профессору в СИЗО делать было нечего, он должен был быть этапирован к месту дальнейшей отсидки, в лагерь. Три с лишним месяца везли его до Белбалтлага?
    А вот если профессор был осужден не 20 января и не коллегией ОГПУ, а судом, то такое, в смысле срока этапирования, вполне могло быть. Следствие, суд, обжалование приговора, рассмотрение жалобы вышестоящей судебной инстанцией, вступление приговора в силу – тогда да, от ареста, до прибытия в лагерь 4 месяца – реально и правдоподобно. Либо все документы, представленные нам по делу Вангенгейма – липа, либо – это не первое письмо из лагеря профессора, в первых письмах могло быть такое, что родственникам и «Мемориалу» показалось неприличным показывать публике. Хотя, и все последующие они зря обнародовали…
     Второе письмо отправлено через неделю после первого, 18 мая 1934 г.:
«Вся окружающая обстановка не угнетает. Работаю и даже начал читать лекции. Уже три раза читал на тему «Овладение стратосферой». Аудитория очень внимательно слушает, интерес к тому вопросу очень большой».
      Насчет окружающей обстановки – не думаю, что написана правда. После Москвы с Большим театром любая обстановка угнетает. Здесь нужно знать один момент, читая лагерную эпистолярщину: письма заключенные сдают в незапечатанных конвертах, они просматриваются перед отправкой в оперчасти, дабы исключить всякие нюансы. Вы же не думаете, что лагерные опера позволили бы бандитам и государственным преступникам вести с оставшимися на воле их подельниками свободную переписку и антигосударственную агитацию?  Поэтому «обстановка не угнетает», а не описания страданий. Но лекции про овладение стратосферой – это нечто запредельное. Верх чекистского садизма. Заключенные после тяжелых каторжных работ вместо сна и отдыха, должны сидеть в зале на табуретах и слушать про стратосферу. А каково самому Вангенгейму? Целый день с тачкой, а потом – подготовка и чтение лекций. Так и здоровья лишиться можно.
    Третье письмо особенно интересное, 20 мая 1934 года: «Лекции мои пока идут регулярно, уже прочитал 5 лекций. Просят еще на новую тему. Днем на работах, вечером читаю лекции.
     В тюрьме я вспоминал всю свою жизнь и обнаружил, интересное для меня – 1933 и 34г. В 1933 году исполнилось 35 лет, как я добровольно отказался от всех преимуществ класса, в котором я родился, отказался от материальной помощи отца, предпочтя студенческую голодовку, уроки и пр. Исполнилось 35 лет моей работы по метеорологии. В 1934 году исполнится 40 лет со времени первой моей работы по найму. И сознание абсолютной чистоты совести перед рабочим классом за 35 лет, а перед советской властью – за 16 с лишним лет, дает мне силы и бодрость».
     Это уже не просто голова профессора Вангенгейма! Это голова пролетария Вангенгейма! 40 лет пролетарского стажа! Я не думаю, что жена профессора была не в курсе биографии мужа. Да, в этой биографии было в юношестве участие в студенческой бузе, после чего Лешу Вангенгейма исключили из университета. Но покаялся и его восстановили в студентах, благополучно закончил университет, потом еще и институт, а во время ПМВ дослужился до полковника и был награжден за организацию газовых атак на австрийцев. Наверно, в представлении на звание полковника царский политрук в его характеристике так и написал: «Отличается чистотой совести перед рабочим классом».
    Только про таких вангенгеймов Владимир Ильич Ленин говорил, что пока звание коммуниста означало перспективу тюрьмы, ссылки и каторги, то вангенгеймы в партию не стремились, а когда победила революция и членство в партии способствовало карьерному росту – в парткомах выстроились очереди с заявлениями о приеме.
    Разумеется, эти строки в письме были не для жены. Это – для оперчасти: «Посмотрите, товарищи чекисты, какого идейного пролетария вы на общих работах гнобите!»
   Реакция от оперчасти последовала. Уже 2 июня 1934 года: «У меня жизнь идет нормально. Организую просвящен. работу».
    5 июня: «Разноображу работу. 3-го устроил бригаду добровольцев по устройству цветников перед нашими окнами…»
   Сталинский ГУЛАГ. Завышенные, неподъемные планы для заключенных. Не дал норму выработки – срезали пайку. Срезали пайку – недоедание. Ослабленный голодом зэка тем более не может норму выполнить, начинается дистрофия, потом дошедших до состояния ходящих скелетов собирают в бригады добровольцев и они устраивают цветники перед окнами их бараков. После рабочего дня с тачкой и лопатой, само собой. Так они и дохнут от изнеможения прямо на этих цветниках, как мухи.
    Продолжение письма: «Режим правильный – встаю к 8 часам, в 12 обедаю, в 6 ужинаю, потом чай, в 11-12 ложусь спать, причем в общежитии радио кричит допоздна, часто засыпаю под звуки оркестра».
     Что-то в такой режим не вписывается 12-ти часовой рабочий день с тачкой. «Эй, враги народа, бросай тачки, кирки и лопаты! 6 часов уже! Идите чайку попейте, потом снова будете социализм строить!»
     Ну и, наконец, в этом письме строки, благодаря которым нынешние «интеллектуалы» считают, что эти вангенгеймы были совершенно безвинно осуждены и хранили верность партии в лагере до самого расстрела их по приговору фантастических «троек»:
«Ты не можешь представить себе состояние человека, который выполняет свой священный коммунистический долг, но не может добиться реальных результатов. И обида, и боль, и сознание безумного бессилия. Но вера меня пока не покидает. Я еще 9 марта писал т.Сталину, что веру в Партию я не потерял и не потеряю ни при каких условиях. Уверен, что это именно так и будет. Бывают моменты упадка веры, но систематически борюсь с этим и не допущу. Эх А.М. (Горький) пел про гордого человека. Почему ему не доказать на деле, что он может бороться за честь коммуниста, оставшегося гордым ленинцем».
    Мне вот очень интересно было бы глянуть (жаль, что это невозможно) на письмо Вангенгейма Сталину. Интересно, там есть такие строки: «Товарищ Сталин, Вождь и Учитель, прости меня за хамское отношение с моей стороны к твоей просьбе насчет выступления на Всесоюзном съезде геофизиков. Я реально берега попутал»?
   Но что-то мне подсказывает, «гордый ленинец» - это нечто отличное от порядочности обычного человека. У меня, например, не хватило бы «гордости» обращаться с просьбами к человеку, которого так, как Вангенгейм Сталина, хамски послал к чертовой матери с его просьбой произносить речь на Всесоюзном съезде на русском языке.
   А насчет верности Партии. Вы можете себе представить такое письмо из заключения обычного уголовника жене:
«Здравствуй, дорогая! Узнай, как там насчет моей апелляции у адвоката. Мне нужно отмазаться от одного разбоя, за который меня посадили и будет всё чики-чики, выйду на свободу и бомбану с братанами ломбард, будешь вся в серьгах и кольцах. А насчет того, что до посадки я еще грабанул две богатые хаты, менты так и не узнали, козлы тупые»?
      Любой уголовник знает, что его письмо в оперчасти прочтут и не только УДО накроется, если он будет писать о намерении продолжить после освобождения преступную деятельность, но еще и из текста – новые обстоятельства, можно еще к старому сроку заработать новый по новой статье.
     Мы же с вами не верим в искренность уголовников, когда они пишут на свободу письма о том, что ни в чем не виноваты, их на следствии менты по почкам били и поэтому они себя оговорили. Мы же с вами, когда дело касается урок, почему то оцениваем эту «искренность» как разумные люди. А вот как только читаем в письмах «политических» о верности Партии и делу коммунизма, так у нас в мозгах происходят какие-то необъяснимые наукой химические процессы…