Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 17)

  Мне вообще очень «нравится» эта пляска на костях графомана Солженицына со стороны тех, кого наша публика считает коммунистами, левыми. Солженицын – это, бесспорно, та еще свинья, но… Чья бы корова мычала! Я пробую писать о нашей лево-коммуниздической швали, стараясь подбирать выражения помягче – ничего не получается. Не получается у меня даже в текстах скрывать к ним своё отношение. Ненависть? Нет! Омерзение. Мерзкая погань. Шваль.
    А как еще можно относиться к такому персонажу, даже если это женщина, как Е.А.Прудникова, которая, напялив на сиськи майку с портретом Сталина, рассказывает, что к 30-м годам чекисты превратились в банду кровавых садистов и начали сотнями тысяч мочить невинных граждан? Как к ней можно относиться, если она прямо утверждает о реальности массовых расстрелов, приводя в качестве доказательства массовые расстрелы в Куропатах?! Как? Про Куропаты – будет отдельно, когда речь пойдет о захоронениях, точнее, о том, как их изобретали. Пока только – даже такого географического объекта никогда в Белоруссии не существовало, название взято из перековеркованного названия гитлеровской операции по уничтожению евреев. И Прудникова тоже всячески разоблачает Солженицына! Только до такой степени подлости по отношению к Сталину и Советской власти, до какой опустили наши левые, Солженицын не доходил. Ни Исаич в «Архипелаге ГУЛАГе», ни Роберт Конквест в «Большом терроре», а книга Солженицына – прямой плагиат книги Конквеста, не решились додуматься до массовых расстрелов чекистами мирного советского населения.
  У Солженицына даже пик политического террора приходится на 35-ый год, после убийства Кирова, а не на 37-ой год. Даже Александр Исаевич не догадался приписать чекистам то, что делали немецкие зондеркоманды.
   А как обрадовались наши левые, когда в прессе начали публиковаться «научные» сведения о числе жертв репрессий от В.Земскова?! Ур-р-ря! Либеральная ложь о кровавом Сталине опровергнута ученым Земсковым! Не стопицот миллионов, как у Солженицына, а всего 800 тысяч! У-р-р-я!
   И вся левая медийно-публицистическая мерзотная шваль со страстью маньяков начала эти «научные» 800 тысяч противопоставлять сведениям от Солженицына. Подлая мерзкая полусбрендившая шваль.
   Международный фонд  Александра Яковлева в своем проекте «Альманах «Россия XX век» затеял публикацию архивных документов, посвященных отдельным преступлениям коммунистического режима, в том числе и о событиях 37-38-го годов, о «Большом терроре». Отдельной темой шла и «кулацкая» репрессивная операция по приказу НКВД №00447. Вступительную статью к ней написали два историка, видных деятеля Общества «Мемориал» Н. Петров и Н. Сидоров. Вы еще не забыли, кто входил в комиссию, которая «нашла» в архивах документы о «Большом терроре»?
   Теперь сопоставляйте: Роберт Конквест, его изобретатель – сотрудник Гуверовского института Стэнфордского университета, издания фонда Яковлева выходят под эгидой и при содействии Гуверовского института, активисты Общества «Мемориал» работают над публикациями архивных сборников, издаваемых фондом Яковлева. Ничего подозрительного не замечаете?
    Название вступительной статьи, еще раз: ««СТАЛИНСКИЙ ПЛАН ПО УНИЧТОЖЕНИЮ НАРОДА…»
        Согласитесь, что великолепно?!  И там нет никаких стопицот мильярдов Солженицына. Следа их нет.
   Там все цифры строго в рамках «научных изысканий» Земскова: «Удельный вес операции по приказу № 00447 в общем объеме массовых репрессий 1937–1938 гг. был наибольшим, по сравнению с другими проведенными тогда же операциями: «национальной», против «вредителей», арестами партийно-государственных кадров. Всего тройками с августа 1937 по ноябрь 1938 г. (включительно) было осуждено 767 397 человек, из них — 386 798 по первой категории».
    Вы осознаете, что сделали наши коммунизды, так любящие пиариться на критике Солженицына? Они признали за реальность то, что у либералов называется сталинским планом по уничтожению народа!
   Признали, даже не пикнув. Напрягитесь изо всех сил и попытайтесь найти хоть одну публикацию, хоть одно высказывание, сделанное до меня, грешного, каким-нибудь, любым представителем хоть какой-нибудь коммунистической организации, какого-нибудь левого движения с хотя бы осторожной критикой и осторожным сомнением насчет приказа НКВД № 00447. Напрягитесь в этой бесплодной попытке. ВСЕ! Абсолютно ВСЕ коммунизды с ним согласились.
  Даже насчет архивов… Сами авторы статьи признались:
«Подавляющее большинство публикуемых документов представляет собой шифротелеграммы коммунистов-руководителей территориальных партийных организаций ВКП(б), поступившие в Кремль за период с июля 1937 по август 1938 г. во исполнение директивы И.В. Сталина № 863 «Об антисоветских элементах» от 2 июля 1937 г. и двух постановлений Политбюро: об утверждении оперативного приказа НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» от 30 июля 1937 г. и об утверждении дополнительных «лимитов» на репрессии от 31 января 1938 г.
В свою очередь шифровки являлись инициативными документами для принятия членами Политбюро кратких решений — указаний к действию, которые лишь фиксировали цифры репрессируемых и персональный состав внесудебных «троек» по всем регионам СССР.
Подлинники текстов входящих шифровок с резолюциями членов Политбюро подшивались в так называемые «особые папки» протоколов Политбюро, хранившиеся в «особом секторе» Кремлевской резиденции И.В. Сталина вместе с другими важнейшими партийно-государственными секретами.
В середине 1990-х гг. все виды протоколов Политбюро, включая подлинники «особых папок», были переданы на хранение из Архива Президента Российской Федерации в Российский государственный архив социально-политической истории и за некоторым исключением рассекречены».
    Знаменитые «Особые папки». Изобретение Александра Яковлева. Какие к чертям архивы?!
    Как можно было в здравом уме, называя себя коммунистом, признать – ВОТ ЭТО ВСЁ?! Как?! Даже не задав ни одного вопроса насчет, хотя бы, странностей и чуши в тексте приказа № 00447?! Вообще без вопросов признали! Признали, даже не потребовав предъявить останки жертв массовых расстрелов, о чем я напишу в последующих главах!
   Это глупость? Нет, не думаю. Не настолько тупы и Зюганов, и все остальные наши коммунизды, чтобы не понять нелепости подчинения в «тройках» первых секретарей начальникам УНКВД. Это не глупость – это сделка. Откровенное предательство.
   Великий Мао после 20-го съезда сказал, что Хрущев клеветой на Сталина дал империализму в руки меч против коммунизма.
   Признанием факта «Большого террора» последователи Хрущева обнулили коммунистическое движение в России. Всё. Нуль. Зеро. Не может быть никакого коммунистического движения с признанием за советским коммунистическим режимом массовых бессудных расстрелов…
Buy for 100 tokens
***
...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 16)

    Как вы думаете, мог ли пригласить журналист Владимир Познер на свою авторскую программу, в качестве собеседника интеллигентного (в хорошем смысле слова) и воспитанного человека?
     Я вот думаю, что сам интеллигентный и воспитанный человек не только в рукав не сморкается, но еще и знает, что садиться за один стол для обсуждения чего-то с негодяем, да еще по приглашению негодяя (а Познер – негодяй со знаком качества) – это опуститься до уровня этого негодяя, опозорить себя. И не существует в природе негодяев, которые могут рискнуть на публике что-то обсуждать в формате беседы один на один с порядочными людьми. Порядочный человек, даже явившись на такую встречу, обязан своего визави с порога назвать мерзавцем и заявить, что позорить себя ответами на вопросы мерзавца не будет. Да и не пригласит никогда Познер себе в студию порядочного человека. Оно ему надо?
     А в 2011 году он на свою авторскую программу пригласил Геннадия Андреевича Зюганова. Геннадий Андреевич приглашение принял. И он не начал разговор с этим журналистом с того, что назвал его подлецом, они на этой программе «интеллигентно» поговорили о многом. В том числе и о сталинских репрессиях. Познер в лоб спросил лидера КПРФ, как можно относиться к партии, которая допустила эти репрессии. Зюганов ответил: на 20-м съезде КПСС партия эти репрессии осудила и преодолела.
     Я даже ушам своим сначала не поверил, пересмотрел эту передачу в записи – нет, всё точно. Так полностью расчехлиться и вывалить на всеобщее обозрение свою троцкистко-хрущевскую суть, как сделал Зюганов – это настоящий политический стриптиз.
   Но я уже цитировал его статью о Сталине, в которой Геннадий Андреевич, «опровергая ложь либералов», противопоставил этой лжи цифры о масштабах репрессий «объективного» историка В.Земскова.  Да разве согласился с данными Земскова один Зюганов? ВСЕ!!! Даже те из коммуниздов, кто Зюганова обзывают троцкистом и охранителем  - ВСЕ!  Поголовно!
    Все они показательно борются с гнилой ветрянной мельницей художественного свиста «Архипелаг ГУЛАГ», зарабатывая себе симпатии у полусбрендившей левой публики, тоскующей по СССР, по тому СССР, в котором эти ничтожества были уважаемыми членами парткомов и профкомов, одновременно…
    Да, я не тоскую по тому СССР, в котором я родился и вырос. Ужасайтесь моему откровению. Абсолютно никакой ностальгии. У вас ностальгия по тому государству есть? Тогда я вас поздравляю.  Напомнить вам фамилии верхушки троцкистского военно-фашистского заговора, планировавших реставрацию капитализма в СССР уже в 30-е годы? Напоминаю: Тухачевский, Якир, Уборевич, Гамарник… Теперь пересчитайте улицы, проспекты, памятники этим подонкам  в СССР вашей ностальгии. Вы тоскуете по стране, в которой героями считались расстрелянные за участие в военно-фашистском заговоре. Вот – государство вашей мечты.
   Одновременно с проклятиями в адрес Солженицына, наши коммунизды противопоставляя ему «правду» «объективного» историка Земскова, обвиняя либералов, на основании цифр Земскова, в антисталинской лжи, признавая за сталинские массовые репрессии именно события 37-38- годов.
     Теперь, уважаемый читатель, держись за стул двумя руками. Я сейчас тебе дам прочесть название ультралиберальной статьи, в которой ни одна цифра не противоречит мнимым изысканиям Земскова. Один в один. Пуля в пулю. Статья о приказе НКВД № 00447:
«СТАЛИНСКИЙ ПЛАН ПО УНИЧТОЖЕНИЮ НАРОДА: Подготовка и реализация приказа НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов».
     Вы, уважаемые читатели, понимаете, что сделали наши коммунизды, все скопом признав приказ № 00447 за реально существовавший?
    Кстати, вы почему так и не читаете «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына? Противно читать? А жаль, а то бы знали, что Земсков Солженицына переплюнул…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 15)

И вот теперь нам пора вернуться к сенсационному проколу украинских историков. К тому приказу, который они опубликовали:

«СОДЕРЖАНИЕ:

№ 00497. О дополнении директивы НКВД и Прокуратуры СССР от 26 декабря 1938 г.
№ 2709 и приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.
8-го мая 1939 г., гор. Москва


В дополнение к изданной НКВД СССР и прокурором Союза ССР директиве № 2709 от 26 декабря 1936 года и приказа НКВД СССР № 00116 от 4 февраля 1939 года «О порядке рассмотрения жалоб осужденных ранее действовавшими тройками при НКВД, УНКВД и УРКМ»,

ПРИКАЗЫВАЮ:

При рассмотрении жалобы того или иного осужденного бывшей тройкой, проходившего по групповому делу, одновременно разрешать вопрос о проверке дела и по отношению других лиц. В случае установления неправильности вынесенного решения в отношении всех или некоторых лиц, проходивших по данному делу, пересматривать таковые независимо от того, что от этих осужденных жалоб не поступало.
Если же в результате проверки будет установлена правильность осуждения лиц, не подавших жалоб, то при поступлении от них жалоб оставлять их без рассмотрения и сообщать об этом жалобщикам, за исключением случаев, указанных во 2-й части пункта 7 приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.

Кроме того, если при просмотре находящихся в производстве старых следственных дел, по которым арестованные, ранее проходившие по групповым делам, ввиду прекращения их следственных дел будут освобождены, то и дела на осужденных тройками по показаниям этих лип также немедленно пересматривать.

Усмотрев неправильность рассмотрения тройками следственных дел, не подпадавших под действие приказа НКВД СССР № 00447 за 1937 г., по своему характеру подлежавших рассмотрению судов, решения троек по таким делам отменять, дела доследовать и направлять по подсудности…»

      

    Над всей грандиозной чепухой о «Большом терроре»  завис и с грохотом рухнул, накрывая эту фантасмагорию, тяжелый блестящий медный таз. Приказ касался деятельности только одной тройки – НКВД/УНКВД и УРКМ, которая иногда для краткости даже в приказах ведомства, как мы видели, именовалась – тройкой НКВД. В ее составе были начальники УНКВД или республиканские наркомы НКВД, начальники УРКМ и начальники отделов НКВД. И занималась она только рассмотрением дел на уголовников, как видно любому идиоту из наличия в ее составе милиционера, милиционер к 58-ой статье и близко не подходил. И права ее были в пределах прав Особого совещания – 5 лет. И приказ № 00447 касался именно этой тройки, коль он упоминается в приказе о ее работе. Мы не знаем текста этого приказа, по всей видимости и не узнаем никогда, вряд ли он сохранился после замены его фальшивкой, но теперь мы точно знаем, что он определял категорию следственных дел, которые могли рассматривать тройки НКВД, они же тройки УНКВД/НКВД и УРКМ, они же – «милицейские» тройки, как их называли в народе. И никаких расстрелов и 10 лет без права переписки там в помине не было.
    Но для меня лично главное и самое удивительное не то, что я сам же и нашел этот смертельный для самого гнусного антикоммунистического мифа опубликованный документ. Главное и удивительное другое. Составы троек в приказе № 00447. Например, в  Западно-Сибирским крае: председатель — Миронов, члены — Эйхе, Барков.
  Миронов, председатель – начальник УНКВД, Барков – прокурор, Эйхе – первый секретарь краевого комитета ВКП (б). Как вам? Вот это и есть самое потрясающее в фальшивом приказе Ежова – составы троек. Я, реально, так и не могу осознать, как серьезные с виду люди с лицами, несущими даже некоторые отпечатки интеллекта, занимающиеся историческими изысканиями периода СССР, как политики левой ориентации, даже называющие себя коммунистами, набрались смелости и наглости признать существование «тройки НКВД» в таком составе исторической реальностью. Этот уровень наглости мое сознание воспринимать отказывается.
  Поясняю, если кто-то еще забыл о роли и месте партии в СССР. Исходя из состава «тройки НКВД», председательствующий – начальник УНКВД, утверждал решение, предлагаемое 1-м секретарем крайкома и прокурором. Т.е., в этом органе начальник НКВД был над 1-м секретарем райкома ВКП (б)! 
  И Сталин, согласовав приказ № 00447, поставил органы над партией! Сам Иосиф Виссарионович, случайно, не бегал по утрам на доклад к наркому НКВД Ежову с отчетом о мероприятиях, проводимых Политбюро в рамках борьбы с троцкистами?
   И эту лабуду с такими «тройками» вы, мои уважаемые соотечественники, приняли за реальный документ!!! Что с вашим здравым рассудком случилось?!
    Это еще не всё. Я только немного отдышусь и через пару дней покажу вам нечто вообще совершенно особенное. Даже всерьез думаю, что если то, что я опубликую, с соответствующим комментарием, станет результатом широкой огласки, всех нынешних коммуниздов, как членов КПРФ, к примеру, признавших факт «Большого террора», люди на улицах будут ловить и бить. Вы думаете, что наши либералы, как их называют, подлые негодяи, оклеветавшие Сталина? Ошибаетесь, подлее наших левых и коммуниздов ничего быть не может. Мразь самая гнусная.
Не спешите обвинять меня в излишней грубости. Потерпите. Посмотрим, какие вы сами эпитеты потом будете подбирать.
А моим товарищам по Движению нужно приготовиться к тому, что на нас выльется вся ненависть российской левацкой омерзительной помойки. Нам с вами они не простят разоблачения их настоящей сущности – антикоммунистической…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 14)

Только нужно учитывать, что УРКМ, войдя в состав НКВД, в подчинение на местах милиции начальникам НКВД/УНКВД, так и осталась обособленной структурой. Сами сотрудники милиции, по принадлежности к структуре наркомата, являлись сотрудниками НКВД, но только по принадлежности. Чекисты никогда себя с милицией не смешивали, поэтому сами чекисты даже в служебных документах именовались сотрудниками НКВД, а милиционеры – сотрудниками милиции. Это важно для понимания приказов и циркуляров по наркомату того времени.
   Важен для понимания еще следующий момент, я его покажу на примере выдержек из одного документа о работе ОГПУ, взятого из сборника ««Совершенно секретно»: Лубянка — Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.)»:
«Общее количество привлеченных органами ОГПУ за хищения обще­ственной (социалистической) собственности — государственной, кол­хозной, кооперативной с 1 июня 1932 г. по 15 марта 1933 г. составляет 127 318 человек. Из этого количества за хищения из магазинов и скла­дов товаро-проводящей сети и промышленных предприятий привлечено 55 166 человек, а за хищения из совхозов и колхозов — 72 152 человека…   Общее количество привлеченных органами ОГПУ за спекуляцию на 15 марта с.г. составляет 53 020 человек. К 15 марта из указанного количества закончено следствием и передано дел в суды на 15 297 че­ловек. Органами ОГПУ осуждено 16 110 человек. Находятся под след­ствием и содержатся под стражей за спекуляцию 21613 человек».
    Вы должны знать, что Сталин расхитителей государственной и общественной собственности прямо называл врагами народа, считал, справедливо считал, что преступления такого рода несут серьезную угрозу для Советского государства. Уголовники – враги народа? Да они же – «социально близкие», как вы, наверно, уже привыкли! А чего тогда ими ОГПУ занималось? Ведь спекуляция и хищения государственной и общественно собственности никогда не квалифицировались по статье 58 УК РСФСР. Хищения – по статье 162, спекуляция – целым рядом статей, к 58-ой не имеющими никакого отношения, например,  ст.107 «Скупка и перепродажа частными лицами в целях наживы (спекуляция) продуктов сельского хозяйства и предметов массового потребления».
    При этом, милиция находилась в оперативном подчинении ОГПУ, но чекисты не перекладывали на нее всю борьбу с уголовной преступностью, оставив себе только раздел о преступлениях против государства из УК. Уголовная преступность. Даже банальная спекуляция, если дать ей волю, угрозы для государства несет ничуть не меньшие, чем самая злобная пропаганда.
   Я намеренно даю прямо в главе некоторые приказы НКВД целиком, чтобы вы точнее поняли, что из себя представляли тройки НКВД, потерпите обильной цитирование пространных документов, следующий, взятый из того же украинского сборника, касается борьбы со спекуляцией:
«ПРИКАЗ
Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР за 1936 год
СОДЕРЖАНИЕ: № № 00246-00250. Разосланы по принадлежности № 00251. Об усилении борьбы со спекуляцией
23-го июля 1936 г., гор. Москва
ВСЕМ НАЧАЛЬНИКАМ РЕСПУБЛИКАНСКИХ, КРАЕВЫХ И ОБЛАСТНЫХ УПРАВЛЕНИЙ НКВД и НАЧАЛЬНИКАМ
УПРАВЛЕНИЙ РК МИЛИЦИИ
За последнее время, ввиду недостаточно активной работы по борьбе со спекулянтами органов НКВД, спекуляция мануфактурой, обувью и др. предметами широкого потребления приняла, особенно в городах, недопустимые размеры.
Спекулянты образуют большие очереди у магазинов и, связанные в ряде случаев с работниками прилавка, выбирают ходовые промтова­ры, реализуя их впоследствии по спекулятивным ценам на рынках.
Ввиду этого трудящееся население — рабочие и служащие лишают­ся возможности приобретать нужные им товары в государственных] торгующих организациях и вынуждены прибегать к услугам спекулянтов.
О слабости борьбы со спекуляцией свидетельствует тот факт, что из числа привлеченных органами милиции по СССР за время январь-май 1936 г. 30 582 чел. за спекуляцию арестовано всего лишь 4 955 чел.
В целях нанесения решительного удара по спекуляции и для полного искоренения спекуляции в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске —
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Немедленно переключить оперативный состав работников милиции (хозяйственные] отделения, отделения] уголовного] роз[ыска], оперативный состав гор[одских] отделений милиции, а также рыночную агентуру) на активную борьбу со спекулянтами и пресечение спекуляции.
2. Принять активные меры к выявлению и ликвидации:
а) организованных спекулянтских групп, работающих заодно с ра­ботниками товаропроводящей сети;
б) иногородних спекулянтов, использующих для переотправки в другие города закупленные для спекуляции промтовары, посылоч­ные конторы Наркомсвязи и багажные конторы жел[езной] дороги;
в) организованных спекулянтов, образующих из числа подстав­ных лиц очереди у магазинов и торговых палаток.
Всех уличенных спекулянтов указанных категорий привлекать по 107 ст. УК и обязательно подвергать аресту.
3. В соответствии с постановлением НКВТ № 938 от 20/VII с. г., запрещающим продажу промышленных товаров на рынках выше су­ществующих в местонахождении рынка государственных розничных цен общей сети, — лиц, нарушающих этот приказ, привлекать к ответ­ственности по 107 ст. УК РСФСР, если эти лица были ранее уличены в спекуляции, или когда количество продаваемых ими товаров носит явно спекулятивный характер (несколько пар обуви, несколько от­резов мануфактуры и т. п.).
В остальных случаях нарушения постановления НКВТ виновных привлекать по 105 ст. УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
4. Лиц, торгующих промышленными товарами на рынках без разовых талонов, также привлекать к уголовной ответственности по ст. 105 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
5. На лиц, предаваемых суду по ст. 105 УК, расследование дел за­канчивать в 5-дневный срок, а по групповым делам и на лиц, при­влекаемых по ст. 107 УК, — в 10-дневный срок, включая в этот срок и время, необходимое для составления и вручения обвинительного заключения.
6. Обязать наружную милицию и работников уголовного розы­ска, обслуживающих рынки, наблюдать за осуществлением приказа НКВТ, согласно которого сборщики разовых сборов на рынках, при выдаче разовых талонов на продажу промтоваров, должны требовать предъявления паспорта и записывать фамилию, имя и отчество и адрес лиц, которым выдается разовый талон на право торговли.
Списки лиц, которым выдаются разовые талоны, проверять и в случае обнаружения среди этих лиц, неоднократно выбирающих ра­зовые талоны, в целях спекуляции, арестовывать их и предавать суду по 107 ст. УК РСФСР и соответствующим ст[атьям] других союзных республик.
7. В целях быстрейшей разгрузки Москвы, Ленинграда, Кие­ва и Минска от спекулянтов, помимо передаваемых дел о спекуляции в судебные органы, рассматривать дела о спекулянтах на тройках НКВД, с высылкой уличенных спекулянтов в Казахстан сроком до 5 лет.
8. Тройкам УНКВД работать ежедневно, чтобы в месячный срок закончить как изъятие спекулянтов, так и рассмотрение дел на трой­ках и утверждение протоколов троек Особым Совещанием НКВД СССР.
Тройки УНКВД должны рассматривать дела о спекулянтах обязательно с вызовом обвиняемого на тройку и в присутствии прокурора.
9. Дела по обвинению спекулянтов должны быть документирова­ны: уликовыми данными, или актами задержаний спекулянтов с по­личным, или же актами изъятия предметов спекуляции при обысках, показаниями свидетелей, а также справками о судимостях, приводах за спекуляцию и уголовные преступления.
10. Промышленные товары, обнаруженные у лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за спекуляцию, подлежат конфискации. Поэтому эти товары должны быть изымаемы с наложением на них ареста, впредь до решения судебных органов.

В отношении же предметов, отобранных у спекулянтов, дела коих будут рассмотрены на тройках, возбуждать вопрос об их конфиска­ции перед Особым Совещанием НКВД СССР.
11. Начальникам республиканских, краевых и областных УРКМ ежедекадно, а начальникам УРКМ гор. Москвы, Ленинградской об­ласти, УССР, БССР, в отношении г[ородов] Москвы, Ленинграда, Киева и Минска каждые три дня доносить нач[альнику] ГУРКМ —
а) о количестве изъятых лиц за спекуляцию промтоварами;
б) о количестве переданных дел в суды и количестве привлечен­ных по ним лиц;
в) о количестве изъятых предметов спекуляции;
г) о количестве дел, рассмотренных тройками по г[ородам] Мо­скве, Ленинграду, Киеву, Минску.
В докладных записках о ходе борьбы со спекуляцией освещать выявленные недочеты, неполадки в торговой сети (нехватки товаров, неправильное их распределение по торгующим точкам, разрыв цен и т. п.), а также сообщать о наличии и состоянии очередей.
Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 1-го ранга Я. Агранов
ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 619. Л. 73-74 об. Типографский экземпляр».
   Вы видите, что в нем прямо написано о рассмотрении на тройках НКВД милицейских материалов о спекулянтах, видите и то, что приказ разослан не только начальникам НКВД, но и начальника УРКМ, подчиненным начальникам НКВД – это о двойственном положении милиции в наркомате тех лет.
    А теперь вернемся к тому документу, в котором говорилось о приказе №00447, внимательней глянем на его шапку:
«СОДЕРЖАНИЕ:

№ 00497. О дополнении директивы НКВД и Прокуратуры СССР от 26 декабря 1938 г. № 2709 и приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.
8-го мая 1939 г., гор. Москва».

     Опять же, в украинском сборнике находим и приказ № 00116-1939, он очень и очень интересный:
Архив:
О ГА СБУ. Ф. 9.Д. 5. Л. 156-157. Типографский экземпляр
4 февраля 1939 г.
Совершенно секретно

ПРИКАЗ
Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР
за 1939 год

СОДЕРЖАНИЕ:
№ 00116.
О порядке рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД (УНКВД).


4-го февраля 1939 г., гор. Москва

В развитие директивы Народного комиссара внутренних дел Союза ССР тов. Берия и прокурора СССР тов. Вышинского от 26 декабря 1938 года за № 2709 устанавливается следующий порядок рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД/УНКВД и УРКМ, уведомления заявителей о решениях по их жалобам и освобождения осужденных из лагерей и ссылки по отмененным решениям троек:

1. Поступающие от осужденных бывшими тройками жалобы и заявления о неправильном осуждении должны быть рассмотрены не позже, чем в двухдекадный срок со дня их получения. Рассмотрение заявления обязательно должно сопровождаться детальным ознакомлением с архивным делом осужденного и производством в необходимых случаях дополнительных следственных действий (допросы свидетелей, проверка документации преступления и т. п.).
2. Постановления об отмене решений бывших троек НКВД и УНКВД утверждаются начальниками УНКВД (НКВД) или их заместителями (по делам УРКМ — начальником УРКМ) и направляются вместе с заявлением, материалами расследования, архивными делами и справкой тюрьмы о месте направления осужденного (лагерь, тюрьма, ссылка) в 1 Специальный отдел НКВД СССР для исполнения. К архивному делу должны быть приложены учетные карточки (форма № 1), заполненные в 2 экз. на каждого осужденного.
3. Первый спецотдел НКВД на основании указанных постановлений дает задания соответствующим лагерям (в отношении ссыльных — УНКВД) об освобождении осужденных и контролирует своевременное исполнение этих заданий. Освобожденным выдаются администрацией лагеря справки по прилагаемой форме.
4. С каждым освобождаемым начальник лагеря или его заместитель или уполномоченное ими лицо обязан лично провести индивидуальную беседу.
5. НКВД республик и УНКВД краев и областей по месту жительства освобождаемых должны завести среди них соответствующую агентуру для освещения их настроения, особенно в первый период после освобождения.
6. В случаях обращений освобожденных в органы НКВД с просьбой о розыске членов семьи, в частности детей, надлежит выдавать необходимые справки об их местонахождении.
7. При отказе в просьбе осужденных о пересмотре решения также должно быть составлено мотивированное постановление, которое утверждается в порядке, указанном в пункте 2, и приобщается вместе с заявлением и материалами расследования к архивному делу. Об отказе УНКВД сообщает непосредственно администрации лагеря по месту содержания осужденного для объявления последнему.
Повторные заявления осужденных подвергаются расследованию лишь в тех случаях, если осужденные приводят в заявлениях новые факты, которые не были ими изложены в первичных заявлениях. При отсутствии таких фактов заявление с резолюцией нач. УНКВД приобщается к архивному делу, и осужденному сообщается в установленном порядке об отказе в пересмотре дела.
8. Следственные дела освобожденных из числа осужденных бывшими тройками НКВД и УНКВД хранить в архиве 1 Спецотдела НКВД СССР; следственные дела осужденных бывшими тройками УРКМ — возвращать на хранение в архивы соответствующих УРКМ.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР
комиссар государственной безопасности 3-го ранга В. Меркулов»

     Наверняка историки-трактователи, обратив внимание на пункт 8 данного документа: «Следственные дела освобожденных из числа осужденных бывшими тройками НКВД и УНКВД хранить в архиве 1 Спецотдела НКВД СССР; следственные дела осужденных бывшими тройками УРКМ — возвращать на хранение в архивы соответствующих УРКМ» - позволили себе сделать вывод о существовании двух разных троек. Тройки НКВД и тройки УРКМ. Это бесстыжая манипуляция. Само же название приказа «О порядке рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД (УНКВД)» говорит о существовании только одной тройки – НКВД (УНКВД), в преамбуле уточняется – тройка НКВД/УНКВД и УРКМ. Мы же и состав ее уже знаем: начальник Управления НКВД (или нарком республиканского НКВД), начальник УРКМ и начальник отдела НКВД, в котором велось следствие (в том числе и сотрудниками милиции, которые находились в штатах районных и городских отделов НКВД). Поэтому расширенное название тройки НКВД – тройка УНКВД\НКВД и УРКМ. Это не две тройки, как явствует из названия приказа, а одна. Было бы их две, название звучало бы «О порядке рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД (УНКВД) и УРКМ», а еще точнее - «О порядке рассмотрения жалоб осужденных бывшими тройками НКВД (УНКВД) и бывшими тройками УРКМ».
    А что тогда с 8-м пунктом? Противоречие? Да никакого! Меня поражает высочайший уровень штабной, если можно так выразиться, культуры в тогдашних органах, явно видный на примере данного приказа. Распорядительные документы, в отличие от мифического приказа № 00447, составлялись так, что никакого толкования не допускали, абсолютно никакого. И тщательно, при этом, соблюдался принцип краткости, максимальной лаконичности, ни одного лишнего слова.
    Я сейчас пункт 8 немного сокращу и вы все поймете. Он будет выглядеть, если бы его не совсем аккуратно писали в наркомате, вот так:
«8. Следственные дела НКВД и УНКВД хранить в архиве 1 Спецотдела НКВД СССР; следственные дела УРКМ — возвращать на хранение в архивы соответствующих УРКМ».
  Понятно так? Тройка-то одна, но следственные дела, поступающие на ее рассмотрение, вели как сотрудники собственно НКВД, чекисты, так и сотрудники милиции, их дела стояли на разных оперативных учетах, хранились в разных архивах. Самим чекистам и милиционерам было в приказе абсолютно всё понятно, но Меркулов же не рассчитывал на то, что его будут трактовать через 50 с лишним лет в плане существования двух разных «троек», НКВД и «милицейской», если бы рассчитывал, то налил бы в него воды, тогда пункт выглядел бы так:
«Следственные дела освобожденных из числа осужденных бывшими тройками, заведенные и находившиеся в производстве НКВД и УНКВД, хранить в архиве 1 Спецотдела НКВД СССР; следственные дела осужденных бывшими тройками, заведенные и находившиеся в производстве УРКМ — возвращать на хранение в архивы соответствующих УРКМ».
     Но тогда над Меркуловым смеялись бы получатели и исполнители приказа: зачем эта вода, если из самого названия видно, что тройка – одна, только следственные дела на нее шли из НКВД и милиции?
  Ну и 2-ой пункт этого приказа окончательно убивает отдельную «милицейскую» тройку: «Постановления об отмене решений бывших троек НКВД и УНКВД утверждаются начальниками УНКВД (НКВД) или их заместителями (по делам УРКМ — начальником УРКМ)».  Опять у нас только тройки НКВД и УНКВД. И постановления об отмене их решений утверждают начальник НКВД ИЛИ начальник УРКМ. ИЛИ – ставит окончательный крест на отдельной «милицейской» тройке.
   Ну и, наконец, второй документ, значащийся в шапке:
«Директива № 2709 наркома внутренних дел СССР Л. П. Берии и прокурора СССР А. Я. Вышинского об отмене решений бывших троек НКВД

28 декабря 1938 г.

ИЗ МОСКВЫ. № 2708 НИКОЛАЕВ, УНКВД, ВСЕМ НКВД И НАЧ. УНКВД КРАЕВ И ОБЛАСТЕЙ И НАЧАЛЬНИКАМ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ОБЛАСТЕЙ, РК МИЛИЦИИ, ПРОКУРОРАМ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК, КРАЕВ (ОБЛАСТЕЙ), ЛАГЕРЕЙ, ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ и ВОДНОГО ТРАНСПОРТА

1. Во всех случаях поступления заявлений и жалоб на решения Троек, действовавших при НКВД союзных, автономных республик и областных (краевых) Управлений НКВД и Управлений РК милиции, Начальники соответствующих УНКВД или РК милиции обязаны рассмотреть жалобы и заявления и решить вопрос о том, подлежат ли пересмотру решения по этим заявлениям и жалобам.

2. В случае признания неправильности вынесенного решения и необходимости его отмены Начальники соответствующих Союзных, автономных республик НКВД и (краевых) Управлений НКВД или Управлений РК милиции, — выносят постановления об отмене реше­ния и прекращении дела.

3. Постановления об отмене ранее принятого решения сообщается в 1-й Спецотдел НКВД СССР и заявителю.

Берия Вышинский

28.XII.1938 г.

ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 672. Л. 206. Копия. Машинописный документ».


     Всё. Отдельная «милицейская» тройка окончательно исчезла. ИЛИ.
     Что мы получили? После того, как Постановлением ЦИК было создано Особое совещание, на местах, в областях, краях и республиках были сформированы его структурные подразделения тройки НКВД (расширенное название – тройки НКВД/УНКВД и УРКМ), которые в рамках целого ряда операций рассматривали дела на разную мелкую уголовную шваль. Выявляли эту шваль и вели следственные дела как милиционеры, так и собственно сотрудники НКВД, те, кто раньше был в ОГПУ, а потом в НКГБ-МГБ. Состояла тройка НКВД из начальника Управления по области-краю (наркома НКВД Республики), начальника УРКМ области-края-республики и начальника городского, районного отдела НКВД, который представлял на ее рассмотрение следственные дела и подчиненных ему чекистов, и подчиненных ему милиционеров.
А когда начались разборки с этими тройками, пошли жалобы осужденных, то рассматривали жалобы, если они были по делам чекистов – начальник УНКВД, а если по делам милиционеров – начальник УРКМ. И никаких загадочных отдельных «милицейских» троек…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 13)

  Эта статья напрямую касается «национальных» операций. Репрессий всех «харбинцев», «поляков», «македонцев». И эта статья вполне в компетенции ОСО, там не ниже трех лет. ОСО вполне могло и 3 года, и 4, и 5 дать, рассмотрев дело по этой статье. Прикол только в том, что нарком внутренних дел и Прокурор СССР, пользуясь полномочиям, предоставленными Законом, в ОСО могли по этой статье дать только 5 лет лишения свободы, и они же, нарком и прокурор, пользуясь полномочиями, предоставленными Приказом, давали и «вышак» и 10 лет по этой же статье, но только в составе «Комиссии НКВД и Прокурора СССР». Причем… (Гусары, т.е., юристы, не ржать!) – и ОСО, и эта «Комиссия» существовали одновременно!... И до 1953 года, до ликвидации Особого совещания. После того, как НКВД был разделен на собственно НКВД и НКГБ, полномочия Особого совещания ушли из НКВД в НКГБ. Ведь после разделения наркомата в НКВД осталось УРКМ, а все начальники милиции были подчиненны в структуре НКВД чекистам, районные, областные, республиканские отделы НКВД возглавляли чекисты. К ним, уже выделенным в отдельный наркомат, ОСО и перешло. А потом, после смены названия НКГБ на МГБ – ОСО продолжало работать в МГБ.
      Разумеется, после вывода милиции в отдельный от чекистов наркомат, ОСО никогда не рассматривало дела на уголовников. Чекистам статьи Уголовного Кодекса, касающиеся общеуголовной преступности, были неподследствены. Они занимались только «политикой» и государственными преступлениями. -(здесь у меня, кстати, ошибка. Черновик, потом исправлю. Чекисты могли любое дело взять себе в производство).
   Но до 1941 года, как я уже писал, и сам нарком внутренних дел, и начальники УНКВД на местах отвечали за состояние борьбы со всей преступностью.
Поэтому «27 мая 1935 года появился приказ руководства НКВД СССР N 00192 об организации в составе территориальных управлений "троек" по рассмотрению дел "об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах". "Тройки" могли принимать решения о ссылке, высылке из СССР и заключении в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет. Приказ предписывал: "Изъятие уголовного и деклассированного элемента проводить повседневно и основательно, но без лишней торопливости, внимательно изучая все обстоятельства каждого рассматриваемого дела". (Партийные организации и органы НКВД в период массовых политических репрессий 1930-х годов :На материалах областей Верхнего Поволжья». Диссертация. .  Канд.ист.наук С.В.Кудрявцев)
        Вот мы и нашли «тройки». Только это рабочие органы Особого совещания при НКВД СССР на местах. В просторечьи их еще называли, как я писал выше, «милицейскими тройками».
    С.В.Кудрявцев дает и состав этого рабочего органа ОСО в Ярославской области:
«…начальник УНКВД А. М. Ершов, начальник УРКМ К. М. Калабухов (с апреля 1937 года — Л. Б. Грановский), прокуроры — П. И. Андреев, Ф. Л. Марчук, Д. А. Кошелев, Б. К. Юрчук, П. Д. Прокопенко и другие».
     И вот на этом моменте в диссертации Кудрявцева я особое внимание хочу заострить. Даже я, давно уже убежденный в том, что профессиональный историк – это профессиональный идиот, попался на удочку «научного» труда. Клюнул на эту «тройку» и допустил в предыдущей книге «Троцкизм» ошибку, не принципиальную, но, все же, ошибку.
   Дело в том, что прокурор никогда не входил в состав Особого совещания. Не мог он в него входить, потому что с задачами, правами и обязанностями прокуратуры это несовместимо, во-первых. Прокуратура не карательный орган, а надзорный. Да и само положение ЦИК об ОСО не включает в его состав прокурора, прокурор только участвует в заседании ОСО и надзирает за законностью применяемых им мер. В Постановлении ЦИК прямо сказано – прокурор УЧАСТВУЕТ в заседаниях ОСО. Только участвует, но в его состав не входит. Само собой, никакой областной прокурор не мог входить ни в какую «тройку», он, также, как и Прокурор СССР, только участвовал в ее заседаниях, и, в случае несогласия с решением, выносил свой протест.
  Т.е., ученый-историк Кудрявцев дал нам состав не «тройки», а «двойки», называя ее «тройкой». У нас теперь вообще «тройки» исчезли? Нет, они не исчезли, это у меня исчезли последние крупицы сомнений в умственной неполноценности профессиональных историков, из-за этих крупиц я и допустил небольшую ошибку.
  Дело в том, что «тройки НКВД» были, но немного не в таком составе. Сам приказ НКВД № 00192 я не смог найти ни в одном источнике, везде только ссылки на него и пересказы его содержания. Зато нашел другой приказ, который дает нам представление о составе «тройки НКВД». Ага, в том же украинском сборнике!
   Давайте я его дам полностью. Посмотрите там на состав «тройки НКВД»:
Приказ НКВД СССР № 00319 «О работе троек с объявлением инструкции тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах». 21 мая 1938 г.
Народным комиссарам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД, начальникам Управлений рабоче-крестьянской милиции республик, краев и областей
В ходе работы по изъятию социально-вредных и деклассированных элементов, проводимой в целях предупреждения уголовной преступности и осуждения указанных элементов на тройках, органами НКВД на местах допускаются извращения, к числу которых, в частности, относятся:
1) Осуждение колхозников, хотя и имевших в прошлом приводы и судимости, но вернувшихся к общественно-полезной работе, имеющих большое число трудодней, преступной деятельностью не занимающихся и не связанных с уголовно-преступной средой. Такие факты отмечены по Горьковской обл., где они являлись результатом работы арестованных врагов народа; в некоторых районах той же Горьковской обл. имели место факты фабрикации приводов и искусственное увеличение привлекаемых лиц; составление заключительных постановлений, не соответствующих материалам дела и т.п. Виновные мною строго наказаны.
2) Рассмотрение дел, не подсудных тройкам; в Татарии и других областях тройки выносили решения по делам о грабежах, почему, в результате ограниченных прав троек, грабитель осуждался на меньшие, чем он заслуживал, сроки наказания.
3) Осуждение очевидных воров и уголовников как простых нарушителей паспортного режима и вынесение решений в отношении таких категорий только о выезде из режимных пунктов. Такая практика отмечена в Грузии и Азербайджане, по Тбилиси, Батуми и Баку. Эти решения троек в Грузии и Азербайджане определяли и всю линию работы милиции, которая вместо ареста воров отбирала у них по 5—6 подписок о выезде из режимного пункта, что приводило к полной безнаказанности уголовников.
4) Применение условного осуждения или осуждения к принудработам.
5) Вынесение решений по делам о несовершеннолетних преступниках, не достигших 16-летнего возраста, и осуждение в лагеря вместо направления их в закрытые трудколонии НКВД в установленном порядке (Горьковская обл., БССР и др.). В то же время не вскрываются взрослые организаторы преступности, виновные в разложении несовершеннолетних, содержатели притонов подростков, где эти подростки вовлекаются в преступления. Имеются и другого порядка нарушения, когда дела на взрослых воров-рецидивистов, арестованных за конкретные преступления, вместо рассмотрения их на тройках передаются в суды.
Отмечаю, что в практике работы милиции все еще имеют место факты, когда в отношении хулиганов-рецидивистов допускается в виде наказания только штраф, не считаясь с тем, что злостные хулиганы представляют из себя кадры, перерастающие в грабителей. Все указанные извращения и нарушения влекут за собой — с одной стороны, грубое нарушение революционной законности и, с другой, — ослабление удара по уголовным элементам.
Приказываю:
1) Приказ № 00192-35 г.46 и объявленную этим приказом инструкцию тройкам НКВД отменить.
2) Ввести в действие объявленную при этом новую инструкцию по работе троек НКВД.
3) Изъятие уголовно-деклассированного элемента производить повседневно, не допуская производства массовых операций или кампанейства. На тройках внимательно изучать все обстоятельства каждого рассматриваемого дела.
4) При вынесении своих решений тройкам НКВД руководствоваться правами, предусмотренными положением об Особом совещании при НКВД, и выносить следующие административные решения:
а) о заключении в лагеря НКВД на срок до 5 лет,
б) о высылке из крупных промышленных городов в нережимные местности в пределах республики, края, области на срок до 5 лет.
Примечание:
а) осужденных на сроки ниже 3 лет направлять в местные исправительно-трудовые колонии; б) ссылку по решениям троек производить только в определенные места в пределах нережимной местности своей области, края, республики.
5) Строго следить за тем, чтобы решения троек по каждому конкретному делу действительно соответствовали бы степени общественной опасности рассматриваемого лица; не выносить решений на срок свыше 2 лет заключения за простое первичное нарушение обязательств о выезде из режимной местности, ограничиваться высылкой этих лиц на срок 1—3 года, в тоже время деклассированного вора заключать в лагеря.
6) Точно выполнять прилагаемую инструкцию. Следить за тем, чтобы протоколы троек велись в соответствии с § 5 инструкции, содержали все установочные данные на рассматриваемых лиц, имели подписи членов тройки и прокурора и своевременно направлялись начальнику Главного управления рабоче-крестьянской милиции для представления на Особое совещание.
Ссылки на статьи Уголовного кодекса при предъявлении обвинения в заключительных постановлениях, а также в протоколах троек не делать; указывать, что арестованный обвиняется и осуждается как СВЭ в порядке настоящего приказа.
Не допускать нарушения 15-дневного срока ведения следствия и рассмотрения дел на тройках.
7) По решениям троек о делах, по которым имеется протест прокурора, составлять отдельные протоколы с изложением мотивов обеих сторон и направлять эти протоколы, вместе с делами, через начальника ГУРКМ НКВД на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР.
8) Не рассматривать на тройках дела на лиц, бежавших из лагерей и тюрем или уклонившихся от отбытия наказания, у которых сроки действующих приговоров превышают права троек; направлять таких лиц в лагеря для отбытия срока или нового осуждения их лагерными судами.
За наркома внутренних дел СССР комиссар госбезопасности М. Фриновский
Приложение
Инструкция тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах
§1
Для предварительного рассмотрения дел об уголовных и деклассированных элементах, а также о лицах, злостно нарушающих паспортный режим, в союзных республиках (за исключением Украины и Казахстана), в автономных республиках, краях и областях, входящих в состав РСФСР, а также в областях Украинской и Казахской ССР организуются тройки в составе: народного комиссара союзной, автономной республики или его заместителя (начальника УНКВД или его заместителя), членов: начальника Управления милиции и начальника соответствующего отдела, чье дело разбирается на тройке. Участие прокурора в заседании тройки обязательно.
§2
Рассмотрению троек подлежат дела:
а) о лицах, имеющих судимости или приводы за уголовные преступления и не порвавших связи с уголовно-преступной средой;
б) о лицах, хотя не имеющих судимостей и приводов, но не занятых общественно-полезным трудом, не имеющих определенного местожительства и связанных с уголовно-преступной средой, в том числе о всех притоносодержателях и скупщиках краденого;
в) о ворах-рецидивистах, уличенных в конкретных преступлениях, хотя и имеющих определенное местожительство и прикрывающихся работой на предприятиях, заводах, в учреждениях;
г) о хулиганах-рецидивистах, приговаривавшихся ранее судами за хулиганство не менее двух раз к тюремному заключению или к принудработам на срок от 1 года и более, в случае совершения ими хулиганства, вызывающего необходимость привлечения их снова в уголовном порядке;
д) о нищих-профессионалах;
е) о злостных нарушителях паспортного режима, а именно: о лицах, отказавшихся добровольно выехать из местности, проживание в которой им запрещено в связи с невыдачей паспорта или непропиской, и нарушивших данную ими подписку о выезде в указанный милицией срок, а также о лицах, самовольно возвратившихся в местность, в которой им было запрещено проживание.
§3
При рассмотрении дел о нарушителях паспортного режима тройки обязаны проверить правильность и основательность лишения гражданина права проживания в данной режимной местности и целесообразность такого решения, в соответствии с чем органы милиции обязаны обеспечить наличие в деле следующих данных:
а) когда, кем и на каких основаниях нарушителю запрещено проживать в данной режимной местности;
б) кем и когда отобрана у привлеченного подписка о выезде из режимной зоны и объяснения привлеченного о причинах невыезда. Подписка привлеченного о выезде из режимной зоны должна обязательно прилагаться к делу.
§4
При направлении на рассмотрение тройки дел о лицах, указанных в § 2 настоящей инструкции, органы милиции обязаны представить следующие материалы:
а) постановление о задержании с указанием причины задержания;
б) справку о судимости или о приводах;
в) следственные материалы, т.е. протоколы допроса привлеченных, свидетелей и вещественные доказательства, если таковые имеются;
г) в необходимых случаях — справки о состоянии здоровья;
д) краткое заключительное постановление.
§5
Рассмотрение каждого дела тройкой производится с обязательным вызовом на заседание тройки привлеченного. Если арестованный содержится вне краевого, областного центра, то перед отправкой дела на рассмотрение тройки арестованный допрашивается начальником горотдела милиции совместно с прокурором, причем этот совместный допрос обязательно протоколируется, протокол приобщается к делу, а арестованный на тройку не вызывается.
По рассмотренным на тройках делам ведется протокол, в котором указываются все собранные на рассматриваемое лицо материалы, краткое его объяснение, когда и за что задержан, где содержится под стражей и все новые данные, выявленные в процессе рассмотрения дела на заседании тройки. В резолютивной части протокола указывается, кому какая административная мера предлагается и с какого числа считается начало ее срока.
§6
Тройка обязана рассмотреть представленные ей дела не позже 15 дней после возникновения дела (арест, привод и т.п.)
§7
Решение тройки при отсутствии возражений прокурора приводится в исполнение немедленно, а протокол направляется на утверждение Особого совещания НКВД.
При наличии разногласий приведение в исполнение решения тройки приостанавливается, и дело переносится на рассмотрение Особого совещания НКВД.
§8
Изъятие уголовного и деклассированного элемента и нарушителей паспортного режима должно производиться повседневно, а не в порядке кампанейства или путем массовых операций. При рассмотрении дел тройки должны тщательно и внимательно изучать все обстоятельства каждого дела и в точности руководствоваться инструкцией ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 8 мая 1933 г.47
За народного комиссара внутренних дел ССР комкор М. Фриновский
Прокурор Союза ССР А. Вышинский»

     Теперь понятен состав «тройки»: начальник областного (краевого) Управления НКВД\ начальник республиканского НКВД, начальник УРКМ (области, края, республики) и начальник соответствующего отдела. А какого отдела? Да НКВД же! Районного, городского. Милиция с 1934 года входила в состав НКВД. Милиция была в составе районных и городских отделов НКВД.
    Всё абсолютно логично и понятно. В районных, поселковых, городских отделах НКВД чекисты и милиционеры выявляют разную шваль, оформляют на них дела, эти дела их начальник, именно начальник районного или городского отдела НКВД кладет себе в портфель, садится на бричку и едет в область докладывать своему начальству.  Заметьте, что начальниками начальника (тафтология! Возмущайтесь!) районного отдела НКВД был на областном уровне не только начальник УНКВД области, но и начальник УРКМ области, главный областной милиционер. Понимаете? Начальнику районного отдела НКВД были подчинены не только чекисты района, но и милиционеры района. И он отвечал перед начальником УРКМ области за работу милиционеров района…
  
          

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 12)

    Но сначала разберемся до конца и с самим НКВД, и с такой его структурой, как Особое совещание. Начнем с Постановления ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. «Об образовании общесоюзного Народного Комиссариата Внутренних дел»:
«Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР постановляет:
1. Образовать общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел со включением в его состав Объединенного государственного политического управления (ОГПУ).
2. На Народный комиссариат внутренних дел возложить:
а) обеспечение революционного порядка и государственной безопасности;
б) охрану общественной (социалистической) собственности…
3. В составе Народного комиссариата внутренних дел образовать следующее управления:
а) Главное управление государственной безопасности;
б) Главное управление рабоче-крестьянской милиции…»
     Как мы видим из этого Постановления, на НКВД СССР борьба со всеми проявлениями преступности, как общеуголовного характера, так и «политического», была возложена целиком и полностью. Для этого в единый наркомат были сведены и органы госбезопасности, и органы милиции. А дальше в Постановлении два очень интересных пункта:
«6. Народному комиссариату внутренних дел Союза ССР и его местным органам дела по расследуемым ими преступлениям по окончании следствия направлять в судебные органы по подсудности в установленном законом порядке.
7. Дела по управлению государственной безопасности Народного комиссариата внутренних дел направлять в Верховную суд Союза ССР, дела же о таких преступлениях, как измена родине, шпионаж и подобные им, передавать в Военную коллегию Верховного суда Союза ССР или в военные трибуналы по подсудности».
    
         Как мы видим, все следственные дела, за исключением тех, которые расследовались органами госбезопасности, с 1934 года уходили по подсудности в суды районные, областные, республиканские. Т.е., 58-я статья, та статья, которой занимались только органы госбезопасности, этим Постановлением была выведена из подсудности всех судов, кроме Верховного суда, его Военной коллегии и военных трибуналов. Да-да, вся 58-я! Никакой областной суд и никакая его коллегия к рассмотрению дела по 58-ой статье не принимали. Пусть даже обвиняемый будет колхозным сторожем в глухой деревне – в Верховный суд. Это – о масштабах политических репрессий красноречиво говорит. Особенно в свете того, что современные «патриоты СССР» стали придумывать, что чекисты специально натягивали сову на глобус, т.е. на обычную уголовку 58-ю статью. Да-да, чтобы дело потом в Верховный суд направить – в высшую инстанцию сразу.
      И пункт 8-ой Постановления:
«При народном комиссаре внутренних дел Союза ССР организовать Особое совещание, которому на основе Положения о нем, предоставить право применять в административном порядке высылку, ссылку, заключение в исправительно-трудовые лагери на срок до пяти лет и высылку за пределы Союза ССР».
    НКВД отвечал за борьбу как с уголовной, так и с политической преступностью, поэтому ОСО имело право применения административных мер в виде до 5- лет высылки, ссылки, заключения и к тем, и к другим. Разумеется, если речь не шла о преступлениях, минимальное наказание за совершение которых превышало 5 лет.
Например, в УК РСФСР 1926 года была такая статья:
«58_1а. Измена родине, т.е. действия, совершенные гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу караются -
   
     высшей мерой уголовного наказания - расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах - лишением свободы на срок десять лет с конфискацией всего имущества».

     Видите, что при любых смягчающих обстоятельствах дело по этой статье в ОСО направить нельзя. Там минимальное наказание 10 лет лишения свободы, оно превышает полномочия ОСО.
  И Особое совещание было введено также Постановлением от 5 ноября 1934 г. высшего законодательного органа страны – ЦИК:
«В развитие ст. 8 Постановления Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР от 10 июля 1934 г. «Об образовании общесоюзного Народного Комиссариата Внутренних Дел» Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляют:
1. Предоставить Народному Комиссариату Внутренних Дел Союза ССР право применять к лицам, признаваемым общественно-опасными:
а) ссылку на срок до 5 лет под гласный надзор в местности, список которых устанавливается Народным Комиссариатом Внутренних Дел Союза ССР;
б) высылку на срок до 5 лет под гласный надзор с запрещением проживания в столицах, крупных городах и промышленных центрах Союза ССР;
в) заключение в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет;
г) высылку за пределы Союза ССР иностранных подданных, являющихся общественно-опасными».
      На пункт «б» я обращу особое внимание, как мы видим, что даже для того, чтобы получить НКВД право выслать за «101-ый километр» проститутку, пристававшую к иностранцам у гостиницы «Метрополь» под гласный надзор, а это обязательство приходить по положенным дням в райотдел милиции и там отмечаться, не более того, понадобилось целое Постановление ЦИК. Законодательный акт.
    Наконец, Постановлением определен и состав ОСО, он очень и очень интересен:
«2. Для применения мер, указанных в ст. 1, при Народном Комиссаре Внутренних Дел Союза ССР под его председательством учреждается Особое Совещание в составе:
а) Заместителей Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР;
б) Уполномоченного Народного Комиссариата Внутренних Дел Союза ССР по РСФСР;
в) Начальника Главного Управления Рабоче-Крестьянской Милиции;
г) Народного комиссара внутренних дел союзной республики, на территории которой возникло дело.
3. В заседаниях Особого Совещания обязательно участвует Прокурор Союза ССР или его заместитель, который в случае несогласия как с самим решением Особого Совещания, так и с направлением дела на рассмотрение Особого Совещания, имеет право протеста в Президиум Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР.
В этих случаях исполнение решения Особого Совещания приостанавливается впредь до постановления по данному вопросу Президиума Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР».
   Во-первых, у этого совещания есть Председатель, который является прямым и непосредственным начальником всех, кто входит в Совещание. Нарком НКВД. Совещание именно при наркоме. Т.е., решение по результатам рассмотрения дел на совещании выносится не по результату подсчета голосов «за» и «против», а решением председателя и он подписывает документ с решением. Подписи других членов Совещания на решении совершенно неуместны. Все другие – подчиненные наркома, а не члены какой-нибудь инвентаризационной комиссии.
   Во-вторых, на решении ОСО есть еще одна подпись – лица, согласующего это решение, как мы видим из пункта 3 Постановления. Его участие обязательно и подпись о согласовании с решением либо с его несогласием- обязательна. Т.е., на всех приговорах ОСО стоят две подписи: Председателя ОСО, наркома внутренних дел, и прокурора СССР. Лица, вынесшего решение, и лица, его согласовавшего. И – 5 лет, не более. Максимум данных Законом прав.
   Это мы с вами нашли загадочную «комиссию наркома внутренних дел и Прокурора СССР», которая в 38-м году рассмотрела сто с лишним тысяч дел «Особых троек НКВД» и приговорила к ВМН сто с лишним тысяч человек в рамках «национальных» операций. Якобы, конечно. В ОСО, по Постановлению ЦИК,  эта «Комиссия» имела право – до 5 лет, в рамках «оперативных приказов» Ежова – к расстрелу.
    Для наглядности: «ст.58-4. Оказание каким бы то ни было способом помощи той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправия коммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе, стремится к ее свержению, а равно находящимся под влиянием или непосредственно организованным этой буржуазией общественным группам и организациям, в осуществлении враждебной против Союза ССР деятельности влечет за собой -
   
     лишение свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты - расстрела или объявления врагом трудящихся, с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда, с конфискацией имущества».

     Эта статья напрямую касается «национальных» операций. Репрессий всех «харбинцев», «поляков», «македонцев». И эта статья вполне в компетенции ОСО, там не ниже трех лет. ОСО вполне могло и 3 года, и 4, и 5 дать, рассмотрев дело по этой статье. Прикол только в том, что нарком внутренних дел и Прокурор СССР, пользуясь полномочиям, предоставленными Законом, в ОСО могли по этой статье дать только 5 лет лишения свободы, и они же, нарком и прокурор, пользуясь полномочиями, предоставленными Приказом, давали и «вышак» и 10 лет по этой же статье, но только в составе «Комиссии НКВД и Прокурора СССР». Причем… (Гусары, т.е., юристы, не ржать!) – и ОСО, и эта «Комиссия» существовали одновременно!...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 11)

  Но вам же так качественно забили баки этими «тройками», что вряд ли что поняли из текста приказа, подписанного Меркуловым. Так ведь? Не поняли этого из «правозащитники» из Украины, которые включили его в сборник. На своем непонимании и погорели…
    Случилась с украинскими историками, которые нашли в архиве сенсационно-убойный для «Большого террора» документ и, не понимая смысла этого документа, его опубликовали, простейшая вещь, касаемая не только украинцев, но и российских историков: они столько лет людям парили мозги страшным НКВД, что и сами себе мозги ошпарили. Благодаря их усилиям публика сотрудников НКВД привыкла осознавать только как чекистов, для нее нквдэшник – это чекист, гпушник, только с новым названием. Так-то это так, только не совсем.
   Народный комиссариат внутренних дел еще пока РСФСР был образован 26 октября 1917 года до создания ВЧК. И до 1934 года чекисты никакого отношения к НКВД не имели. Сотрудниками НКВД были… милиционеры, в состав народного комиссариата внутренних дел входило Управление Рабоче-Крестьянской милиции. Причем, в 1923 году ВЧК был преобразован в ОГПУ СССР, в структуру союзную, а НКВД так и оставался республиканской, и в РСФСР, и в других Республиках СССР.  Милиция тоже находилась в составе НКВД Республик и, пока, только в оперативном управлении ОГПУ. До 1934 года милиционеры были сотрудниками НКВД, а вот чекисты – сотрудниками ОГПУ. Точнее, до 1930 года. В 1930-м м году УРКМ вошло в качестве управления в ОГПУ. Но до 1934 года чекисты никакого отношения к НКВД не имели.
   Только в 1934 году был создан союзный Наркомат Внутренних дел. Вот уже в НКВД СССР вошли и чекисты. НКВД СССР объединил в своем составе чекистов и милиционеров в виде двух управлений – Главного Управления Государственной Безопасности (ГУГБ) и Управления Рабоче-крестьянской милиции (УРКМ). Теперь и чекисты (гэбэшники) и милиционеры стали все нквдэшниками. Поэтому, когда нам говорят о сотрудниках НКВД только как чекистах-гэбэшниках – это в корне неверно.
  А в феврале 1941 года из НКВД вывели ГУГБ в отдельную структуру в виде Народного Комиссариата Государственной Безопасности (НКГБ). Пока еще временно, до июля 1941 года. А в 1943 году – окончательно. Теперь нквдэшниками остались только милиционеры.
   Но в нашем сознании закрепилось, что сотрудник НКВД – это только чекист-гэбешник. Так ведь? Историки нам так долго это внушали, что, в конце концов, как при самогипнозе, внушили и себе самим. Это привело к тому, что они в распорядительных документах Наркомата Внутренних дел о деятельности всего НКВД, стали видеть указания, приказы и распоряжения, касающиеся … только чекистов-гэбешников. Милиционеры у них выпали.
  Сначала это было даже очень удобно для фальсификаторов «Большого террора», можно было все распорядительные документы НКВД о борьбе с преступностью относить в трактовках только к 58-ой статье, умалчивая, что она была в компетенции только лишь ГУГБ НКВД. Т.е., если мы с вами видим какой-нибудь распорядительный документ и самого народного комиссариата, и Советского правительства, в котором говорится о задачах и вопросах борьбы с преступностью всего НКВД, то мы должны понимать, что НКВД – это госбезопасность и милиция вместе, значит, этот документ касается не только «политических», но и обычной уголовной преступности.
   Более того, УРКМ еще при существовании ОГПУ находилось в его оперативном подчинении, а с образованием НКВД СССР, с формированием структур нового наркомата, управления НКВД, которые включали в себя органы госбезопасности и милицию, на местах возглавили бывшие сотрудники ОГПУ, чекисты- гебэшники, и, в дальнейшем кадры начальников НКВД на местах комплектовались из сотрудников госбезопасности. Это было правильно, исходя из приоритетности задач структур НКВД. Но, при этом, на начальников НКВД, как и на самого народного комиссара внутренних дел СССР, легла обязанность и ответственность за борьбу с обычной уголовной преступностью. Т.е., все распорядительные документы наркомата, относящиеся к борьбе с уголовной преступностью и охране общественного порядка, исходили за подписью самого наркома СССР и начальников НКВД на местах. Т.е., если мы, к примеру, читаем какой-нибудь приказ того же Берии о том, что сотрудники НКВД привыкли к упрощенному порядку ведения следствия, забросили агентурную работу, то почему мы этот  приказ относим на счет сотрудников госбезопасности (ГУГБ НКВД), а не на счет милиционеров (УРКМ НКВД)? Понимаете, что случилось в результате отождествления сотрудника НКВД с сотрудником госбезопасности, точнее, в результате умолчания, что и милиционеры были сотрудниками НКВД? Да из НКВД ушла в неизвестном направлении и где-то пропала задача борьбы с уголовной преступностью, в все распорядительные документы НКВД, подписанные наркомом, его заместителями и начальниками НКВД на местах, касающиеся вопросов борьбы с преступностью, стали относить только к 58-ой статье.
  Вот как выше приведенный сенсационный (это я вполне серьезно – сенсационный!) приказ, подписанный Меркуловым, в котором упомянут печально знаменитый приказ Ежова № 00447 от 1937 года. Но приказ Меркулова не касался абсолютно 58-ой статьи, он касался только уголовников, как и приказ № 00447, естественно. Это абсолютно ясно, исходя из упоминания в нем УРКМ. Точнее, из упоминания в нем очень интересной «тройки». Чтобы предупредить сомнения скептиков, я воспользуюсь в качестве аргумента даже диссертацией одного историка…