Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

 Я-то данное профессору слово сдержал, даже друзьям ничего не рассказал. Но, вероятно, сам профессор на кафедре мог обмолвиться, что вот есть такой студент и за ним надо приглядывать… Да не важно уже это. И критичного ничего не было. Кому я особенно был нужен?
     Самому Борису Николаевичу влепили 15 лет. Сняли ректора института известнейшего профессора-офтальмолога Тихомирова. Вместо него назначили заведующего кафедрой патологической анатомии профессора Ю.В.Каминского. Каминский и руководил институтом до 2007 года.
   Избрание Генсеком Андропова в студенческих кругах обсуждалось. У нас была надежда, что главный чекист обладает всей информацией о царившем в стране бардаке и наведет порядок. Но когда начали бороться с нарушениями трудовой дисциплины не на предприятиях, а в кинотеатрах, выискивая там прогульщиков, стало всё понятно. Короче, в бардаке виновато не руководство страны, а – быдло, которым руководство считало народ.
   Я с трудом купил два билета на кинофестивальные фильмы, привезенные во Владивосток для показа. Сеанс как раз был во время свободной пары между лекциями. Сидим с подругой в кинотеатре, смотрим кино. Зажигается свет, сеанс прекращается, всем – на выход. Рейд по выявлению прогульщиков.
-Почему в рабочее время в кино сидишь?
-У меня отгул.
-У меня суточный график.
- У меня отпуск.
-У меня перерыв между лекциями.
-Я вообще не работаю. Только оформляюсь на работу…
   Всех проверили. Никого не поймали – это же надо обзванивать все предприятия, уточнять и проверять, а в зале – человек 200, недели не хватило бы. Опять все зашли в зал продолжать кино смотреть, а мы с подругой пошли в институт – пока проверка шла, истекло время перерыва между лекциями. И сеансы еще сдвинуты оказались – «счастье» для тех, кто пришел на следующий.
     Потом Андропов озвучил свою инициативу о переходе работы предприятий на две и три смены. Оказалось, что много заводов работало в одну смену. Оборудование простаивало по 16 часов. Только выяснилось, что людей нет для двух и трех сменной работы. Чем думали, когда эти заводы строили? Думали, конечно. Их специально и строили. Называется это - неэффективные капиталовложения. Способ банкротства.
    В общем, через три-четыре месяца про Андропова в народе уже никто и не думал, не надеялись на него. В это время обострились еще отношения с США, корейский «Боинг»…
  Нет, мы поддерживали международную политику КПСС. Случись война – никто бы из нас косить не стал. В массе своей мы, советские студенты, антисоветчиками не были. Напротив. Несмотря ни на что, мы учились, работали, планировали свою жизнь так, чтобы обществу пользу приносить. Мои друзья и знакомые студентами честно и добросовестно работали, всю жизнь потом честно трудились и трудятся. Маленькая зарплата? Подрабатывали, как могли, крутились… 
    Антисоветчиками и антикоммунистами оказались те, кто хитрожопо планировал строить свою карьеру именно на партии и коммунистической фразе – весь наш институтский комсомольский актив. Все до одного. Я не знаю ни одного комсомольского активиста, с которыми я учился, который не стал бы антикоммунистом и антисоветчиком.
   Самое же смешное, те их них, которые Перестройку закончили, как антисоветчики, а потом не смогли занять свои ниши в капиталистической реальности, теперь –  архипатриоты  брежневского СССР!  Так успешно перекрашиваться даже хамелеоны не умеют.
  
Buy for 100 tokens
***
...

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Позвонил однокурссник, который тогда был на Конференции. Кое-что уточнил. Сейчас подправлю.


  А вообще – студенческие годы, несмотря на всё, лучшие годы жизни. Да и нынешние студенты живут не так, как себе представляют те, кто не может заснуть без молитвы с проклятиями в адрес Путина. Путин-Путиным, капитализм-капитализмом, но молодость  - она и есть молодость. Только я ведь пишу не о том, как мы в юности весело время проводили.

  Первым экзаменом весенней сессии после третьего курса мы сдавали предмет «Пропедевтика внутренних болезней». Один из моих самых любимых предметов. Вообще, для врача главные предметы – нормальная физиология, патологическая физиология и пропедевтика. Не зная их, врач получает не диплом лекаря, а удостоверение убийцы. И там зубрить наизусть бесполезно. Нужно понимать и представлять.
   Я сдавал первым в группе, взял билет и, не глядя в него, вызвался отвечать без подготовки. Пижон. И завалил экзамен. Вышел из аудитории в полном недоумении.
Билет знал, на вопросы ответил. Более того, сдавал своему преподавателю, у которой был любимцем.  Но она после ответа, не задав ни одного дополнительного вопроса, сказала, что я предмет не знаю и поставила в ведомость «неуд.».
  На следующий день внаглую пошел сдавать с другим потоком, у которого моя преподавательница не принимала, попал на зав.кафедрой, который меня не знал, уговорил принять экзамен и сдал его на «отл.».
Так и не понял этого прикола. И большая часть экзаменов этой сессии у меня прошли с пересдачами. Пока не встретил  в общаге доцента с кафедры госпитальной хирургии по кличке Бегемот, который меня выручил еще на вступительных экзаменах. Бегемот тогда ухаживал за одной из моих знакомых девчонок, которая жила на нашем этаже, в ее комнате я на Бегемота и наткнулся.  Оказалось, что меня гнобят из-за знакомства с профессором Борисом Николаевичем Стрельниковым.
А это я попал под раздачу в «андроповском потоке». Уже и Андропова в живых не было, но меня зацепило. Сейчас это вспоминается так, что даже сам не веришь в такое.
Еще на первом курсе, половина вчерашних абитуриентов рванули становиться будущими знаменитыми учеными в разные научные кружки. В мед же поступали одни из лучших выпускников школ, было много очень талантливых ребят и на первом курсе их еще не сравняло косой бесперспективности бытия. Все были настроены проявить свои таланты.
  Я с двумя приятелями-одногруппниками пошел на кафедру с громким названием «Оперативная хирургия». Наш кружок из трех вчерашних школьников вел м.н.с., который решил, что сразу нужно браться за «Шекспира».
Мы начали заниматься острой проблемой в травматологии – сухожильными швами.
Разрезали кошкам и собакам сухожилия, потом их сшивали разными швами, гипсовали конечности, после заживления животных  усыпляли, сухожилия вырезали, делали гистограммы и сравнивали клинические результаты с применением разных сухожильных швов. А сшивать мелкие сухожилия далеко не проще, чем сосуды. Но первокурсники ничего не боятся!
  И я придумал модификацию сухожильного шва Ланге. Так, как я и придумал, то на студенческой научной конференции я от нашей группы и докладывал результаты клинических испытаний этой модификации. На кошках и собаках получилось хорошо, шов лучше заживал, давал лучшие показатели по подвижности суставов, на гистограммах это было отчетливо видно.
Наш доклад на конференции занял второе место. Только потому второе, что мы были первокурсниками. Мы же и с шестым курсом соревновались. Нам вообще хотели отдать место за пределами «пьедестала почета», но вмешался член жюри профессор Шапкин, зав.кафедрой факультетской хирургии, заявивший прямо в зал, что оценивать работы кружковцев нужно не по тому, на каком курсе они учатся. А еще один член жюри, зав.кафедрой госпитальной хирургии профессор Стрельников предлагал первое место нам, но пришли к компромиссу – второе…

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

   Распределение. Есть такие забавные существа – эльфы. Вроде на людей похожи. Только уши у них, как в кино по Толкиену, длинные, ослиные. И такие они забавные, безобидные. Стрихнином их травить надо, этих безобидных. И чем раньше, тем лучше, чтобы размножаться не успевали.
     Сегодня эти эльфы поют своими ангельскими голосками песенки про то, как хорошо, что в СССР было гарантированное трудоустройство для выпускников ВУЗов с распределением. А кто не хотел ехать работать по распределению, тот – сволочь и враг государства, потому что государство его бесплатно выучило, а он долг возвращать не желал.
        Орлы с эльфийских гор – птицы тупые. Они думают, что государство средства на обучение студентов брало из тумбочки, которая стояла в коридоре Совета министров. А клал туда деньги – главный министр. А брал главный министр деньги из … тумбочки.
    Птицам бесполезно объяснять, что учеба студентов была с лихвой оплачена трудом их родителей, да так, что еще и на стройки в египтах хватало. Народное государство само должно своему народу. Если оно народное. И тогда народ его будет защищать и беречь. А если речь идет о долге народа перед государством, то тут нужно очень хорошо задуматься, что у вас за власть такая образовалась. Да сегодня наши политики уже вам прямо говорят – вы должны государству. Но те же эльфы, которые прославляют распределение, как возвращение долга «советскому» государству, возмущаются.
      После сдачи выпускных экзаменов выпускники мединститута становились не сразу полноценными врачами, а интернами. Распределялись, проходили год интернатуры, потом приезжали в институт за дипломом. И дальше возвращались к месту распределения.
     В начале лета, когда я третий курс закончил, ко мне в комнату в общежитии заглянул парень, я с ним шапочно был знаком, он годом раньше закончил институт. Попросился переночевать. Приехал после интернатуры за дипломом.
-Ну и как молодому доктору живется? – спросил я его.
-Жизнь – жопа. Большая жопа.
      Сам парень родом был из какого-то района Приморского края, из Черниговского, кажется. На распределении на родину и просился, в обычную районную больницу, где хватало вакансий. Ближе к родителям, они хоть продуктами с огорода могут помочь. Да и вообще.
   Но попал в струю, когда Владивостокский мединститут направлял своих выпускников на Урал, а Свердловский мединститут – на Дальний Восток. Зачем это делалось? Да хрен его знает! Наверно, должны были молодые врачи государству так много, что оно долг вытрясало с особым зверством.
  Распределили его в город Курган. Ставка интерна – 117 рублей. Без права подработки. В Кургане по сравнению даже с неизбалованным снабжением Владивостоком – в магазинах почти вакуум насчет купить покушать. Сайра консервированная была в дефиците. Рацион молодого специалиста состоял из вермишели, яиц и молока с батоном. Конечно, не голод. Но от полноценного питания это далековато.
    Насчет квартиры, разумеется, облом. Даже на очередь не ставили. Поселили в рабочей общаге. Когда-то, при усатом тиране, специалистам давали комнаты в коммунальных квартирах. Не вершина решения жилищной проблемы, но это не общага, гудящая всю ночь в непрекращающихся пьянках. Да еще время от времени пьяные морды норовят показать «белой кости», каковой в СССР считались врачи, свою крутизну.
    Этот доктор был в полной растерянности. Хорошо еще, что родители ему выслали денег на билеты и он смог приехать за дипломом. При распределении комиссия же не думала, как интерн сможет скопить за год со своих 117 рублей денег на билет через полстраны, чтобы приехать получить диплом.
    Открепления не дают, врачей в Кургане не хватает. Как и везде. Без открепления не уедешь, потому что на работу нигде не устроишься, тебя ни одна больница не возьмет.
- Еще два года! И на хрена я учился в этом ларьке! – это я его слова передаю, не дословно. Дословно нельзя это на бумагу класть.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

  А сколько нужно было в 80-е годы студенту денег, чтобы прожить? Есть, конечно, среди моих ровесников и такие, которые вспоминают, как они в замечательных советских столовых замечательно на 40 копеек обедали и на всю стипендию в 40 рублей весь месяц гудели по-барски. Стремление противопоставить всему плохому при нынешнем капитализме всё хорошее при утерянном «социализме» мне понятно. Только не понятно, зачем себя на публике выставлять сказочником, хвастающимся тем, что жил в фантастическом раю, в отличии от неудачников, не успевших по возрасту застать ту фантастическую райскую жизнь?
     Разумеется, если студенту родители покупали одежду-обувь, присылали денег на проезд к дому на каникулы, да еще каждый месяц высылали 20-30 рублей – можно было и на стипендию жить.
   Только в 1991 году Сбербанк СССР имел 40 млн. вкладчиков. Население СССР было – 280 млн.. Возьмем половину – трудоспособное население. Итого, из 140 млн. трудоспособного населения какие-то ощутимые сбережения имело всего 40 млн. Заначка в виде наличных денег под матрасом – это было, конечно, но это погоды не делало. Даже если 140 млн. уполовиним, допустим, что в семье сберкнижка была у одного работающего, то и то получим почти половину семей без серьезных накоплений.
   Так и получалось на примере студентов моего медицинского института. Примерно три четверти студентов почти постоянно работали. Из них, четверть – чтобы иметь лишние деньги дополнительно к родительской помощи, а половина – зарабатывали себе на жизнь, практически полностью обеспечивая себя. Нужно понимать, что содержать ребенка, даже старшеклассника, в семье намного дешевле, чем содержание родителями студента. И когда ребенок уходил в институт, семейный бюджет начинал трещать на расходах на его содержание. Он не выдерживал этого. А если в семье был один работник, мать-одиночка чаще всего, разумеется, да при нескольких детях, то тогда студент отправлялся в свободное самостоятельное, полностью автономное плаванье.
   Как я, мой друг Юрий Иванович и очень многие мои товарищи по институту. Но и большинство других работающих студентов, даже получая помощь от родителей, вынуждены были подрабатывать, потому что этой помощи не хватало.
     Жизнь-то в СССР была совсем не такой дешевой, как ее представляют те оригиналы, которые любят рассуждать о том, сколько коробков спичек и пирожков с капустой можно было купить на один советский рубль.
     Давайте грубо посчитаем. В ценах Владивостока 80-х годов. Дешево и сердито можно было поесть в заводской столовой. Вполне в 60 копеек уложишься. Если пробьешься в эту столовую. Она всё-таки заводская а не городская общепитовская. В городе дешево и сердито – пельменная. 40 копеек порция пельменей. Но одна порция – слегка червячка заморить. Поэтому – двойная. Уже 80 копеек. Плюс салатик-компот и в рубль ты влетел. В обычной городской столовой обед тебе стоил от рубля до 1, 20. В среднем рубль. Итого. На одних обедах ты в месяц тратил 30 рублей. Но на одноразовом питании в сутки долго не проживешь. Тебе нужно еще завтракать и ужинать – добавляем еще рубля полтора в сутки. Вот уже 70-75 рублей и набежало. Только на питание.
   Но тебе еще и обуваться-одеваться нужно. Готовый костюм в магазине стоил порядка ста рублей. Рубашки – по разному разные. От 10 до 20. Брюки – порядка 20. Еще – пальто-куртки-шапки. Хорошо, если ты после 20 лет расти перестал и одежда тебе несколько лет служит. Еще обувь. Самая дешевая летняя- 20 рублей, зимняя – 40 рублей. Учитывая хваленное советское качество, так и непобежденное пятилеткой качества – по две пары. И разные мелочи – трусы-носки.
А джинсы пользовались популярностью у молодежи только по одной причине – ты их купил даже если супер-пупер за 170 рублей – и носишь четыре года при любой погоде в любые места культурного досуга не парясь. А вот простые брюки из универмага за 20 рублей через 2-3 месяца у тебя на заднице блестеть начинают. Джинсы были популярны потому, что они для студенческого бюджета были дешевле.
 Итого, минимум 30 рублей ты в месяц должен был откладывать на одежду. А мыльные-шильные? Зубная паста, стиральный порошок и прочие мелкие мелочи? Тоже на пару-тройку рублей в месяц бюджет дырявили.
   100-110 рублей – это бюджет студента для элементарного выживания, так сказать.
  Но ты же не просто студент! Ты же человек, а не животное! А с девушкой хотя бы раз в месяц в кино сходить и мороженным ее угостить? В кафе ее пригласить? А книги-пластинки, театры, концерты. Да портвейна, в конце концов, с друзьями выпить?! Разврат, конечно, но кто жил по расписанию: учеба, пожрать, поспать и опять – учеба?
   Т.е., еще 15-20 рублей можно на расходы набрасывать. Получаем примерно 115-135 рублей в месяц для нормальной человеческой жизни.
    Ставка санитара в больнице – 70 с мелочью. Ставка медбрата-медсестры – 80 с мелочью. Если есть стипендия – хватает. Нет стипендии – работа на полторы ставки.
   Половина института так работало. На полторы ставки, даже с учетом ночных часов дежурств в больницах – получается в среднем 10 часовой рабочий день плюс учеба – 8 часов, каждый день по 4 пары.
   Из ворот медицинского института молодые врачи уходили в большую жизнь уже с набором болячек.
  Да-да, это поколение зажравшихся в брежневском раю потребителей.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Первый вступительный экзамен – физика. Я не знаю, чем не понравился экзаменаторше, но она меня гоняла чуть не по всему школьному курсу предмета, пока не возмутился присутствующий на экзамене доцент кафедры госпитальной хирургии по кличке Бегемот. Фамилию, к сожалению, я уже не помню. «Пятерку» мне поставили. Для тех, кому ЕГЭ сегодня не нравится, полезно было нарваться на экзамене на такую злобную тетку. Ума добавило бы.
   Следующие – химия и биология. Там уже проблем не было. Бегемот даже руку мне пожал и поздравил с фактическим поступлением. Но оставалось еще сочинение.
   Будущий детский врач Шура на бутылку портвейна поспорил со мной, что сочинение я только на «тройку» напишу. Я был уверен, что спор выиграю, в школе все диктанты и сочинения  писал на «отлично». Ага! Вывесили список с оценками за сочинение – «удовл.». Когда забирал документы, переводясь в сельхозинститут, увидел своё сочинение – красным подчеркнуты два слова. Я к тому времени уже знал, что это значит – ограниченный стипендиальный фонд. Шура, забирая выигранную на спор бутылку «Агдама», смеялся: приемная комиссия смотрела по итогам сдачи экзаменов кто из абитуриентов набрал больше проходного балла и тем, кто не имел троек, за сочинение тупо тройки и ставила. Оказывается, если ты на вступительных экзаменах получишь «уд.», то стипендия тебе в первом семестре не светит. В меде вообще тройка на экзамене означала семестр без стипендии.
    Для меня тогда, бывшего школьника, было это дико: как можно планировать стипендиальный фонд заранее и потом под него подгонять экзаменационные оценки?  Ни хера себе – плановая экономика! Потом выяснилось, что так же поступают и со студентами первых двух курсов. Тупо занижают оценки, подгоняя количество хорошистов и отличников к размеру стипендиального фонда. Старшекурсников так уже почти не щемили.
    Без стипендии, да еще когда мать не имела возможности особенно помогать – первые три месяца, пока не выдрал в деканате разрешение работать и не устроился санитаром в Краевой онкологический диспансер, были не очень радостными.
  Да еще сразу общагу почему-то именно мне не дали. Месяц жил на квартире у знакомых бывших односельчан, семейной пары, Сергея и Любы Коваленко. Они уехали года два до того во Владивосток из села, Сергей пошел служить в милицию, поэтому им дали квартиру. В центре Владивостока был ресторан «Золотой рог» и рядом с ним гостиница «Золотой рог», между ними – двор в проходе через арку. Там была квартира семейной четы Коваленко в пристройке наверно еще заставшей Сергея Лазо. Ужас! Прямо над гостинично-ресторанной помойкой скрипучая однокомнатная деревянная квартирка с удобствами во дворе. Люба воду таскала ведрами по шаткой скрипучей лестнице из гостиницы.
    Конечно, им самим в этой халупе было непросто, а тут еще и постоялец. Да и мне самому, чувствуя, что я очень стесняю хороших людей, было крайне неудобно.
  Снять комнату в то время во Владивостоке можно было без проблем. Прямо на площади перед железнодорожным вокзалом бабушки ловили постояльцев. 2 рубля за ночь. Расчет был по дням, а не по месяцам. Бабушки пользовались тем, что с гостиницами в городе была ситуация, когда там вообще никогда не было свободных мест без брони. 2 рубля за ночь – это мне было не по карману. 60 рублей в месяц! За 80 рублей в месяц можно было в городе и квартиру снять. Но это уже совсем неподъемная сумма.
    Хотя, некоторые студенты жили в съемных квартирах. Но это были дети очень обеспеченных родителей, которые могли такое себе позволить.
    Через месяц пошел к декану и заявил, что если не дадут общагу – забираю документы. Нашли место. Кто-то более умный, чем мечтатели о профессии врача, посмотрев «ларек» изнутри, свалил из него, освободив для меня койку в общежитии.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Потом к этой компании из двух четверокурсников педиатрического факультета присоединились еще два четверокурсника санитарно-гигиенического факультета. Те уже выглядели натуральной шпаной. Один из них был каратистом. Точнее, он где-то насмотрелся, как каратисты становятся в их каратистскую стойку и издают пронзительные крики, делая странные движения руками и ногами. Он мне хотел показать фокус – сбитие с моей головы граненного стакана ногой. Поставил мне на голову стакан, встал в раскоряченную стойку и размахнулся ногой. Я, увидев, что он до стакана не достаёт, нога прилетит мне в голову, уклонился от удара. Каратист не смог удержать свою ногу и хряпнулся прямо среди комнаты.
   Тогда увлечением каратэ было модным среди молодежи. Только проблема состояла в том, что эта борьба была под запретом, поэтому почти все каратисты были именно такими, как этот мой знакомый. Пижоны из пижонов.  Но они думали, что их окружающие будут бояться и уважать, если они каратисты. Поэтому они даже ходили как-то особенно, как Брюс Ли, проглотивший упаковку фенолфталеина. И вели себя очень борзо.
    Толя, как звали этого каратиста, когда мы впятером пошли на пляж и заскочили пообедать в пельменную, решил мне показать, что он со стаканом облажался чисто случайно, а так-то – настоящий ниндзя. В пельменной он борзанул и решил со своим подносом втиснуться в середину очереди на раздаче. Ему какой-то парень сделал замечание, Толя встал в стойку каратиста, думая, что его в такой позиции испугается вся очередь. Вместо этого ему в лицо прилетело два очень хороших акцентированных, явно поставленных, удара. Сломан нос, вся грудь в крови из сломанного носа и разбитых губ. Но парень марку выдержал, пошел умылся к рукомойнику на входе в пельменную (это вам не нынешние туалетные комнаты в кафе) и встал в очередь.
  Мы в четвером над ним прикалывались, когда ели свои пельмени. У него были красными уши.
    С этой своей новой компанией я днями пропадал на пляжах Владивостока, забив на подготовку к экзаменам. Потому что выяснил, что на подготовительных курсах пересказывают школьную программу, которую я и так знал.
  А мои новые друзья, узнав, что у меня средний балл аттестата «5», называли меня дебилом. Так как, по их мнению, только дебил с таким аттестатом, при котором открыты двери любого другого института,  мог поступать в «ларек», заранее калеча свою будущую жизнь. «Ларек» - это мединститут, потому что в нем все ходили в белых халатах, как продавцы в ларьках.
    Но я был далеко не единственный школьный отличник среди абитуриентов меда, конечно. Просто большой разницы, в какой институт поступать, в СССР не было. Про МГИМО и институт советской торговли я, разумеется, молчу.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

 В 1981 году я закончил школу и подал документы на лечебный факультет Владивостокского Государственного Медицинского Института. Тогда для абитуриентов из сельских школ при институтах работали месячные подготовительные курсы, на которых читали лекции по предметам вступительных экзаменов учителя городских школ. Хотя, курсы предназначались для сельских ребят, но и городским на них ходить никто не запрещал, фактически, почти все абитуриенты их посещали. Приезжим на этот месяц выделялись места в общежитиях института – студенты же были в стройотрядах, на практиках или просто разъехались на каникулы, общежития стояли почти пустыми.
    Меня поселили на этот месяц в общагу педиатрического факультета в комнате с тремя такими же бывшими школьниками. Один из моих соседей по комнате через несколько дней забрал свои документы в приемной комиссии. Из-за меня. Мне до сих пор стыдно за то мое поведение.
   Дело в том, что мы сегодня советскую молодежь 80-х годов представляем в каком-то идеализированном виде, противопоставляя ее нынешнему поколению «жертв ЕГЭ». Только откуда тогда взялась армейская дедовщина тех лет, если мы в молодости были такими идеальными?
   В общежитиях медицинского института тоже царила … дедовщина. В соседней с нашей абитуриентской комнате жили два студента четвертого курса, которые на лето остались в городе работать медбратьями в больницах в студенческом медицинском отряде «Асклепий», работа в нем приравнивалась к стройотряду и освобождала потом от месяца колхоза в сентябре.
   В первый же вечер нашего абитуриентского пребывания в общаге к нам зашли эти парни и послали нас за водкой. Причем, манеры у них были как у заправских уркаганов. Я такой подачи не ожидал и не совсем вежливо отказался исполнить их просьбу. Меня пригласили в коридор поговорить.
Говорить со мной начал мой будущий приятель, звали его Шура, вот фамилию уже не помню. Он поступил в институт уже после армии и в габаритах был раза в два больше меня. Поэтому и не опасался ничего, в результате словил прямой снизу в челюсть и, пролетев метра три, упал на спину. Конечно, удар 17-летнего пацана, весящего чуть больше полцентнера, к нокауту не привел. Шура вскочил и меня уработал так, что я только чудом избежал синяков на всё лицо. Оказалось, что он еще был и КМС по боксу. Будущий детский врач.
    Зато я за проявленное поведение настоящего пацана был принят в их студенческую компанию и назначен ответственным за секцию. Секция – это четыре комнаты в общежитии, с общим душем и туалетом, общежитие было не коридорного типа, а секционного.
    Когда меня Шура «работал» в коридоре секции мои соседи по комнате, абитуриенты, сидели на своих кроватях, как мышки, и никто не вышел мне помогать. Я сделал заключение, что они – чмыри и поэтому к ним нужно так же относиться. Поэтому они у меня бегали за портвейном и водкой для старшекурсников, чистили зубными щетками унитаз и драили носовыми платками пол коридора секции. Понятно, что они не меня боялись, а моих новых друзей. Вот что самое стыдное. Тогда я этого не понимал. В результате один парнишка не выдержал и забрал документы.
Так что, молодые люди, которым кое-кто из моих ровесников успел напеть голосами райских птах о каком-то особенном облике советской молодежи, если бы вы попали в то прошлое, вам был бы гарантирован длительный период изумления.

Троцкизм. Отрывки из глав. Глава 1. "Мы все учились понемногу..." (еще до редактирования)

Еще раз смотрим на ситуацию. 1956 год, год 20-го съезда КПСС. В 1957 году СССР первый в мире запускает искусственный спутник Земли, становится космической державой. Сегодня устоялось, что американцы победу в космосе Советскому Союзу приписали успехам в образовательной сфере, считается, что благодаря советской школе были достигнуты такие результаты.
Но К.Е.Ворошилов за год до запуска спутника на съезде прямо говорит, что с политехнизацией «дальнейшая проволочка недопустима», что «практически очень мало сделано в этой области». А ведь только политехническая, трудовая школа и может быть коммунистической. Без политехнизма – она обычная, буржуазная, тип гимназии с расширенным преподаванием. Не более того.
Так ведь школа образца 1956 года почти в неизменном виде оставалась до самого развала СССР. Уроки труда добавились? Нет, они и в 1956 году были. Школьные мастерские? Тоже были. Обучение старшеклассников рабочим специальностям? Всё было.
Да и нынешняя от нее отличается только отсутствием пионерии и комсомола. А точнее, даже этим не отличается, потому что и комсомол, как и пионерию, советская школа убила внутри себя. Комсомольская юность подавляющего числа наших олигархов это вам наглядно показывает.
Не могут существовать внутри буржуазной школы коммунистические молодежные организации, хоть галстуками и значками с изображением Ленина детей с ног до головы увешайте и каждому по два флага в руки дайте, а на шею – барабан.

Троцкизм. Отрывки из глав. Глава 1. "Мы все учились понемногу..." (еще до редактирования)

После Великой Отечественной войны Первый маршал Климент Ефремович Ворошилов получает неожиданное на первый взгляд назначение, точнее перераспределение обязанностей в Совете Министров. С него слагают курирование вопросов обороны и возлагают руководство образованием и культурой. Тоже есть авторитетное мнение историков о падении влияния Ворошилова в связи с этим. Причем, когда дело не касается Климента Ефремовича, то эти же историки начинают бубнить, что вопросы образования населения для государства – самые важные. Но как только Ворошилов начинает курировать вопросы образования, то – падение и опала.
Под руководством Климента Ефремовича в кратчайшее время восстанавливается разрушенная войной образовательная инфраструктура, готовятся новые кадры. И в 1952 году становится ясно, какую задачу ему придется решать. Выходит работа И.В.Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», в которой в качестве одного из необходимых условий для подготовки перехода к коммунизму, Иосиф Виссарионович называет: «… ввести общеобязательное политехническое обучение, необходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо профессии».
А на 19-м съезде КПСС принимаются директивы к пятилетнему плану. И в них:
«В целях дальнейшего повышения социалистического воспитательного значения общеобразовательной школы и обеспечения учащимся, заканчивающим среднюю школу, условий для свободного выбора профессий, предусматривается приступить к осуществлению политехнического обучения в средней школе и проведению мероприятий, необходимых для перехода к всеобщему политехническому обучению».
После этого стало понятно, почему образование отдали в руки К.Е.Ворошилова. Это позднее из него изобразили плаксивого старичка. Настоящий Ворошилов носил в народе прозвище – Железный нарком. У преподавательско-педагогической мафии повторить саботаж, которым она встретила все предложения Надежды Константиновны, не получилось бы. Маршалу даже голос не пришлось бы повышать, никто бы и так не пикнул.
Но умирает Сталин, сразу же Климента Ефремовича выводят из правительства, про политехническое обучение здесь же забывают, хотя оно стояло в пятилетнем плане. И уже на знаменитом 20-м съезде Климент Ефремович напоминает, говоря о недостатках существующей школы: «Партия, как известно, на своем 19-м съезде указала путь для решения этой задачи – политехнизация школы. Однако практически еще очень мало сделано в этой области. Министерство просвещения РСФСР и других союзных республик должны принять все меры к выполнению в ближайшее время директив Коммунистической партии о политехнизации школы. Дело это настолько серьезно и необходимо, что дальнейшая проволочка совершенно недопустима. Полное и разумное решение этой задачи сыграет важную роль в правильном воспитании нашей молодежи, в подготовке каждого юноши и девушки к активному и умелому участию в строительстве коммунизма».
Специально, подозреваю, напомнил. Он уже не занимался вопросами образования. Но из нового пятилетнего плана политехнизация школы исчезла. А на 22-м съезде была принята и новая программа Партии. Из нее тоже исчезло политехническое обучение, точнее, в формулировке программы политехническое и общее обучение оказались разведены, было сделано именно то, против чего предостерегала Крупская - политехническое обучение отождествленно с профессиональной подготовкой. Т.е. партия отказалась от строительства коммунистической школы.
То, что на 22-м съезде произошел отказ от диктатуры пролетариата, многие заметили. А кто из историков заметил, что партия и про коммунистическую, политехническую школу забыла? Вы знаете таких историков? Ну, хоть одного?!
Вот так вот. Но я, конечно, не историк. Я всего лишь ветеринар.

Троцкизм. Отрывки из глав. Глава 1. "Мы все учились понемногу..." (еще до редактирования)

Я уверен, что ряд читателей мне может предъявить претензии по поводу натягивания совы на глобус насчет преподавательско-педагогического саботажа. Если были саботаж и вредительство, то должны были быть и публичные разборки с ними, суды и расстрелы особо злостных. Так ведь?
Почему Предсовнаркома Молотов и его промышленные наркомы не возмущались школьным вредительством, в результате которого недополучали нужные им кадры? Почему нарком Обороны Ворошилов помалкивал и напрягался с военными школами? А сам Сталина почему молчал и не занимался школьной контрреволюцией?
Нет, если бы Сталин, Молотов и Ворошилов были бы необразованными тупицами, как их представляют либералы, то они так и поступили бы – начали бы громить школьных вредителей. И угробили бы даже ту школу, которая была. Вообще ничего не осталось бы.
Угробили бы не потому, что кадров преподавателей и педагогов не стало бы. Совсем не потому.
У нас же с вами есть пример с сыном Иосифа Виссарионовича. Он показателен для понимания того, что творилось со средним образованием.
Когда Василий уже учился в десятом классе, у него случился конфликт с учителем истории Мартышиным. Дело было в том, что Мартышину надоело завышать оценки сыну Вождя и он влупил ему за четверть по истории «двойку». Учительский коллектив испугался и стал упрашивать историка исправить оценку. Тот уперся. Директор школы подключился нагибать упрямого преподавателя. Не получилось. И тогда директор Мартышина уволил.
Уволенный учитель написал письмо Иосифу Виссарионовичу, в котором изложил ситуацию насчет того, что младшего Сталина в школе распустили и завышали ему отметки по предметам.
Вот у меня это в голове не укладывается! Я очень много сталинским временем занимался и уже знаю, что в те годы свободы и бесстрашности народа по сравнению с нынешними временами было на порядки больше. Но это уже выходит за всякие пределы наглости. Это уже чувство полной безнаказанности.
Все поголовно историки этот случай описывают в том плане, что это учителя из чувства страха перед тираном позволяли сановному сынку учиться спустя рукава… Т.е., жестокий тиран отдаёт сына в школу, надеясь, что он там получит образование, а там преподаватели ставят отпрыску отметки от фонаря, лишь бы мальчик не плакал?
Жаль, что этим историкам не приходилось учить детей жестоких и кровожадных тиранов. Меньше в исторической науке идиотов было бы. Вообще-то боящиеся тиранов учителя почти инстинктивно детей тиранов начинают тирански тиранить, и не только по программе, но еще и дополнительно. И оценки даже занижают, чтобы сынок тирана еще больше напрягался в учебе. А сам тиран тиранством учителей будет только доволен, ведь его блатной сын получит самое лучшее образование.
Нет, если кто-то, например, спонсирует частную школу и за это учителя его ребенку поблажки делают, и этот кто-то считает, что его за спонсорскую помощь учителя уважают, то я рад за этого человека. Искренне. Ему в этой жизни счастливо живется. Кретины вообще живут с постоянным чувством счастья.
История с письмом Мартышкина закончилась, на первый взгляд, не так, как должна была. Иосиф Виссарионович написал ему ответ: «Ваше письмо о художествах Василия Сталина получил. Спасибо за письмо. Отвечаю с большим опозданием ввиду перегруженности работой. Прошу извинения. Василий – избалованный юноша средних способностей, дикарёнок (тип скифа!), не всегда правдив, любит шантажировать слабеньких “руководителей”, нередко нахал, со слабой или — вернее — неорганизованной волей.
Его избаловали всякие “кумы” и “кумушки”, то и дело подчеркивающие, что он “сын Сталина”. Я рад, что в Вашем лице нашелся хоть один уважающий себя преподаватель, который поступает с Василием, как со всеми, и требует от нахала подчинения общему режиму в школе.
Василия портят директора, вроде упомянутого Вами, люди-тряпки, которым не место в школе, и если наглец Василий не успел ещё погубить себя, то это потому, что существуют в нашей стране кое-какие преподаватели, которые не дают спуску капризному барчуку. Мой совет: требовать построже от Василия и не бояться фальшивых, шантажистских угроз капризника насчёт “самоубийства”. Будете иметь в этом мою поддержку. К сожалению, сам я не имею возможности возиться с Василием. Но обещаю время от времени брать его за шиворот. Привет!»
Иосиф Сталин, 8.06.1938 года».
Мартышина на работе восстановили, а директора школы уволили. И всё. Остальные учителя вообще никак не пострадали. Представляете? В школе учатся дети высших руководителей страны, а педагогический состав, вступив в групповой сговор, к детям предъявляет заниженные требования и завышает им оценки. С какой целью? Чтобы дети руководителей государства получили неполноценное образование? Много нужно сообразиловки, чтобы натянуть этим училкам 58-ую да еще с расстрельным пунктом?
И ведь, это было бы вполне справедливо, но только какая реакция детей на это будет? Нет, школьники не начнут плакать и жалеть учителей. Не думайте даже. Они вообще перестанут учителей уважать и слушаться. В любом учителе начнут подозревать врага народа и вредителя.
Понимаете, почему саботаж педагогической мафии введению политехнизма, этой мафии с рук сошел? Почему она саботировала всё, что исходило от Крупской с чувством полной безнаказанности?