?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: происшествия

p_balaev

еще немного из "Ворошилова"

 Естественно, Лаврентий Павлович после такой подлости сразу выпал из обоймы сталинской гвардии. Уж Климентий Ефремович, Молотов, Маленков, Каганович  этого ему простить не могли.   Берия остался в одиночестве, но не понял, что сам себя сделал обреченным, слишком презрительно он относился к хрущевцам.  Тем более, они стали поддаваться на его шантаж. По настоянию Берия Игнатьева, которого он обвинил в незаконных арестах врачей и незаконном ведении дела, сначала исключили из Секретариата, потом вообще вывели из членов ЦК. Лаврентий Павлович подумал, что он на коне,  начал выдвигать свои известные «демократические»  инициативы по ГДР, по национальному вопросу, активность проявлял такую, что у меня создалось впечатление – почувствовал эйфорию,  ему показалось, что шантаж удался и нужно дожимать ситуацию.   И ориентировал сотрудников МВД на сбор компрометирующей информации о членах ЦК, секретарях обкомов и республиканских комитетов, прямо им указав, что подчиняются они только ему, министру.
   Но Игнатьев из Секретариата и ЦК был выведен, только Берия  секретарем так и не стал. Тогда он стал ситуацию дожимать еще активней. Получил ордер на арест бывшего министра МВД, только не за причастность к убийству Сталина, конечно, а за «дело врачей».  Арест ему давал возможность расколоть Игнатьева на предмет серьезного компромата в отношение остальных секретарей. Все должно было получиться. Но за спиной Лаврентия Павловича было «трофейное дело». А генералы после 1945 года были не теми мямлями, как птенцы из гнезда Троцкого, там решительных хватало.  ЦК проблем имевших зуб на министра МВД найти труда  не составляло. Финал известен.

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

еще немного из "Ворошилова"

Совещание вообще очень интересным было, особенно в том плане,  что многие военные после него пошли прицепом за тухачевскими на нары и под расстрел.  Я уверен, что стенограмма этого действа чекистами была использована как основание для возбуждения уголовных дел.  Взбешенный предательством доставшейся ему от Троцкого сволочи, Климент Ефремович на совещании, если выражаться точно, глумился над некоторыми своими подчиненными.   Сам вскрывал факты их преступной деятельности, ставил вопросами в такое положение, что они только блеять могли.
   Среди выступающих была два деятеля. Один военно-воздушный деятель по фамилии Базенков,  второй – военно-морской по фамилии Орлов.   Выступление Базенкова Климент Ефремович предварил рассказом, как расследовалась катастрофа двух гидропланов на Балтике.  Катастрофа интересная, два самолета одновременно взлетели и на глазах многочисленных зрителей с интервалом в 40 минут один за другим упали на воду и разбились, экипажи, 6 человек, погибли.  Ворошилов послал этого Базенкова, начальника управления материально-технического обеспечения ВВС, расследовать катастрофу. Тот расследовал и доложил.  Долго Клименту Ефремовичу втирал про элероны-лонжероны, в итоге выдал результат – самолеты разбились из-за того, что там такая конструкция, что если руль высоты встанет в определенное положение в условиях резкого изменения атмосферного давления при наличии «сухой паутины», то сразу придет кирдык. Короче, совпали неблагоприятные факторы.  Конечно, сам Базенков старый ас, еще при царе летал на аэропланах, поэтому он в самолетах разбирается, это нарком – мужик-слесарь. Вот он наркома задурить военно-воздушной терминалогией и хотел.  Климент Ефремович ему сказал, что он всю эту галиматью насчет лонжеронов-элеронов не понимает, только его интересует: самолеты со дна Балтийского моря подняли?   Оказалось, что нет, хотя там глубина была 25 метров.   Интересное расследование катастрофы было?  Расследовали  катастрофу самолетов без  наличия самих разбившихся самолетов.  По приказу Ворошилова гидропланы подняли и тут оказалось, что никакая «сухая паутина» не причем.  На обоих самолетах на рулевых тягах были расконтрены гайки и почти до конца свинчены, от вибрации они окончательно раскрутились и вот вся причина катастроф.  Случайность? Сразу на двух гидропланах? Кого покрывал Базенков?   В 1956 году Бориса Ильича Базенкова, расстрелянного в 1938 году, реабилитировали.
    Военно-морской деятель Орлов, еще перед революцией окончивший школу мичманов, тоже военспец, на совещании приводил многочисленные факты о том, как он наблюдал и вскрывал  вредительскую деятельность троцкистов на флоте, с ней, с этой вредительской деятельностью активно боролся, писал во все инстанции. Но троцкисты, которые сидели в наркомате обороны, его письма клали под сукно, не давали им хода. Гады!  Подлецы!  Очень сильно ударил Орлов своим выступлением по троцкистам.  Но вот когда Климент Ефремович задал ему «коарный» вопрос: дорогой, а ты чего так бился, как Дон Кихот с ветряными мельницами  и ни разу мне даже не позвонил? – то выступающий очень сильно смутился и промямлил, что он телефона наркома не знал.   Климент Ефремович, уже жестоко стебаясь над  военно-морским деятелем, еще спросил: у меня на столе 10 телефонов стоит и ты ни одного номера телефона не знал?  Тому оставалось только твердить: простите, память плохая,  номера забыл, звонить стеснялся.  Фишка в том, что Владимир М итрофанович Орлов был заместителем самого Ворошилова по Морским силам.  Зам. Ворошилова не знал номера телефона наркома?!  Само собой. Этого заместителя в 1938 году расстреляли, а в 1956 году реабилитировали…

p_balaev

Умерла Плесецкая. Сугубо нетолерантное и некультурное.

Ну, смотрел, как она пляшет под музыку. Надо отдать должное, умела плясать долго, часами. И разные движения делала замысловатые руками и ногами. Ну, померла. Все же помирают, пока бессмертных не наблюдается, внукам горе... Да, внуков же у нее нет.
Значит, если нет внуков, то все мы горевать должны?
Вот моя бабушка барыню так отплясывала, что горшки на печке подпрыгивали, и ничего - никакого всенародного горя не случилось, когда она умерла. А чем она хуже Плесецкой? Тем, что в колхозе на Победу работала и детей тянула на себе, пока муж на фронте был, а не на сцене в короткой юбке па выделывала?
Нет у меня никакого горя по поводу смерти старухи Майи. Злорадства тоже нет. Потому что и повода для злорадства нет - все мы умрем.


подсказали в комментариях - я даже фамилию неправильно написал. Ну, говорю же - совсем некультурный. Мне больше нравилось смотреть, как девчонки на танцах пляшут, чем это "лебединное болото".

p_balaev

Будет первая книга о российской таможне. Люди и события реальные. Отрывок. (продолжение)

К чести «старших братьев», сколько бы мне в дальнейшем не пришлось с ними взаимодействовать во Владивостоке, Ванино, Твери, Москве - таких откровенных негодяев и болванов больше не встречал. Жизнь меня сводила с профессионалами, сотрудниками ФСБ, знающими, что такое честь оперативника. Если и попадался среди них кто с задатками распальцованного придурка (а где их нет среди обладателей «корочки»?), то проблема решалась просто: этот придурок посылался в анальное отверстие, а его начальство старалось сделать так, что бы на глаза мне он больше не попадался.

А тогда, летом 2002 года, оперативный состав Гродековской таможни единодушно решил: местным кадрам, которые только по недоразумению называются чекистами, нужно оборвать шаловливые ручки. Было очевидно, что мы им мешаем. На предложения согласовывать заранее все мероприятия и делиться информацией о разработках мы не идем. Поэтому вся выстроенная до этого система «крышевания» начинается рушиться. Кого мы прихлопнем в очередной раз – неизвестно, значит, гарантий никому из своих «объектов оперативной заинтересованности» давать нельзя.
Read more...Collapse )

p_balaev

Будет первая книга о российской таможне. Люди и события реальные. Отрывок.

26 февраля 2013 года. ВОПРОС ПРИНЦИПИАЛЬНОГО РАСХОЖДЕНИЯ.

Ко мне в кабинет зашла Оля, секретарь исполняющего обязанности начальника Центральной оперативной таможни Сергея Владимировича Жукова, явно чем-то встревоженная.
-Петр Григорьевич, Вас Жуков вызывает. У него кадровик.
Всё было понятно. Моя служба в таможенных органах заканчивалась. Политическая линия Руководителя Федеральной Таможенной Службы на устранение из органов командированных и бывших чекистов, тех, кто находился под их влиянием, должна была доведена до конца. Я находился «под влиянием». У Жукова была проблема – за меня ходатайствовал начальник Центрального Таможенного Управления С.Н.Прусов. Обойти это ходатайство – значит, нажить себе проблемы со стороны свояка Руководителя ФТС. Оставить в качестве заместителя человека, который «ходит в обнимку» с ФСБэшниками – тоже ничего хорошего.
Всё зависело от моего решения. Или я даю клятву верности и.о.начальника ЦОТ, вопрос с назначением которого на должность начальника уже А.Ю.Бельяниновым решен, или ухожу, как говориться, в народное хозяйство.
Жуков возможность произнести клятву мне предоставил. За три дня до этого он побеседовал со мной. Изложил свою позицию:
Read more...Collapse )

p_balaev

Легендарная спецоперация. Часть 2. "Карать!" (продолжение)

В 2009 году мне в руки попала книга о противостоянии российских и китайских спецслужб, даже названия уже не помню (можно будет поискать, если есть у кого такое желание), потому что после прочтения, да короткого обсуждения с операми, эта печатная дрянь была сразу выброшена на помойку.
Упомянутая мною операция в этой книге нашла отражение. Понятно, что участие в ней сотрудников оперативно-розыскного отдела таможни не упоминалось. Но задело меня не это. Там был такой момент: оказывается, что бы не позволить машинистам тепловоза вывезти боеприпасы в Китай, оперативники ФСБ провели сложную операцию, целью которой было – организовать пожар на тепловозе, с тем чтобы, контрабандисты выбросили взрывоопасный груз по дороге.
Когда мы с Решетневым Сергеем Валерьевичем читали эту галиматью, смеялись до колик. Это какую же они такую хитрую операцию провернули, что бы пожар в локомотиве возник? Бежали за поездом по рельсам и зажженные спички в тепловоз бросали? Или из гранатомета по нему шмальнули? Почти ежедневные возгорания в изношенных до предела дизельных локомотивах того времени – тоже всё происки наших спецслужб?
В реальности, из-за этого пожара чуть была операция не провалена, но «старшим братьям» настолько важно показать свою крутизну, что своё головотяпство они описывают в виде хитрейшей оперативной разработки.
Мои слова – не поклеп на всю Федеральную Службу Безопасности. Такой момент: когда судили фигурантов этого дела, меня , естественно,вызвали для дачи свидетельских показаний. И, отвечая на вопросы судьи, я заметил нервную реакцию прокурора и обостренный интерес к моим словам адвоката. Да и сам судья был немного в недоумении.
Значит, в уголовном деле не все моменты были отражены?
А как они могли быть отражены, ведь если бы руководство Управления ФСБ по Приморскому краю узнало, как было организовано мероприятие по пресечению этого преступления, узнало бы, что оно едва не было сорвано из-за игнорирования самых элементарных вещей в оперативно-розыскной деятельности, то кое- кому башку отвинтили бы стопудово. Поэтому о роли таможенных оперов, предотвративших провал, не было ничего доложено наверх руководителями этой операции. Напротив, пытались еще и скомпрометировать обвинениями в «сливе» информации.

К чести «старших братьев», сколько бы мне в дальнейшем не пришлось с ними взаимодействовать во Владивостоке, Ванино, Твери, Москве - таких откровенных негодяев и болванов больше не встречал. Жизнь меня сводила с профессионалами, сотрудниками ФСБ, знающими, что такое честь оперативника. Если и попадался среди них кто с задатками распальцованного придурка (а где их нет среди обладателей «корочки»?), то проблема решалась просто: этот придурок посылался в анальное отверстие, а его начальство старалось сделать так, что бы на глаза мне он больше не попадался.

А тогда, летом 2002 года, оперативный состав Гродековской таможни единодушно решил: местным кадрам, которые только по недоразумению называются чекистами, нужно оборвать шаловливые ручки. Было очевидно, что мы им мешаем. На предложения согласовывать заранее все мероприятия и делиться информацией о разработках мы не идем. Поэтому вся выстроенная до этого система «крышевания» начинается рушиться. Кого мы прихлопнем в очередной раз – неизвестно, значит, гарантий никому из своих «объектов оперативной заинтересованности» давать нельзя.
Провокация со вбросом черновика якобы совершенно секретного документа желаемый результат не дала. Мурашко отверг попытки местных конторских влезть в работу комиссии, которая проверяла у меня секретное делопроизводство. Таким образом, их чесоточное желание увидеть оперативные материалы ОРО Гродековской таможни осталось неудовлетворенным. Сколь нибудь существенных нарушений в порядке работы с гос.тайной комиссия у меня не нашла. Мечта о лишении меня допуска к ней и последующем увольнении оказалась невоплощенной. Подстава с разглашением сведений о спецоперации не сработала. Значит, нужно ждать дальнейших провокаций. А предотвратить эти провокации можно, если только перехватить инициативу. Нужно было заставить их суетиться бестолково, панически. Поэтому мы и решили начать ликвидировать объекты их «оперативной заинтересованности», тем более, что это и с государственными интересами совпадало: если что-то «крышуется», то там контрабанда самая жирная, отборная.
Если у читателя возникло чувство, что я описываю какие-то героические факты из своей биографии, рисую из себя и своих подчиненных смельчаков, вступивших в противостояние с непорядочными «конторскими», то это ошибочное предположение.
Вообще ничего героического! Ничего, требующего минимальной храбрости! Вообще такого ничего не было. Профессиональному боксеру много отваги требуется, что бы на ринге померяться силами с очкариком-ботаником?
Я уже писал, что проблема «чекистов» из поселка Пограничного была в том, что они не осознавали: организация оперативно-розыскной деятельности в таможне – КГБэшная калька, а наше начальство – из руководства КГБ. Поэтому какие-то методы и хитрые замуты для нас секретом не были.
А вот то, что мои сотрудники пришли в ОРД не зелеными пацанами после курсов или даже «Вышки» КГБэшной, а тридцатилетними мужиками, тёртыми жизнью, было преимуществом весьма весомым. Мы многое уже в этой жизни видели, людей знали, изощренность ума Сереги Решетнева, который жизненный путь начал с поварского училища, затем железнодорожного института, работал руководителем большого коллектива, служил в контрразведке… шансов в противостоянии кадру, который всю жизнь только с «корочкой» бегал, не оставляла.
Это было не противостояние. Это расправа была.
О ликвидации самого крупного на Дальнем Востоке (да и в России, наверно) канала контрабанды леса, о судьбе начальника таможни, единственном в России одевшем лагерный клифт на 10 лет за контрабанду… , обо всем этом в других главах.
А здесь – о заключительном акте «марлезонского балета.

2004 год.

- Петр Григорьевич, докладываю: сегодня мой «источник» Васю видел, - брякнул мне с порога кабинета начальник отделения по борьбе с контрабандой наркотиков Олег Викторович Балесный.
- И что?
- Спросите: где он его видел?
-Олег Викторович, и где Ваш «источник» Васю видел?
- Выходящим из здания ФСБ.
-Весь оперсостав ко мне! Срочно!...

p_balaev

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ИСТЕРИКА ВОКРУГ ИВАНА ПОДДУБНОГО.

А вот мои деды не зарабатывали борьбой в цирке. Были колхозниками. Простыми трудягами.

Зато в Великую Отечественную войну ни один из них не держал с разрешения немецких властей билльярдную в оккупированном Киеве, зарабатывая себе на жизнь.

Один погиб под Сталинградом, второй войну закончил в Харбине...
Не пошел Поддубный в партизаны, не состоял в подполье... Боролся хорошо и мужик был здоровый.
И всё.