?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: россия

p_balaev

Призыв в язовскую армию.

 Как меня в армию призывали. Не для книги. Просто вспомнился это  цирк.
    Весенний призыв 1987 года. Призывали нас, студентов,  уже в самом конце июня. Я шел в армию от Уссурийского городского военкомата. Уже медкомиссию прошел, из общаги выселился. Рассчитал, что до дня призыва у матери поживу и от нее служить поеду. Повестка уже для явки на определенное число на руках была. Нужно было явиться не в сам военкомат, а в какой-то клуб (в какой – уже не помню, но он в самом центре Уссурийска был) города, там был призывной пункт и команды формировались.
   Перед  днем явки на призывной пункт, сел вечером на поезд, поехал из Ленинского в Уссурийск. Приехал в час ночи, до утра на вокзале просидел, пошел в этот клуб.
    Покупатели из частей часа два набирали  команды, по списку выкрикивали новобранцев. Последний покупатель себе набрал, в зале клуба осталось несколько человек, я среди них, которые сегодня армии не требовались. Нам переписали повестки на следующий день.
   Успел к обеду вернуться из Уссурийска в Ленинское. Выспался, поел и вечером опять на поезде поехал в Уссурийск. Всё по новой.
    Перед началом работы комиссии стою курю перед входом в клуб. Рядом курит старлей флотский. Смотри на меня:
- И ты призывник, что ли?
-Ну да. Не похож?
-Очень взрослым выглядишь. Хочешь на флот?
-Да по фигу. Давай на флот. Я почти закончил военно-морскую кафедру в мединституте, буду вам на флоте жопы зеленкой мазать.
-А сколько тебе лет?
-23.
-Пипец! Не, на хер ты мне не нужен. Меня за тебя начальство будет иметь.
- Почему?
- Да вы в таком возрасте все уже грамотные, права будете качать, на хер нужен такой рак мозга. Тебя возьмут в самую последнюю команду. До последнего будут откладывать.
  Не взяли меня на флот. Вообще, и на второй день никуда не взяли. Переписали повестку на следующий день. Можно было обидеться и вообще навалить на призыв. Два дня являлся, можно на третий опоздать по транспортным причинам и вообще в этот призыв не пойти в армию. Так осенью призовут! Посреди сессии выдернут и потом еще лишний  год потеряешь! И служить начинать летом  приятней, чем зимой.
  Опять возвращаюсь домой в Ленинское. Вечером опять на поезде в Уссурийск, всю ночь на вокзале…
    В третий раз я уже взял из дома бутылку коньяка. Я уже понял всё. Эту бутылку я отдал капитану из военкомата, который сторожил личные дела призывников, отобранных покупателями. За бутылку коньяка он подменил одно личное дело из стопки, отобранных прапорщиком, приехавшем из ШМАСа Спасска-Дальнего, вложил туда мое. Капитаны – хорошие люди. Служил я в двух часах езды от Уссурийска. После «духовского» периода ко мне еще моя институтская подружка полгода в гости ездила, пока замуж не вышла.
  А тот прапорщик из ШМАСа оказался потом старшиной роты, в которую я попал. Уже в поезде, когда он вез нас в Спасск, увидел меня и удивился:
-А ты как в моей команде оказался? Сколько тебе лет?
-ЫЫЫ! 23.
-Не дай бог – в мою роту!
  Да нормально всё было дальше. Даже чачу с ним через три месяца пили, когда он ответственным по роте стоял, а я - дежурным по роте.
   Нас же, студентов, сразу после того, как в форму переодели, построили на плацу и начальник политотдела части предупредил, что согласно какого то приказа козлячьего маршала Язова за нарушения воинской дисциплины и прочие косяки МО будет направлять в институты ходатайства о нашем отчислении. И что есть какой-то приказ по министерству образования  нас отчислять без права восстановления.
Поэтому мы не сильно права качали. Но вот со мной призвали Саньку Егорова, ему 27 лет было и институт он давно закончил., вот там было жестко…

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

К годовщине разгрома немцев под Москвой. Ч.11

Осень 1941 года стала для вермахта моментом истины. Вязьма-Вязьмой – наши справились, подбросили к Москве подкреплений, оборудовали линии обороны, катастрофы не случилось. Катастрофа случилась у вермахта. Сразу в двух местах почти одновременно, на юге и на севере.
     Произошли сразу два события, которые показали, что единственным спасением для Германии было заключение мира с СССР на любых условиях. Естественно, немцы уже не могли пойти на такой спасительный вариант, они успели столько на оккупированных территориях натворить, что знали – бить их русские будут насмерть, пока Гитлер, как испуганная крыса, не отравится.
   В ноябре 1941 года РККА провела две операции – Ростовскую и Тихвинскую. Обе – наступательные. Цель – не допустить переброски подкреплений к немецкой группировке у Москвы.
    Район Тихвина – там зима холодная, конечно. Но при почти равной численности войск, при преимуществе немцев в танках, им под Тихвином наваляли очень прилично, операция отмечена как успешная.
   А под Ростовом генерал Мороз за русских не воевал. Напротив, чуть подмерзшая почва только на руку была группе Клейста, которая имела подавляющее превосходство в танках перед войсками маршала Тимошенко, поехавшего на юг показать тевтонам кое-что из тактики применения войск.
    У Тимошенко численность войск была примерно равна с немцами, по авиации был паритет (это тоже про «катастрофу» наших ВВС в 41-м) и чуть больше артиллерии.
   Т.е., если брать двукратное преимущество Клейста в танках, даже еще не было полного равенства сил.
  Тут-то и стало ясно, что вермахт – армия говнянная.  При равенстве сил РККА его била без особых проблем. Захваченный немцами Ростов Тимошенко отбил, ударив во фланг Клейсту, даже не имея достаточно мобильных соединений. Он прорвал оборону и наступал темпом примерно 4 км в сутки. И немцы не могли его остановить. Одну пехоту русских не могли остановить. Закончилось паническим бегством из Ростова, истерикой Гитлера, который порывался своей рукой сорвать ордена с кителей собственных генералов.
   Именно Тихвин и Ростов показали, что случилось бы в июне 1941 года, если бы Германия не имела подавляющего превосходства.
   При равенстве сил немцы… Я не понимаю, насколько нужно быть «патриотом», чтобы не оценить  Тихвинскую и Ростовскую операции так, как они этого заслуживают и не прийти к выводу: унтерменши – это немцы вермахта. Это они недоделанные природой.
    А под Москвой генерал Мороз с интересом наблюдал, чем же закончится «Тайфун», в ходе которого гансы постепенно приближались, теряя под дубосековыми  пехоту и танки, к паритету по силам к советским войскам.
    .Кстати, а почему мы в ответ на аргументы знатоков, которые начинают рассказ про замерзший синтетический бензин в баках фашистских истребителей под Москвой, как только им говоришь, что мороз и нашим мешал, не спрашиваем у этих знатоков: а в Ростове тоже бензин и смазка у немчуры замерзали? Там тоже 60 градусов мороза было?
   
    


Мне снова напомнили о счете для желающих меня поощрить писать больше. Я не против, буду в конце каждого более-менее объемного поста размещать:   карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808       


Tags:

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

К годовщине разгрома немцев под Москвой. Ч.10

    Конечно, я предвижу вопрос: если немецкие генералы были настолько … пруссаки, то как они смогли до ворот Москвы дотопать? Ну, дотопали, оставив половину войска в земле и госпиталях – и что? Полководцем быть легко, когда ты стоишь на исходных в полной готовности, а перед тобой слабый заслон, да еще ты сам выбираешь время и место удара, концентрируешь там силы и потом бросаешь в прорыв всю массу своих войск.
   Само собой, как выразился Сталин по поводу Керчи, у нас не все были Гинденбургами. Опыта командования большими воинскими соединениями в условиях реальных боев почти ни у кого из советских военачальников не было. Мужики кое-где и растерялись. Павлов вообще войну прошляпил. Из-за него на фронте образовалась огромная дыра, которую только под Ельней окончательно заткнули. А так бы, глядишь, сил хватило и к Ленинграду близко Лееба не подпустить.
   Что под Киевом случилось? Честно, я до сих пор сам понять не могу. Наворочено столько, что там сам черт не разберет. Достоверно только известно, что Брянский фронт, который должен был прикрыть войска Киевского района от флангового удара Гудериана, задачу не выполнил. Дальше какая-то катавасия с предложением оставить Киев. То Жуков ходит к Сталину в кабинет и грозным голосом рычит: «Если вы считаете, что начальник Генштаба только чушь пороть может – готов в любой должности чушь пороть». Это когда Верховный, якобы, сказал, что его предложение о сдаче Киева – ерунда. То потом Буденный уговорил Сталина, а Кирпонос наоборот…
   Но войск под Киевом много попало в окружение. Кирпонос даже при попытке выхода из него погиб. Но почему все наши окруженные войска сразу записываются в безвозвратные потери – понять не могу. Немцы (те немцы, которые тогда возились с этими котлами) тоже не поняли бы. Немецкий Генштаб отмечал, что на картах котлы быстро принимали элипсоидную форму с вытянутостью на восток и отвлекали на себя значительные силы, сводя почти на ноль наступательный потенциал вермахта. И выходили из котлов наши бойцы целыми подразделениями, группами, одиночки.
  Главное же, народ воевал. Менял свои жизни на жизни гансов. И к осени фронт практически стабилизировался. Даже непосредственной угрозы Москве не было. И тут, как обухом по голове – Вязьма. Командование Западного фронта прозевало сосредоточение немецких войск на фланге. И в пробитую дыру фон Бок загнал массу танков. Следом за Западным фронтом досталось Резервному фронту Буденного, который не ждал такой подставы от Конева.
   И здесь один из примечательных моментов в битве за Москву – смена командующего Западным фронтом. Г.К.Жуков описывает очень подробно этот момент в своих «Воспоминаниях и размышлениях», есть даже запись интервью с маршалом на эту тему. И в кино про войну «Битва за Москву» об этом есть. Кино полностью сказочное.
  Как и сам рассказ Жукова. Георгий Константинович начал с того, что его из Ленинграда вызвал в кремль Сталин и умоляющим голосом попросил: «Жора, дорогой, что-то у нас на фронте подмосковном неладное происходит. Как бы немец столицу не захватил. А я никакой информации получить не могу, все ходят, надо мной, стариком, посмеиваются и ничего мне не говорят. Съезди. Разберись и голосом актера Ульянова прикажи им сурово товарища Сталина слушаться».
    Жуков сел в черный внедорожник и поехал вдвоем с шофером изучать обстановку в прифронтовой район. Даже охрану и порученцев-посыльных не взял, чтобы лишние люди под ногами не путались и не отвлекали от стратегических замыслов.  Штаб Буденного он нашел, только в штабе Буденного не нашел. Семен Михайлович был обнаружен в каком-то райисполкоме за самоваром. Без телефона и рации. Состоялся разговор и приказом Жукова Буденному: «— Поезжай в штаб фронта, — сказал я Семену Михайловичу, — разберись в обстановке и сообщи в Ставку о положении дел, а я поеду дальше. Доложи Верховному о нашей встрече и скажи, что я поехал в район Юхнова, а затем в Калугу. Надо выяснить, что там происходит».
    Вообще-то генералу армии перед маршалом Советского Союза положено стоять навытяжку, держа руки по швам и ждать разрешения присесть на краешек стула, а не тыкать и не указывать, куда маршалу ехать. Тем более, должность Буденного… Это Георгий Константинович, потеряв в приступе самолюбования, почву под ногами придумал себе должность заместителя Верховного, да еще обижался, когда его называли первым заместителем. «Я не первый! Я –единственный!»  В реальности он был рядовым членом Ставки ВГК.  А вот Семен Михайлович был заместителем наркома обороны при наркоме Ворошилове, потом при наркоме Тимошенко и его с этой должности никто не увольнял. Он до конца войны так и оставался заместителем наркома обороны, заместителем Сталина, и членом Ставки ВГК.
   Так что за такое обращение к старшему по званию и по должности генерал армии Жуков мог схлопотать и наряд вне очереди на кухню. А то и сутки-другие ареста за грубое нарушение Устава.
   Дальше Жуков рассказывает, что он снова двинулся в путь в поисках штаба командующего Западным фронтом Ивана Конева. Нашел штаб, а там сидят за столом Ворошилов и Молотов, грозят Ивану Степановичу трибуналом и расстрелом после каторги в ГУЛАГе за ошибки в руководстве войсками. Георгий Константинович, конечно, остановил этот готовящийся беспредел, строго отчитал двух заместителей председателя Совнаркома и членов Государственного комитета обороны, как школяров. Объяснил им, что хоть конев и допустил некоторые ошибки, но войска фронта дерутся и немцев бьют, хоть и в окружении находятся. Прямо туда, Коневу в штаб вдруг позвонил Сталин:
«10 октября я прибыл в штаб Западного фронта, который теперь располагался в Красновидове.
В те дни в штабе фронта работала комиссия Государственного Комитета Обороны. Она разбиралась в причинах катастрофы войск Западного фронта. Меня вызвали к телефону. Звонил И. В. Сталин.
— Ставка решила освободить Конева с поста командующего и назначить вас командующим Западным фронтом. Вы не возражаете?
— Какие же могут быть возражения!
— А что будем делать с Коневым? — спросил И. В. Сталин.
— Коневу, я думаю, следует поручить руководство группой войск на калининском направлении. Это направление слишком удалено, и там нужно иметь вспомогательное управление фронта.
— Хорошо, — согласился И. В. Сталин. — В ваше распоряжение поступают оставшиеся части Резервного фронта и части, находящиеся на можайской линии. Берите скорее все в свои руки и действуйте. Приказ мною подписан и уже передается фронтам» (Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления).
      На самом деле это все никакого отношения к реальности не имеет. К.К.Рокоссовский описал в «Солдатском долге» всё совершенно не так. А именно так, как и могло происходить. Когда Константин Константинович, выдернутый из корпуса приказом Конева ехать принимать армию, прибыл на место указанное, как пункт формирования армии, не нашел войск, которыми должен был командовать, он стал искать штаб Конева. И нашел как раз в тот момент, когда члены ГКО Молотов и Ворошилов задавали Коневу разные вопросы. Скорей всего, такие: «Ваня, объясни, будь добр, Комиссии ГКО, как ты просрал свой фронт, невзирая на указания Ставки следить за флангами?».
  Здесь еще и Рокоссовский заявился. Сам, но без армии. Ворошилов у него и спросил: «Почему вы и ваш штаб здесь одни без войск?» . Константин Константинович показал пальцем на Конева: «У него спросите». «Я показал маршалу злополучный приказ за подписью командования. У Ворошилова произошел бурный разговор с Коневым и Булганиным» (К.К.Рокоссовский. Солдатский долг).
    Это потом уже, после 1957 года, разные коневы себя самостоятельными командирами фронтов описывали, а Ворошилова они отправили в отставку сразу после Ленинграда. Не хотели вспоминать «бурные разговоры».
      А Жуков, конечно, вдвоем с шофером изучать фронтовую обстановку не ездил. Он, как это только и могло быть в жизни, был послан в штаб Западного фронта вместе с комиссией ГКО и сидел тихо на скамейке в предбаннике, пока комиссия разбиралась с Коневым. Разобравшись, комиссия приняла решение Конева с командования снять и заменить его Жуковым: «…Затем по его  (Ворошилова – авт.) вызову в комнату вошел генерал Г. К. Жуков.
— Это новый командующий Западным фронтом, — сказал, обратившись к нам, Ворошилов, — он и поставит вам новую задачу.
Выслушав наш короткий доклад, К. Е. Ворошилов выразил всем нам благодарность от имени правительства и Главного командования и пожелал успехов в отражении врага. (К.К.Рокоссовский. Солдатский долг).
   Этот момент в истории  обороны Москвы только на первый взгляд малозначительный. На самом деле он показывает, что приписываемые заслуги в обороне некоторым лицам, мягко говоря, исторической действительности не совсем соответствуют…

Мне снова напомнили о счете для желающих меня поощрить писать больше. Я не против, буду в конце каждого более-менее объемного поста размещать:   карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808      

Tags:

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

К годовщине разгрома немцев под Москвой. Ч.6

Я не ошибся, дав эту запись 6-ой частью. В песню врезана фраза из выступления К.Е.Ворошилова. Короткая. Но абсоютно понятная. Именно про то, что никто не планировал от границы наступать на Берлин в 1941 году.




Tags:

p_balaev

Ликвидация колхозов и кооперативов (черновые наброски к "Троцкизму") ч.16

Попросили написать про «паспортное рабство» колхозников. Я это для книги не планировал, но напишу. В книгу это не войдет.
И это тоже из семейной истории. У матери в Пензенской области остались 5 братьев, один в Ленинское с женой учительницей переехал жить. Разбился на мотоцикле потом.
Когда я учился в седьмом классе, весной, в гости к нам приехал мамин племенник, Лешка Чекашов, сын ее брата с Пензенской области. Лешка попал на КТОФ на атомную подводную лодку служить и после автономки ему дали отпуск. Уже старшиной второй статьи был.  Он решил отпуск провести у тетки, которую никогда до этого не видел.
  Я его тоже, разумеется, никогда раньше не видел, поэтому особых родственных чувств к двоюродному брату не испытывал, но и морду от него не воротил.  Хотя, Лёшка сам всё для минимализации моего братского отношения к нему делал поначалу.
   Понятно, что ему было уже 20 лет, а мне только что 14 стукнуло, но демонстрировать 14-летнему пацану свою взрослость не рекомендуется.
   В отпуске моряку-подводнику, разумеется, первым делом нужно было удовлетворить сексуальную похоть, накопленную за время дальнего похода. На второй или третий день пребывания в гостях Лёшка стал интересоваться у матери:
- Теть Маша, а у вас танцы здесь в клубе есть?
- Да каждый вечер. Петька там на барабанах в ансамбле играет. Сходи с ним.
   Лёшка меня немного уже уважать начал. Нагладил свою моряцкую форму, начистил башмаки, собрался со мной на танцы.
Я стал прикалываться:
- В форме попрешься? (у него гражданка была, в Хороле мать ему купила и подарила костюм)
- А что?
- Не. Ничо. Иди в форме. «Ты, моряк, красивый сам собою…» - я начал прикалываться.
    Лешка думал, что на форму все местные дефки кинутся, как мухи на варенье. Тем более – моряк. Понятно, что село в далекой Пензе – дыра-дырой по сравнению с Приморскими селами. Там еще форма котировалась в 1978 году.
  Пришли в клуб. Я там бабахал изо всех сил палками по ударной установке, мой одноклассник Сашка Оберемок пел английские песни, совершенно не зная английского языка, молодежь плясала, а на Лёшку Чекашова дефки не хотели обращать внимания.
  Форма не помогала.
   Тогда Лёшка попробовал вести себя так, чтобы на него обратили внимание. Т.е., по-козлячьи изображать из себя крутого. Стал курить в помещении нагло, подошел к парням и стал задавать вопросы насчет того, почему у нас все девушки не симпатичные.
   В перерыве между исполнением нашим ВИА песни ко мне подкатил Толька Щербак, недавно пришедший из армии, тренер местной футбольной команды:
- Петька, это что за морячок с тобой пришел?
-Да мамкин племянник в гости приехал.
-Ты ему скажи, чтобы не нарывался. А то бобов получит.
Я сказал. Лёшка отмахнулся. Типа, всё в порядке, не боись.
Толька снова подошел ко мне:
- Сказал?
- Сказал. Не помогает. Бобов хочет.
-А теть Маруся (моя мать) ругаться не будет?
- Да вы только очень сильно не бейте. Чтоб на морде не было видно.
   Лешка бобов получил. На морде почти ничего не было видно, только маленький синячок на скуле. Один вечер он просидел дома, ему было скучно. Снова попросился со мной в клуб. Я предупредил:
-Козлить там будешь,  пацаны уже нормальных тебе выпишут.
    Он больше не козлил. И даже форму не надел. И даже с местными парнями потом бухал. И даже с какой-то девчонкой познакомился. Потом мне даже половыми подвигами хвастался. Свистел, конечно. Но хоть за титьку подержался.
   А через год к нам приехал его отец, дядя Коля. Лёшка дембельнулся и папу-алкаша из дома выгнал. Дядя Коля развелся с женой. Поселился у моей бабки Ксении, устроился на работу в совхоз скотником. Пить – уже как раньше не пил, но подбухивал через день.
Мой брат Славка работал ветврачом Ленинского отделения совхоза и дядьку третировал. Не нравился он ему. По правде говоря, после катастрофы в семейной жизни, дядя Коля подопустился. Рубашки неделями не менял, носки у него воняли.
   Я к дядьке относился толерантно. Когда был в совхозе на практике, с ним даже на рыбалку сходил. Рыбаком он был заядлым, у него были места, специально на сомов прикормленные. Мы их нормально натаскали.
    И на рыбалке он мне рассказал, как в молодости объездил почти всю страну. Я думал, что он дальше своей деревни ничего не видел, а оказалось, он даже на Камчатке успел побывать. За государственный счет. В молодости. При Сталине.
    Это делалось так. В райисполкомах были специальные отделы, которые занимались по заявкам строящихся заводов по всей стране вербовкой народа на эти стройки. Рабам-колхозникам предлагалось получить паспорта и ехать строить фабрики и заводы, становиться горожанами.  Выдавали деньги на проезд, на питание в дороге и подъемные.
  Но в эти отделы райисполкомов ходили только те, кто всерьез хотел поменять место жительства и работы.
   Туристы туда не обращались. Серьезно – туристы. Ведь еще от строящихся предприятий по всей стране ездили по деревням  уполномоченные-вербовщики. Они также заключали договора с людьми, выдавали проездные и подъемные. Сразу подъемные выдавали, как мне дядька рассказывал, не все. Кто-то выдавал, а кто-то давал подписывать договор, по которому подъемные выплачивались уже по прибытию к месту работы. Деревенские парни (и даже некоторые девушки) выбирали вербовщиков, которые сразу давали подъемные.
   Мой дядька Николай Чекашов подписывал договор с вербовщиком, получал деньги на проезд и подъемные. В первый раз ему в сельсовете и паспорт выдали на основании этого договора, потом он уже в сельсовет не ходил, у него и так паспорт был.
  И начиналось путешествие за государственный счет. На поезде и даже на корабле до Камчатки. На Камчатке он оставаться не собирался. Даже не заходил в контору предприятия, где по договору должен был работать. Сразу из суммы подъемных покупал обратный билет и ехал на пароходе и поезде домой. Денег еще оставалось на лаковые штиблеты и пинжак с карманами.
   И так, грабя тоталитарное государство, мой дядька, колхозный раб, объездил страну от Камчатки до Самарканда.
- Так за это могли посадить. Найдут же, - говорил я ему.
- Не искали. Вот если завербоваться в райисполкоме – находили. Одного у нас нашли. А если у вербовщика – не искали.
- А того, которого нашли – посадили?
- Нет. 20% из заработка по суду забирали на погашение подъемных.

       Так примерно выглядело колхозное рабство.
 

p_balaev

Правда о предательстве и депортации крымских татар

Как  Хрущев со своей троцкистской компанией  подменили переселение репрессией,  чтобы Сталина изобразить монстром и столкнуть  народы СССР между собой, так эта нынешняя троцкистская сволочь и продолжает дуть в туже дудку. Падлы, вам снова крови хочется?


Оригинал взят у sokura в Правда о предательстве и депортации крымских татар
Оригинал взят у marafonec в Правда о предательстве и депортации крымских татар
Оригинал взят у burckina_new в Правда о предательстве и депортации крымских татар
Не нужно верить нынешней пропаганде о безвиности крымских татар. Вина их очевидна и документально подтверждена множеством источников. Не нужно верить диким цифрам жертв от депортации. Дикими потому, что называются от 25 до 50% погибших. Это полный бред. Помните главное, что когда наши деды и отцы гибли за Родину, то деды и отцы нынешних крымских татар поголовно дезертировали и переходили на службу немцам. А теперь факты:
По недавно рассекреченным данным Особой папки Государственного комитета обороны (по сообщению от 1 мая под номером №387/Б) во время оккупации немцами Крыма там были организованы Мусульманские комитеты, которые «проводили по заданию германских разведорганов вербовку татарской молодёжи в добровольческие отряды для борьбы с партизанами и Красной Армией, подбирали соответствующие кадры для заброски их в тыл Красной Армии и вели активную профашистскую агитацию среди татарского населения в Крыму».

В Крыму был создан «Татарский национальный комитет», который возглавлял турецко-подданный эмигрант Абдурешид Джемиль. Комитет имел отделения во всех районах татарского проживания в Крыму и активно сотрудничал с немцами.

В 1943 году в Феодосию приезжал турецкий эмиссар Амиль-Паша, который также призвал татарское население поддерживать мероприятия германского командования.

Среди конкретных и особо вызывающих данных приводится сбор средств в помощь немецкой армии «после разгрома 6-й немецкой армии Паулюса под Сталинградом». Так, Феодосийский мусульманский комитет собрал среди татар «один миллион рублей».
Read more...Collapse )

p_balaev

Предельно лживая тварь. Смягчать выражения в адрес этой твари даже не хочу.

Полюбуйтесь, что эта сволочь накануне Дня рождения В.И.Ленина   высрала :  https://nstarikov.ru/blog/64942

Кусок его поноса:


СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б) 6 декабря 1920 г.

Вандерлип привез с собой письмо Совету Народных Комиссаров. Это письмо очень интересно, ибо он с чрезвычайной откровенностью, цинизмом и грубостью американского кулака говорит: «Мы очень сильны в 1920 году; наш флот будет в 1923 году еще сильнее, однако нашей силе мешает Япония, и нам с ней придется воевать, а воевать нельзя без керосина и без нефти. Если вы нам продадите Камчатку, то я вам ручаюсь, что энтузиазм американского народа будет так велик, что мы вас признаем (…). Если же вы сдадите Камчатку в аренду, то я заявляю, что тогда такого энтузиазма не будет». Это почти буквальное содержание его письма (…). Камчатка принадлежит бывшей Российской империи. Это верно. Кому она принадлежит в настоящее время — неизвестно. Как будто она является собственностью государства, которое называется Дальневосточной республикой, но границы этого государства точно не установлены. (…) На Дальнем Востоке господствует Япония (…). Если мы Камчатку, которая юридически принадлежит нам, а фактически захвачена Японией, отдадим Америке, ясно, что мы выиграем. Вот основа моего политического рассуждения, и, опираясь на него, мы решили непременно договор с Америкой заключить. (…)

Значит Ленин Камчатку хотел отдать Америке?  А Стариков прочитал и разоблачил?  А зачем Коля выбросил из речи Ленина самые важные куски. Вот такие например:

"
На Дальнем Востоке господствует Япония, которая может делать там все, что хочет. Если мы Камчатку, которая юридически принадлежит нам, а фактически захвачена Японией, отдадим Америке, ясно, что мы выиграем. Вот основа моего политического рассуждения, и, опираясь на него, мы сразу решили непременно договор с Америкой заключить. Конечно, при этом надо торговаться, так как никакой купец не будет нас уважать, если мы не будем торговаться. Поэтому тов. Рыков принялся торговаться, и мы написали проект договора. Но когда дело дошло до подписи, то мы заявили: «Все знают, кто мы такие, а кто вы такой?». Оказалось, что Вандерлип нам не может дать гарантии, тогда мы сказали, что мы уступчивы. Ведь это только проект, а вы сами сказали, что он вступит в силу, когда ваша партия возьмет верх, а верх она еще не взяла, и поэтому мы подождем. И получилась такая вещь: мы написали проект договора, который еще не подписан, который отдает на 60 лет Камчатку — большущую территорию крайнего Востока и Северо-Востока Сибири — американцам с правом поставить военную гавань в том порте, который открыт круглый год, в котором есть нефть и уголь.

Проект договора ни к чему не обязывает, мы в любую минуту можем сказать, что есть неясности, и отказаться. В этом случае мы только потеряем время на разговоры с Вандерлипом и небольшое количество листов бумаги, а сейчас мы уже выиграли. Достаточно взять европейские сообщения, чтобы видеть, что мы выиграли. Из Японии нет ни одного известия, которое не говорило бы о величайшем беспокойстве из-за ожидаемых концессий. Япония заявляет: «Мы не потерпим этого, это нарушает наши интересы». — Пожалуйста, победите Америку, мы против этого возражать не будем. Мы уже Японию с Америкой стравили, выражаясь грубо, и этим достигнута выгода. Мы выиграли и по отношению к американцам."

"Вся эта сделка означает отвлечение империалистских сил от нас, — пока империалисты сидят и вздыхают и ждут, когда подойдет удобный момент, чтобы большевиков задушить, а мы этот момент отдаляем. Когда Япония втравливалась в корейскую авантюру, японцы говорили американцам: «Конечно, мы можем победить большевиков, но что вы нам дадите за это? Китай? Мы и так возьмем, а тут мы за десять тысяч верст пойдем бить большевиков, а американцы — у нас в тылу. Нет, так политики не ведут». Уже тогда японцы нас победили бы в несколько недель, если бы была двухколейная железная дорога и транспортная помощь Америки. Нас спасло то, что Япония, кушая Китай, не могла двигаться на запад, через всю Сибирь, имея в тылу Америку, и не хотела таскать каштанов из огня для Америки".


Всё меняется,  не правда ли?  Не Камчатку Ленин продать хотел. У него даже в мыслях такого не было, а стравливал Америку и Японию между собой, чтобы не дать им захватить и Камчатку и Дальний Восток.

Стариков  более чем достоен звания  "ученик Геббельса".


p_balaev

Василий Иосифович Сталин (24 марта 1921 г., Москва — 19 марта 1962 г., Казань)

Оригинал взят у gavrilberg в Василий Иосифович Сталин (24 марта 1921 г., Москва — 19 марта 1962 г., Казань)
Сегодня день памяти Василия Сталина ....