Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Книги.

Для тех, кто спрашивает, где можно купить книги.



"Троцкизм против большевизма"  - есть на ОЗОНе, можно приобрести у издателя непосредственно, что будет еще дешевле https://ruszamir.ru/catalog/trotskizm-protiv-bolshevizma/,  есть в продаже в "Библио-глобусе" и в "Московском доме книги", там уже заканчивается. Еще есть в "Молодой гвардии" https://www.dkmg.ru/tovar/1093549


"НАГЛАЯ АНТИСТАЛИНСКАЯ        
ПРОВОКАЦИЯ.

МИФ О БОЛЬШОМ ТЕРРОРЕ 37-ГО
               ГОДА".


Печатной книги пока нет. Условия получения ее электронной рукописи остаются прежними:

Для тех, кто хочет уже сейчас получить для прочтения рукопись: мне нужен от вас имейл и в каком формате хотите получить книгу (fb2. pdf. word). Заявки направлять по адресу  petr.balaev@mail.ru.
     Если есть желание заплатить за книгу - 500 рублей, ориентировочно. Можно больше, можно меньше, можно вообще не платить. Жизнь у всех нас не простая, я все понимаю. И объяснять мне только ничего, пожалуйста, не нужно. Мне нужен просто ваш имейл и название формата.
Для тех, кто будет переводить деньги:

карточка Сбербанка 2202 2005 3594 6089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582


Buy for 100 tokens
***
...

Задачи политической борьбы. Часть 5.

  Очень полезно писать, предварительно выкладывая отрывки в соц.сетях. Комментарии приходят такие, что помогают очень сильно. Отрицательные тоже помогают. Бывший боец украинского «Беркута» написал такой:
«//он, коммунист, возмутился гнуснейшей антисталинской компанией, развязанной на 20-м съезде?

Это к Ворошилову вопрос?
Ой..
Ну Ворошилов то-орел! Ведь так?! И возмутился,и раскритиковал в пух и прах..армию поднял,и в атаку!
Я прав?!
Ну за Ваську Иосифовича хоть вступился?
..как..тоже нет?!
А виноват в этом..Бушин?!»

       Родственные души друг друга узнают, поэтому беркутовец вступился за Бушина. «Герой» из числа тех, которые на Майдане стояли, как отсосы, пока их там бензином поливали, вдруг упрекнул 80-летнего Ворошилова в трусости за то, что он армию в атаку не поднял. Да еще в блоге автора «Клим Ворошилов. Первый маршал страны Советов». Сам «герой» бороться против бандеровцев на Украине предпочитает из РФ, куда он сбежал.
      Но есть комментарии от людей, резко отличающихся от «орлов» интеллектом:
«Читал недавно его "Письмо ровеснику Виктору Астафьеву о нашей солдатской молодости" (https://pub.wikireading.ru/61043), написанное в 90-х. Такой "сталинист", что топит исключительно за хрущёвско-брежневскую историографию и не имеет к ней ни малейших вопросов, включая цифру потерь».
     Я тоже это письмо читал и хорошо его помню, вот оттуда цитата:
«Уж не пытался ли кто представить фигурами первого плана в истории войны К. Е. Ворошилова и С. М. Буденного, С. К. Тимошенко..."
    Это Бушин объясняет Астафьеву, который написал, что история войны у нас слегка… альтернативная, что она – не альтернативная, ведь Ворошилова в истории ВОВ времен Брежнева никто не изображал в числе первых лиц. Там изображены первыми лицами – Жуков, Рокоссовский … Толбухин.
     Ворошилов там, кстати, почти совсем не изображен. Это командующий одним из фронтов Толбухин изображен, а Ворошилов, член ГКО (ГКО!!!) – куда ему до Жукова и Толбухина!
     Конечно, у спятившего Астафьева история войны совсем уж – дурдом, но с ним спорит Бушин, который грудью лег за ревизионистскую историю в хрущевско-брежневском варианте.
     Мы сколько угодно можем проклинать астафьевых, но должны понимать – они продукт хрущевско-брежневского ревизионизма, на его закваске взошла эта крайняя мерзость.
    А по мне, Бушин – такая же мерзость, как Астафьев…

Огромная благодарность всем за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582

Черновые наброски к новой книге. Глава 1. "Как и к какой войне готовился СССР" Часть 5.

… Самая большая подлость, произошедшая с мемуарами К.К.Рокоссовского состоит в том, что Константин Константинович не дожил до момента их публикации, т.е., та сволочь, которая вписала ему в книгу строки о том, что он, будучи командиром механизированного корпуса, стоявшего в обороне летом 1941-го года, даже не удосуживался хоть в полглаза глянуть на передний край обороны своего корпуса, только тогда догадался на него посмотреть, когда стали поступать доклады, что пехота огонь почти не ведет по противнику, его приходилось отражать почти одним артиллерийским огнем, сделала это после смерти автора. Такой смачный плевок на могилу полководца, которого по праву можно считать нашим народным героем. На что только не приходилось идти коммуниздам-редакторам времен дорогого Леонида Ильича, который на 23-м съезде, заменив Хрущева во главе партии, заявил, что от решений 20-го съезда он не отступится.
    Сказано же было дорогим Никитой Сергеевичем, передавшем по наследству звание «дорогой» Леониду Ильичу, что Сталин страну к войне не подготовил, так историю войны и переделывали в таком разрезе неготовности, солдат даже окопы рыть не научили. Да и танков было мало, пушек мало, снарядов мало, даже ружей не хватало. Сказано же было на 20-м съезде, что если даже во время войны, потеряв промышленность Украины, мы смогли превзойти Гитлера в вооружении, то что было бы если бы Сталин по-настоящему готовил СССР к войне?! Можно было перед войной столько всего наклепать! Но Сталин в войну не верил, а верил Гитлеру…
    Но когда наступила эпоха Резуна-Суворова, в палате, именуемой нашей военно-исторической наукой, произошло настоящее восстание пациентов против санитаров. Каким был Резун разведчиком – я не знаю, есть высказывания его бывших коллег, что он к англичанам перебежал только потому, что руководство, убедившись в его профессиональной непригодности, хотело отозвать на Родину. Но когда я впервые, много лет назад, прочитал у него, что Советский Союз планировал напасть на Германию и в качестве доказательства автор привел популярный в довоенное время фантастический роман Н.Н.Шпанова «Первый удар», то подумал, злоупотребление виски привело к приходу в гости к Резуну белочки.
     На самом деле, если в фантастическом романе Шпанова были озвучены планы СССР на будущую войну, то в фантастическом романе А.Толстого «Аэлита» были планы Советского правительства, касаемые завоевания Марса. Только чего-то не срослось в обоих случаях.
    По Резуну получалось, что у нас было столько танков, и почти исключительно «автострадных», что это доказывает – Сталин был кораблем-ледоколом, планировал напасть на несчастных немцев. А так как Гитлер просчитал его, то напал превентивно и эти танки, готовые уже мчаться по европейским автобанам, сгорели на русских полях.
    Немедленно российская военно-историческая публицистика ответила на резуновскую шизоидную концепцию. Но так, как белочка любит не только виски, но и нашу водку, то ответ получился таким же безумным, только в зеркальном отражении. Да, у нас танков было, как грязи, только толку от них не было. Во-первых, на них не было раций. Во-вторых, танковыми войсками наши командиры командовать еще не научились, поэтому все танки просрали. Потом, когда у немцев подсмотрели организацию…!
      Да ведь, как, черти, всё расписали убедительно! Только лично мне одно не совсем понятно. Если по данным всех этих историков, что резуновского, что анти-резуновского направления, танков в 1941 году в РККА было столько же, сколько во всех танковых армиях в 44-45 годах, то почему мехкорпус К.К.Рокоссовского получил всего несколько изношенных БТ? Почему в 44-м году танков хватало на формирование танковых армий, а в 41-м году примерно такое же число танков не хватало для формирования каких-то задрипанных мехкорпусов?..


Огромная благодарность всем за поддержку

  карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582


Черновые наброски к новой книге. Глава 1. "Как и к какой войне готовился СССР" Часть 3.

Насчет того, что Ворошилов занимал только политические должности – совсем катастрофа. Начинаем перечислять эти «политические» должности. Командир Луганского социалистического отряда – раз. Командир, а не комиссар. Командующий 5-ой армией, с которой он прорывался от Харькова к Царицыну – два. Командующий, а не комиссар. Потом командующий Царицынской группой войск и командующий 10-ой армией – три. Снова – не комиссар. В начале 1919 года – командующий Харьковским военным округом. Затем, командующий 13-ой армией, командующий внутренним Украинским фронтом. Опять с комиссарством не клеится. А, вот! Член Военного Совета Первой Конной при командарме Буденном! Комиссар! Только у Буденного спросите, какая это была чисто политическая должность, прочтите «Пройденный путь» Семена Михайловича, где он прямо пишет о том, что в руках Климента Ефремовича находилась не только вся политическая работа в армии, но он еще принимал непосредственное участие в разработке и руководстве всеми боевыми операциями. Сам Буденный прямо написал, что его бойцов правильнее называть не буденновцами, а ворошиловцами. Кстати, кроме Ворошилова, в Первой конной был еще один член Военного совета – Ефим Щаденко, который совсем не комиссарил, зато занимался формированием и подготовкой пополнения. Кстати, Ефим Щаденко, почти совсем ныне забытый, этим же занимался и в годы Великой Отечественной войны уже на государственном уровне.
  После Гражданской войны первая же должность Климента Ефремовича – командующий Северо-Кавказским военным округом. Никак у него с комиссарством не получается в биографии. Дальше – командующий Московским военным округом и оттуда – заместителем наркома, нарком по военным и морским делам.
   А может, Климент Ефремович на этих должностях не проявил своих военных талантов, может сам Владимир Ильич Ленин ошибался насчет этого, когда признавал за своим любимцем несомненный военный талант?
  Так чтобы внушить публике полководческую неспособность Ворошилова, потребовалось еще во времена Брежнева его имя и заслуги вычеркнуть, фактически, из  истории Гражданской войны.
Заслуги же Климента Ефремовича таковы, что рядом с его фигурой, если брать военных, только Фрунзе и можно поставить.
  Судите сами, в первой половине 1918 года Климент Ефремович успешно осуществил грандиозную операцию по выводу из-под немецкой оккупации заводов Донбасса. Его луганский отряд оказался единственной реальной силой, которая могла противостоять германским частям, дальше он берет под командование разлагающуюся 5-ю армию, делает из нее боевую единицу и с ней прорывается через 500 км казачьих областей, уводя с собой 80 эшелонов, к Царицыну. Операций такой сложности еще никто до Ворошилова в мировой военной истории не проводил.
  В Царицыне он вступает в командование группой войск, обороняющей город. Снова берет под командование части, в которых царил, если выражаться мягко, полный бардак, наводит там железный порядок, и отбивает наступление почти втрое превосходящих сил Краснова. В нашей историографии заслуга в обороне Царицына полностью отдана Сталину. Да, Иосиф Виссарионович был руководителем обороны, его роль в ней была главной, недаром город стал носить его имя. Но военной составляющей руководил именно Ворошилов, близкий друг Сталина.
А по масштабу и кровопролитности бои под Царицыным, получившем название «красный Верден», превосходили всё, что потом было на фронтах Гражданской войны.
Это был самый критический момент в той войне, падение Царицына неминуемо вело к падению Советской Республики.

   Когда на том участке миновала серьезная угроза и немцы, основные спонсоры Краснова, стали покидать Украину, Климента Ефремовича в первый раз «понизили» в должности. У него этих «понижений» с легкой руки наших историков, будет еще не одно. С командующего армии «понизили» до наркома внутренних дел Украины. Почему? Потому что там после ухода немцев остался такой грандиозный зелено-бандитский бардак, что потребовалась железная рука выдающегося организатора.
    Едва началось наступление Деникина, как Климент Ефремович понадобился снова на командном посту, ему всучили 13-ю армию, которая разбежалась по хуторам еще до того, как он успел вступить в командование ею. Профессионалы же ее формировали, военспецы! Куда там слесарю до них!
  Из остатков разбежавшихся войск Ворошилов сколачивает пластунскую бригаду, отбивает и задерживает наступление Деникина на Киев, руководит эвакуацией города, дальше вступает в командование группой войск, которая прикрывает стык фронтов, не давая деникинцам окончательно дезорганизовать оборону Республики.
И еще находясь на Украине, Климент Ефремович направляет телеграмму своему бывшему подчиненному в Царицыне, Семену Буденному, в которой ставит задачу Конному корпусу догнать и разбить Мамонтова. Буденный, игнорируя все приказы своего непосредственного фронтового начальства, бросает корпус за конницей Мамонтова, разбивает его и спасает от очередного, вроде бы неизбежного, краха Советскую Республику.
  Так и конный корпус, который потом был реорганизован в Первую Конную армию, еще под Царицыным начал формироваться по прямому указанию Ворошилова. Не будь этого указания, не было бы у Красной Армии и реальной силы в борьбе с казачьей конницей. И с поляками без Первой Конной… Лучше даже не представлять того, что случилось бы, если бы на польском фронте не действовала армия Буденного и Ворошилова. Хотя, до поляков дело не дошло бы, всё на Деникине закончилось бы, Мамонтов фронт, которым командовали военспецы, развалил качественно.
Идет 10 съезд ВКП (б). По времени с ним совпал Кронштадтский мятеж. Время мятежа было выбрано удачно, через несколько дней должен был начать сходить лед на Финском заливе и к Кронштадту могла подойти английская эскадра. Перспектива весьма печальная для Советской власти. Недаром Ленин назвал тот момент самым опасным за ее историю, опаснее колчаковщины.
Командует подавлением мятежа Тухачевский. У меня создалось устойчивое мнение, что он после польского фронта панически сам боялся командовать, это даже в Тамбове проявлялось. А в Кронштадте его войска тупо стояли и ждали… у моря погоды, наверно.
   Тогда на съезде к трибуне выходит Ворошилов, предлагает создать из делегатов съезда ударную группу, едет с ней в Кронштадт, берет командование в свои руки, во главе добровольцев по льду заливу идет на штурм крепости. Два дня – и нет мятежа.
    «Первый красный офицер». Помните? Слышали, как в армии тогда называли Климента Ефремовича?
    Я уверен, что если наших историков перенести во времени в те годы, да если бы они осмелились при бойцах Красной Армии ляпнуть, что Ворошилов не военный, никогда не командовал, а политический комиссар – им бы морды разбили. Их наглые лживые морды.
   Но нам нужно определиться с оценкой фигуры, которая возглавила военное ведомство СССР в период самого начала, по сути заново, строительства Красной Армии. Даже только то, что я перечислил, уже достаточно, чтобы понимать масштаб этой фигуры. Это по-настоящему легендарная личность. Личность такого уровня, которой даже близко не было ни в одной из тех стран, которые могли оцениваться, как потенциальные противники СССР в будущей войне…
 

Черновые наброски к новой книге. Глава 1. "Как и к какой войне готовился СССР" Часть 2.

     Сам Климент Ефремович в своей автобиографии «Рассказы о жизни» пишет, военное дело пришлось начать изучать руководимым им большевикам Луганска еще в 1905 году, когда начали создаваться их боевые отряды. Такая же биография была и у Фрунзе, руководителе в первую русскую революцию в Иваново-Вознесенске, Михаил Васильевич во главе ивановских рабочих участвовал и в боях в Москве во время Декабрьского вооруженного восстания. Так что, совсем не божественное озарение… И, разумеется, большевики знали, что власть им просто так никто не отдаст, за нее придется драться, в том числе и на фронтах, и делать за них это никто не будет, всё придется самим. Только самим. И к этому они готовились. Вот откуда неожиданно появившиеся способности у них к военному делу.
    И после победы в Гражданской войне они сразу же стали готовиться к новой войне, не будучи клиническими идиотами. Никто из них не надеялся, что капиталистическое окружение оставит в покое молодое Советскую государство, да само это окружение не скрывало своей враждебности к нам, краткую передышку давало только то, что Антанта хоть и вышла победительницей в Первой мировой войне, но сама этой бойней была значительно ослаблена, ей требовалось время зализать раны, Германии, которая позднее стала антибольшевистским тараном, тем более.
    Именно потому, что большевики были людьми реальных представлений в политике, в 1921 году в журнале «Красная новь» вышла статья Фрунзе «Единая военная доктрина и Красная Армия». Михаил Васильевич первым в Республике предложил заняться разработкой будущей военной доктрины и выдвинул основные положения, которые должны были лечь в ее основу.
   К сожалению, ему самому к этой работе пришлось только приступить, 31 октября 1925 года Фрунзе умирает на операционном столе и его на посту наркома по военным и морским делам СССР сменяет его старый друг и заместитель Климент Ворошилов.
   Мы здесь не будем отвлекаться на все политические перипетии, связанные с уходом Троцкого в отставку, который напоследок развалил армию до состояния, которому комиссия ЦК дала заключение: Красной Армии, как боевой силы, не существует.
    Нам сейчас важен факт – возглавил разработку военной доктрины и строительство вооруженных сил СССР, начал эту работу почти с нуля, Климент Ефремович Ворошилов.
   Личность, пожалуй, самая ненавидимая после Сталина… Да еще больше, за Сталиным даже наша современная официальная историография признает заслуги, но в адрес Ворошилова – только самая откровенная, оскорбительная клевета.
    Клевета настолько явная, что именно на ней самые известные историки, в том числе, «левые», демонстрируют свое истинное лицо фальсификаторов и лжецов. Личность Климента Ефремовича, отношение к нему – это индикатор.
     Подумать только, эти горе-историки, дружно, хором приписывают ему техническую безграмотность, игнорирование и некомпетентность в технических вопросах перевооружения Красной Армии, ставя в пример образованного в данной области Тухачевского! Ложь настолько наглая, что публика даже не в состоянии осознать, как так можно. Нормальный человек не может поверить, что люди, обладающие высокими учеными степенями, могут на чистом глазу так нагло врать и … верят этим историкам.
    Техническая безграмотность – это только семечки. Наши военные историки также, хором, отказываются признавать его военным, хором заявляют о том, что Ворошилов никогда не занимал командных должностей, был в армии комиссаром, политработником. Это уже даже не наглость. Это за всякими пределами.
    В реальности, биография Климента Ефремовича еще до того, как он стал наркомом, свидетельствует совершенно об обратном. Во-первых, он еще в 17 лет вошел в ряды, так называемой, рабочей аристократии, став машинистом электрокрана в сталелитейном цеху. Самая сложная на тот момент в промышленности техника и самая сложная специальность. В 17 лет! Сам по себе этот факт свидетельствует о несомненных технических дарованиях будущего наркома. Тогда как «технарь» Тухачевский за всю свою жизнь лично не имел дело с техникой более сложной, чем пулемет.
     Во-вторых, непосредственная военная деятельность Ворошилова началась… с техники. Прибыв в 1918 году в Луганск, увидев, что наступление немцев несет угрозу захвата ими Донецкого промышленного района, Климент Ефремович начинает формировать боевой отряд из луганских рабочих и, первым делом, они строят бронепоезд. На бронепоезде луганский отряд навстречу немцам и выдвигается. Не пешком, и не на повозках с вилами и косами, а на бронепоезде с пулеметами и пушками. В скором времени Ворошилов, вступив в командование 5-ой армией, отражает наступление немецкого корпуса, имея в армии отряд бронепоездов, созданный по его приказу. Эвакуирует оборудование заводов Харькова и Луганска в Царицын, имея в своем распоряжении уже и отряд бронемашин.  Отряд бронепоездов им активно используется и при обороне Царицына против Краснова. Стоп! Да ведь бронепоезд по тем временам – самая грозная и одна из самых технических сложных боевая техника.
     А потом, в Первой Конной у них с Буденным, которому тоже приписали игнорирование техники, был… авиаотряд. И отряд броневиков. И бронепоезда. А вы думали, что только одни тачанки?
    

Черновые наброски к новой книге. Часть 7.

    По итогам немецкой операции «Цитадель» высказался Гейнц Гудериан, бывший в период ее подготовки и проведения генерал-инспектором танковых войск вермахта. Он констатировал, что собранные с огромным трудом танковые войска в ходе боев под Курском понесли невосполнимые потери и с тех пор инициатива полностью перешла к русским.   
    Понятное дело, что опять был во всем виноват один только Гитлер, который назначил Гейнца, лучшего танкового генерала Германии, уже один раз отправленного в отставку после того, как его в ходе «Тайфуна» русские цинично отмудохали  (ну нельзя подобрать другого определения тому, что с его танковой группой произошло в конце 41-го года), но к советам «быстроходного Гейнца» Адольф Алоизович предпочитал не прислушиваться, поэтому строительство бронетанковых сил вермахта шло в направлении создания уродливой техники и уродливых соединений вопреки мнению генерал-инспектора танковых войск.
     Конечно, после того, как Алоизович хлебнул яду, на него можно было вешать всех собак, только у меня есть подозрение, что сам Гудериан приложил немало усилий для создания уродца в виде танковых войск Германии, потому что любой вменяемый танкист, увидев «лучший танк Второй мировой войны» «Тигр» должен был подать в отставку. С этим танком воевать против русских было категорически нельзя, потому что танк должен хотя бы по полю ездить быстрее, чем ползает черепаха. А как свидетельствует один из лучших танкистов вермахта Отто Кариус в своей книге «Тигры» в грязи», данная монстра даже задним ходом могла передвигаться лишь в условиях, когда один из членов экипажа снаружи управлял действиями механика-водителя, в противном случае монстра гарантированно «разувалась» на все гусеницы.
   В воспоминаниях Отто Кариуса есть еще пара интересных моментов. Оказывается, преимущество немецких танкистов перед советскими было в том, что наши командиры танков управляли сидя внутри танка, а немецкие это делали, сидя на башне, снаружи. Т.е., немцы видели поле боя, а наши видели это поле очень плохо. Как в таком случае сам Отто ухитрился остаться живым – мне совершенно непонятно, потому что – второй момент. Почти все свои победы над русскими танками этот лучший танкист вермахта одержал на предельно малых дистанциях, как сам он об этом в своей книге рассказал – от 50 до 200 метров. То, что на таких дистанциях у «Тигра» даже против Т-34-76 шансов практически не было – одно. Второе, разве командиры немецких танков имели статус сотрудников миссии «Красного креста», которых нельзя было убивать? А может имел место и следующий момент – обзор из «Тигра» был настолько паршивым, что его командиру приходилось почти гарантированно самоубиваться, высовываясь по пояс из башенного люка в разгар боя? А если сам лучший танкист вермахта остался жив, несмотря на это, то, подозреваю, он, если и доехал до Восточного фронта, то русских даже толком разглядеть не успел, как его «Тигр» был подбит. Не успел даже из люка высунуться.
    Но монструозные танки – это ладно, нам немного другое интересней. Немецкие генералы, оставившие воспоминания, дружно отмечают, что к «Цитадели» вермахт был уже не «айс», точнее – немецкий солдат был уже не тот, он был гораздо хуже солдата образца 41-го года. По сравнению с тем войском, которое вошло в войну, войско немцев 43-го года боевой подготовкой отличалось далеко не в лучшую сторону. Наши военные историки, и позднесоветские, и современники, справедливо отмечают этот факт, как действительный – качество немецких войск к 43-му году снизилось значительно.
    Здесь всё понятно. Немцы за два предыдущих года понесли настолько значительные потери, что в Германии была объявлена тотальная мобилизация, призывались все призывные возраста, чего в СССР никогда не было. Если же на место хорошо обученных и прошедших боевую закалку из тыла идут наспех мобилизованные и наспех подготовленные солдаты, качество такой армии неизбежно снижается. Это нормальная практика жизни. Нормальная логика нормального ума нормального человека только такой вывод и сделает.
   Но, одновременно, и позднесоветские, и современные российские историки, утверждают, что качество войск РККА к 43-му году значительно повысилось… Нет, здесь всё правильно, повысилось. Только у этих историков, одновременно, число наших потерь за первые два года в разы большее, чем у немцев. Модный в наших нынешних патриотических кругах историк А.Исаев (невероятный баклан!) любит повторять, что весь 41-ый и 42-ой годы наши, хоть и несли тяжелейшие потери, гораздо большие, чем потери немцев, «снимали стружку» с вермахта. В результате, «дострогали» вермахт до того, что он стал по боевой подготовке уступать РККА. При этом, понеся кратно большие потери.
  Как наши умудрялись это сделать – совершеннейшая загадка. Разве что, взамен погибших войск призывали боевых монголов Чингисхана, не иначе. Простая логика подсказывает, что если боевая подготовка РККА только росла по сравнению с немецкой армией, значит, в составе нашей было значительно больше военнослужащих, имевших хорошую боевую подготовку, т.е., закаленных в боях войск, а не наскоро мобилизованных и наскоро обученных.
    Учитывая тот факт, что в войну Германия вступила, имея подавляющее превосходство в численности войск, простая логика приводит к выводу, что за первые два года потери немцев и их союзников по сравнению с нашими были… правильно, чудовищными.
    В этой книге мы и покажем, за счет чего были достигнуты первоначальные успехи немцев, это было натуральным заваливанием трупами, они перли вперед, ни с чем, ни с какими потерями не считаясь. Причем, не только в пехоте. Даже в авиации у них была такая же картина. В результате, к 1944 году их самолетами управляли обученные по программе «взлет-посадка» (мне категорически не нравится фильм «В бой идут одни старики»), даже летчики их знаменитой своими асами группы «Зеленое сердце» дружно закрасили на фюзеляжах своих машин эмблему своей эскадрильи. Они сами свою группу стали именовать, простите, «Зеленая жопа», потому что советские летчики стали за ними целенаправленно охотиться, как на фазанов. Им стало страшно…

Черновые наброски к новой книге. Часть 6.

          Курск – это апофеоз! Это даже оперативно-стратегической тупостью назвать мало. Операцию «Цитадель» в том виде, как она была спланирована, могли задумать только конкретные психи. Нет, совершенно верно в военных фильмах сталинского времени изображались гитлеровские военачальники. Психи и паяцы.
      Замысел «Цитадели» был таков: сначала создаются чудо-танки с самой толстой броней в мире, потом эти танки концентрируются на виду у русских у оснований курского выступа. Специально на виду, чтобы русские побольше людей и техники собрали против этих чудо-танков. Потом этими танками обрезается выступ, в окружение попадают большие силы Красной Армии, во фронте образуется огромная дыра и снова можно мечтать о параде вермахта на Красной площади.
      Причем, замысел «Цитадели» у Гитлера и его генералов родился под впечатлением структуры бронетанковых войск нашей армии. В 1941 году немцы, считавшие себя непревзойденными специалистами в использовании танков, увидели в деле наш КВ, танк прорыва, который почти беспрепятственно утюжил тогда их любую оборону, идею такого танка они и использовали под Курском. До танка прорыва немецкая военная мысль самостоятельно дойти не смогла, нашу оборону они прорывали обычными средними и даже легкими танками, неся при этом колоссальные потери в бронетехнике, теряя, в дальнейшем, возможности полноценного развития наступления на участках прорывов. Умом гансы не дошли и до того, что танки прорыва только подсобное средство, они своими глазами видели, что русские их оборону рвут артиллерией, но это совершенно другая военная доктрина, обкатанная Красной Армией еще во время войны с финнами. Здесь нужны совершенно другие мозги и даже другая военная промышленность. Учиться нашим у придурков только потому нечему было, что у нас военные доктрины в корне друг от друга отличались. А вот немцы – копировали, не соображая, что копирование частей целого не заменяет всего целого, только создаёт уродства. Их бронетанковые войска к началу Курской битвы и стали таким уродцем.
        Несколько месяцев гитлеровцы стаскивали к дуге свои новейшие танки, а наши всё это время готовили несколько линий обороны, нашпиговав их артиллерией и минами, готовясь измотать наступающего противника и потом перейти самим в наступление… Всё можно понять, при желании, конечно, но  - готовить наступление на виду у противника, который готовиться к его отражению… Это, несомненно, вершина стратегической мысли! Новое слово в военной стратегии, чего уж тут?!
      5 июля 1943 года «Тигры» и «Пантеры» двинулись на нашу оборону. Оказалось, что местность перед наступающими танками была плотно заминирована и чудо-танки стали на минах подрываться. Кто бы мог подумать, что унтерменши применят такое коварство?! Можно хоть плакать, хоть смеяться, но сплошные минные поля перед нашими позициями для немцев стали неожиданностью. Дальше стало только хуже – огневые мешки противотанковой артиллерийской обороны. И оказалось, что «больше двух – не собираться», как только фашистское командование начинало концентрировать танки перед атакой, так они сразу становились удобной целью для советской штурмовой авиации, с неба на скопления техники градом сыпались кумулятивные бомбы.
       Апофеоз Курской битвы – Прохоровка. Поле, на котором «Тигры» и «Пантеры» сожгли 5-ю гвардейскую танковую армию Ротмистрова. Именно так это значится в нашей нынешней историографии. Только 5-я гвардейская через несколько дней после «сожжения» перешла в наступление, а тех, кто ее жег, как корова языком слизала.
     А жаль, что более-менее глубокий прорыв удался только у Манштейна на участке Воронежского фронта. Модель, наступавший против Центрального фронта Рокоссовского, подвергся особенно жестокому избиению. А вот если бы клещи немецких танковых дивизий, уже значительно повыбитых, сомкнулись за войсками Ватутина и Рокоссовского, то тут немцев ожидал еще один сюрприз – Степной фронт Конева. Конфигурация наших сил явно свидетельствует, что если бы замысел «Цитадели» в плане окружения войск Воронежского и Центрального фронтов удался, то для немцев эта удача привела бы еще к более тяжелой катастрофе вермахта, его войска, ослабленные после прорыва линий нашей обороны, попадали сами в окружение, оказавшись под ударами войск Степного фронта.
     Т.е., гениальность планирования «Цитадели» заключалась именно в том, что в случае успеха операции вермахт понес бы еще более тяжелое поражение. Результат и так был таким, что после Курска у Красной Армии главной задачей было не дать всем немцам успеть до Днепра добежать. А если бы в районе Прохоровки встретились Манштейн и Модель, то и до Днепра у немцев некому было бы бежать…

Черновые наброски к новой книге. Часть 5.

   Очень много ведется споров о том, была ли растерянность у Сталина и нашего командования в первые дни войны, когда неожиданно, смяв приграничные заслоны, вермахт, сломя голову, попер в глубь нашей территории, да еще и главный удар был нанесен в том месте, где этого никто не ожидал.
    Нам этот вопрос мало интересен, мы не спиритисты-экстрасенсы, чтобы вызывать дух Сталина и пытать его насчет психологического состояния на дату 22.06.41. Но, судя по тому, как начали войну немцы, любой вменяемый человек растерялся бы. Причем, германская военная невменяемость начала проявляться задолго до вторжения.
  Так, например, перед самой войной, германская сторона пригласила к себе группу советских конструкторов вооружения и ознакомила наших со своими новейшими разработками. Цель этой акции была ясна с самого начала – запугать противника мощью своей армии. Наши конструкторы увидели их танки и выставили претензии: вы обещали нам показать самое новое оружие, а водите нас по цехам, где производится какая-то устаревшая дребедень.
    У части немцев закралось подозрение, в Советском Союзе, если их конструктора не верят в то, что танки Т-3 и Т-4 – новейшее оружие, есть что-то гораздо более мощное. Но, судя по всему, эти тревожные мысли после принятия дозы шнапса с баварским пивом были отброшены.
    В результате, наши, анализируя тенденции развития бронетанковых сил в мире, пришли к выводу, что их основу будут составлять танки с нормальным противоснарядным бронированием, поэтому в СССР были прекращены разработки противотанковых ружей. Посчитали, что их возможностей в предстоящей войне будет явно недостаточно.  
   Когда же на поле боя столкнулись с «панцерами», оказалось, что немцев очень сильно переоценили, в спешном порядке кинулись разрабатывать ПТР.
   Немцы, наоборот, отбросив всякие подозрения насчет возможного наличия у Советов более тяжелых танков, ввязались в драку, рассчитывая, что противник слаб, получили результат – танкобоязнь, обусловленный отсутствием адекватных средств борьбы с новыми русскими машинами.
    Вот вам два разных подхода к подготовке к войне. Одна сторона рассчитывает встретить на поле боя умного и сильного противника, даже переоценивает его силы, вторая – делает расчет на слабого и глупого. Сколько вам нужно попыток, чтобы угадать результат столкновения этих двух, так скажем, концепций?
    И когда читаешь записи начальника германского Генштаба в его рабочем блокноте о том, что у русских обнаружились неизвестные ранее новые танки, самолеты, артиллерийские системы… Понимаете, эти болваны напали на нас, даже не удосужившись узнать, чем вооружена Красная Армия?
   У нас, вообще, есть подозрение, что только к моменту, когда Паулюс начал тупо биться лбом в развалины Сталинграда, наше военное руководство стало осознавать, что имеет дело с почти клиническими идиотами. Почти все проблемы начала войны были обусловлены именно тем, что планы германского командования становились неожиданностью для наших, потому что никто не ожидал именно таких решений от немцев, рассчитывая на их интеллектуальную полноценность. И только к Курску  советское руководство окончательно убедилось – планировать нужно с расчетом, что твой враг поступит максимально глупо…
    

Черновые наброски к новой книге. Часть 4.

       Мне даже мои товарищи по партии нет-нет, да возразят, что эти историки не психи, они очень умные, только за деньги так заказ власти отрабатывают. Вот – не уверен. То, что за деньги – ясен пень. Но насчет ума я бы не спешил. Наглости хватает у них, а вот с умом проблемы серьезные, потому что человек даже с легким налетом интеллекта не смог бы вляпаться в такую лужу, которая называется «Сталин надеялся оттянуть начало войны».
   Только подумайте, к июню 1941 года у границ СССР уже стояла развернутая группировка войск Германии и ее союзников численностью в 8 млн. человек, тысячи танков, орудий и самолетов, сотни тысяч автомобилей, с положенными ко всему этому тысячами эшелонов боеприпасов, горючего, продовольствия, а Сталин все надеется и надеется, что Гитлер в 41-м году не нападет… Эта гигантская армия со всем ее снаряжением так и простоит еще один год у границ СССР? Сталин не мог сообразить, что никакая экономика не выдержит содержания такой огромной полностью отмобилизованной армии, что после сосредоточения войск у рубежей нашей страны у Гитлера не было другого выхода, как напасть летом 41-го года?
     Существует еще версия, будто Гитлер убедил наше руководство, что вся эта махина не для войны с Советским Союзом, что это подготовка для войны с Англией. Впрочем, Адольф, действительно, об этом информировал советское руководство, но даже этот фигляр удивился бы, если бы ему кто-то сказал, что Сталин поверил в такую чушь.
     Мы не знаем, сам ли бывший выдающийся полководец Г.К.Жуков писал свои «Воспоминания и размышления», всё ли он сам в них написал, что за него дописали, что отредактировали из того, что он, может быть, сам написал, нас сейчас это меньше всего интересует… Хотя, дедушка Жора и без всяких редакторов, на камеру, давая интервью, нёс настолько выдающуюся ахинею, что уши в трубочку сворачиваются. Но его мемуары – это нечто особенное. Любимец нынешней патриотической публики, историк А.Исаев, называет Георгия Константиновича гением войны. Насчет его военной гениальности можно спорить, соглашаться или нет, это вопрос дискуссионный, зато насчет бессовестности, хвастливости и брехливости, которые, закономерно, к старости привели его к черте крайней глупости – никаких дискуссий быть не может. Он сам это продемонстрировал достаточно наглядно. Даже если он не единственный автор своих «Воспоминаний и размышлений», будь у Г.К.Жуков к старости хоть крупицы ума и стыда, он бы криком кричал: «Люди! Это не я! Я здесь не причем!», когда ему приносили поклонники эти книги для получения авторского автографа.
    Не кричал. Потому что в этих мемуарах – весь Жуков. Извините, если кого-то из его поклонников обидят мои слова, но там он весь – тупая и хвастливая скотина. Хотя, чего извиняться и перед кем? Поклонники у тупой и хвастливой скотины сами намного лучше своего кумира?
    «Шедевров» в «Воспоминаниях и размышлениях» столько, что их невозможно читать без слез от смеха. Книга круче «Похождений бравого солдата Швейка», только, по недоразумению, считается литературой другого жанра. И эти мемуары историками еще рассматриваются в качестве исторического источника. Какие источники, такая у нас и история.
   Впрочем, вот примеры художественного свиста дедушки Жоры:
«В своей книге «Накануне» адмирал Н. Г. Кузнецов пишет в связи с моим назначением начальником Генерального штаба: «Сперва я думал, что только у меня отношения с Г. К. Жуковым не налаживаются и что с ним найдет общий язык его коллега, начальник Главного морского штаба И. С. Исаков. Однако у Исакова тоже ничего не вышло».
Я сейчас уже не помню, то ли у названных товарищей со мной «ничего не вышло», то ли у меня с ними «ничего не получилось», — это не имеет ровным счетом никакого значения. Но в целях исторической достоверности я должен сказать, что вообще на обсуждение флотских вопросов у И. В. Сталина ни нарком обороны С. К. Тимошенко, ни начальник Генерального штаба не приглашались».
     Это в 9-ой главе «Накануне Великой Отечественной войны» своих мемуаров Жуков повествует о подготовке флота к войне и своих отношениях с флотскими. Когда адмирал Н.Г.Кузнецов писал свою книгу, Жуков был в жестокой опале, поэтому критика его со стороны Кузнецова в нежелании работать совместно с флотским руководством, вполне понятна. Понятно, почему С.К.Тимошенко с Г.К.Жуковым к Сталину не ходили для обсуждения флотских вопросов – флот был отдельным наркоматом. Флотский нарком не был подчиненным наркома Обороны, тем более, все адмиралы не были подчиненными начальника Генштаба. Но дальше наш «Швейк» заливается соловьиными трелями, когда расписывает свои выдающиеся усилия в попытке противодействовать Сталину, мешающему привести войска в боевую готовность к 22 июня:
«В 3 часа 07 минут мне позвонил по ВЧ командующий Черноморским флотом адмирал Ф С. Октябрьский и сообщил' «Система ВНОС флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Прошу указаний».
Я спросил адмирала:
— Ваше решение?
— Решение одно: встретить самолеты огнем противовоздушной обороны флота.
Переговорив с С. К. Тимошенко, я ответил адмиралу Ф. С. Октябрьскому:
— Действуйте и доложите своему наркому».
         Разумеется, гений войны не может быть только выдающимся полководцем, он должен быть еще и выдающимся флотоводцем, поэтому командующие флотами плюют на своего непосредственного начальника – наркома ВМФ, и звонят с докладами начальнику Генштаба, получая от него руководящие указания, в том числе – «доложите своему наркому».
    И это далеко не всё про субординацию в «Воспоминаниях и размышлениях», флотскими всё не заканчивается:
  «Вечером 21 июня мне позвонил начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант М. А. Пуркаев и доложил, что к пограничникам явился перебежчик — немецкий фельдфебель, утверждающий, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнется утром 22 июня.
Я тотчас же доложил наркому и И. В. Сталину то, что передал М. А. Пуркаев.
— Приезжайте с наркомом минут через 45 в Кремль, — сказал И. В. Сталин».
    Т.е., начальник штаба округа не своему непосредственному начальнику, командующему войсками округа докладывает, а, через его голову, начальнику Генштаба, а начальник Генштаба считает своего начальника, наркома Обороны, чем-то навроде хвоста собачьего, поэтому напрямую лезет к Сталину с важными новостями. Сам же Сталин не отваживается этого наглеца поставить на место и не указывает С.К.Тимошенко, что его подчиненный берега попутал, а через Жору тут же передает указание наркому явиться на прием.
   Разумеется, такой ситуации не было в реальности. У Сталина в кабинете стоял не городской телефон, на который мог звонить любой, кто знал его номер, все звонки шли через секретаря Поскребышева, который, перед тем, как соединить Жору со Сталиным, поинтересовался бы, почему о таком происшествии сам нарком стесняется докладывать. Да и С.К.Тимошенко не был институткой, за такое грубое нарушение субординации Жуков из Генштаба полетел бы ласточкой в форточку с понижением в звании и должности.
   Но это всё только цветочки, самое шедевральное у дедушки Жоры насчет того, как наше командование готовилось к войне, вот это особенно:
«Крупным пробелом в советской военной науке было то, что мы не сделали практических выводов из опыта сражений начального периода Второй мировой войны на Западе. А опыт этот был уже налицо, и он даже обсуждался на совещании высшего командного состава в декабре 1940 года.
О чем говорил этот опыт?
Прежде всего, об оперативно-стратегической внезапности, с которой гитлеровские войска вторглись в страны Европы. Нанося мощные удары бронетанковыми войсками, они быстро рассекали оборону для выхода в тыл противника. Действия бронетанковых войск немцы поддерживали военно-воздушными силами, при этом особый эффект производили их пикирующие бомбардировщики.
Внезапный переход в наступление всеми имеющимися силами, притом заранее развернутыми на всех стратегических направлениях, не был предусмотрен. Ни нарком, ни я, ни мои предшественники Б. М. Шапошников, К. А. Мерецков, ни руководящий состав Генштаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день компактными группировками на всех стратегических направлениях».
     Т.е., нарком Тимошенко, сам Жуков, Шапошников, Мерецков, весь руководящий состав Генштаба были идиотами? Они видели, как немцы рубят Европу танковыми клиньями, но в ожидаемой войне с ними на это … не рассчитывали? При этом, даже на совещаниях командного состава обсуждали опыт, но – не рассчитывали.
    Вы как хотите, но при всем нашем крайне критичном отношении к фигуре Г.К.Жукова, мы не можем поверить, что он эти строки написал добровольно, сам себя обвинив в кретинизме. Рычаги давления на него были и еще какие! У кого? Да у того, кто приказал переписать историю войны в свете руководящих указаний КПСС, прозвучавших… Но не будем спешить, всему свое время.
   Только вот в чем дело, именно опыт действий немцев в Европе при подготовке плана отражения их агрессии как раз и был учтен. Красная Армия именно так готовилась к предстоящей войне, чтобы не дать возможности вермахту повторить то, что ему удалось во Франции. И не дала, поэтому сначала через полторы недели после начала войны начальник германского Генштаба Гальдер сделал вывод – война выиграна, а в июле у его начальника Браухича, как сам Гальдер признался, настроение упало до уровня подавленного.
    Дело в том, что период, который в нашей историографии значится как катастрофа РККА летом 41-го года, в реальности является периодом катастрофы вермахта и его союзников. Уже в июле 41-го немецкое командование осознало, что их переиграли, их план «Барбаросса» оказался тухлой авантюрой…

Черновые наброски к новой книге. Часть 3.

   Нет, конечно, Сталин врал. Не просто, конечно, врал, а в политических целях. Что бы советский народ не пугался катастрофы Красной Армии, не упал духом и продолжал сопротивляться. Сталин постоянно врал. Называл себя учеником Ленина – врал. Называл себя марксистом – врал. Когда в этой же речи он говорил, что наши войска пока отступают из-за того, что у нас меньше танков и самолетов, чем у немцев – врал, потому что, согласно всем самым достоверным архивным данным, у нас танков и самолетов было в разы больше, чем у немцев. Вообще, в стране каждый второй был танкистом, а каждый третий – летчиком, в пехоту некого было брать. Войск, встретивших войну на Западе в 41-м году, было в три раза меньше, чем у немцев, а самолетов и танков было больше в 5-6 раз. Об этом не даст соврать наша самая научная историческая наука. Эта же наука нам с вами самым научным языком объясняет, почему Красная Армия, имея 20 тысяч танков против 3 тысяч немецких, отступала до Москвы: дуракам танки давать бесполезно. Дурак деревянное сломает, железное погнёт, стеклянное разобьёт. Вот когда немцы наших дураков-военных научили воевать, тогда… Тогда как раз и танки подоспели из начавших работать в эвакуации заводов, но это просто дуракам повезло. Им всегда везет. И Сталину повезло, ведь он сначала врал, что отступаем, потому что танков мало, повезло, что начали наступать, когда танки появились.
     Не везет только умным, даже местами гениальным. Как гитлеровским полководцам. У них то распутица, то мороз, то Гитлер…
    В этой книге будет много об уме и сообразительности немецких полководцев. Если вы смотрели фильмы о войне 40-х годов, то обязательно вам бросилось в глаза почти карикатурное изображение этих вояк, они там натуральными паяцами показаны. Это уже потом Георгий Жуков, заслуженный наш маршал, в конце жизни ставший, так же заслуженно, сказочником дядей Жорой, высказывался, что нельзя немцев считать дурачками, ведь это же нашу воинскую славу умаляет. Правда, дядя Жора не объяснил, почему эти умные немцы, имея в своём распоряжении людские резервы и арсеналы всей Европы, гениально отступали до самой рейхсканцелярии.
   А как они грандиозно врали своему фюреру! Причем, еще задолго до 22 июня 1941 года. Пик этого вранья пришелся как раз на окончание советско-финской войны. Немецкий генералитет представил Гитлеру анализ итогов той войны, согласно которому Красная Армия в боевом отношении почти нуль, война с финнами закончилась… позором для наших войск и, фактически, победой Маннергейма. Еще бы не победой, если германская военщина принимала самое деятельное участие в строительстве финской армии. Как можно было признать, что нарком обороны Ворошилов, слесарь без военного образования, создал армию на голову превосходящую ту, которую Маннергейму выстроили инструктора-академики?!
    Мы эту книгу с финской войны и начнем, невозможно ничего понять в Великой Отечественной войне без событий той, как ее теперь называют наши военные историки, «неизвестной войны». Почему она была неизвестной – это вы не у нас, а у них спрашивайте. Вообще то, она была очень известной, Советской правительство ее от народа не скрывало, даже обнародовало цифру наших потерь – порядка 40 тысяч человек.
      Интересно и то, что там с потерями получилась такая же петрушка, как и в Великой Отечественной, наши потери, после изучения «архивов» выросли в несколько раз, а финские усохли тоже в несколько раз.
    И не будь вранья немецкого генералитета фюреру про ту войну, еще неизвестно, решился бы он напасть на СССР или нет. Ведь именно генералы его убедили в том, что Красная Армия с финнами показала свою крайне низкую боеспособность, именно это позволило Гитлеру назвать Советский Союз «колоссом на глиняных ногах».
    А фигура Климента Ефремовича Ворошилова, главнокомандующего советскими войсками в войне 39-40-х годов – лакмусовая бумажка для всей нашей военно-исторической науки. Именно отношение этой науки к Ворошилову определяет всю ее «научность». Покажите нам хоть одного военного историка, который не отметился высказыванием, что Ворошилов не смог себя проявить в качестве полководца в современной войне, поэтому после Ленинграда ему командовать фронтами не доверяли? Гарантируем – ни одного военного историка вы не найдете. «Ни одного военного историка вы не найдете» - это не фраза неудачная. Мы специально пишем, не что нет ни одного военного историка, который другого мнения о Ворошилове, а именно, что у нас не существует военных историков. И это не преувеличение. Это факт. Если бы, например, все ученые-медики считали, что мозг находится не в черепной коробке, а в ягодицах, правое полушарие – в правой, левое – в левой, то вы бы стали считать этих придурков учеными-медиками?
    Так желание наших военных историков послать командовать фронтами К.Е.Ворошилова, члена Государственного Комитета Обороны, высшего органа власти во время войны – это такое же перемещение мозга из черепа к заднице. Сравните сами уровень должностей – член ГКО, один из пяти самых высших должностных лиц государства, и командующий фронтом.
    И этого мало, если касаться фигуры Климента Ефремовича. Его же наши историки за провальную финскую войну из наркомов обороны уволили… с повышением. И всё на основании архивных документов.
     Раньше мы еще сомневался в том, шизики они, эти наши военные историки, или просто притворяются, но после того, как начали заниматься биографией К.Е.Ворошилова, все сомнения развеялись. Там столько откровенного бреда откровенных психов обнаружилось, что теперь сам вид наших признанных историков у нас вызывает хохот. Мы на них без смеха смотреть не можем.
     Документов по Ворошилову введено в оборот историками очень много. Выглядят эти документы почти как настоящие. Почти все о том, каким тупым мудаком был Климент Ефремович. Особенно в роли наркома обороны и командующего войсками.
      Только если основываться на этих архивных документах, то … должны в архивах найтись еще кое-какие бумажки, иначе получаются серьезные нестыковки с биографией Первого маршала.
Я могу даже примерный текст, который должен быть в этих бумажках, написать. Вот как должна выглядеть стенограмма одного из заседаний Политбюро в 1940-м году:
«И.Сталин. Товарищи политбюровцы, сегодня я предлагаю разобрать персональное дело одного нашего товарища, которому мы все безгранично доверяли, но он наше доверие цинично не оправдал и поставил партию, правительство, весь советский народ в очень некрасивую позу. Речь идет о товарище Ворошилове, которого я сегодня на Политбюро не позвал, мы этот вопрос рассмотрим в его отсутствие. Почему в его отсутствие? Да это же головорез! Разве вы не знаете? Не дай бог обидится! Он же нас или саблей здесь порубает, или из нагана перестреляет. Поэтому – будем его песочить за глаза. Слово для доклада предоставляется товарищу Молотову.
В.Молотов. Товарищи, считаю своим долгом, как Предсовнаркома, доложить о том, в какое идиотское положение поставил нас мой подчиненный нарком обороны Ворошилов относительно войны с финнами. Присутствующие знают, что в планах нашего правительства было воевать с Финляндией в течение года и закончить войну сокрушительной победой, малой кровью и могучим годовым ударом. Чтобы этим прихвостням Гитлера мало не показалось. Как поступил товарищ Ворошилов? Товарищ Ворошилов, командуя нашей армией, зная о планах правительства, тем не менее сразу начал получать от Маннергейма звездюлей. Подставил войска под меткий огонь финских «кукушек»…
Голоса. А своих метких «Ворошиловских стрелков», гад такой, на войну не послал. С какой целью он их бережет?
В.Молотов. Я продолжу. Таким образом, через три месяца Клим потерпел от Маннергейма позорное поражение, наглядно продемонстрировав всему цивилизованному человечеству, что Красная Армия воевать всего один год, как это мы планировали, не в состоянии. Нанеся Ворошилову тяжелейшее поражение, опасаясь, что войскам под его общим командованием, которые просочились через линию Маннергейма, придется наносить еще раз тяжелое поражение на улицах Хельсинки, столицы Финляндии, если кто географию плохо помнит, финское правительство вынудило нас заключить непредусмотренный нашим пятилетним планом тяжелейший мир и навязало нам свои болотистые территории, содержание которых крайне обременительно для бюджета.
Голоса. Там комаров столько, что даже на пикник не выедешь! Вернуть их финнам нужно!
В.Молотов. Вам бы все на пикники ездить! А у меня пятилетний план под угрозой. По плану год на победную войну отводили, а этот … редиска этот за три месяца сдался финнам и куда теперь совать мне пятилетний план? Кобыле Буденного под хвост? Предлагаю изгнать Ворошилова с поста наркома обороны и отдать его следакам НКВД на расправу, как Блюхера. А наркомом – маршала Тимошенко. Маршал Тимошенко не виноват, что Клим им так командовал в этой войне.
И.Сталин. Ты бы, Вячеслав, шашкой так не махал. Тем более, что ты плохо владеешь боевым холодным оружием. А Клим владеет, и у меня нет желания испытать это владение на себе.
Голоса. Еще не надо забывать про его террористическую организацию «Ворошиловские стрелки»!
И.Сталин. Правильно, товарищи. Нужно трезво смотреть на ситуацию. Предложение Вячеслава я поддерживаю, только нужно как-то… деликатнее. Может дать Климу орден Ленина сначала?
Голоса. Дать! Да что ему этот орден? У него орденов полная гимнастерка на груди и еще дома в комоде запасные… Но дать надо, конечно.
Л.Каганович. Товарищи, как коммунист-еврей, иду на жертву. Предлагаю метро моего имени переименовать в имени Ворошилова.
И.Сталин. Моисеич, ты как обычно, что ни ляпнешь – всё мимо. Сам подумай: метро и маршал! Вот какой-нибудь корабль, эсминец или подводную лодку…
Голоса. Лодку не пойдет! Он гордый! Крейсер – минимум.
И.Сталин. Согласен. Назовем один из крейсеров нашего флота «Ворошилов». Достаточно ему?
А.Микоян. Мало. Как армянин предупреждаю – Клима этим не умаслишь. Что ему крейсер, если уже города его имя носят? Нужно бы еще что-нибудь для его полководческой славы придумать. Может летному училищу в Каче его имя присвоить?
В.Молотов. Идея. Академии Генштаба – имя Клима. Всё-равно там одни бараны учатся, которых немцы потом разобьют сначала и научат воевать, надеюсь. Так пусть они учатся в Академии имени Ворошилова.
И.Сталин. Кто – за? Единогласно. Расходимся?
Голоса. А должность? На пенсию отправим?
И.Сталин. Вот чуть не упустили. Спасибо, товарищи. Должность ему надо дать, конечно. Может, наркомом каким-нибудь вместо наркомата обороны? Вячеслав, есть вакансии в правительстве?
В.Молотов. Да все места заняты и свободных портфелей не имеется. Единственное – замом Предсовнаркома может?
И.Сталин. Так это же повышение! А ты его сам выгнать предлагал.
В.Молотов. Ну это я сгоряча. Буду терпеть. Куда ж деваться?!
И.Сталин. На этом считаю вопрос исчерпанным…
Л.Берия. Э-э, батоно Иосиф! Вы здесь все хитрожопые, как я погляжу. Скинули с себя проблему?! На кого? А всё на Берию! Всегда всё на меня, я за вас уже заманался тянуть всю работу.
В.Молотов. Ты чо пургу гонишь, ментяра? Бросай свои дешевые подкавырочки и по делу базарь.
Л.Берия. А ты на понт меня не бери, понял? Я и так по делу. Батоно Климентий Ефремович – человек военный и обидится, если кто-то вместо него станет главным военным. А обиженный он горячий. Возьмет и скажет: «А кто вместо меня наркомом обороны? А вот я возьму и этого карьериста всего саблей порежу!». А Берия потом отвечай перед партией, что не сохранил жизнь наркома обороны Тимошенко?
В. Молотов. И чо делать? Ты-то чо предлагаешь?
Л.Берия. А чо я? Ты эту муйню затеял, ты и предлагай.
И.Сталин. Чтобы вы без меня делали, щенки? Вечно всё за вас решать приходится. Вот такой вариант: Клима ставим на Председателя комитета обороны при Совнаркоме. И нарком обороны будет у него в подчинении. Как вам вариант?
Голоса. Принимается. Коба- гений! Да здравствует Великий Вождь Сталин!
И.Сталин. Тогда выносим резолюцию. Диктую: «За развал армии и позорное поражение в войне с белофиннами Политбюро ЦК ВКП(б) постановляет: Климента Ворошилова с поста наркома обороны снять и повысить в должности до заместителя председателя Совета народных комиссаров, возложив на него руководство наркомом обороны в Комитете обороны при СНК. За проявленное раздолбайство и пофигизм при исполнении должностных обязанностей в качестве Главнокомандующего войсками в войне с белофиннами наградить Ворошилова орденом Ленина, присвоить его имя Академии Генштаба и назвать крейсер Черноморского флота «Ворошилов». Пусть подавится, сволочь. Ничего, пройдет время и я ему все припомню. Он еще у меня в английских шпионах походит…».

Вас что-то не устраивает в этой «стенограмме»? Типа, какой-то бред? А мы здесь причем, если в нашей историографии именно так кусок биографии Климента Ефремовича выглядит?..