?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: еда

p_balaev

[sticky post]Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Психические проблемы ностальгирующих по брежневизму. ч.3.

      Насчет лечения – я серьезно.  По всей видимости, у таких, как Красная Надя,  события после развала СССР вызвали нарушения психики. Нет, она не кусает прохожих и на Луну не воет. Внешне вроде нормальный человек.  Но это кажущееся впечатление. И причины ее проблем лежат на поверхности.
      При СССР она была женой одного из врачей, работавших, как я понял, в 4-м управлении Минздрава. Лечил партийную номенклатуру. Квартира в правительственном доме на Кутузовском проспекте, в соседях министры разные, автомобиль «Волга», загородный дом.
      По тем временам это был – статус! Круто. Это сегодня примерно как жена олигарха.  И тут – всё прахом.  Нет, материальное положение ее не изменилось. Квартира на Кутузовском осталась, но в ней она не живет, живет в загородном доме. Сама мне писала, что даже квартиру не сдаёт,  стоит пустая. Т.е.,  денег хватает.  Дочь замужем за состоятельным человеком.  Вниманием и помощью тещу не обделяет. Казалось бы, всё в порядке. Но нет!
      Раньше-то можно было приехать в отпуск к родне где-то в Ставрополье – жена врача из «Кремлевки», машина – «Волга», квартира в правительственном доме -   у-у!  Все вокруг завидуют. Свезло – так свезло.  А  теперь?  Статус потерян.
      Поэтому – мясо невкусное, конфеты несладкие, сметана жидкая. Интересно читать в ее постах, как она приезжает из загородного дома в Москву в свою квартиру. Идет по Кутузовскому и всё ее на проспекте бесит.  Она буквально ненавидит всё вокруг. Какие-то бутики, рестораны, банки, конторы… Развелось, понимаешь, всяких крутых. То ли дело – раньше.
      Еще интересно. По образованию она химик-технолог. И работала на каком-то московском предприятии инженером. Но только в ее воспоминаниях о работе ровным словом – ничего. Только про вкусную колбасу в СССР.  И про вкусное мясо, которое она на рынке покупала.  И про особые какие-то вонючие духи, которых теперь не делают.
    А еще в том дачном поселке, где у нее загородный дом, мерзкие новые русские посмели построить дома круче, чем у нее. Вот же суки такие!
     Отсюда – почти звериная ненависть к нынешней стране и людям. И почти ежедневные вопли в блоге: «Никогда я вам, сволочам, не прощу СССР!» . Всем сволочам, разумеется, на ее непрощение наплевать, потому что тётка максимум чем может отомстить – сбегать проголосовать за Грудинина.
     Это одна из категорий совкодрочеров -  потерявших свой статус.  На этой почве у них развился психоз. Не нужно путать их ни с левыми, ни с коммунистами, это психопаты.
      Но эти остались в стране, не уехали.  Вторая категория – эмигранты. Одного из них я называю Герценом в изгнании.  Известный в ЖЖ профессор Лопатников…

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 9.

     Вообще, в тюремных письмах профессора удивляет особое внимание, которое он уделяет вопросам жратвы. В большинстве писем - про жратву, то он шарлотку выпекает, то навагу покупает и жарит, то конфет полкило купил…   Можно это списать на то, что в условиях полуголодного существования у человека еда становится главным вопросом, но это не было полуголодным существованием, как вы уже поняли, тем более, что «…По количеству очень много, не поедаю даже своего пайка- 650 г черного хлеба и подсушиваю из остатков сухари».
      Еще в доживающую своей век эпоху эпистолярного жанра, доинтернетовско-телефонную, мы тоже писали друзьям, подругам, родным и знакомым письма. Из армии, где нас на завтрак не угощали пирожками, а на обед пудингами с печенкой, в трудные 90-е годы, когда во многих семьях про жаренную навагу забыли, но ни я, ни мне никто никогда про жратву не писал. Если я и мои друзья в армии во время срочной службы получали от матерей письма: «Сынок, как вас там кормят, может денег прислать?», то отвечали стандартно: «Кормят хорошо, мама не беспокойся».
     Какой-то она другой была, эта старая интеллигенция. С упором на вопросах питания. Впрочем, здесь это не особо важно. Важно то, что профессору Вангенгейму на Соловках предложили работу по его специальности – метеорологом.
   Это вообще характерно для советской пенитенциарной системы времен Сталина, отсюда – хозяйственные управления ГУЛАГа. Та система, которую ликвидировал в 1953 году Берия, не стремилась человека, совершившего проступок, выдавить из нормальной жизни навсегда, делала всё для того, чтобы отсидевший срок не вышел на свободу, выпав из профессии и своего профессионального круга, смог включиться в нормальную жизнь. Да и отбывание срока за занятием по своей специальности – это очень много значит в психологическом плане для заключенного.
    Но с Ваненгеймом это не прокатило. Метеорологом? Ишь, чего захотели, сатрапы?! Это ведь не совсем курортная работа. Побегай в зной, стужу, дождь и метель по метеостанции, снимая показания приборов, да еще снег покидай лопатой – обычное занятие зимой метеорологов! С больной рукой, которую даже гипнозом не вылечили.
     Не очень-то, похоже, профессор метеорологией и увлекался. Но чтобы вы, на месте сотрудника оперчасти в тюрьме, решили насчет такого метеоролога. Я бы, да и любой другой: не хочешь по специальности, будешь тачку катать, гнида хитрожопая.
     Но профессор вместо того, что бы оказаться в бригаде на общих работах, стал библиотекарем. На очень тяжелой работе, как писал жене: «Последние дни приходится работать очень усиленно. Аэроплан привез газеты. Первую партию разбирал и распределял до 4 час. ночи, а следующую – в следующую же ночь до 7 1\2 ч. утра, затем подготовка к Ленинским дням – библиотечная выставка, рекомендательные каталоги, тезисы и пр., подготовка к VII съезду. Сегодня закончил работать в третьем часу ночи».
     Это вам не по метеостанции на свежем воздухе по сугробам в пургу и мороз гулять, это – настоящая каторга, в душной библиотеке глотать книжную пыль и газетки до утра раскладывать. Так вот и лишались в тюрьмах узники здоровья.
     Поэтому профессор в тюрьме числился в ударниках, получал зарплату, которую даже не мог потратить полностью, закупаясь в тюремном ларьке, деньги на личном счету у него накапливались. Да еще и премии получал за ударную работу!
   Никакие подозрения по этому поводу у вас не возникают? Вы тогда найдите какого-нибудь оперативника, работавшего в тюрьме или на зоне, расспросите, он вам всё объяснит.
     Дело в том, что в местах заключения, где оперчасть слабая или подкупленная ворами, библиотекаря назначают блатные. Через него удобно малявы передавать. Прикол в том, что даже назначенный ворами библиотекарь, в оперчасти тюрьмы значится агентом.
     Прикол еще в том, что воры – они такие идейные уголовники, что все поголовно «стучат». Это в наше время уже неизвестно только ежикам, бродящим в тумане уголовной романтики. Так вот, вор, смотрящий на зоне или в тюрьме, сам «назначает» библиотекарем агента оперчасти, чтобы поддерживать с оперативником связь, не засвечиваясь. Очень это удобно.
    Если же зона и тюрьма – красные, то там в помещении с книгами и газетами сидит просто агент оперчасти. В любом случае, при всех раскладах библиотекарь – агент оперчасти. Даже если, как в наши дни, заключенный из «новых русских», если он попал на эту блатную должность чисто за взятку. Все-равно, даже если он платит начальнику тюрьмы лично на лапу, за что его пристроили к книжкам и газетам, и не «стучит»,  в оперчасти он числится агентом.
    Почему? Да потому что первая же комиссия, проверившая оперчасть, обнаружив, что на должности библиотекаря находится лицо, не привлеченное к конфиденциальному сотрудничеству, открутит начальнику оперчасти помидоры без наркоза. Оставить должность, такую как библиотекарь, которая сама по себе предполагает широчайшие оперативные возможности, без агента на этой должности – это почти расстрельный косяк для начальника оперчасти, проверка сразу поставит вопрос о его неполном служебном соответствии.
    Еще прикол в том, что насчет «стучащего» библиотекаря знают вся тюрьма и вся зона. За исключением самых последних оленей, разумеется. Но всё-равно оперчасть получает от такого агента ценную информацию, настолько у него большие возможности «греть уши», обусловленные широчайшим кругом общения. И блатные знают о нем, даже если этот агент не ими поставлен, и не трогают. Тоже элементарно – через него удобно сливать в оперчасть дезу или просто нужную блатным информацию.
    Если у кого-то есть сомнения насчет того, что профессор Вангенгейм, стал библиотекарем потому, что был завербован оперчастью Соловецкой тюрьмы, то я этим оленям ничего объяснять не буду. Олени едят ягель и ходят стадом по полям общества «Мемориал», на которых растут мухоморы. У них глюки от этих мухоморов насчет сталинского режима.
   Вот потому профессор получал зарплату и премии, числился в ударниках – хорошо агент Вангенгейм работал. Ударно. Эти премии – залегендированные вознаграждения агенту за предоставленную оперативную информацию.
    И я не хочу ничего плохого писать насчет профессора Вангенгейма в разрезе его работы осведомителем на должности библиотекаря. Вы же знаете, что «красная зона» - это там, где оперчасть сильна и агентурой вся зона пронизана? Там царит порядок. Администрация обладает достаточно полной информацией о происходящем среди заключенных и своевременно пресекает попытки совершения правонарушений и преступлений. Где агентурные возможности оперчасти слабы – там бардак. И чем слабее оперчасть, тем больше бардака.
    Так что, тем, кто станет презирать Вангенгейма именно за его работу агентом, я могу только пожелать оказаться в тюрьме без агентов. Счастья вы там хлебнете. Только с этим счастьем недолго проживете, если вы не чемпион мира по боксу, или будете жить в петушатнике у параши. С большой долей вероятности, если вы представляете из себя образец «интеллигентного человека».
    Вопрос насчет Вангенгейма в другом: какой дурак из чекистов решил расстрелять агента в 1937 году? Да не было среди чекистов таких дураков, такие дураки есть только в «Мемориале», которые не понимают, что выложив на всеобщее обозрение письма Вангенгейма, они сами его скомпрометировали в глазах «пострадавших от репрессий», как агента НКВД.
  

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 8.

Сегодня с утра начал писать продолжение. Перепечатал кусок письма Вангенгейма: «Ты напрасно думаешь, что я затушевываю вопрос о своем питании. Я действительно сыт, и в количественном отношении ем даже слишком много. Вот пример (сегодняшний день). Утром – каши перловой пол-тарелки, пирожок с картофельной начинкой и довольно больших размеров, 2 стакана какао со сгущенным молоком. В 4 часа обед – тарелка супа и картофельный пудинг с печенкой (мясо, правда, бывает редко), 2 стакана чаю. Сейчас товарищи ушли в театр смотреть Островского «Без вины виноватые», а я готовлю ужин, на оставшемся от обеда супе варю макароны…»…
      Я прочитал это жене… Всё, сегодня пока не могу больше писать. Реакция жены на такую ужасную тюрьму выбила меня из рабочего настроя.

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Потом к этой компании из двух четверокурсников педиатрического факультета присоединились еще два четверокурсника санитарно-гигиенического факультета. Те уже выглядели натуральной шпаной. Один из них был каратистом. Точнее, он где-то насмотрелся, как каратисты становятся в их каратистскую стойку и издают пронзительные крики, делая странные движения руками и ногами. Он мне хотел показать фокус – сбитие с моей головы граненного стакана ногой. Поставил мне на голову стакан, встал в раскоряченную стойку и размахнулся ногой. Я, увидев, что он до стакана не достаёт, нога прилетит мне в голову, уклонился от удара. Каратист не смог удержать свою ногу и хряпнулся прямо среди комнаты.
   Тогда увлечением каратэ было модным среди молодежи. Только проблема состояла в том, что эта борьба была под запретом, поэтому почти все каратисты были именно такими, как этот мой знакомый. Пижоны из пижонов.  Но они думали, что их окружающие будут бояться и уважать, если они каратисты. Поэтому они даже ходили как-то особенно, как Брюс Ли, проглотивший упаковку фенолфталеина. И вели себя очень борзо.
    Толя, как звали этого каратиста, когда мы впятером пошли на пляж и заскочили пообедать в пельменную, решил мне показать, что он со стаканом облажался чисто случайно, а так-то – настоящий ниндзя. В пельменной он борзанул и решил со своим подносом втиснуться в середину очереди на раздаче. Ему какой-то парень сделал замечание, Толя встал в стойку каратиста, думая, что его в такой позиции испугается вся очередь. Вместо этого ему в лицо прилетело два очень хороших акцентированных, явно поставленных, удара. Сломан нос, вся грудь в крови из сломанного носа и разбитых губ. Но парень марку выдержал, пошел умылся к рукомойнику на входе в пельменную (это вам не нынешние туалетные комнаты в кафе) и встал в очередь.
  Мы в четвером над ним прикалывались, когда ели свои пельмени. У него были красными уши.
    С этой своей новой компанией я днями пропадал на пляжах Владивостока, забив на подготовку к экзаменам. Потому что выяснил, что на подготовительных курсах пересказывают школьную программу, которую я и так знал.
  А мои новые друзья, узнав, что у меня средний балл аттестата «5», называли меня дебилом. Так как, по их мнению, только дебил с таким аттестатом, при котором открыты двери любого другого института,  мог поступать в «ларек», заранее калеча свою будущую жизнь. «Ларек» - это мединститут, потому что в нем все ходили в белых халатах, как продавцы в ларьках.
    Но я был далеко не единственный школьный отличник среди абитуриентов меда, конечно. Просто большой разницы, в какой институт поступать, в СССР не было. Про МГИМО и институт советской торговли я, разумеется, молчу.

p_balaev

Совхозная реальность (из черновика к "Троцкизму") ч.6

    Положение в совхозах-колхозах к 80-м годам очень сильно напоминало ситуацию на нынешних капиталистических предприятиях, находящихся в стадии банкротства. Есть такие. Зарплату или совсем не платят, или платят мизер с задержками. Работы толком нет. Люди ходят, номер отбывают и тянут с предприятия все, что можно хоть как-то толкнуть. Охрана тоже сидит без зарплаты и смотрит на это сквозь пальцы.
     Банкротство везде выглядит одинаково. Только не любое предприятие обанкротить легко. Попробуйте разорить завод, обеспеченный кадрами, материальными ресурсами, да еще и рынком сбыта своей продукции почти бездонным. Для такой операции нужна особая гениальность.
     Такую гениальность проявили деятели из ЦК КПСС, когда обанкротили советское сельское хозяйство. Средний советский колхоз времен Сталина, такой, как «Имени 3-го полка связи»,  разорить нужно было еще постараться.

     Первый этап банкротства советского сельского хозяйства закончился огосударствлением колхозов. Начавшийся процесс прямого перевода коллективных хозяйств в совхозы был в середине 60-х годов остановлен. Почему отказались от дальнейшего перевода, точнее переименования, колхозов в совхозы – чуть позже.
       Вы помните методы вредительства, применяемые троцкистской оппозицией в 30-е годы? Там же главным были не прямые диверсии, а внедрение таких технологий, который приводили к излишним затратам, наносили экономический ущерб производству.
      Потом эту троцкистскую шваль поголовно реабилитировали, представив их жертвами маниакальной подозрительности Сталина. Мы помним и в чем суды обвиняли этих троцкистов-вредителей: в стремлении остановить развитие промышленности, нанести ей такой ущерб, чтобы столкнуть страну в реставрацию капитализма. Но мы, в большинстве своем, плохо понимаем, как можно, препятствуя развитию производства, прийти к капитализму. Механизм большинству моих соотечественников до сих пор не понятен.
    Мы бы смогли и сами давно в этом разобраться, тем более на наших глазах этот механизм был реализован. Конечно, СССР переходил от государственного капитализма к частнособственническому, именно этому процессу мы были свидетелями, но схема троцкистской деятельности по переводу государственной собственности в частную – у нас была перед глазами. Только мешают в ней разобраться такие «патриоты» СССР, как С.Г.Кара-Мурза и С.Е.Кургннян, да их – тысячи, таких исследователй-историков-экономистов-политологов. Они сделали виноватым в этих процессах сам советский народ, который обвинили в потреблядстве и предательстве идей коммунизма. Это колоссально! Потерпевшего сделали виноватым! Примерно так: «Чего ты, дурочка, темным вечером по улице домой шла, а потом на отсутствие фонарей на столбах и изнасилование жалуешься! Ходить надо днем!».
     Давайте попробуем разобраться сами. Я возьму ту отрасль сельского хозяйства, которую хорошо знаю – животноводство. Еще конкретнее – молочное животноводство Все-таки ветеринарный врач по образованию и успел поработать, хоть и недолго, главным ветеринарным врачам совхоза. Я сейчас вам покажу нечто, за что во времена Иосифа Виссарионовича целому ряду министров брежневского правительства прострелили бы бошки, как врагам народа, злостным вредителям-троцкистам.
      В СССР в 70-80-е годы была такая смешная агитационная компания под названием «Клуб доярок-трехтысячниц». Те доярки совхозов-колхозов, которые надаивали в среднем от одной коровы 3000 и более литров молока, становились членами этого Клуба. Их награждали орденами и ценными подарками, интервью у них брали, возили по хозяйствам и они делились передовым опытом.
     Почему компания была смешной? Да потому что надоем 3000 литров от коровы в 70-80-е годы в мире можно было не рассмешить только вьетнамских доярок, ну и доярок самых отсталых стран Африки. Там столько же надаивали.
     Я уже даже не буду трогать доярок США, которые доили более 9000 литров. Вы же скажете, что в Америке тепло и коровки на лугу пасутся круглый год! Хотя, для дойной коровы это не определяющие факторы.
    Возьмем Финляндию. Климат – тоже не подарок. Но доили финны в те годы от одной коровы от 6000 до 7000 литров. И ордена доярки Суоми за это не получали. А если еще учесть, что основное поголовье дойного стада Финляндии составляли породы, которые давали особо жирное молоко, идущее в сыроваренную промышленность, и удойность этих коров заведомо ниже – такие породы, а основу молочного стада СССР составляла черно-пестрая порода с очень невысокой жирностью молока, то станет совсем весело.
    Согласитесь, что если бы советская корова так доилась, как финская, то советский народ в молоке захлебнулся бы, а от масло мы бы рожи воротили.
    Но даже если бы советские коровы давали молока в два раза меньше финских, по 3000 литров, то уже масло и творог в СССР точно не стали бы деликатесами.
    Только средние надои в СССР были в пределах 2000-2400 литров на корову. Примерно, как во времена Сталина, когда только начинали заниматься проблемой породности скота. Но во времена Сталина низкоудойность в колхозах компенсировалась большим поголовьем частного сектора. При Брежневе этой компенсации уже не было.
   А к концу 80-х годов эта цифра колебалась в пределах 1500 литров. Было и меньше в некоторых хозяйствах.
    Но вернемся к «трехтысячницам». У этих «орденоносок» была слава всесоюзная, повторюсь. Их пресса вниманием не обходила. Несли они про свой героический труд чушь потрясающую. Доярки же. «Самое лучшее в мире образование» творило с интеллектом чудеса.
    Я выбрал одно из самых показательных выступлений одной из героинь той комедии.
В сборнике «Возьмем новые рубежи». (Литературная обработка Л.Р. Цыбиковой и Я.В. Николаева).- Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во,1984.) помещено интервью с Евгенией Петровной Перевозниковой, прославленной дояркой молочнотоварной фермы «Колесово-2» птицефабрики «Кабанская» Кабанского района, кавалер ордена Ленина.
     Не обращайте внимание на «птицефабрику». Вернее, обращайте. Птицефабрики в те годы были супер-пупер предприятиями и поэтому даже молочные фермы при них отличались от обычных ферм животноводческих совхозов в лучшую сторону.
     Это далеко не рядовая ферма. Начнем цитировать Евгению Петровну: «Я в прошлом году надоила по 3603 килограмма на фуражную корову. Не отстают от меня такие мастера своего дела, как Валентина Георгиевна Перевозникова, Глафира Николаевна Бурлакова. Они постоянно надаивают свыше трех тысяч килограммов. Всего по нашей птицефабрике в 1983 году 17 доярок перешагнули трехтысячный рубеж.

Движение трехтысячниц в нашем районе имеет давние корни. Восьмой год подряд в редакции районной газеты «Байкальские огни» проводятся встречи доярок трехтысячниц. Дважды за последние годы я завоевывала сразу по два именных кубка. Одни из них полагается за рекордный надой на фуражную корову, в данном случае около 4000 килограммов, второй — за наибольший валовой надой по группе - более 100 тонн молока от двадцати с лишним коров. Следующий человек поймет, что завоевывать такие кубки — дело нелегкое.

Работа моя не остается без внимания. По итогам девятой пятилетки я была награждена орденом Трудового Красного Знамени. В 1981 году получила медаль ВДНХ, а также в качестве премии — автомобиль «Москвич». Являюсь заслуженным животноводом Бурятской АССР».

      Казалось бы, налицо забота советского правительства о труженниках села – такие награды за надои в два раза меньше несчастных финских доярок! И забота о их росте. О росте надоев, конечно. Не спешите пока делать такой вывод. Будем дальше читать интервью с «трехтысячницей» и вы согласитесь со мной, что главу Советского правительства 1978 года (тоже поймете, почему именно этого года) и некоторых его министров нужно было не расстрелять. А четвертовать, колесовать, повесить за реброна крюк подыхать на площади, чтобы весь народ видел, как эти суки страдают…
    Но сначала про самое полезное и вкусное в мире советское молоко. Тоже из этого интервью. Хорошо, что литературной обработкой того, что наговорила Евгения Петровна, занимались журналисты, которые были очень, скажем так, далеки от реалий совхозной жизни, поэтому интервью получилось показательное.
   Итак, цитирую: «Дело в том, что коровы привыкают к доярке, к темпу ее работы, к ее характеру. Был случай, когда за меня доила подменная. Так получила она на 15 килограммов меньше молока, я через день вышла на работу сама, так они с радости, видимо, если так можно сказать, даже прибавили против прежних надоев на 25 килограммов».
     И еще фраза: «Дойка у нас механическая…»
    Что-нибудь поняли? Если никогда близко не сталкивались с советским молочным животноводством, то и не поймете. Доят коров доильными аппаратами. Корове глубоко все-равно, кто ей этот аппарат к вымени пришлепнет. Это ручное доение – там корова привыкает к манере доярки, там такая проблема есть. При механическом – абсолютно корове наплевать.
    Но тут нюанс. Прикрепленная к группе доярка получает зарплату от надоя. А подменная – на ставке. Ей, как и корове, абсолютно наплевать, сколько она надоит молока. Поэтому надаивает молоко. Не поняли?
 Как только прикрепленная доярка уходит на выходной, так сразу надои в ее группе падают, потому что подменная доярка не будет лить в молоко воду, чтобы поднять «надои».
     Поэтому доярки на молочных фермах СССР годами работали без выходных. Подмена вскрывала то, что все старались или не замечать, или, хотя бы, держать в рамках – разбавление молока водой.
      Вот Евгения Петровна сама, по своей доярочной глупости, разболтала журналистам, что каждую дойку в молоко доливала 15 литров воды, ведро. А после того, как ее один день подменяла сменная доярка – влила 25 литров, чтобы удержать общий результат на уровне.
     Думаете, кипяченную воду она лила в молоко? Гыыыы! Думайте. А вообще на фермах вода класса «для технических нужд» была. Не питьевая. Продолжайте грустить по самому вкусному молоку в мире. Но и это еще – семечки…

p_balaev

Что ели в Древней Спарте

Если вы, блохеры, идиоты сами, то не надо свой идиотизм приписывать древним.  Надо же такое сочинить: "Пожалуй самой популярной едой в Спарте была «черная похлебка», которую не стал бы есть даже самый последний греческий бедняк. Готовилась она из свинины с чечевицей, чесноком, уксусом и солью. Несмотря на то, что она была очень питательна, вкус имела просто отвратительный, и есть ее было сущим испытанием"!!!!!!.

У Плутарха "немного" не так:  "Из спар­тан­ских куша­ний самое зна­ме­ни­тое — чер­ная похлеб­ка. Ста­ри­ки даже отка­зы­ва­лись от сво­ей доли мяса и усту­па­ли ее моло­дым, а сами вво­лю нае­да­лись похлеб­кой. ".   Есть разница?


Эра тупизны и безграмотности!

Оригинал взят у biboroda в Что ели в Древней Спарте

Еда спартанцев, так же как и быт, отличалась от того, что было в остальной Греции. Спарта была военизированным государством, и вся жизнь спартанского народа подчинялась законам, которые во всем уравнивали граждан, и лишали их любого комфорта.


Read more...Collapse )



p_balaev

Про фантастическое советское молоко.

Я хорошо понимаю людей, которые  хвалят всё советское.  СССР - и моя Родина, которую я любил. Но, уважаемые, когда вы в похвале перебарщиваете, то этим гадите на СССР еще больше, чем его ненавистники.  Постоянно натыкаюсь на утверждения каких-то маразматических личностей, которые рассказывают байки о том, как они покупали в СССР молоко в магазине, оно у них прокисало, а потом они на этой простокваше оладьи делали.
Даже вполне вменяемые люди этим грешат  (из комментов):
""""> в СССР все было натуральное, только что мне про молоко написали, типа сейчас одно пальмовое масло

Советское порошковое молоко не содержало по госту растительных жиров и его производство ограничивалось в основном районами где кормовая база не позволяла в массовом масштабе выращивать КРС (северные районы).
Современное российское молоко это порошковый суррогат, российское молоко не может прокиснуть, оно может только протухнуть.. )""""





Вы понимаете, что просто смешите народ своим идиотизмом?  Объяснить? Объясняю:  в СССР молоко в продажу поступало только пастеризованным. Исключительно пастеризованным.  Ни один даже самый тупой идиот не выбросил бы в продажу сырое молоко. Это было запрещено категорически. Если вы не знаете - по какой причине, то я ничем вашему куринному мозгу идиота помочь не могу.

Теперь подумайте - что происходит с молочно-кислыми (и всеми другими) бактериями при пастеризации?  Она же для того и проводится, чтобы убить в молоке всю микрофлору!
   И как пастеризованное молоко у вас превращалось в простоквашу?  Это какие чудеса у вас происходили?
Да, молоко сворачивалось, внешне выглядело прокисшим...   Но я не помню, чтобы хоть кто-то в моем прошлом пытался эту свернувшуюся гадость использовать как простоквашу.  Зачем вы так фантазируете? Чего добиваетесь этим?

Запомните, на лбу себе зарубите:  из пастеризованного молока простоквашу получить нельзя! Советское молоко не прокисало, а загнивало также, как и совеременное, российское молоко.   И больше не пишите такой дикой чуши.