Category: криминал

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Черновые отрывки из книги о Большом терроре. ч.15

           Но осуждение таких, как Солженицын на 8 лет Особым совещанием, да еще при том, что за такое же, даже менее тяжкое преступление, трибунал спокойно выдавал 10 лет, не последнее преступление ОСО перед «демократическим человечеством»…
     Войны с Германией Сталин, конечно, не ждал в 41- году. Даже военным не разрешал по тревоге подниматься. Судя по некоторым признакам, Сталин был единственным человеком в стране, который не ожидал нападения немцев. Остальные не только ждали, но и заблаговременно подготовили даже Указы Президиума ВС СССР. В частности, уже 22 июня был готов Указ о чрезвычайном положении, утверждено положение о военных трибуналах. Вышла и такая очень суровая директива:
«Всем наркомам внутренних дел республик, начальникам УНКВД краев, областей, начальникам исправительно-трудовых лагерей НКВД, начальникам оперативных отделов лагерей НКВД
Прокурорам республик, краев и областей и прокурорам ИТЛ —
ПРИКАЗЫВАЕМ:
1. Прекратить освобождение из лагерей, тюрем и колоний контрреволюционеров, бандитов, рецидивистов и других опасных преступников.
2. Указанных заключенных, а также польские контингенты, немцев и иноподданных сосредоточить в усиленно охраняемые зоны, прекратив безконвойное использование на работах . Содержащихся в лагере заключенных максимально законвоировать.
3. Арестовать заключенных, на которых имеются материалы в антисоветской деятельности.
4. Охрану лагерей, тюрем и колоний перевести на военное положение.
5. Прекратить отпуска всем сотрудникам лагерей, тюрем и колоний и работникам прокуратур ИТЛ, находящихся в отпусках немедленно вызвать.
6. Прекратить ВСЯКУЮ переписку заключенных, а также содержащихся в спецпоселках, с волей.
7. Исполнение донести в 24 часа.
Народный комиссар внутренних дел Берия
Прокурор СССР Бочков»
      Правда, зверство? Люди срока отмотали, а их на волю не выпускают. Сатрапы. Не дали контрреволюционерам и бандитам поучаствовать в борьбе против фашизма. Не верили им, подозревали, что или к немцам перебегут, или, пользуясь военной неразберихой, станут убивать и грабить советских граждан.
      Правильно, разумеется, поступили. Оправдано в тех условиях. Но с окончанием войны наступила, подозреваю, некоторая эйфория и всех этих «страдальцев» отпустили на все четыре стороны из лагерей. Я понимаю, что у Сталина забот было выше крыше и без этого, одна конференция в Потсдаме чего стоила. Но чем думали руководители НКГБ и НКВД – не знаю. Курировал их на тот момент Берия, за такую оплошность ему стоило по голове настучать очень больно.
      Опомнились только в 1948 году:
«ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
УКАЗ
от 21 февраля 1948 года
О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдалённые местности СССР


  1. Обязать Министерство внутренних дел СССР всех отбывающих наказание в особых лагерях и тюрьмах шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций и групп и лиц, представляющих опасность по своим антисоветским связям и враждебной деятельности, — по истечении сроков наказания направлять по назначению Министерства государственной безопасности СССР в ссылку на поселение под надзор органов Министерства государственной безопасности:

    • в районы Колымы на Дальнем Востоке,

    • в районы Красноярского края и Новосибирской области, расположенные в 50 километрах севернее Транссибирской железнодорожной магистрали,

    • в Казахскую ССР, за исключением Алма-Атинской, Гурьевской, Южно-Казахстанской, Актюбинской, Восточно-Казахстанской и Семипалатинской областей.


  2. Обязать Министерство государственной безопасности направить в ссылку на поселение государственных преступников, перечисленных в статье 1, освобожденных по отбытии наказания из исправительно-трудовых лагерей и тюрем со времени окончания Великой Отечественной войны.

Направление в ссылку на поселение этих лиц производить по решению Особого совещания при Министерстве государственной безопасности СССР».
  К этому Указу вышел еще и циркуляр за подписью министра МГБ и Прокурора СССР, в нем есть такое положение:
«Начальникам органов МГБ, по мере выявления шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций и групп, освобожденных по отбытии наказания из лагерей и тюрем после окончания Великой Отечественной войны, в том числе и тех, сроки наказания которым истекли во время войны, но они были задержаны в лагерях и тюрьмах до окончания войны,— арестовывать, оформляя арест в установленном законом порядке. Арестованным предъявлять обвинение в соответствии с составом преступления, за которое они отбывали наказание в лагерях и тюрьмах. Следствие вести в направлении выявления антисоветских связей и вражеской деятельности после освобождения преступников из тюрем и лагерей, направляя дела по окончании следствия по подсудности. Если в процессе следствия таких данных получено не будет, дела направлять в Особое Совещание при МГБ СССР для применения к арестованным ссылки на поселение в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года. Дела оформлять в установленном законом порядке, приобщая к ним копии приговоров суда или выписок из решений Особого Совещания (тройки) и подробные справки по архивным следственным делам».
      Юристы должны понимать, что циркуляр никаких противозаконных требование не содержит. Выявляется лицо, которое вышло на свободу, берется его следственное дело, выносится постановление о возобновлении следствия по делу, лицу предъявляется обвинение по той же статье, по которой он был осужден, лицо становится подследственным и следствие возобновляется. В процессе следствия опрашиваются старые связи, устанавливаются новые, выясняется, чем лицо занималось на свободе. Если была возобновлена преступная деятельность – дело уходит в суд.
     Правозащитник из «Мемориала» будет, само собой, вам втирать, что это Сталин так ненавидел контрреволюционеров-троцкистов, что не мог спокойно спать, пока последний из них не сгниёт в районе Колымы.  Только в Указе еще и националисты есть. И, наверно, не только якутские, но еще и польские, литовские, латышские, эстонские, украинские. Какой мудак догадался их выпустить без ограничения места проживания из лагерей после войны, когда антисоветское националистическое вооруженное подполье в ряде республик занималось прямым вооруженным террором? Куда они рванули из лагерей – с двух раз догадаетесь?
    Пришлось в 1948 году их заново вылавливать и возобновлять но ним следствие. А тех, на кого не было компромата – на поселение, на Колыму и в другие северные районы. Начали срочно исправлять оплошность.
    Колыма-Колыма…  Мечта выпускников Владивостокского медицинского института и Приморского сельскохозяйственного института. Про другие институты Дальнего Востока говорить не буду, там не учился, но и там такая мечта у студентов должна была быть.
     На Север мы мечтали распределиться. Но мечтать, как говориться, не вредно. Это сегодня с Севера народ бежит в разные стороны, остаются только те, кто выехать не может. Да и то… А перед войной и после войны, там шло бурное развитие, строительство. Высокие зарплаты, с северным коэффициентом, цены почти такие же, как в Центре, районный ценовой коэффициент – копеечный, почти незаметный, снабжение намного лучше, чем в Центре, путевки в южные санатории – в приоритетной очереди.  У меня много было однокурсников из Магаданской области и Чукотки. Люди там родились, выросли и после окончания институтов уехали туда работать. Они почти все предварительно, перед поступлением, взяли отношения от предприятий, чтобы на распределении не пролететь и не попасть в теплые края, где не было северных надбавок к зарплате и снабжения, как в районе Колымы. В 80-е годы очень многим специалистам на Колыму попасть было крайне тяжело. Нехватки кадров там не было…
   

Убейте это тапком, чтоб оно не мучилось.

https://kajaleksei.livejournal.com/198354.html

"Как-то уже упоминал (кажется), что секретность (кроме как по военной части) нигде и никогда не решает (и не решала) своих задач (по крайней мере, в рамках социализма). На первый взгляд засекречивание некоторых тем кажется делом полезным и нужным (даже необходимым), но в конечном счете, себя никак не оправдывает (по крайней мере, с учетом всех издержек), но создает колоссальные проблемы для защитников своего прошлого (особенно, в случае оккупации страны вражескими силами, как в нашем случае, когда осколки СССР оказались в лапах капиталистических банд).

Секретность оказалась безусловно нужна и полезна, но только и исключительно для антинародной власти (как у нас сейчас), которая вынуждена скрывать от населения страны свою вредительскую, враждебную деятельность и ее последствия. А вот для истинно народной власти любая секретность категорически противопоказана, не только потому что создает условия и возможности для зарождения и развития антинародных элитарных группировок во властных структурах (и таким образом готовит предпосылки к контрреволюционному перевороту), но и открывает широчайшие возможности для будущих фальсификаторов истории (представителей вражеских сил). Позволяет приписывать побежденным, задним числом (фальсифицируя "рассекреченные" документы), любые возможные и невозможные преступления и (особенно) самые кровожадные намерения.

Свернуть

Проблемы секретности:

1. Секретные документы могут бесследно исчезать (публичные тоже могут, но реже).

2. Секретным документам нельзя верить (их легко сфальсифицировать, т.е. исказить или создать несуществующие и никогда не существовавшие).

3. Сам факт существования секретных документов позволяет спекулировать их содержимым (позволяет предполагать в них все что угодно).

Существует иллюзия, что засекреченные сведения не узнает враг. На самом деле, это только облегчает шпионам их деятельность. Им даже не нужно искать сведения важные и нужные для наших врагов, мы их сами уже пометили соответствующими грифами, все что остается шпионам, это их украсть...".


Вы и теперь сомневаетесь в том, что большинство наших леваков - полусбрендившая тупая шваль? Это с ними нам нужно объединяться?




Черновые отрывки из книги о Большом терроре. ч.8

Мне долго было непонятным, почему правозащитники «Мемориала» и подобная им шелупонь так докопалась до этого Особого совещания, представляя его решения каким-то незаконным зверством, приведшим к осуждению невинных людей, зачем понадобилось стряпать такую лажу, как документы о приговоре ОСО С.П.Королева. Подумаешь, адвоката не было у осужденных! И что из того?! Материалы ОСО проходили на проверку их законности через прокурора, т.е., фактически, прокурор в этой комиссии выступал в роли адвоката. А это намного покруче какого-то юриста из адвокатской конторы. Мне понятно, что и судам до законности приговоров ОСО было непросто дотянуться.
Да я сам почти 14 лет занимался почти тем же, чем занималось Особое совещание. Только я рассматривал административные дела, они – уголовные, но разницы почти никакой нет.
   Будучи заместителем начальника таможни по правоохранительной деятельности, я рассматривал  дела об административных правонарушениях, возбуждаемых в таможне, если наказание за правонарушения не предусматривало конфискации. Конфисковывать имеет право только суд. Суд имеет право рассматривать вообще все административные дела в сфере таможенного дела. И я мог либо сам вынести решение о наказании, либо вынести определение о направлении дела на рассмотрение в суд.
Можно было вообще все дела направлять в суд. Такое право у меня было. Во Владивостокской таможне у меня за год возбуждалось их порядка полутора тысяч. Вот какой геморрой я с себя сбросил бы! Только судья Фрунзенского районного суда города Владивостока на меня такую телегу накатала бы в Федеральную таможенную службу, что мне мало бы не показалось. Районный суд не вытянул бы такой объем, тем более, что таможенная административка – штука специфическая, там санкции очень серьезные, расследование тоже серьезное и административные дела даже по объему документов часто не уступают уголовным.
    И что, я принимал менее законные решения, чем суд? Да кто бы мне дал! После рассмотрения мною дела шли на проверку в прокуратуру, там прокурор в них въедливо всматривался, пытаясь найти любые зацепки, чтобы вынести представление о нарушении мною законодательства и на этом срубить свою прокурорскую палку. А мне в таком случае – втык, дисциплинарное взыскание и лишение премии, на год, пока оно не будет снято. Да еще «приговоренный» может обжаловать в суд мое решение, суд его отменит – мне опять втык. Это судье на многое наплевать, суды часто по тем делам, которые я им направлял, принимали такие решения, что автоматически возникал вопрос: сколько за это там хапнули?
Нет, и в таможенных органах некоторые идиоты пытались за рассмотрение брать взятки. Идиоты от нормальных людей отличаются тем, что их даже сажать не надо, они сами себя посадят. Я пришел в Центральную оперативную таможню на должность заместителя начальника по оперативной работе, но тут ушел в следственный комитет заместитель начальника по организации таможенных расследований и дознания Денис Руденко, на меня навесили еще и его функционал. Я сдуру его стал тянуть, а ФТС, неторопясь, искать кандидатуру на замену. И пока я не уволился – всё искали. И всё это время начальник отдела таможенных расследований меня тихо ненавидел. Его отдел расследовал административку и готовил материалы мне для рассмотрения. На его первые робкие намеки помутить при рассмотрении и определении санкций я сначала сделал вид, что не понимаю, о чем речь, а при повторном подходе – объявил, что теперь он моим доверием пользоваться не будет. Ему это было непривычно, работать с начальником, который не дает «заработать» - не всем нравится. Раньше у него был другой начальник. Так едва я уволился, буквально через пару недель, мне позвонил знакомый опер из ФСБ и похвастался, что он прихватил моего начальника отдела таможенных расследований на вымогательстве взятки за решение по административному делу. А бывший заместитель начальника ЦОТ Денис Руденко, при котором там так привыкли рассматривать административные дела, уже из СК вернулся в таможню, заместителем начальника Московской областной таможни по правоохранительной деятельности и в прошлом году также попался на взятке.
Так то же самое было и в Особом совещании. Только по голове следователь, направивший на него дело с нарушением закона, получал еще до того, как решение наркомом было вынесено. И сразу – от наркома. Так что, я бы не торопился представлять следственные дела, направляемые в ОСО, в виде тонюсеньких папочек с парочкой бумажек… Ага! Это еще какому-то судье можно сунуть лажу, но – НАРКОМУ!  Прилетит так, что будешь лететь с такой скоростью, что и погоны на лету отстегнутся.
  Но зато я, как заместитель начальника таможни по правоохранительной деятельности отвечал, в первую очередь, за состояние оперативно-розыскной деятельности во ввереном мне органе. А это, в первую очередь – агентура. И если мне на рассмотрение попадало дело, например, по фирме, владелец которой мог мне оказать содействие в деле получения оперативной информации, то, пользуясь своими полномочиями, я мог штраф ему назначить не на всю катушку, минимальный, а если отказывался …  Вы начинаете догадываться, почему Александр Солженицын с такой ненавистью описывал ОСО в своем «Архипелаге ГУЛАГ»?..
   

Черновые отрывки из книги о Большом терроре. ч.4

   Как-то, в самом начале нулевых, я Приморскому транспортному прокурору привез проект рапорта об обнаружении признаков преступления   с прилагаемыми к нему несекретными материалами, полученными в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Знакомы мы с прокурором были давно и друг другу вполне доверяли, поэтому я старался возбуждение всех более-менее значимых уголовных дел предварительно согласовывать с ним еще до регистрации рапорта об обнаружении признаков преступления в КУСП (книга учета сообщений о преступлениях) и передаче материалов дознавателю.
   Дело обещало быть интересным и резонансным, прокурор заинтересовался. Начали обсуждать возможный ход расследования: где и у кого  проводить обыски, кого допрашивать в какую очередь, как будет вести себя защита, что ждать от подозреваемых и т.п.. Как обычно бывает в таких случаях, прокурор поинтересовался агентурным обеспечением всей этой катавасии и захотел ознакомиться с материалами оперативной разработки. Да нет проблем! Привез ему свои материалы. Человек опытный, он сразу понял, что у меня имеются внедренные в преступную группировку агенты. Это было видно из агентурной информации. Она, естественно, в тех оперативных материалах, с которыми мог ознакомиться прокурор, была обезличена. Но степень подробности информации от агентуры вполне позволяла это предполагать. У прокурора загорелись глаза:
- А давай мы твоих агентов потом допросим по делу, как свидетелей?
- Долго думал?
- А что?! Что нам мешает?
- Да я не привык своими агентами разбрасываться. Пригодятся еще. Это – во-первых. Кроме того, они же не вещи, а люди. И не дай бог, с ними что-то случится, мне начальство башку открутит. А если убьют? Мне тогда останется только из своего табельного застрелиться…
  На самом деле, закон не ставит никаких ограничений насчет допроса агентов правоохранительных органов в качестве свидетелей. Они такие же граждане с такими же правами и обязанностями, как и остальные. Разве что, находятся под особой защитой тех сотрудников и тех органов, на которые работают. А так – как все граждане. В конце концов, как свидетели выступают и сами сотрудники правоохранительных органов. Свидетель – не понятой. Разный статус. Но вы же сами должны отлично знать, первое, что делают подозреваемые, ставшие подследственными, начинают выяснять – кто же их сдал. Поэтому оперативники делают всё максимально возможное, чтобы от агентуры отвести подозрения. Проводятся целые комбинации для этого. А тут тебе предлагают самому своего источника выставить свидетелем…  Хотя, изредка комбинация по прикрытию агента подразумевает и его допрос – чтобы не выделять его из числа всех прочих свидетелей.  И, разумеется, что следователь, ведущий расследование по уголовному делу, никогда не узнает, что он допрашивал агента. Да следователи и не знают агентуру оперативников, у них элементарно нет таких прав – знать агентуру. К агентурной работе следователи никакого отношения не имеют.
  По уголовному делу следователь может и сто агентов допросить, но он никогда не будет знать о том, что они являются оперативными источниками.
   Это мне вспомнилось, когда я в первый раз натолкнулся на известную записку министра МГБ Игнатьева Сталину об Особом совещании. Настолько известную, что даже в Википедии она выложена. Как в документах о реабилитации дедушки Дениса Карагодина чудесным образом совпали исходящие номера, так и в той записке чудесным образом оказалась откровенейшая чепуха прямо с первого абзаца, а когда я ее дочитал до:
« Допрос агентуры в качестве свидетелей превратился из крайнего средства в обычное явление…» - стало ясно, что никакой министр МГБ это не писал. Точнее, кто-то подменил реальное письмо Игнатьева на эту фальшивку. И этот «кто-то» - наподобие Ю.И.Мухина, который будучи обвиняемым по уголовному делу, связанному с деятельностью его организации «ЗОВ», писал на своем сайте, что один из свидетелей являлся агентом ФСБ. Это сочинение как раз в стиле того, что нам в своих страшилках представляет «Мемориал».
    Осталось только показать нам следственные дела, рассмотренные ОСО, в которых есть такие протоколы допроса : «Я, агент МГБ, Сидоров свидетельствую…».
   Ни один следователь МГБ элементарно не мог знать, что кто-то из свидетелей по делу является агентом. Комиссия ОСО при МГБ элементарно не могла видеть из материалов следственных дел, кто из свидетелей состоит на связи у оперативников.  Я даже не касаюсь того, что оперативники МГБ вдруг обезумели и начали массово «палить» свою агентуру, выставляя их перед следствием.
  Это всё чушь собачья. Это в письме Игнатьева оказалось из фольклора околокриминальной или диссидентской среды, которая давно обвиняла органы в том, что они фальсифицируют свидетельские показания, выставляя в качестве свидетелей агентуру. Фишка именно в том, что органы как раз крайне не любят этого делать.
Ну и самое начало письма: «Постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 года Особому Совещанию при Народном Комиссаре внутренних дел СССР было предоставлено право рассматривать все дела о лицах, признаваемых общественно опасными, и применять к ним меры наказания не свыше 5 лет лишения свободы.
В 1937 году Особое Совещание при НКВД СССР начало применять по рассматриваемым делам меры наказания до 8 лет лишения свободы».
  Прекрасно, правда? Если в 1935 году Постановлением ЦИК и СНК Особому совещанию дали права до 5 лет, то чем ему дали «восьмерку»? Постановлением Политбюро? Лень было оформить это постановление в виде закона? У нас будут еще случаи, когда вдруг вместо законодательного акта в СССР начинают принимать силу закона решения Политбюро.
   Интересно, сколько «жертв режима», осужденных судами на срок до 8 лет заключения, реабилитанты успели реабилитировать, как осужденных Особым совещанием? Ведь так же проще, можно из дела повыдергивать почти все листы, чтобы не париться с рассмотрением, написать заключение, что в деле всего пара «доносов» и его прекратить за отсутствием состава. Да и – зверство! Без суда! «Тройка» ОСО приговорила! Сатрапы! Невинного!
  Одного такого я нашел – Сергей Павлович Королев…

Частный Нюрнберг. "Дело Карагодина" как главное событие года

Еще немного покопался по Дениске Карагодину. Это было записано еще в самом начале его хайпа. Знакомый тип человека. Здесь он еще немного сам боится того, что натворил. Явно видно - боится.
 Плевать ему и на Сталина. и на своего деда, и на "Радио Свобода".
Это просто жулик. Классический тип жулика.




Черновые отрывки из книги о Большом терроре. ч.1

   В 2016 году здорово хайпанул, как сейчас выражаются в молодежной среде, молодой выпускник Томского университета хвылософ Денис Карагодин. Жил-был никому не интересный чувак дистрофичного вида с лицом, на котором почти не просматривались признаки интеллекта, и вдруг – почти мировая слава! Желанный гость на радио «Свободы», не говоря уже о наших «Дождях» и «Медузах». 
       Дениска сделал себе сайт, выложил на нем документы о судьбе своего деда, как следует из них, расстрелянного чекистами-звероящерами за шпионаж. И начал компанию по поиску «убийц» своего предка с целью предания их суду. Естественно, со сбором денег на эту компанию с доверчивой публики, покосившейся мозгами на антисталинизме.
   Мне несколько читателей прислали ссылки на те документы, которые публиковал Карагодин, и спрашивали моего мнения. Я сразу ответил, что даже разбирать их мне неинтересно, сразу в глаза бросается дичайшая лажа.
     Тогда, когда началась история с Карагодиным и какую форму она приняла, когда в нее включилась наша левая тусовка, ставшая в позу: «хоть и расстреляли дедушку по приговору внесудебного органа, но так ему и надо», - у меня и появилась убежденность, что в своей массе наши левые не дружат с мозгами и у них серьезные проблемы с психикой.
       Но на днях читатель Степан Коршунов предложил мне помощь в написании книги о Большом терроре, с тем, чтобы его мифология была разобрана с научной точки зрения, Степан написал, что в том, что у меня есть в главе «Троцкизма», пока отсутствует серьезный научный базис.
    Степан, ты молодец. И твоя помощь очень пригодится, и человек ты нормальный. Но! Сними же, наконец, с носа эти «научные» очки. Ты же живешь в реальном мире, а не в том, где отношения между людьми и отношения людей к вещам определяются «научной точкой зрения», которая является, по факту, точкой зрения религиозной.
    Я в «Троцкизме» ведь и написал, что вся эта преступная мафия, которая раздувает «Большой террор», только рада будет перевести спор о нем в «научное русло», перевести  его в бесконечный разбор нестыковок и нелепостей в документах, превратить его в аналог бесплодного спора верующих и атеистов о существовании бога.
    Именно, то, во что еще времена СССР превратился научный атеизм, нанесло самой атеистической пропаганде величайший вред. Марксистское отношение к религии, как к инструменту, используемому определенными классами в своих корыстных интересах, было подменено глупейшим – «наука против религии». Какая, к чертям собачьим, может быть наука против веры в бога, который под видом горящего куста являлся Моисею?
    Еще когда в опубликованной записке комиссии А.Яковлева публика прочла о том, что КГБ известно только о местах захоронения 200 тысяч трупов из 800 тысяч расстрелянных за тридцать лет Советской власти, атеистическое мышление пришло бы к выводу, что народу пытаются всучить очередного бога в виде пылающего на глазах Моисея куста. Сразу не поняли это? Так дальнейшие события в виде приватизации государственной собственности уже точно должны были навести на мысль, какому классу нужна эта религия «Большого террора». Вот и какую научную базу вы сможете подвести под гражданина Вселенной по фамилии Саваоф, который в результате «научного» спора атеистов с верующими переместился из-под куста в окрестностях Египта на облако, потом в стратосферу, а теперь обитает вообще не понятно где. Тоже самое касается 656 тысяч трупов… Воскресли и вознеслись к Саваофу?!
    Кроме того, нужно еще знать, что преступные деяния представителей государственных религиозных сект, направленные на укрепление веры граждан государства в «Саваофа», даже если они несут откровенно корыстный характер, преследованию со стороны государства не подлежат.
    Вы сможете назвать хоть одно уголовное дело по статье 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» в отношении служителей культа, когда они даже явно совершают эти преступления, развозя по городам и весям останки трупов непонятного происхождения, называя их чудотворными мощами, и под это дело выгребающие у доверчивых граждан деньги?
    Нет, конечно. Служители государственного религиозного культа, если их деяния направлены на укрепление этого культа, даже корыстные преступные деяния, уголовному преследованию не могут быть подвергнуты. Это противоречит интересам государства.
    Вот именно на это и сделал расчет внучек деда-шпиона Денис Карагодин, совершивший преступления, наказание за которые предусмотрены статьями 327, 165 УК РФ, когда выложил документы о судьбе своего предка и начал сбор средств на расследование. Парень хоть и глуповат, если судить по тому, как он это сделал, но поумнее многих, кто пытается подвести научную точку зрения для разоблачения религиозного мифа о «Большом терроре».
     Вы уже, пожалуйста, начинайте умнеть, дорогие товарищи. Хватит заниматься ерундой в стиле «наука против религии».
    Но, ладно, для наглядности  перейдем непосредственно к Денису Карагодину. Только здесь может быть применена одна наука. Называемая криминалистикой. Никакой исторической науки здесь не применишь по определению.
    Я постараюсь вам показать, как и какие преступления совершил Д.Карагодин и почему ему никакой уголовной ответственности за это не грозит…

#2 | 1937-й. Роковая ошибка Сталина. Елена Прудникова





У Елены Анатольевны реально проблемы с психикой. Религиозное поклонение "святому Лаврентию"  бесследно для головы не проходит.

Еще дама пытается рассуждать по теме права, даже не понимая, что запретить пытки подследственных - это тоже самое, что и запрет нанесения гражданам телесных повреждений.  Госпожа Прудникова, пытки, т.е. избиения людей - это уголовное преступление, нанесение вреда здоровью. Они еще до Берии были запрещены Уголовным Кодексом. Если следователя ловят на применении пыток, то он привлекается не к дисциплинарной ответственности за нарушение приказа о запрете пыток, а к уголовной - за причинение вреда здоровью, да еще отягощенное использованием служебного положения. Дайте этой дуре прочесть УК РСФСР или УК любой другой республики СССР.

110. Превышение власти или служебных полномочий, т.е. совершение действий, явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных законом совершившему их, при наличии признаков, предусмотренных в предыдущей статье, -

лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.

Если же превышение власти или полномочий сопровождалось, сверх того, насилием, применением оружия или мучительными и оскорбляющими личное достоинство потерпевшего действиями, -

лишение свободы на срок не ниже двух лет.

115. Незаконное задержание, или незаконный привод -

лишение свободы на срок до одного года.

Принуждение к даче показаний при допросе путем применения незаконных мер со стороны производящего допрос лица, а также заключение под стражу в качестве меры пресечения из личных, либо корыстных видов, -

лишение свободы на срок до пяти лет.

142. Умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо иного органа, неизгладимое обезображение лица, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со значительной потерей трудоспособности, -

лишение свободы на срок до восьми лет.

Если от такого повреждения последовала смерть или если оно совершено способом, носящим характер мучения или истязания, или явилось последствием причинения систематических, хотя бы и легких, повреждений, - лишение свободы на срок до десяти лет.

143. Умышленное легкое телесное повреждение, не опасное для жизни, но причинившее расстройство здоровья, -

лишение свободы или исправительно-трудовые работы на срок до одного года.

Умышленное легкое телесное повреждение, не причинившее расстройства здоровья, -

исправительно-трудовые работы на срок до шести месяцев или штраф до трехсот рублей.

О массовом спорте. Часть 1.

   Бывают же в жизни совпадения! Полез на антресоли, жена попросила достать чемодан с обувью, под руку попался футляр с бильярдным кием. Отдал жене чемодан, сам достал из футляра кий, скрутил его (он двухсоставной), что-то ужас как сильно захотелось шары покатать…  Жена смотрит на меня и спрашивает:
- А когда у Димы День рождения?
-Сейчас гляну.
      Достал свой старый, еще со Владивостока, блокнот, глянул – сегодня!..
         В октябре 2005 года в воскресенье  мне позвонил начальник оперативной таможни, сказал, что меня к себе выпить коньяка зовет начальник контрразведки КТОФ.  Заодно, нужно порешать для хорошего человека какой-то вопрос. Если возможно – нужно помочь.
         Я тогда еще не был назначен заместителем начальника Владивостокской таможни по правоохранительной деятельности, был только командирован на эту должность, четыре месяца до назначения находился в командировке и жил в гостинице. В обстановку только начинал вникать, таможня большая, город в оперативном плане сложный, оперсостав в оперативно-розыскном отделе весь молодой, максимальный стаж службы 2 года у ребят. Я тогда сразу понял, что с оперсоставом происходит. Едва опер начинает опыт приобретать, ориентироваться и заводить агентуру – его пинком на улицу. Это известная схема, начальство крышует всех подряд, поэтому ему нужны оперативники без позиций. Результаты на какой-то мелочи показывают (а во Владивостокской таможне вообще годами ничего не показывали, до моего прихода – 4 уголовных дела за год) и живут не чешутся.  Меня и двинули на Владивостокскую таможню сломать эту ситуацию.  Но тогда, в октябре 2005 года, я еще сам только вникал, а от оперативников, по причине их неопытности, информации было крайне мало.
       Поэтому на просьбу  товарища контрразведчика капраза  Сереги «помочь хорошему человеку» ответил уклончиво.  Там ситуация была стандартная. Фирма, в которой был интерес контрразведки (это не криминал и не крышевание – такой интерес, но непосвященным это знать не полагается), попала на таможне под раздачу. Конкуренты подвигли руководство одного из таможенных постов Владивостокской таможни на действия по затягиванию оформления товаров этой фирмы. Начались бесконечные досмотры и требования о предоставлении дополнительных сведений и документов.  Все досмотры безрезультативные, т.е., правонарушения не выявляются, проверка документов ничего не даёт, но оформление затягивается, товар (японские автомобили б\у) стоит на складе, за хранение капает, клиенты уходят к конкурентам.  Пробовали жаловаться начальнику таможни, но тот тоже недавно назначен был и повел себя как-то странновато.  Как будто чего-то ждал.  Как будто «надо ж дать».
     Тогда я объяснил Сергею, что сдуру ввязываться, пока всю ситуацию не изучу, не буду, даже если меня мой генерал будет об этом просить. Придется потерпеть.  Начальник контрразведки – человек опытный, всё понял правильно.  Правильно понял и проситель, начальник службы безопасности потерпевшей фирмы.  К слову, в ситуации, в конце концов, мы разобрались. Для руководства таможенного поста это закончилось весьма и весьма плачевно. Небом в клеточку.
       А проситель чем-то кого-то мне напоминал, и он на меня смотрел так, как будто вспомнить хочет, когда всё обсудили и пили коньячок с лимоном, я его спросил:
- Слушайте, а вы в кафе «Зодчий» никогда не бывали?
- Бывал. Вышибалой там по юности работал. Петруха, ты?
-Дима!
        Я еще студентом был, решили с подругой сходить в кафе поужинать. Везде всё занято, как обычно. В ресторане «Арагви» работала знакомая официантка, обычно она меня проводила без очереди, но тогда не на смене была. Дошли до «Зодчего», там были свободные места. Кафе «Зодчий» во Владивостоке пользовалось нехорошей славой, как место постоянного «культурного отдыха» бандитов.  Да-да, в 80-е годы бандиты в СССР были. Само кафе очень хорошим было,  на уровне очень хорошего ресторана, но - то массовая драка-разборка, то поножовщина.
        В тот вечер там я сцепился, когда с подругой отплясывал джигу-джигу, с каким-то брюхатым мужиком. Уже даже не помню из-за чего.  Мужик меня вызвал поговорить в вестибюль. Пошли говорить. Стоит напротив меня там и «не говорит»,  красный как рак, только бубнит:
-Ну, давай! Давай начинай!
-Слышь, мужик, ты звал говорить, сам и начинай.
         Да многие ситуации назревающих драк именно так и заканчиваются. «Выйдем, поговорим» - на это смелости у многих с пьяных глаз хватает. А вот дальше – далеко не у всех получается сказать «первое слово», даже если противник в габаритах уступает.
Закончилось всё смешно. Мужик сделал вид победителя:
- Зассал! В следующий раз размажу.
     И тут этому мужику прилетает сзади такой смачный-смачный пендаль в то место, откуда ноги начинаются, такой смачный, что он пролетает мимо меня и падает на колени.
     Это ему зарядил стоявший в вестибюле парень-вышибала. Оказалось, что этот брюхан за вечер второй раз так «побеждает».  Мужику вежливо посоветовали расплатиться за столик с официантом и больше в этом месте не появляться.
      Я постоял покурил с вышибалой, моим ровесником,  разговорились, кто и откуда. Он узнал, что я студент-медик, попросил помочь достать какое-то дефицитное лекарство. Я через врачей из онкодиспансера, где тогда работал, достал. Приятельствовали… Да как приятельствовали, я несколько раз заходил в «Зодчий», он договаривался насчет столика, курили, за жизнь разговаривали.
      Вот через 11 лет в кабинете начальника контрразведки КТОФ  встретились.  Дима был не только  начальником службы безопасности фирмы… Может, кто смотрел фильм «Решала», там про бурятских бандитов? Довольно неплохой.  Вот Дима что-то подобное. Только герой фильма по сравнению с ним – детский утренник.
    У Димы мало того, что было удостоверение сотрудника службы собственной безопасности УФСБ по Приморскому краю, так он еще на лацкане пиджака фсбэшный значок носил. Но сотрудником ФСБ, конечно, не был.  В Контору дверь пинком открывал. И не шифровался ни от кого.  По крайней мере, мне известно совершенно точно, что с его участием был ликвидирован крупный канал контрабанды  героина из Средней Азии во Владивосток.  И печень у него из ТТ прострелена во время одной операции.
        Мне он первое время очень сильно помог. Такой человек о криминальной обстановке в городе и в порту знал намного больше любого оперативника. Потом дружили семьями, моей жене особенно его тёща нравилась.
      А сначала Дима, узнав, что я немного играю в бильярд, заезжал ко мне на работу  целый месяц в девять часов вечера (первый год приходилось в таком графике работать), и мы на пару часов ехали в бильярдную на Морском вокзале. Он месяц  учил меня  бильярду.  И тот кий, что сейчас у меня валяется без дела – его подарок…

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 19.

… Я отчетливо понимаю, что мое утверждение о том, что Председатель КГБ СССР дал прямое указание фальсифицировать «расстрелы», превращая умерших в местах заключения в жертв мифического Большого террора 37-38 гг., выглядит неправдоподобным. Неправдоподобным оно, разумеется, выглядит из-за того, что мы привыкли КГБ СССР рассматривать как орган Советской власти, а не как репрессивный орган государства буржуазной диктатуры. Да еще репрессивный орган периода, когда этой буржуазной диктатуре требовалась легитимизация, которая была возможна только в том случае, если она сможет убедить народ в преступности коммунистического режима. И масштабы фальсификации, конечно…
   Но один плюс один сложить можно? Или это очень сложно? Когда в 1956 году началась массовая реабилитация политических преступников, осужденных за антисоветскую деятельность, КГБ СССР стоял в сторонке и наблюдал? Или прямо участвовал в фальсификации следственных дел? И масштабы фальсификации были незначительными или, всё же, масштабными?
  А та власть, которая поручила своим репрессивным органам реабилитировать преступников-антисоветчиков, была Советской? Советская власть реабилитировала тех, кто был в замешан в заговорах с целью свержения этой власти?
Да, тогда эта «советская власть» еще стыдливо руками «чекистов», прокуроров и судей только рвала листы из следственных дел, чтобы убрать из них доказательства причастности осужденных при Сталине троцкистов к преступной антигосударственной деятельности.
  В 1991 году, когда вышло указание Председателя КГБ СССР Крючкова о фальсификации «расстрелов», все маски были сброшены. Из Закона о реабилитации, из преамбулы:
«За годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам».
   Всё! Уже нет никаких «невинноосужденных». Уже – «политические и религиозные убеждения». Уже почти прямо сказано, что боровшиеся против государства (а как еще понимать «политические убеждения»?). стали «жертвами произвола тоталитарного государства». Вывод о преступности «тоталитарного государства» следует отсюда? Или нет?
  Дальше в Законе: «Статья 3. Подлежат реабилитации лица, которые по политическим мотивам были:
а) осуждены за государственные и иные преступления…»
    Какая прелесть, правда? Прямым текстом всё. Еще дальше эту статью читаем:
«б) подвергнуты уголовным репрессиям по решениям органов ВЧК, ГПУ - ОГПУ, УНКВД - НКВД, МГБ, МВД, прокуратуры и их коллегий, комиссий, "особых совещаний", "двоек", "троек" и иных органов, осуществлявших судебные функции…».
    Внимательно читайте. Видите в тексте «КГБ»? Нет? Начинаете подозревать, что КГБ СССР не относился к органам «тоталитарного государства». Поинтересуйтесь датой преобразования МГБ в КГБ и узнаете примерную дату, когда «тоталитарное государство» сменилось на ту срань, которую до сих пор считают социализмом.
И самая интересная статья Закона: «Статья 5. Признаются не содержащими общественной опасности нижеперечисленные деяния и реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения лица, осужденные за:
а) антисоветскую агитацию и пропаганду;
б) распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный или общественный строй;
в) нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви;
г) посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов,
д) побег из мест лишения свободы, ссылки и спецпоселения, мест привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы лиц, которые находились в указанных местах в связи с необоснованными политическими репрессиями».
   Всё открытым текстом – Верховный Совет РСФСР этим Законом постановил, что любая антисоветская преступная деятельность преступлением не является. В каком государстве антисоветская деятельность не является преступлением? Подсказка нужна или сами додуматься сможете?
  Меня многие ругают за то, что я людей, вышедших на защиту этого ВС РСФСР от произвола Ельцина в 1993 году называю безмозглыми баранами, если они себя считают защитниками Советской власти. Это тот Верховный совет – Советская власть? Бараны, вы бы сначала прочитали законы, которые та «советская власть» напринимать успела!..