Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Книги.

Для тех, кто спрашивает, где можно купить книги.



"Троцкизм против большевизма"  - есть на ОЗОНе, можно приобрести у издателя непосредственно, что будет еще дешевле https://ruszamir.ru/catalog/trotskizm-protiv-bolshevizma/,  есть в продаже в "Библио-глобусе" и в "Московском доме книги", там уже заканчивается. Еще есть в "Молодой гвардии" https://www.dkmg.ru/tovar/1093549


"НАГЛАЯ АНТИСТАЛИНСКАЯ        
ПРОВОКАЦИЯ.

МИФ О БОЛЬШОМ ТЕРРОРЕ 37-ГО
               ГОДА".


Печатной книги пока нет. Условия получения ее электронной рукописи остаются прежними:

Для тех, кто хочет уже сейчас получить для прочтения рукопись: мне нужен от вас имейл и в каком формате хотите получить книгу (fb2. pdf. word). Заявки направлять по адресу  petr.balaev@mail.ru.
     Если есть желание заплатить за книгу - 500 рублей, ориентировочно. Можно больше, можно меньше, можно вообще не платить. Жизнь у всех нас не простая, я все понимаю. И объяснять мне только ничего, пожалуйста, не нужно. Мне нужен просто ваш имейл и название формата.
Для тех, кто будет переводить деньги:

карточка Сбербанка 2202 2005 3594 6089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582


Buy for 100 tokens
***
...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант Заключения (часть 5)

   Хорошо. Допустим, что Большой террор на самом деле существовал. Допустим, что, действительно, было 656 тысяч расстрелянных. Допустим. Допустим, что вы, как и либеральная часть нашей политической помойки, так и «лево-патриотическая», даже не сомневаетесь в этом. Вы знаете, что это было и – точка. Ваша вера сомнению не подвержена. Истина установлена исторической наукой… Стоп!
     А зачем тогда вам понадобились эти бессовестные махинации с приписыванием установления масштабов репрессий 37-го года Виктору Земскову? Как бы ваша вера в истинность бойни 37-го года пострадала от того, что не Земсков, а Комиссия Политбюро ЦК КПСС установила масштабы жертв? Ой! Да причем здесь ваша вера?! У вас же не вера, а истинное знание. В которое мешает верить фигура А. Яковлева? Так ведь?
     Фигура настолько себя скомпрометировавшая и вызывающая у народа такие сильные эмоции, что вам пришлось его из истории Большого террора, из числа его первооткрывателей, тихонько убрать и подсунуть вместо него чисто конкретно объективного ученого Земскова. Который чисто конкретно научными методами и исследованиями установил, что либералы лгали, и выдал чисто научно конкретные объективные цифры… либералов.
     Извините, но такие приемы используют только мошенники. Это какая-то «кремлевская таблетка». Пустышка (да еще и не совсем безвредная) за бешенные деньги с рекламой, как о высшем достижении медицинской науки. Сами члены Политбюро глотали! Абсолютно идентичный, извините, развод лохов. Только совсем уж нахально бессовестный.
     А что у нас с захоронениями происходит? Мне оппоненты из числа не только «мимо реальцев», как метко обозвали эту публику мои товарищи, но и из числа «лево-патриотической»  публики, из секты свидетелей «Ковчега Завета», как они представляют архивы, прямо заявляют: наличие трупов для доказательства существования репрессий не важно, если репрессии документально подтверждены бумажками из «Ковчега Завета».
    Ладно. Неважно – так неважно.  Допустим. Но зачем тогда эти махинации с захоронениями, когда, например, во Владивостоке откопали около 500 останков неизвестного происхождения, а на кладбище, где эти кости были перезахоронены поставили памятник с табличкой: здесь лежат 5000 тысяч жертв? Если вам трупы не важны, то почему вы пошли на такой позорный, за всякими пределами наглости обман? Не потому ли, что даже 500 останков неизвестного происхождения дико не соответствуют данным из «Ковчега Завета» и вы боитесь, что вера в ваши архивные священные скрижали может пошатнуться?
      Сами заявляете, что отсутствие трупов – это не доказательство отсутствия расстрелянных, и, одновременно, над любой откопанной костью сразу начинаете завывать: жертва Сталина. И над этой костью, как в Бутово, начинаете насыпать погребальные курганы, обозначая ими это место, как место, где похоронены десятки тысяч, но даже не делая попыток произвести раскопки и эксгумацию этих десятков тысяч, потому что… силов и средствов для раскопок у вас не имеется.
     Бутовский полигон – известнейший комплекс, сам Президент его посещает, присутствует на молебнах там, но найти десяток рабочих с лопатами и пару экспертов – нет никаких силов и никаких средствов. Совсем никаких. Поэтому то, что сами назвали расстрельными рвами, закопали еще больше. Чтобы вообще никогда не раскопать?
    Так что у нас с этим «Большим террором», в итоге, получается?! Сначала Комиссия Политбюро ЦК КПСС, которую возглавлял человек, открыто признавшийся, что его целью, целью члена КПСС,  было добить остатки коммунизма в стране, вбрасывает сведения о 656 тысячах расстрелянных по приговорам «троек».
    Потом группа крайне мутных личностей при крайне мутных обстоятельствах  в архиве ЦК КПСС находит крайне странные документы. Эти документы не проходят никакой экспертизы, даже самой поверхностной, потому что… в архивах не может быть подделок! Да-да! Именно так. Даже если в архивах будет действовать банда проходимцев, возглавляемая «коммунистом» А.Яковлевым, то никаких фальшивок там не будет. Архивный Бог, ужасный и всемогущий, немедленно покарает молнией и громом всякого покусившегося…
   Т.е., документов о событиях 37-38-го годов, которым мы может доверять, не существует. Обстоятельства их обнаружения в архивах, лица их обнаружившие и сами документы вызывают слишком много вопросов, чтобы признать их действительными. Больше того, как вы уже увидели, по глупости и неосторожности самих же апологетов репрессий, опубликованы и такие архивные документы, которые прямо указывают на поддельность представленного публике приказа №00447.
    Так еще не установлены и причины БТ. Есть только три их версии. Причем первая версия сразу рассыпается, если прочесть материалы февральско-мартовского Пленума 37-го года. Вторая версия, Ю.Н.Жукова, тоже рассыпается в прах, если прочесть те же материалы того же Пленума и следующего за ним июльского. Да и приписываемая Сталину мечта о выборах на альтернативной основе – дурь запредельная. Третья версия, версия директора ФСБ, еще смешнее. Она никак не стыкается с утвержденными Сталиным «лимитами», если исходить из того, что чекисты на местах «перегнули палку». Ага, по утвержденным им «лимитам» перегнули.
   Т.е., причины БТ у нас пока отсутствуют. Их еще так и не придумали. Они пока на стадии взаимоисключающих друг друга версий.
     И – «нет тела, нет дела». Трупов тоже нет. Нет ни одного захоронения, которому можно даже на сотую долю процента доверчивости доверять. Зато есть неприкрытые, наглые махинации с этими захоронениями.
     Нет и свидетельств тех, кто подвергался этим репрессиям, осужденных «тройками» на 10 лет лагерей. Почти полмиллиона граждан, якобы, получивших эти срока, не оставили никаких свидетельств. Ни одного. Даже Солженицыну не удалось их обнаружить.
    Теперь представьте себе, что стало бы с этой историей о «преступлениях сталинизма», если бы ее рассматривал суд: документов, которые можно принять в качестве доказательств, прошедших экспертизу, нет; свидетелей – нет; мотивов, причин – нет, трупов – нет.
      Еще и «истец» - подставное лицо. Вместо Комиссии Политбюро Яковлева суду представлен «беспристрастный» историк Земсков. Вам даже малограмотный юрист, гарантированно скажет, что при таких обстоятельствах любой суд уже на первом же заседании вынесет определение о возбуждении уголовного дела в отношении самого же «истца», а «ответчик», сталинский коммунистический режим, в этом уголовном деле будет рассматриваться потерпевшим от клеветы…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 7 "Здесь рыбы нет!" (часть 25)

    «Здесь рыбы нет!» Это из старого детского юмористического журнала «Ералаш». Один из самых любимых у нас, детворы времен СССР, выпусков. Сюжет такой: по ледовому полю ходит мальчишка с рыболовными снастями для подледного лова и бурит лунки во льду. Сверху суровый голос:
-Здесь рыбы нет!
     Мальчишка удивленно вертит головой, перебегает на новое место, начинает бурить новую лунку.
- И здесь рыбы нет!
    Снова отбегает и снова бурит.
- Здесь тоже рыбы нет!
    В конце концов, мальчишка кричит вверх:
- А кто это со мной говорит?
-Кто-кто! Директор стадиона!
     Камера удаляет объект и мы видим, что юный рыбак пытается найти клевое место на ледовом катке стадиона.

       В Иркутске и Красноярске земля, на которой чисто конкретно научно были установлены погребения тыщи тысяч жертв 37-го года оказалась коммерчески привлекательным объектом. Итог – «Здесь рыбы нет!»
    На Украине откопали какие-то кости и отдали на экспертизу. «Здесь рыбы нет!». Костям оказалось больше 1000 лет. Плевать! Значит, кости какой-то неведомый враг при экспертизе подменил, а мы будем считать, что в том месте, где их нашли закопаны тыщи тысяч жертв сталинизма.
    В Белоруссии место, которое никак никогда не называлось, назвали Куропатами и объявили местом захоронения жертв «троек НКВД». «Здесь рыбы нет!». Расстрелянные, якобы, НКВД граждане Советской Белоруссии 37-го года поголовно были обуты в сандалии иностранного производства.
   Сандармох группа половых извращенцев обозначила как место расстрела и захоронения узников Соловецкой тюрьмы. Приехала на место с лопатами экспедиция РВИО – «Здесь рыбы нет!»
Во Владивостоке нашли 494 непонятного происхождения черепов среди подшивок китайских газет, распихали кости в 50 гробов, закопали на кладбище и сверху написали: «Здесь лежат 5000 жертв». Плевать, что сверху орал голос: «Здесь рыбы нет!». Мы рыбу купим в магазине и скажем, что поймали ее на стадионе.
     Москва – не провинция. В Москве креативность повыше уровнем. Там, где нужно было откапывать «рыбу», ее еще больше закопали. И всем копать там запретили. А то вдруг сверху раздастся голос: «Здесь рыбы нет!»
    Одновременно с этим, «мастера подледной ловли» заявляют, что если мы отрицаем факты массовых расстрелов в 37-м году потому, что трупы расстрелянных так и не предъявлены, то мы фрики и не историки, так как не верим архивным документам. Тайны архивов же открыты! Там же эти 656 тысяч налицо! Зачем вам еще и трупы нужны?!
    Да не нам эти трупы нужны! Вам они нужны, как следует из ваших поисков «рыбы» на «стадионах». А слабо вам заявить, что не требуется искать места захоронений жертв «троек НКВД», что достаточно бумажек из архивов, чтобы навесить на Сталина и коммунизм 656 тысяч жертв 37-38-го годов? Без трупов. Одними бумажками. Слабо?

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 7 "Здесь рыбы нет!" (часть 13)

     Почему лично для меня вся эта история с Куропатами в разрезе отношения к ним белорусских коммуниздов выглядит особенно омерзительной? Да, КПБ борется с фальсификаторами, которые приписали НКВД преступления гитлеровцев. Оспаривает выводы из уголовного дела, находившегося в производстве прокурора Тарнавского (впрочем, причем здесь КПБ, если это дело, фактически, развалил следующий прокурор Республики Божейко при А.Г.Лукашенко), но каким-то образом не замечает, что в работе группы Тарнавского принимало участие руководство КГБ БССР, которое в своих архивах нашло расстрельные списки по 37-му году. И руководство КГБ БССР подписалось под выводами Тарнавского, выводами, основанными на явных фальсификациях и подтасовках.
     Моим читателям из Белоруссии я могу дать хороший совет, который им поможет неплохо заработать. Найдите в какой-нибудь базе списки членов КПБ, это не трудно, и впарьте им что-нибудь вроде «кремлевской таблетки». Какую-нибудь бесполезную ерунду с «чудотворным» эффектом за бешенные деньги. Они купятся на это обязательно. Наивность этих товарищей безгранична. Они сами видели, что КГБ напрямую участвовал в акции, в результате которой родились Куропаты, но не могут это участие сопоставить с тем, что сведения о массовых расстрелах тоже КГБ представил.
     Вроде бы всё элементарно для понимания хоть сколь-нибудь критического ума: Контора сначала вываливает сведения о массовых расстрелах, а потом подозрительный тип находит место, где эти расстрелы, якобы, проводились, ляпается насквозь фальшивое дело, а руководство КГБ участвует в фабрикации этого дела. Всё, сведения из архивов есть, есть и трупы. Акция успешно завершена. Это же любому дураку должно быть видно и понятно, но только не белорусским коммуниздам. У них совершенно другая логика.
    У них – в Куропатах расстреливал не НКВД, потому что НКВД расстреливал так, что не оставалось следов, так, что невозможно найти мест захоронение жертв их расстрелов. Зато в архивах полно «расстрельных списков»! Из КГБ, который подписался под тем, что расстрелы были в Куропатах!
    Это настолько омерзительно, что Каутский и Троцкий по сравнению с белорусскими коммуниздами – ангелы с белоснежными крылышками.
      И никакой заслуги этих коммуниздов в том, что дело по Куропатам приняло нынешний оборот, в том плане, что вскрылась  его фальсификация, нет. Не будь на посту Президента Республики А.Г.Лукашенко, дополнительного расследования не случилось бы. Это Александр Григорьевич понял, что нельзя допустить разгула национализма в его маленьком государстве, иначе от этого государства ничего не останется. Куропаты  были у белорусских националистов их козырной картой. Признание этого места территорией массовых расстрелов 37-го года напрямую угрожало государственной власти в Республике. Власти стала невыгодна информация о расстреле в Куропатах и – результат, вся история лопнула, как мыльный пузырь.
    Нет, Позняк еще продолжает свои «Куропаты» отстаивать, но уже в эмиграции. Вот такие метаморфозы происходят с трупами «жертв сталинизма». Когда власти они выгодны – они появляются. Когда мешают власти – исчезают.
      Но радикальней всего с трупами «жертв сталинизма» решается вопрос, если эти трупы начинают мешать бизнесу. У меня есть насчет этого пара наших, российских, историй…

    

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 7 "Здесь рыбы нет!" (часть 5)

   Мой анонимный комментатор, само собой, не меня рассчитывал убедить, а моих читателей. Он их пытался обмануть, опровергая моё утверждение (кстати, не мое, а Председателя КГБ) о том, что в архивах нет материалов о местах захоронений и выложил этот документ. Только документ как раз подтверждает отсутствие таких материалов. Документ о том, как ловко сотрудники украинского КГБ выполнили задачу о поиске мест массовых захоронений…

     

      И не успел я выложить в блоге эту часть текста черновика главы, как отреагировал некий гражданин Косинский, высмеяв меня насчет еврейских кладбищ, он в комментарии привел вторую страницу письма Харьковского управления КГБ, в котором написано, что в 1962 году кладбище было ликвидировано, родственники перезахоронили тела своих близких и там был разбит парк «Комсомольский».

   Боже мой! Я опозорен! Сижу и рыдаю. Сквозь смех.

   Во-первых, эти деятели, подобные Косинскому, если читают в бумагах НКВД-КГБ то, что для них выгодно – этому верят, как в божественную истину. Если не выгодно – ложь со стороны кровавой гэбни. А слабо вам, господа, признать за истину документы КГБ, согласно которым один из ваших кумиров, Валерия Новодворская, не жертва гэбни, а поехавшая кукушкой дурочка?

     На самом деле, информация в письме Харьковского Управления КГБ о перезахоронении в 1962 году очень интересная в том плане – как могли материализоваться в нашем мире те родственники, которые останки умерших евреев перезахоранивали? Воскресли из мертвых? Ведь Харьков был под немецкой оккупацией, немцы всех евреев, которых смогли в городе найти, сначала согнали в гетто, а потом перебили в известном Дробицком яру. Нет, кое-кто спасся, конечно. Но – кое-кто. Так что некому было особенно заниматься в 1962 году перезахоронениями. Еврейские кости до сих пор лежат на том кладбище.

    В 2017 году в Польше произошел один скандал. В городке Семятыче проводились работы по ремонту сетей электроснабжения и во время земляных работ рядом с еврейским кладбищем были обнаружены костные останки. Даже не на самом кладбище! По протесту главного раввина Польши немедленно был уволен местный уполномоченный по охране наследия.

   Так что, рискните. Поковыряйтесь там лопатой в земле. Хотя, есть у евреев такое слово – хуцпа. Что оно обозначает – объяснять не нужно, надеюсь. Хуцпа – она и есть хуцпа. Так что, когда нельзя, но очень нужно – копают. Когда нельзя копать – это осквернение могил. А когда очень нужно – это поиск исторической правды. Такая она штука – хуцпа. И совсем она не еврейская, просто слово, ее обозначающее – еврейское. Я сильно сомневаюсь, что КГБ УССР в 1989 году был укомплектован сплошь евреями. Там были русские и украинцы. Но какая хуцпа творилась с обнаружением мест массовых расстрелов!

    Вы обратили внимание на гриф письма «Об установлении места захоронения жертв сталинизма» Харьковского Управления КГБ? Секретно. А теперь внимательно прочтите его текст и попробуйте в нем найти хоть какую-то секретную информацию. Информация о том, что КГБ проводит поиск мест захоронений? Какой же это секрет, если к тому времени уже вышел соответствующий Указ ПВС СССР об увековечивании памити жертв репрессий?

  О том, что в архиве найдены расстрельные списки? Так уже были обнародованы результаты работы Комиссии Яковлева. Чего уже скрывать было?

  Или фамилия заведующего кладбищем – секрет? Фамилия сотрудника НКВД Сыромятникова, свидетеля захоронений? Согласитесь, что абсолютно ничего, составляющего государственную тайну, охраняемую законом, в этом письме, в реалиях 1989 года, не содержится. Но ему присвоен гриф «Секретно».

  Но это только на первый взгляд – в письме нет секретной информации. Она там есть. Давайте читать внимательно. Начнем со второго абзаца:

«… были обнаружены 119 «предписаний» бывшего коменданта УНКВД по Харьковской области Зеленого заведующему так называемого еврейского кладбища Горбачеву о захоронении трупов расстрелянных в период с 9 августа 1937 года по 11 марта 1938 года».

    На второй странице документа информация о Горбачеве Степане (Стефане) Григорьевиче. Родился в 1890 году, умер в 1965. «Согласно документам архивного пенсионного дела, Горбачев С.Г. в управлении кладбищ города Харькова работал на различных должностях с 1920 по 1950 гг., в том числе в период 1939-1941 гг. заведующим кладбищем (какого – не указано)».

    Какие-то подозрения у вас начали появляться?

    Но продолжим читать. «Из оставшихся в живых бывших сотрудников комендатуры УНКВД по Харьковской области установлен Сыромятников Митрофан Васильевич, 1908 года рождения… с которым была проведена беседа относительно мест захоронений жертв репрессий».

     Тем, кто в своей жизни занимался оперативно-розыскной деятельностью, уже всё должно быть понятно. Если от Сыромятникова сотрудники КГБ пытались получить информацию о местах захоронений, то это действие называется – опрос, в ходе которого гражданин мог дать объяснения. И никак иначе. Беседа – это нечто другое. «Уважаемый, давай с тобой побеседуем, о чем ты будешь следователю рассказывать».

     В результате, «Сыромятников подтвердил, что именно на указанном кладбище осуществлялось захоронение трупов расстрелянных, так как в период с 1936 по 1939 гг. он сам принимал участие в этих захоронениях. По его словам, заведующему кладбищем Горбачеву заранее давалось задание к какому сроку и сколько могил приготовить…».

   Теперь вам должно стать понятно, почему на письме гриф «секретно». Сотрудники КГБ, исполняя приказ своего руководства, которое, в лице Председателя КГБ СССР Крючкова, докатилось до того, что само предлагало решением суда исключить антисоветскую агитацию и призывы к свержению Советской власти из числа преступных деяний, искали «места захоронений жертв сталинизма». Т.е., занимались их фальсификацией.

    Харьковские Конторские решили, что самым подходящим для этого будет территория заброшенного еврейского кладбища. Стали обставлять это дело «информацией». Нашли в райсобесе пенсионное дело бывшего работника кладбища, Горбачева, уже умершего. Правда, в деле не указано, каким кладбищем Горбачев заведовал, да еще указано, что он заведующим был в 1939-1941 гг», но кто там будет в этом копаться?! Зато есть уже фамилия – Горбачев. И должность – заведующий кладбищем.

   Нашли и еще живого сотрудника комендатуры Харьковского Управления НКВД, на которого сошло озарение, что в 1936-1939 гг, заведующему кладбищем Горбачеву давалось задание готовить могилы для расстрелянных.

    Да-да, Сыромятников вспомнил после беседы с сотрудником КГБ, что в 1936-1939 годах на старом еврейском кладбище хоронили жертв репрессий 37-го года, что заведующим кладбищем был Горбачев. Проблема только в том, что Горбачев был заведующим неизвестно какого кладбища и не в 37-м году.

  Это для кого-то проблема, а для кого-то – ноу проблемс.

   В 1990 году Сыромятникова уже допросили. Правда, дед был полностью слепым и события своей бурной молодости плохо помнил, но про Горбачева – помнил всё: «В 1936-1939 г.г., как я уже показал, я работал надзирателем во внутренней тюрьме УНКВД по Харьковской области. В мои обязанности входило: соблюдать режим содержания арестованных и подследственных органов НКВД, водить их на допросы к следователю, водворять подследственных после допросов в камеры. Всё я это делал по распоряжению следователей. Примерно в 1936 году число арестованных в тюрьме значительно возросло. Нам этот факт объясняли тем, что в стране идет классовая борьба, в ходе которой были вскрыты организации троцкистов и других замаскированных врагов. Арестованные находились уже не только во внутренней тюрьме УНКВД, но и в пересыльной тюрьме на Холодной Горе. В это время от сотрудников УНКВД, от кого именно я уже не помню, мне стало известно, что лиц, приговоренных особыми тройками, двойками, совещаниями к высшей мере наказания расстреливают в подвалах УНКВД. Примерно летом-осенью 1937 года комендант УНКВД Зеленый, других данных его не помню, вызвал меня и отдал приказ: по спискам составленным им, выводить арестованных из камер и доставлять их в подвал НКВД. Я выводил арестованных, доставлял их в подвал и передавал коменданту Зеленому. В подвале находились комендант Зеленый, прокурор, фамилии имени и отчества его не знаю, и, насколько я помню еще кто-то из сотрудников комендатуры. Я уходил за следующими арестованными, в это время арестованные в подвале расстреливались. Затем через некоторое время я и другие сотрудники комендатуры, кто уже не помню, обязаны были выносить трупы расстреляных из подвала и погрузить их на грузвую автомашину. Расстрелы и погрузка трупов, также как и их вывоз с территории УНКВД, происходили только в ночное время. Трупы мы вывозили на так называемое старое еврейское кладбище. Это кладбище находилось рядом с татарским кладбищем. Располагалось оно на Салтовке, по ул. Конюшенной, в настоящее время, как я знаю, эта улица называется сейчас именем академика Павлова. На кладбище трупы у нас принимал заведующий кладбищем Горбачев, других данных о нем я не знаю, о его судьбе мне ничего не известно. К нашему приезду на кладбище были вырыты уже ямы, в которые мы складывали трупы после чего уезжали в УНКВД. Во время доставки трупов на кладбище и их захоронении подходы к кладбищу охранялись. Когда мы приезжали в следующий раз на кладбище, на месте бывших ям мы видели обыкновенные могильные холмики. Обычно в одну яму ложили по 5-6 человек».

    Согласитесь, что хуцпа – штука интернациональная…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 2)

Да весь докУмент, представленный в виде приказа наркома НКВД начальнику УНКВД по Ленинградской области Заковскому – сумасшедший бред! Вы только представьте себе картину, в Соловецкой тюрьме содержалось порядка 7 тысяч заключенных, из них 1200 вели активную антисоветскую и другую преступную деятельность, и на всех них есть материалы оперативных учетов, т.е., их преступная деятельность еще и документировалась тюремными оперативниками, которые находились в прямом подчинении у начальника тюрьмы, а начальник тюрьмы нес личную ответственность за режим содержания заключенных. И какой же был режим в тюрьме? Такой, что каждый шестой заключенный имел возможность вести преступную деятельность? Администрация тюрьмы об этом бардаке знает, сама же документирует преступную деятельность заключенных, подшивая сведения о ней в дела оперативного учета, которые тогда даже назывались иначе, агентурными делами, но принять меры к пресечению их преступной деятельности, репрессировать распоясавшихся в тюрьме антисоветчиков и уголовников, нарком НКВД приказывает не начальнику тюрьмы, а начальнику Управления НКВД даже не той области, в которой тюрьма находится. Причем, не всех, под корень, преступников репрессировать, а только 1200. Так и написано в приказе Ежова: разрешаю репрессировать 1200. Т.е., даже не 1200 заключенных вели в тюрьме особого (особого!) назначения преступную деятельность, а еще больше. Это репрессировать 1200 из их числа разрешили. Да еще и репрессировать Ежов приказал только наиболее активных! Значит, не 1200 заключенных вели в тюрьме преступную деятельность, даже не 1200 вели активную преступную деятельность, 1200 только из числа «активистов» репрессировать разрешено было… Да это же, блин, не тюрьма была, а антисоветско-бандитская малина под крышей тюремной администрации, которая эту деятельность покрывала. Да еще зачем-то сама на себя, как на покрывающую и не принимающую мер для ее пресечения в зародыше, тщательно собирала компромат, ее документируя!
    Понятное дело, что ни в каком наркомате внутренних дел такой приказ сочинить никто не мог, это сделало чудо наподобие учившегося на геолога, но геологом не ставшего Никиты Петрова, прославившегося в качестве историка сталинских репрессий и деятеля общества «Мемориал». Но ведь этот и подобный этому горячечный бред, оформленный в виде документов, обнаруженных в архивах, на ура принимается стороной, стоящей, вроде бы, на противоположной от «Мемориала» идейной платформе. Тема-то жирная! На ней можно хорошо заработать, сочиняя исторические сказки для публики, всякие страшилки про спецслужбы. Публику же особо не удивишь историей жизни даже тюрьмы особого назначения, если ее описать такой, какова она была на самом деле. А вот если – зверство и расстрелы… - слюнки у публики и потекли. Поэтому даже такие как А.И.Колпакиди, которых публика уважает за их просоветскую позицию, ничего странного в подобных приказах НКВД не видят. Впрочем, А.И.Колпакиди даже Википедия называет историком советских спецслужб. Он и насочинял кучу книг об истории советских спецслужб. Шура, екарный бабай, да какой ты на хрен историк спецслужб, если ты к этим спецслужбам никаким боком! Ты же закончил истфак универа и до начала своей писательской деятельности был преподавателем истории, что ты можешь понимать в работе спецслужб, если ты ни одного нормативного документа, регламентирующего их деятельность в глаза не видел, только потому, что для этого не просто допуск к совершенно секретным сведениям нужен, но нужно еще и занимать в этих спецслужбах определенную должность, которая предполагает допуск к этим сведениям!
     Что может рассказать о преподавательской работе человек, который даже студентом никогда не был? Только басни, разумеется. Что может рассказать человек о работе спецслужб, который даже постовым милиционером не работал? Только басни, разумеется.
   Басни про то, как в 37-м году чекисты вдруг сошли с ума и начали просить лимиты на расстрелы десятков тысяч активных антисоветчиков в своих областях, о которых они знали, но деятельность их не пресекали. Историки спецслужб, никогда в них не служившие, элементарно не понимают, что они приписывают чекистам 30-х годов признание в преступном бездействии. Но это еще преступная деятельность на свободе, а более 1200 человек, ведущих активную преступную деятельность в тюрьме особого назначения… У меня только один вопрос: сочинитель приказа Заковскому каких грибочков накушался, после которых у него начались галлюцинации с картинами соловецкого расстрела?...

Мои твиты

Палят своего.

Николай Платошкин
Друзья! Наш лидер Николай Николаевич Платошкин находящийся под арестом, правозащитным центром «Мемориал» признан политзаключённым и он включён в список данной организации. В «Мемориале» считают, что обвинение против Платошкина безосновательно и политически мотивировано, потому что связано с его оппозиционной общественно-политической деятельностью. В заявлении правозащитного центра также сказано, что «Мемориал» проанализировал видео Платошкина, ставшее поводом для его уголовного преследования, и не нашел в нем никаких признаков подготовки к массовым беспорядкам или призывов к насильственным действиям (часть 1.1 статьи 212 УК). Также отмечается, что во время действия режима самоизоляции властями были приняты новые правовые нормы в составе УК РФ и КоАП, крайне размытые и опасные, позволяющие правоприменителям по разному трактовать и использовать эти нормы. В частности это статья 207.1 УК РФ, которая предусматривает ответственность за публичное распространение фейков об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и о мерах борьбы с этими обстоятельствами. По мнению правозащитников, статья «уже успела стать инструментом масштабного применения в репрессивных целях». В «Мемориале» считают ее как одну из наиболее неправовых и подлежащую немедленной отмене. В заявлении отмечается, что политический мотив преследования Платошкина очевиден: он лидер оппозиционной организации и популярный видеоблогер, критиковал президента и правительство, призывал голосовать против конституционных поправок, а за два дня до ареста заявил о намерении выдвинуть свою кандидатуру на будущих президентских выборах. В случае обвинительного приговора суда он не сможет участвовать в выборах как минимум до 2030 года. Видимо на это и были рассчитаны действия властей. «Критика действий властей является одним из неотъемлемых прав, гарантированных российским и международным законодательством. Поэтому мы присоединяемся к позиции международной правозащитной организации Amnesty International, которая признала Платошкина узником совести», — подчеркивается на сайте «Мемориала». Ну что же друзья, данное заявление правозащитного центра ещё раз убедительно показывает всю произошедшую несправедливость по отношению к Николаю Николаевичу, и то что о торжестве закона говорить не приходится. Есть такое понятие как «Презумпция невиновности», когда не обвиняемый должен доказывать свою невиновность, а обвинение доказать это. У нас же к сожалению, как показывает практика, всё наоборот и неправоту стороны обвинения устанавливают не в суде, а в результате общественного резонанса. Считаем, что заявление правозащитного центра «Мемориал» это ещё один плюс в деле по борьбе за свободу Платошкина, и за это ей огромное спасибо! Кстати, кто нибудь слышал про правозащитницу Москалькову? Кого она защищает на бюджетные, фактически народные деньги? Видимо вакантное место просто занимает, кого же ей защищать, если она сама занимает провластную позицию? Для неё видимо, все кто критикует власть это враги. Ну что же несмотря на это надеемся, что справедливость восторжествует, ведь наше дело правое и Победа будет за нами!!! #Платошкин #СвободуПлатошкину #АрестПлатошкина #СК #СледственныйКомитет

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 24)

Но вернемся к «национальным» операциям. Они интересны тем, что там появился еще один репрессивный орган, о котором впервые «вспомнил» Председатель КГБ СССР Семичастный, увидим этот момент, когда будем разбираться, как умерших превращали в расстрелянных. До этого его никто не знал. А потом снова «забыли» так, что и комиссии Яковлева нужно было с самого начала о нем «вспоминать».

     Это «двойка». Комиссия в составе наркома НКВД  Ежова и Прокурора СССР Вышинского. Ну не мог же Ягуарьевич остаться в стороне от дел кровавого Сталина?!

     Юмор в том, что «двойка», Ежов с Вышинским – это ОСО. Точнее, Вышинский участвовал в заседаниях ОСО. Оно же имело право рассматривать дела не только по угловникам, но еще и по 58-ой, а в этом случае начальник милиции при рассмотрении не присутствовал, к 58-ой статье милиция никакого отношения не имела. А после ликвидации «милицейских троек», ОСО в таком составе работало до 1953 года. До момента его ликвидации. И – 5 лет! Всё.

     Ну бред же! Если Ежов с Вышинским рассматривали дела по 58-ой статье в Особом совещании, то они имели право выносить приговоры (Ежов – выносить, Вышинский – согласовывать, как прокурор) к лишению свободы до 5 лет. А когда они рассматривали вдвоем дела в составе «двойки», такие же дела по 58-ой статье – приговаривали к расстрелу?!       «Национальные» приказы примечательны и тем, что они написаны точно интеллектуалом на всю голову. Там такая чепуха в них, что я считаю ниже собственного достоинства их разбирать по пунктам. Там нарком приказывает даже немедленно арестовать изобличенных шпионов и диверсантов! Как изобличали, не арестовывая, я затрудняюсь объяснить. Наверно, вызывали повестками на допросы и отпускали шпионов на подписку о невыезде за пределы объектов, на которых те шпионили.

     И на рассмотрение «двойки», Ежову и Вышинскому, отправляли списки этих шпионов и диверсантов. А «двойка», рассматривая списки, еще ухитрилась несколько дел отправить на доследование. Рассматривая списки. Ну, хоть к чему-то Прокурор СССР должен был придраться, не просто же взять и утвердить все списки. Причем, в приказах написано, что приговоры «двоек» приводятся в исполнение незамедлительно, но сами «двойки» только утверждали списки (а в ряде приказов – альбомы), а про приговоры ничего не написано.  Наверно, чекисты, которые без приказа наркома не могли догадаться, что изобличенных шпионов нужно арестовывать, обязаны были понять, что утвержденный список – это приговор.

     Вышинский на пару с Ежовым успели поставить «к стенке» и отправить на Колыму несколько тысяч шпионов и диверсантов. Но потом сильно устали.  И в 1938 году Ежов обращается в ЦК, которое издаёт Постановление,  предписывающее создать Особые тройки НКВД в составе начальника УНКВД области-края, первого секретаря обкома-крайкома и прокурора области-края для рассмотрения дел о репрессировании по «национальным» приказам. Вот так появились Особые тройки, которые Вассерман, считающий себя знатоком этой темы, путает просто с тройками НКВД.

      Да там не только интеллектуал запутаться может. В этих «тройках» должны были запутаться и начальники УНКВД с прокурорами. Они одновременно были в составе «милицейской» тройки (настоящей тройки НКВД), в составе тройки, образованной приказом №00447 и в составе Особой тройки. И все эти тройки работали одновременно. Еще и те первые секретари обкомов, которые входили в тройку по приказу № 00447, заседали в Особой тройке вместе с теми же начальниками УНКВД и прокурорами, с которыми репрессировали кулаков-уголовников. Дурдом на лыжах, короче.

      А какие документы относительно «национальных» операций и «Особых троек» публикуют!  От некоторых даже я, ко многому привыкший, впадаю в полное изумление. . Вот, например, один из них:

Выглядит, как настоящий, правда? За исключением того, что бумага подозрительно белого цвета. За полвека она должна была пожелтеть и уже начать разлагаться. Но это мелочи. А так – даже в архивное дело документ подшит, пронумерован.

    Только сочинитель этой липы прокололся на исполнителе приговора. Баклан, не знакомый со структурой НКВД, искал в списках личного состава отдела НКВД г.Сталино того, кто мог бы расстрелять на двоих с начальником тюрьмы за ночь 130 человек (я привожу только первый лист). Этот баклан достал списочный состав, расписанный по отделам, и выбрал самого кровожадного. У баклана какой отдел НКВД самый страшный? Конечно, 1-ый Спецотдел. Это же ПЕРВЫЙ! Да еще и СПЕЦИАЛЬНЫЙ отдел! Спецоперации и всё такое. Там служили звери-терминаторы, которым, что муху мухобойкой прихлопнуть, что сотню контриков за ночь – без разницы.

      В реальности, 1-ый Спецотдел – это картотека. Сейчас подобные структуры называются – отделы оперативных учетов. Там служат, в большинстве своем, женщины и мужчины предпенсионного возраста, по здоровью непригодные к оперативной и следственной работе. Или непригодные по личным качествам. Аккуратисты-канцеляристы.  Кто бы поручил тихому и незаметному канцелярскому работнику пристрелить за ночь сотню арестантов?!

      И вот на основе такой липы добавили к 400 с лишним тысячам расстрелянных по «кулацкому» приказу № 00447 еще 200 с лишним тысяч расстрелянных по «национальным» спецоперациям. Получилось 656 тысяч за год и три месяца. Но здесь возникла одна проблема. Очень серьезная. В памяти советского народа не осталось следа о такой кровавой резне. Согласитесь, что потери убитыми, сравнимыми с потерями 4-х лет русско-германской войны 1914-1918 годов, должны были в народе оставить заметный след. Разве русский народ не заметил потери германской войны? Это надо было как-то объяснить. К слову, историки-сталинизды, это объясняют тем, что расстрелы были размазаны по всей территории страны, репрессировалась узкая социальная группа, поэтому народ мог эти репрессии и не заметить. Согласитесь, что эти историки-сталинизды в своей антисталинской подлости и тупости перешибают «Мемориал» запросто.

    Однако, фальсификаторы из Комиссии Яковлева  не рассчитывали на то, что появится такое сталиниздическое направление в нашей историографии и публицистике, поэтому разработали и претворили в жизнь, так сказать, остроумную, на их взгляд, схему, как Сталину и его сатрапам удалось обмануть советских людей и скрыть от них масштабы террора.

    Схема остроумная, на взгляд этих деятелей из компании Яковлева. На самом деле она до того… Даже затрудняюсь дать ей точное определение. Пусть будет – юморная, описывать ее нужно самым талантливым юмористам-сатирикам в литературе соответствующего жанра…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 13)

  Эта статья напрямую касается «национальных» операций. Репрессий всех «харбинцев», «поляков», «македонцев». И эта статья вполне в компетенции ОСО, там не ниже трех лет. ОСО вполне могло и 3 года, и 4, и 5 дать, рассмотрев дело по этой статье. Прикол только в том, что нарком внутренних дел и Прокурор СССР, пользуясь полномочиям, предоставленными Законом, в ОСО могли по этой статье дать только 5 лет лишения свободы, и они же, нарком и прокурор, пользуясь полномочиями, предоставленными Приказом, давали и «вышак» и 10 лет по этой же статье, но только в составе «Комиссии НКВД и Прокурора СССР». Причем… (Гусары, т.е., юристы, не ржать!) – и ОСО, и эта «Комиссия» существовали одновременно!... И до 1953 года, до ликвидации Особого совещания. После того, как НКВД был разделен на собственно НКВД и НКГБ, полномочия Особого совещания ушли из НКВД в НКГБ. Ведь после разделения наркомата в НКВД осталось УРКМ, а все начальники милиции были подчиненны в структуре НКВД чекистам, районные, областные, республиканские отделы НКВД возглавляли чекисты. К ним, уже выделенным в отдельный наркомат, ОСО и перешло. А потом, после смены названия НКГБ на МГБ – ОСО продолжало работать в МГБ.
      Разумеется, после вывода милиции в отдельный от чекистов наркомат, ОСО никогда не рассматривало дела на уголовников. Чекистам статьи Уголовного Кодекса, касающиеся общеуголовной преступности, были неподследствены. Они занимались только «политикой» и государственными преступлениями. -(здесь у меня, кстати, ошибка. Черновик, потом исправлю. Чекисты могли любое дело взять себе в производство).
   Но до 1941 года, как я уже писал, и сам нарком внутренних дел, и начальники УНКВД на местах отвечали за состояние борьбы со всей преступностью.
Поэтому «27 мая 1935 года появился приказ руководства НКВД СССР N 00192 об организации в составе территориальных управлений "троек" по рассмотрению дел "об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах". "Тройки" могли принимать решения о ссылке, высылке из СССР и заключении в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет. Приказ предписывал: "Изъятие уголовного и деклассированного элемента проводить повседневно и основательно, но без лишней торопливости, внимательно изучая все обстоятельства каждого рассматриваемого дела". (Партийные организации и органы НКВД в период массовых политических репрессий 1930-х годов :На материалах областей Верхнего Поволжья». Диссертация. .  Канд.ист.наук С.В.Кудрявцев)
        Вот мы и нашли «тройки». Только это рабочие органы Особого совещания при НКВД СССР на местах. В просторечьи их еще называли, как я писал выше, «милицейскими тройками».
    С.В.Кудрявцев дает и состав этого рабочего органа ОСО в Ярославской области:
«…начальник УНКВД А. М. Ершов, начальник УРКМ К. М. Калабухов (с апреля 1937 года — Л. Б. Грановский), прокуроры — П. И. Андреев, Ф. Л. Марчук, Д. А. Кошелев, Б. К. Юрчук, П. Д. Прокопенко и другие».
     И вот на этом моменте в диссертации Кудрявцева я особое внимание хочу заострить. Даже я, давно уже убежденный в том, что профессиональный историк – это профессиональный идиот, попался на удочку «научного» труда. Клюнул на эту «тройку» и допустил в предыдущей книге «Троцкизм» ошибку, не принципиальную, но, все же, ошибку.
   Дело в том, что прокурор никогда не входил в состав Особого совещания. Не мог он в него входить, потому что с задачами, правами и обязанностями прокуратуры это несовместимо, во-первых. Прокуратура не карательный орган, а надзорный. Да и само положение ЦИК об ОСО не включает в его состав прокурора, прокурор только участвует в заседании ОСО и надзирает за законностью применяемых им мер. В Постановлении ЦИК прямо сказано – прокурор УЧАСТВУЕТ в заседаниях ОСО. Только участвует, но в его состав не входит. Само собой, никакой областной прокурор не мог входить ни в какую «тройку», он, также, как и Прокурор СССР, только участвовал в ее заседаниях, и, в случае несогласия с решением, выносил свой протест.
  Т.е., ученый-историк Кудрявцев дал нам состав не «тройки», а «двойки», называя ее «тройкой». У нас теперь вообще «тройки» исчезли? Нет, они не исчезли, это у меня исчезли последние крупицы сомнений в умственной неполноценности профессиональных историков, из-за этих крупиц я и допустил небольшую ошибку.
  Дело в том, что «тройки НКВД» были, но немного не в таком составе. Сам приказ НКВД № 00192 я не смог найти ни в одном источнике, везде только ссылки на него и пересказы его содержания. Зато нашел другой приказ, который дает нам представление о составе «тройки НКВД». Ага, в том же украинском сборнике!
   Давайте я его дам полностью. Посмотрите там на состав «тройки НКВД»:
Приказ НКВД СССР № 00319 «О работе троек с объявлением инструкции тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах». 21 мая 1938 г.
Народным комиссарам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД, начальникам Управлений рабоче-крестьянской милиции республик, краев и областей
В ходе работы по изъятию социально-вредных и деклассированных элементов, проводимой в целях предупреждения уголовной преступности и осуждения указанных элементов на тройках, органами НКВД на местах допускаются извращения, к числу которых, в частности, относятся:
1) Осуждение колхозников, хотя и имевших в прошлом приводы и судимости, но вернувшихся к общественно-полезной работе, имеющих большое число трудодней, преступной деятельностью не занимающихся и не связанных с уголовно-преступной средой. Такие факты отмечены по Горьковской обл., где они являлись результатом работы арестованных врагов народа; в некоторых районах той же Горьковской обл. имели место факты фабрикации приводов и искусственное увеличение привлекаемых лиц; составление заключительных постановлений, не соответствующих материалам дела и т.п. Виновные мною строго наказаны.
2) Рассмотрение дел, не подсудных тройкам; в Татарии и других областях тройки выносили решения по делам о грабежах, почему, в результате ограниченных прав троек, грабитель осуждался на меньшие, чем он заслуживал, сроки наказания.
3) Осуждение очевидных воров и уголовников как простых нарушителей паспортного режима и вынесение решений в отношении таких категорий только о выезде из режимных пунктов. Такая практика отмечена в Грузии и Азербайджане, по Тбилиси, Батуми и Баку. Эти решения троек в Грузии и Азербайджане определяли и всю линию работы милиции, которая вместо ареста воров отбирала у них по 5—6 подписок о выезде из режимного пункта, что приводило к полной безнаказанности уголовников.
4) Применение условного осуждения или осуждения к принудработам.
5) Вынесение решений по делам о несовершеннолетних преступниках, не достигших 16-летнего возраста, и осуждение в лагеря вместо направления их в закрытые трудколонии НКВД в установленном порядке (Горьковская обл., БССР и др.). В то же время не вскрываются взрослые организаторы преступности, виновные в разложении несовершеннолетних, содержатели притонов подростков, где эти подростки вовлекаются в преступления. Имеются и другого порядка нарушения, когда дела на взрослых воров-рецидивистов, арестованных за конкретные преступления, вместо рассмотрения их на тройках передаются в суды.
Отмечаю, что в практике работы милиции все еще имеют место факты, когда в отношении хулиганов-рецидивистов допускается в виде наказания только штраф, не считаясь с тем, что злостные хулиганы представляют из себя кадры, перерастающие в грабителей. Все указанные извращения и нарушения влекут за собой — с одной стороны, грубое нарушение революционной законности и, с другой, — ослабление удара по уголовным элементам.
Приказываю:
1) Приказ № 00192-35 г.46 и объявленную этим приказом инструкцию тройкам НКВД отменить.
2) Ввести в действие объявленную при этом новую инструкцию по работе троек НКВД.
3) Изъятие уголовно-деклассированного элемента производить повседневно, не допуская производства массовых операций или кампанейства. На тройках внимательно изучать все обстоятельства каждого рассматриваемого дела.
4) При вынесении своих решений тройкам НКВД руководствоваться правами, предусмотренными положением об Особом совещании при НКВД, и выносить следующие административные решения:
а) о заключении в лагеря НКВД на срок до 5 лет,
б) о высылке из крупных промышленных городов в нережимные местности в пределах республики, края, области на срок до 5 лет.
Примечание:
а) осужденных на сроки ниже 3 лет направлять в местные исправительно-трудовые колонии; б) ссылку по решениям троек производить только в определенные места в пределах нережимной местности своей области, края, республики.
5) Строго следить за тем, чтобы решения троек по каждому конкретному делу действительно соответствовали бы степени общественной опасности рассматриваемого лица; не выносить решений на срок свыше 2 лет заключения за простое первичное нарушение обязательств о выезде из режимной местности, ограничиваться высылкой этих лиц на срок 1—3 года, в тоже время деклассированного вора заключать в лагеря.
6) Точно выполнять прилагаемую инструкцию. Следить за тем, чтобы протоколы троек велись в соответствии с § 5 инструкции, содержали все установочные данные на рассматриваемых лиц, имели подписи членов тройки и прокурора и своевременно направлялись начальнику Главного управления рабоче-крестьянской милиции для представления на Особое совещание.
Ссылки на статьи Уголовного кодекса при предъявлении обвинения в заключительных постановлениях, а также в протоколах троек не делать; указывать, что арестованный обвиняется и осуждается как СВЭ в порядке настоящего приказа.
Не допускать нарушения 15-дневного срока ведения следствия и рассмотрения дел на тройках.
7) По решениям троек о делах, по которым имеется протест прокурора, составлять отдельные протоколы с изложением мотивов обеих сторон и направлять эти протоколы, вместе с делами, через начальника ГУРКМ НКВД на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР.
8) Не рассматривать на тройках дела на лиц, бежавших из лагерей и тюрем или уклонившихся от отбытия наказания, у которых сроки действующих приговоров превышают права троек; направлять таких лиц в лагеря для отбытия срока или нового осуждения их лагерными судами.
За наркома внутренних дел СССР комиссар госбезопасности М. Фриновский
Приложение
Инструкция тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах
§1
Для предварительного рассмотрения дел об уголовных и деклассированных элементах, а также о лицах, злостно нарушающих паспортный режим, в союзных республиках (за исключением Украины и Казахстана), в автономных республиках, краях и областях, входящих в состав РСФСР, а также в областях Украинской и Казахской ССР организуются тройки в составе: народного комиссара союзной, автономной республики или его заместителя (начальника УНКВД или его заместителя), членов: начальника Управления милиции и начальника соответствующего отдела, чье дело разбирается на тройке. Участие прокурора в заседании тройки обязательно.
§2
Рассмотрению троек подлежат дела:
а) о лицах, имеющих судимости или приводы за уголовные преступления и не порвавших связи с уголовно-преступной средой;
б) о лицах, хотя не имеющих судимостей и приводов, но не занятых общественно-полезным трудом, не имеющих определенного местожительства и связанных с уголовно-преступной средой, в том числе о всех притоносодержателях и скупщиках краденого;
в) о ворах-рецидивистах, уличенных в конкретных преступлениях, хотя и имеющих определенное местожительство и прикрывающихся работой на предприятиях, заводах, в учреждениях;
г) о хулиганах-рецидивистах, приговаривавшихся ранее судами за хулиганство не менее двух раз к тюремному заключению или к принудработам на срок от 1 года и более, в случае совершения ими хулиганства, вызывающего необходимость привлечения их снова в уголовном порядке;
д) о нищих-профессионалах;
е) о злостных нарушителях паспортного режима, а именно: о лицах, отказавшихся добровольно выехать из местности, проживание в которой им запрещено в связи с невыдачей паспорта или непропиской, и нарушивших данную ими подписку о выезде в указанный милицией срок, а также о лицах, самовольно возвратившихся в местность, в которой им было запрещено проживание.
§3
При рассмотрении дел о нарушителях паспортного режима тройки обязаны проверить правильность и основательность лишения гражданина права проживания в данной режимной местности и целесообразность такого решения, в соответствии с чем органы милиции обязаны обеспечить наличие в деле следующих данных:
а) когда, кем и на каких основаниях нарушителю запрещено проживать в данной режимной местности;
б) кем и когда отобрана у привлеченного подписка о выезде из режимной зоны и объяснения привлеченного о причинах невыезда. Подписка привлеченного о выезде из режимной зоны должна обязательно прилагаться к делу.
§4
При направлении на рассмотрение тройки дел о лицах, указанных в § 2 настоящей инструкции, органы милиции обязаны представить следующие материалы:
а) постановление о задержании с указанием причины задержания;
б) справку о судимости или о приводах;
в) следственные материалы, т.е. протоколы допроса привлеченных, свидетелей и вещественные доказательства, если таковые имеются;
г) в необходимых случаях — справки о состоянии здоровья;
д) краткое заключительное постановление.
§5
Рассмотрение каждого дела тройкой производится с обязательным вызовом на заседание тройки привлеченного. Если арестованный содержится вне краевого, областного центра, то перед отправкой дела на рассмотрение тройки арестованный допрашивается начальником горотдела милиции совместно с прокурором, причем этот совместный допрос обязательно протоколируется, протокол приобщается к делу, а арестованный на тройку не вызывается.
По рассмотренным на тройках делам ведется протокол, в котором указываются все собранные на рассматриваемое лицо материалы, краткое его объяснение, когда и за что задержан, где содержится под стражей и все новые данные, выявленные в процессе рассмотрения дела на заседании тройки. В резолютивной части протокола указывается, кому какая административная мера предлагается и с какого числа считается начало ее срока.
§6
Тройка обязана рассмотреть представленные ей дела не позже 15 дней после возникновения дела (арест, привод и т.п.)
§7
Решение тройки при отсутствии возражений прокурора приводится в исполнение немедленно, а протокол направляется на утверждение Особого совещания НКВД.
При наличии разногласий приведение в исполнение решения тройки приостанавливается, и дело переносится на рассмотрение Особого совещания НКВД.
§8
Изъятие уголовного и деклассированного элемента и нарушителей паспортного режима должно производиться повседневно, а не в порядке кампанейства или путем массовых операций. При рассмотрении дел тройки должны тщательно и внимательно изучать все обстоятельства каждого дела и в точности руководствоваться инструкцией ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 8 мая 1933 г.47
За народного комиссара внутренних дел ССР комкор М. Фриновский
Прокурор Союза ССР А. Вышинский»

     Теперь понятен состав «тройки»: начальник областного (краевого) Управления НКВД\ начальник республиканского НКВД, начальник УРКМ (области, края, республики) и начальник соответствующего отдела. А какого отдела? Да НКВД же! Районного, городского. Милиция с 1934 года входила в состав НКВД. Милиция была в составе районных и городских отделов НКВД.
    Всё абсолютно логично и понятно. В районных, поселковых, городских отделах НКВД чекисты и милиционеры выявляют разную шваль, оформляют на них дела, эти дела их начальник, именно начальник районного или городского отдела НКВД кладет себе в портфель, садится на бричку и едет в область докладывать своему начальству.  Заметьте, что начальниками начальника (тафтология! Возмущайтесь!) районного отдела НКВД был на областном уровне не только начальник УНКВД области, но и начальник УРКМ области, главный областной милиционер. Понимаете? Начальнику районного отдела НКВД были подчинены не только чекисты района, но и милиционеры района. И он отвечал перед начальником УРКМ области за работу милиционеров района…