?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: наука

p_balaev

[sticky post]Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 23.

   Со сбора ягод Юрочка убежал в лазарет жаловаться на здоровье, как он сам написал. Врачиха посмотрела на него и запричитала: «Мальчик, да ты же простужен! Тебе нельзя на свежем воздухе работать, нужно в тепле находиться». Ага, мальчик сам не мог догадаться, что он простужен. Подозреваю, что просто сезон сбора закончился и лагерная администрация пристроила оболтуса, которому недавно 16 лет исполнилось, на работу по возрасту, уборщиком в больницу. Уборщиком – это сам автор так назвал свое место работы. Не санитаром даже.
      Какие врачи работали в лагерной больнице? Да вот такие:
«Ошман был действительно замечательный хирург. За месяцы моей работы в лазарете не было ни одной неудачной операции. В азербайджанском мединституте он заведовал кафедрой хирургии, и слава его была велика.
Весной 1935 года его уговорили отпраздновать 60-летие. Сначала праздновали в институте, а на другой день – среди домашнего покоя. В дом к Ошманам пришли несколько особо близких друзей, в том числе премьер Бакинской оперы Леонид Федосеевич Привалов. Дочь Ошмана – студентка консерватории – играла на рояле, Привалов пел, все было очень мило, пока не появился незваный гость: доцент кафедры, человек льстивый, необразованный, но большой хитрец и доставала.
Кланяясь и извиняясь, незваный гость сказал, что не мог не поздравить любимого шефа в домашней обстановке и не вручить самый дорогой для него подарок. Тут он протянул Ошману нечто большое, величиной с самовар, завернутое в плотную бумагу. Ошман растерялся, машинально взял обеими руками за середину свертка, тот раскрылся снизу, и на пол выпал бюст Сталина, который разбился на несколько кусков.
Наступило жуткое молчание.
– Надо убрать, потом склеить, – пробормотал потрясенный профессор. Доцент вдруг зарыдал.
– Вы разбили самое дорогое, что я имел, – причитал он сквозь слезы.
Сын Ошмана вдруг схватил доцента за плечо и крикнул:
– Ты нарочно подсунул отцу разбитый бюст. Я видел, как он развалился прежде, чем упал на пол.
Доцент молча сбросил его руку, повернулся и вышел. Следом ушли перепуганные гости. Ночью всех арестовали. Сначала предъявили всем статью 58, пункты 8, 10, 11 (терpop, контрреволюционная агитация и организация), но до суда дело не дошло, а ОСО (Особое совещание) дало профессору и его жене по три года, детям и гостям – по пять лет. Всем – за контрреволюционную деятельность. Доцент стал заведующим кафедрой».
    Посмеялись над необразованным доцентом и над тем, что профессор, разбивший бюст, получил 3 года, а дети и гости, которые только рядом стояли – 5 лет?
    Это сегодня профессоров и разных врачей сажают исключительно за уголовные преступления, как торговля наркотическими препаратами, например, а при Сталине – только за контрреволюцию, больше ни за что, только за разбитые бюсты.
    В «Троцкизме» я приводил выдержки из инструкции о работе «троек ОСО», подписанной еще Фриновским: «Изъятие уголовно-деклассированного элемента производить повседневно, не допуская производства массовых операций или кампанейства. На тройках внимательно изучать все обстоятельства каждого рассматриваемого дела...».
     Какая к чертовой матери 58-я статья? Вот то, что профессора могли прихватить тупо за взятки, а его семью за то, что знали и молчали – вероятней всего. И не в лагерь их отправили, а только сослали:
«Соловецкое начальство давно заказывало хорошего хирурга, и так было довольно присылкой Ошмана, что разрешило этой уважаемой семье жить вместе в одной комнате в поселке вольных. Сын – инженер-химик – был устроен в проектно-сметное бюро (ПСБ), Нина – в театр, где с восторгом встретили известного баритона Привалова».
       Я представляю, как бы удивился прокурор, надзирающий за соблюдением законности в лагере: «А где заключенный Ошман? Живет на воле с семьей, а не в лагере находится? А как же приговор? Кто его отменил?»
     Вообще, удивительно «жестоким» был сталинский режим! Мало того, что всю семью в одно место сослали, так еще хирургу нашли работу хирурга, инженеру – работу инженера, дочке-пианистке – работу за роялем, а зятю-баритону – работу певца! Эксплуататоры! Озверевшие чекисты!
   Сам же Юрий Чирков с работой уборщика в больнице не справился, больница была большая, очень много полов нужно было мыть и подоконников протирать, очень тяжелая работа. Юношу перевели в санитары. И там недолго проработал, объяснил, что его ранимую душу сильно тронул психический припадок сумасшедшей украинки, посаженной за людоедство – съела своих детей во время Голодомора. После больницы его перевели работать в библиотеку, там его другие заключенные стали готовить к сдаче экзаменов по программе средней школы. Сам Юрочка был вундеркиндом, интересовался не только школьной программой:
«В одно из посещений библиотеки Бобрищев-Пушкин, увидев, что я читаю книгу «Конституции буржуазных стран», спросил, какая из них мне больше по нраву. Я объяснил, что прочитал пока только австрийскую и начал бельгийскую, поэтому не имею данных для сопоставления. Тогда старик перегнулся через барьер и сказал: «Лучшая из них та, которая дает право обвиняемому отказаться от дачи показаний, то есть если человек не хочет давать показания, то вся мощь государственного аппарата не может заставить его. Это великое право защиты личности от государства». Я был озадачен: такое право показалось мне фантастическим, поскольку известно было, как в процессе следствия выбивались показания. В тот раз я не успел прочитать много конституций, так как книгу эту вскоре в связи с подготовкой новой Конституции Сталиным изъяли, но потом я установил существование такого конституционного права в некоторых странах.
Старый юрист еще не раз озадачивал меня. Летом 36-го, когда шел процесс Зиновьева – Каменева и других бывших лидеров, он присел ко мне на скамейку в сквере и спросил, знаю ли я, что в кодексе Юстиниана написано: «Всякое сомнение в пользу обвиняемого»? Я не знал. Бобрищев-Пушкин рассказал мне о кодификации римского права, выполненной в VI веке византийским императором Юстинианом, и об основном положении справедливого судопроизводства – презумпции невиновности. Согласно законодательствам зарубежных стран, обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана объективными, неопровержимыми доказательствами. Он же сам не обязан доказывать свою невиновность. Генеральный прокурор Вышинский, учитывая выдвинутый Сталиным тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения к коммунизму, разработал теорию о значении признания обвиняемого в ходе следствия, согласно которой признания обвиняемого достаточно для установления его виновности. Поэтому целью следствия стало любой ценой получить признание обвиняемого, что значительно проще, чем поиск объективных доказательств вины».
     Какие мрази, эти реабилитированные «жертвы сталинизма», согласитесь!

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 18

… А дочь у профессора Вангенгейма, «жертвы сталинизма», и его жены, кавалера ордена Ленина, получилась довольно … едва не написал – интересной. Нет, получилась обычная советская дама науки. Послесталинского образца, конечно.
  В 2012 году в Геологическом институте РАН состоялось заседание, посвященное памяти Э.А.Вангенгейм. Выступавшие о ней произнесли очень много теплых слов, коснулись и биографии: «В 1938 г. Элеонора Алексеевна поступила в московскую школу № 247, а с 1941 по 1943 г. была вместе с матерью в эвакуации в г. Магнитогорск .В 1947 г. она окончила московскую среднюю школу № 609 и поступила на Геологический факультет Московского государственного университета на кафедру палеонтологии. Куратором ее учебной группы в МГУ был сам заведующий кафедрой палеонтологии профессор Ю.А. Орлов».
     Совершенно необычная биография для страдающей от сталинской тирании семьи, согласитесь. Мы привыкли, что после репрессирования главы семейства остальным членам семьи приходилось терпеть муки и лишения, но Вангенгеймы из этой колеи страданий каким-то образом выбились.
     Папу расстреляли злобные чекисты, а мама заканчивает заочно пединститут, работает учительницей географии (и в эвакуации тоже), получает высшую государственную награду СССР, дочь заканчивает семилетку и не идет на завод фрезеровщицей после ФЗУ, а продолжает обучение в средней школе, которое после семи классов уже было платным.
  После школы снова почему-то не поступает в институт, где готовят специалистов бесплатно, а идет продолжать образование в университет, которое в университетах было платным.
    Дорогой товарищ Сталин! Разве так карают? Разве это репрессии? Что за мягкотелость и либерализм?
   Но нет, всё-таки дочурку каток репрессий догнал, как свидетельствуют выступавшие на собрании в ее честь: «Дворянское происхождение и наличие репрессированного отца не позволяли найти работу по специальности в центральных научных и производственных учреждениях. После окончания университета Элеонора Алексеевна получила официальное распределение в геологическое управление в Дагестане».
  Конечно, выступавшие это не сами сочинили, со слов самой Элеоноры Алексеевны говорили. Причем, это говорили не какие-нибудь жертвы ЕГЭ, а известные ученые, получившие образование и научные степени в СССР.
  Маме наличие репрессированного мужа-дворянина не помешало получить орден Ленина, а дочурку «маховик» догнал? И по логике выступавших ученых мужчин и женщин, детей дворян и «жертв» после окончания университета распределяли геологами на Чукотку, в Сибирь, даже (ужас!) в Дагестан искать медь и золото для страны, а рабоче-крестьянскую молодежь оставляли на кафедрах в столице?
  Так и говорили на комиссии по распределению: «Побарствовали и хватит! В Якутию – к комарам и морозам! Теперь пролетариат с незапятнанной биографией в Москве будет жить и диссертации защищать!»?
И вы все еще думаете, что советская наука, представленная мыслителями с такой креативной логикой, была тем, каковой ее нам преподносят господа совкодрочеры – передовой? Передовой в этой науке была только способность жрать в три горла, не принося народу никакой пользы.
 Но мы не про науку сейчас. Мы про дочь человека с головой профессора Вангенгейма. Ага, распределили ее в Дагестан искать для народного хозяйства месторождения полезных ископаемых… Щас! Так она вам и побежала с геологическим молотком тюкать по камешкам в горах!
«Формальная причина, а именно отсутствие жилья в Махачкале, позволила ей вернуться в Москву».
    И эти слова ученые люди произносили в речи-панегерике по недавно усопшей. Ученые люди даже не осознавали, что описывают усопшую, как бессовестную и наглую приспособленку. Дочь кавалера ордена Ленина. Ей перед героической мамой не было стыдно?
    Вы всё еще уверены в том, что Э.А.Вангенгейм показала все письма отца? Уверены, что они с матерью их после 37-го года ни одного не получили?
   Но как страдали! Мама преподавала в школе, получала нормальную учительскую зарплату при Сталине, тогда у учителей зарплаты были нормальными, доплату за орден Ленина, дочурка на кафедре в университете – тоже не гроши в те годы, московская квартира, которую «кровавый режим» у них не отобрал-  плачьте от жалости, потомки колхозников.
   А с 1957 года ко всему этому – персональная пенсия за умершего в лагерях главу семейства. Нехило.
   Но в 1977 году мама умирает, почтальон перестает носить персональную пенсию и наступают 90-е года, когда университетская научная братия стала с баулами челночить по турциям и китаям, чтобы себя прокормить. Доходы ученых резко упали. Они стали рыскать в поисках заработка.
И тут ВС РСФСР принимает «Закон РФ от 18.10.1991 N 1761-1 (ред. от 07.03.2018) "О реабилитации жертв политических репрессий" с очень интересной статьей:
«Статья 1.1. Подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются:
дети, находившиеся вместе с репрессированными по политическим мотивам родителями или лицами, их заменявшими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении;
дети, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей или одного из них, необоснованно репрессированных по политическим мотивам».
     Т.е., персональная пенсия, получаемая матерью – это компенсация матери. Она ее только на себя тратила, дочери ничего не досталось. Дочери теперь положена отдельная компенсация, она отдельно пострадала.
    Что, по вашему, должны были делать такие, как Элеонора Вангенгейм, узнав про этот Закон? Да единственное – искать возможности получить компенсацию за репрессированного родственника. Нет, про совесть, которая должна была натолкнуть на мысль, что компенсация в виде персональной пенсии матери за отца, уже получена, говорить мы не будем. Совесть-то специфическая, «дворянская».
  И эти дети репрессированных стали собирать документы и справки для получения компенсаций. Во все органы, которые еще в конце 50-х годов выдали соответствующие справки о реабилитации родственникам репрессированных, от детей репрессированных в 90-е годы полетели новые запросы. И на них были отправлены новые ответы.
  Ответы – в соответствии с действующим указанием Председателя КГБ СССР Крючкова сообшать тем, кто ранее получил извещения о смерти родственников в местах заключения, сведения об их расстреле «тройкой НКВД» и одновременно КГБ направлял в органы ЗАГС требования о выдаче новых Свидетельств о смерти. В «Троцкизме» эта комбинация мною расписана…

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 7.

 В середине июня лафа насчет общественной работы с тачкой заканчивается, голову вместе с туловищем профессора Ваненгейма переводят из лагеря в Соловецкую тюрьму, оттуда 18.06.34 года он пишет жене: «Сейчас же по приезде в Соловки был назначен на сельхозработы, работы в теплице, парниках и на огороде. 10- час. рабочий день с 6 час. утра до 4 ч. без перерыва и отдыха».
    Во-во, уже каторга начинается. 10 часов на огороде. Попить чаю некогда. Вот и началось строительство социализма. Но недолго он строился, уже 25.06.34: «Живу в камере с пятью другими. Живем мирно. Работа не трудная, так как я по здоровью признан третьей категории из четырех: 1, 2, 3 и инвалидов».
    Сгубила каторга «гордого ленинца», 14.07.34: «…На время ударных работ по озеленению я освобожден от дежурств сторожа…».
20.08.34: «30.07 был выходной день, вдвоем набрали грибов, наелись черники. Из грибов приготовили жаркое на масле, а потом кашу с рисом».
Я, лично вот здесь совсем не понял: это он в тюрьме сидел или в санатории?
  А в письме от 09 августа: «Пыталась ли ты попасть к Димитрову? Он только что пережил несправедливость. Он должен был бы чутко реагировать на мое положение».
    Тут я окончательно теряюсь. Я подозревал, что голова профессора Ваненгейма не очень умная, но после такого… Хитрожопый дурак в звании профессора! Несправедливость, которую пережил в то время Димитров – это знаменитый процесс в фашистской Германии над ним по поводу поджога рейхстага. Т.е., жена профессора должна была попасть на прием к Георгию Димитрову и ему сказать проникновенные слова: «Товарищ Димитров, вам как пережившему несправедливость со стороны фашистской диктатуры Гитлера, как никому должно быть понятно состояние человека, моего мужа Вангенгейма, страдающего от диктатуры Сталина?»
     01.09.34: «Я пока в лазарете. Руку лечу синим светом, врач не возлагает на него особых надежд, но я уверен, что поможет. Отдых и синий свет , надеюсь, восстановят всё быстро».
    Вы подумали, что чекисты сломали страдальцу руку или он, на своем посту сторожа повредил ее, отбивая народное добро у расхитителей? Как бы не так: «Сегодня получил разрешение на ежедневные души, думаю, что лечение укрепит нервы. Т.к., у меня только нервы». 1.10.34: «Я еще не знаю, на какой работе буду по выходе из лазарета. Как ни люблю я поле и воздух, но не хотел бы там работать, возраст (53 года!!! – авт.) и невралгия заставляют избегать простуды»
     Т.е., рука у него просто от нервов болела. Чекисты его за руку даже не трогали. Нет, конечно, невралгия… Вроде рука целая, а болит. Врач щупает руку, стучит молоточком – ничего понять не может:
- Где болит?
-Везде, доктор, болит.
-Больной. А вы не симулянт?
-Как вы могли подумать, доктор, такое?! Я ж профессор и старый большевик! С Лениным этой рукой здоровался!
- Ну, раз с Лениным…
  Письмо от 13 октября: «В моем состоянии перемен мало, но вчера приехал специалист-невропатолог, по впечатлению очень серьезный, он выслушал меня подробно и сказал, что сможет быстро восстановить здоровье, т.к. считает всё функциональным нарушением…».
    Я, пока дальше не прочитал текст письма, тоже подумал, что невропатолог был серьезным специалистом. Такие «функциональные нарушения» сегодня на наших демократических зонах у симулянтов от работы на свежем воздухе лечатся элементарно просто: удар дубинкой поперек спины и моментально проходят понос, золотуха, мигрень и прочие «функциональные нарушения», но в Соловецкой тюрьме особого назначения… «Продолжаю лечиться ванными, усиленным питанием, регулярным режимом».
     Привезли в лагерь еще одного невропатолога, письмо от 19 октября: «С рукой дело так: новый врач-невропатолог предполагает, что боли в руке обусловлены утомлением и от мелкой напряженной работы. Посоветовал мне абсолютный покой».
   В конце концов, с больной рукой страдальца выписали из лазарета. Так и не смогли от страданий избавить. Какой-то таинственный случай. Уже после выписки прибегли к последнему средству: «По четным числам с 12 ноября за исключением выходных дней подвергаюсь сеансам гипноза. Опытный врач лечит, но за три сеанса еще не смог привести даже в полусонное состояние. Обещает, что действие будет и без этого. Посмотрим дальше».
      «Посмотрим дальше» - сатрапы сталинские, хотели в гипнотический сон погрузить и проверить в таком состоянии, действительно ли рука болит? Накося – выкуси! Хрен вам, а не гипнотический сон! Не поддалась гипнотизеру голова профессора Ваненгейма!
    И это всё происходило в прославленной, как ад на земле, в самой страшной тюрьме Союза – Соловецкой тюрьме особого назначения. СТОН.
     Жаль, что нельзя сегодня задать вопрос Иосифу Виссарионовичу: «Товарищ Сталин, вы большой ученый, как в одной песне потом про вас пели, но так вот зверствовать над врагами народа зачем было? Может, как-нибудь по-мягче с ними нужно было, деликатнее, человечнее?».

Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.


p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 4.

      «ОТПУСТИТЕ МЕНЯ В ГИМАЛАИ…»

         В 1965 году в 6-ом номере журнала «Метеорология и гидрология» вышла статья профессоров Н.П.Суворова и С.П.Хромова «А.Ф.Вангенгейм – организатор метеорологической службы СССР», в которой об аресте и смерти героя статьи было написано следующее: «Но перестройка (метеорологической службы – авт.) шла в обстановке сопротивления как со стороны «леваков», склонных, прежде всего, всё переломать. В условиях середины тридцатых годов такое сопротивление выражалось также и в клеветнических обвинениях разного рода. В результате работа А.Ф. Вангенгейма трагически оборвалась: он стал одной из первых жертв произвола и беззакония периода культа Сталина. В 1934 году вместе со своим заместителем И.И.Крамалеем и некоторыми другими сотрудниками он арестован , неизвестно за что осужден и провел восемь лет в заключении. 17 августа 1942 года он умер от болезни, по видимому вызванной условиями заключения; место его смерти неизвестно. В наши дни его честное имя восстановлено: в 1956 году А.Ф.Вангенгейм был посмертно реабилитирован».
           Первое, что мы видим, так это даже в научном журнале в 1965 году, уже при Брежневе, антисталинская пропаганда вполне себя нормально чувствовала, второе – как это так неизвестно за что осужден, если Вангенгейм был реабилитирован? Что, в акте о реабилитации и в справке о реабилитации так и было написано: приговор неизвестно за что отменен?
      Но в книге о Вангенгейме, приводится  отрывок еще из одной книги, «Так было…» Москва, Издательство политической литературы. 1991 год), автор – доктор географических наук, профессор Ю.И. Чирков. О Чиркове сказано так: «… был арестован в 15-ти летнем возрасте и 19 лет провел в ссылках и легерях в том числе с  1935 по 1938 годы на Соловках». Интересно, почему Чиркова вместе со всеми другими заключенными Соловков не расстреляли за компанию с Вангегеймами и Флоренскими в 1937 году про приговору «Особой тройки»? Может потому, что Чирков не умер в заключении? Вам так не кажется?
       Так вот, что написал профессор Чирков о нашем герое: «Причины для ареста были серьезные. Во-первых, Алексей Феодосьевич нарушил указание Сталина. В Ленинграде в 1933 году в Таврическом дворце собрался организованный Вангенгеймом 1-ый Всесоюзный геофизический съезд, на который были приглашены зарубежные ученые из многих стран. Вступительную речь при открытии съезда Вангенгейм решил произнести по-французски…».
      О-па!  Почему по-французски? Съезд-то Всесоюзный, а не Всемирный! Абсолютное большинство присутствующих были советскими учеными, жившими и работавшими в стране, где государственный язык – русский. И даже на Всемирном съезде советский ученый, произносящий речь на языке не своей страны, а  хоть на французском, хоть английском – выглядел бы странно. Как папуас перед хозяином-колонизатором. Зачем так унижаться перед парочкой каких-нибудь геофизиков из города Парижу?
   Дальше: «… Примерно за час до открытия съезду Вангенгейму позвонили от Сталина и передали его указание произнести вступительную речь по-русски…».
    Твою ж колыму!!! Что должен был сделать после этого вменяемый человек? Конечно, попросить звонившего передать Сталину, что ошибку свою понял, попросить прощения за едва не допущенную глупость и заверить в том, что указание будет исполнено. Но не тут-то было: «Алексей Феодосьевич очень удивился и сказал, что программа съезда согласована во всех инстанциях, опубликована в пригласительных билетах и какие-либо изменения недопустимы. Так не принято поступать…».
    Т.е., иди ты в жопу, усатый тиран и руководитель ВКП (б), я, член ВКП (б) и ученый французскому языку Вангенгейм, вертел на винту указания моего партийного руководства  и нечего мне звонить, отрывать от упражнений в парижском прононсе.
«…Выступление было произнесено на французском. Съезд прошел блестяще, но руководство оставило его без внимания. Вангенгейм по роду службы часто бывавший в Совнаркоме, ЦК ВКП (б), в Главнауке, почувствовал: отношение к нему в верхах изменилось к худшему».
      Нет, а что вы хотели? Поцелуев взасос в знак благодарности за тот позор? Это же позор! Полный зал советских ученых, многие из них – молодежь, далеко не все из них были из дворян, как Вангенгейм, их гувернантки прононсу не учили, и тут выходит это ученое чудо к трибуне и начинает на какой-то гнусавой тарабарщине открывать научный съезд советских ученых. С каких это пор французский язык стал международным языком науки, даже если так?
    Да вот представьте, что сегодня, в наши дни собрался Всероссийский съезд тех же геофизиков и с приглашенными на него американьскими учеными и этот съезд открыл вступительной речью на американьском, а не на русском, языке такой Вангенгейм! Согласитесь, что в РАН у него спросили бы: что это была за фигня? Понтонуться знанием американьской мовы решил и не понял, что опозорился сам, выступив в роли папуаса, и опозорил страну?
     А тут – сам Сталин просил! Как, наверно, непросто ему было быть тираном и тиранствовать.
    Но ведь Всесоюзный научный съезд с приглашенными иностранными гостями, да еще в условиях сложной международной обстановки 30-х годов, непременно проходил под чекистским оперативным сопровождением. И тут Всесоюзный съезд открывает советский ученый, произнеся речь по-французски… Я уверен, что чекистам не нужен был намек Сталина присмотреться к этому туловищу с головой Вангенгейма.

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

Для тех, кто спрашивал, как получить "Троцкизм" в электронном виде.

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё. Это объявление я раз в неделю буду дублировать.




p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

    Я не случайно назвал цифру 600 сакральной. Как только не пришло в головы деятелям из Комиссии А.Яковлева довести число расстрелянных до 666 тысяч, для создания полного антуража сатанинской коммунистической власти, я даже не понимаю.
   Дело в том, что проблема «Большого террора» не имеет никакого научно-исторического аспекта. Это проблема стерильно пропагандистско-религиозно-мистическая. Поэтому я и называю наших историков религиозными шарлатанами-мракобесами.
   Судите сами. Все доказательства, абсолютно все, существования массовых репрессий 37-38-го годов выстроены только на базе архивных документов. Априори историки пришли к соглашению считать все документы, обнаруженные в архивах, подлинными. В религиозной истории есть полнейший аналог этому подходу – ковчег Завета, в который Моисей поместил скрижали, полученные им от бога. Эти скрижали никто не мог украсть или подделать, потому что их защищала сверхъестественная сила ковчега, убивающая всякого, непосвященного, осмелившегося к нему прикоснуться.
   Таким же ковчегом у наших историков стали архивы, в которых хранятся одни лишь подлинники, недоступные для подделки. Поэтому сам факт обнаружения документа в архивном деле ими безусловно принимается, как доказательство подлинности документа.
   Наглость этих ученых мужей и женщин потрясающа. Архив – это всего лишь склад бумаги, который может охраняться либо не охраняться. Допущенные к хранению этих бумаг не проходят процедуру жреческого посвящения, получая от божественных сил характеристики их ангельской чистоты и честности.
   Расшить любое архивное дело, даже не нарушая ярлыка, которым приклеена нитка – задача доступная даже криворукому. А уж если у тебя имеются печати для ярлыков, которые сделать – раз плюнуть… Изготовить любой документ, отпечатанный на пишущей машинке и даже типографским способом при современной технике так, чтобы он на взгляд не отличался от подлинного – задача несравненно более простая, чем нарисовать  фальшивый доллар. А разве изготовление фальшивых денежных знаков – очень серьезная в техническом плане проблема?
        И при этом, ни один исторический документ эпохи Сталина, введенный в научный оборот из архивов в виде издания его в Сборниках архивных документов, не прошел абсолютно никакой экспертизы. Это вообще не имеет ничего общего с научным подходом. Здесь только один подход – в ковчеге Завета лежат подлинные скрижали.

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)



      Мне уже давно доброжелатели советуют сменить стиль изложения вопроса по теме исторической проблематики относительно репрессивной политики Советского государства 1937-1938 годов в разрезе массива рассекреченных и введенных в научный оборот документов, касающихся деятельности спецслужб, правительства и  партийных органов СССР.

      Ничего проще нет, как об этом вопросе написать «научным» языком. Для меня это не проблема, в этом стиле писать намного проще, чем нормальным публицистическим языком. Заодно можно и себя публике презентовать в качестве «серьезного исследователя». Такая публика, которая, открыв рты,  глотает псевдонаучную муть от С.Е.Кургиняна, завороженная концентрацией  «ученых» слов в единице его текста, будет довольна. Довольны будут и ученые-историки, которых я прямо называю тупорылыми баранами, которые даже не в состоянии состряпать более-менее правдоподобную фальшивку. Довольны будут и многочисленные писатели-историки-сталинизды, которые растиражировали антисталинскую клевету комиссии А.Яковлева, изображая из себя защитников Сталина.

     Ведь они только и ждут момента, когда им предложат дискуссию о «Большом терроре» вести в русле научной проблематики. Заболтают и замотают. Завалят сверху кучей псевдонаучного мусора и похоронят вопрос.

    Представьте, что вам в магазине на сдачу дали купюру  в 120 рублей. Вы что, понесете ее эксперту на экспертизу по предложению продавца, который ее вам подсунул? Чтобы эксперт «научно» доказал ее поддельность? Так знакомый с продавцом эксперт вам выдаст справку, что это Монетный двор виноват, а не продавец-фальшивомонетчик. Понимаете, о чем я?

    Да и какая может быть научность в этом вопросе? Если описывать особенности анатомии и физиологии деревянного гоминоида Буратино, то в этом описании научности будет на порядок больше. Какое отношение к науке имеет наглейшая и тупейшая фальсификация? К области уголовного права – имеет. К науке –нет. Но я же сейчас пишу не постановление о возбуждении уголовного дела.

    Итак, мы уже с вами видели, как загадочно сошлись цифры умерших в местах  заключениях «политических»за тридцать  лет, число расстрелянных и посаженных в 37-38-м годах, видели дикие несообразности в документах, запустивших «Большой террор» и я показал вам опубликованный архивный документ, в котором прямо говорится, что настоящий приказ наркома НКВД № 00447 не имеет никакого отношения к «Операции по репрессированию…», он касается работы ОСО. Там было много смешного.

    Дальше смешного будет еще больше.  Особенно с учетом того, что я покажу вам документы, которыми само общество «Мемориал» объясняет, почему советские люди, жившие в 37-38-м годах не заметили расстрелов 656 тысяч человек, как советские власти скрыли от страны своё зверство. Эти документы на сайте «Мемориала» под рубрикой «как скрывали террор» и выложены.

    Начнем с первого. Когда я сравнивал внешний вид приказов НКВД, я показал первым приказ Л.И.Берии, продублирую его еще раз:

    

     

          Я не вижу здесь абсолютно ничего, к чему бы можно было придраться. Абсолютно достоверный и грамотно составленный документ. Но это только первая его страница. Теперь глянем на вторую:

     Здесь мы уже видим, что даже шрифт текста заметно отличается, но, тем не менее, бумага старая и вся почерканная, на ней видны следы резолюций и пометок, сделанных чернилами на первой странице, пропитавших лист насквозь.  Но настоящий приказ Берии № 00515 был изготовлен (в этом у меня даже сомнений нет) не на одном листе, отпечатанным с двух его сторон, а на двух листах.  Фальсификаторы второй лист выбросили и на обратной стороне первого вписали ими сочиненный нелепый текст.

    Читаем: «7. Наркомам внутренних дел республик и начальника УНКВД дать указание начальника ОГАСов в случае обращения к последним жен арестованных о разводе, учинять акты о разводе беспрепятственно, не требуя от заявителя никаких справок».

    Автор этого пункта в НКВД, разумеется, не служил. Это написал человек, вдохновленный чем-то наподобие фильма «Холодное лето 53-го года», где жена бросает арестованного героя в исполнении Папанова, а сын отрекается от отца.

   Из данного пункта следует, что наши предки жили в какой-то паскудной стране, где особым паскудством отличались женщины. Мужа только арестовали, еще не осудили, а она, курва, уже бежит с ним разводится!

   Вот советские мужики так не поступали, поэтому про мужей арестованных жен  в приказе ничего не говорится. Вот с какими паскудными бабами приходилось жить советским мужчинам.

   Либо, дело обстояло еще интересней. Где-то в архиве должно быть письмо Политбюро и приказ НКВД о запрете на арест и привлечение к ответственности за любые преступления замужних женщин, поэтому у мужчин не было поводов добиваться разводов с арестованными женами. Жен в СССР не арестовывали.

  Я же не просто по злобе называю сочинителей этих фальшивок бакланами! Как можно было сочиняя этот текст, сделать его юридически даже не бессмысленным, но комичным?!

   Да Берия, получив на подпись подобное, с криками и матами, вычеркнул бы слово «жен» из текста и вписал «супругов». Тогда пункт хоть какое-то правдоподобие и имел бы.

    Но зато в предыдущем пункте, в шестом, читаем: «В отношении осужденных Военной коллегией и тройками НКВД (УНКВД) к высшей мере наказания…».

    Вот уже есть расстрелянные по приговорам троек НКВД. А Военная коллегия  - чего она коллегия? Исполнителю текста приказа лень было дописать «Верховного суда»? А как информировать насчет осужденных по делам НКВД Спецколлегиями областных судов и военными трибуналами? Они же тоже к вышке приговоры выносили. Да никак не информировать – в задницу посылать граждан, которые с такими запросами обращаются. Устно посылать.

     А вы говорите – написать в «научном стиле». Как это описывать научным языком?...


p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Самое интересное, что еще в 1925 году И.В.Сталин, выступая перед студентами на первой Всесоюзной конференции пролетарского студенчества, говорил:
«Вузы и комвузы, рабфаки и техникумы -это школы для выработки командного состава по хозяйству и культуре. Медики и экономисты, кооператоры и педагоги, горняки и статистики, техники и химики, сельскохозяйственники и путейцы, ветеринары и лесники, электрики и механики,-это всё будущие командующие по построению нового общества, по постройке социалистического хозяйства и социалистической культуры… Наконец, о студентах-коммунистах специально. Говорят, что студенты-коммунисты мало успевают в науках. Говорят, что они серьёзно отстают в этом отношении от беспартийных. Говорят, что студенты-коммунисты предпочитают заниматься "высокой политикой", убивая две трети времени на бесконечные прения "о мировых вопросах". Верно ли всё это? Я думаю, что верно. Но если это верно, то из этого следуют, по крайней мере, два вывода. Во-первых, коммунисты-студенты рискуют стать плохими руководителями социалистического строительства, ибо нельзя руководить построением социалистического общества, не овладев науками. Во-вторых, дело выработки нового командного состава рискует стать монополией в руках старых профессоров, нуждающихся в новой смене из новых людей, ибо нельзя готовить новую смену и новых научных сотрудников из людей, не желающих или не умеющих овладеть наукой. Нечего и говорить, что всё это не может не создавать прямой угрозы всему делу социалистического строительства. Можно ли мириться с таким положением? Ясно, что нельзя. Поэтому студенты-коммунисты и вообще советские студенты должны поставить себе ясно и определённо очередную задачу: овладеть наукой и создать новую смену старому профессорскому составу из новых, советских людей».
       Такое впечатление, что он со мной на одном курсе института учился. Только в наше время эти «студенты-коммунисты», бездари и тупни, имели зачетки с одними «пятерками». Завалить активного общественника, тем более члена партии, на экзамене ни один преподаватель не решился бы.