?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: образование

p_balaev

[sticky post]Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Реформы Косыгина-Либермана ч.14

Следующее направление экономической реформы 1965 года, которую до 90-х годов никто не связывал ни с именем одного Косыгина, ни, тем более, с Либерманом – широкое внедрение хозрасчета. Точнее, так принято трактователями этой реформы считать – Косыгин стал широко внедрять хозрасчет.
     Еще отвлечемся на трудовые ресурсы. Нынешнему поколению уже не знакома та ситуация с ними в СССР, наша молодежь сегодня видит итоги сумасшествия, когда ВУЗы и колледжи РФ стали выпускать в немыслимых количествах юристов и менеджеров. Это полная неадекватность системы образования, разумеется. Капиталистической системы.
    В СССР система образования таким идиотизмом не страдала, она готовила специалистов по самым разнообразным направлениям, в соответствии с запросами экономики. Дурдом начинался, когда подготовленные специалисты выходили из стен институтов и техникумов, шли удовлетворять … запросы экономики.
  На примере факультета, который я закончил. Ветврач в СССР была не просто дефицитной специальностью, а остродефицитной, т.е., не просто специалистов на производстве не хватало, не хватало главных специалистов – главных ветеринарных врачей совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, занимающихся животноводством и переработкой продукции животноводства. Во время работы комиссии по распределению выпускников у нас рядом с деканатом стояли чуть не толпы директоров и представителей этих предприятий, которые выпускников буквально за рукава хватали. Фактически, нас не распределяли, мы сами на комиссии выбирали себе место будущей работы.
   Разъехались по распределению, через год-два, еще до окончания срока обязательной отработки, значительная часть ветврачей уходила из сельского хозяйства.  Куда только не уходили- в милицию, армию, учителями в школы, бухгалтерами-экономистами… И это не только с выпускниками ветеринарного факультета творилось. Агрономический, зооинженерный, механический – такая же картина. И уходил не излишек специалистов, уходили специалисты из тех отраслей, в которых был их острый дефицит. В результате один отрасли лишались подготовленных специалистов, другие – получали специалистов слабо подготовленных. Конечно, за время службы в армии бывший ветеринарный врач или зооинженер, догонял по подготовке выпускников военных училищ, мой начальник артиллерии полка полковник Бережной был не кадровым, из зооинженеров, но – за время. А где брать главного ветврача или главного зоотехника совхозу? Из артиллеристов или милиционеров?
     В результате сельскохозяйственные предприятия вынуждены были держать на должностях главных специалистов выпускников средних профессиональных учебных заведений, техникумов. Вы представляете больницу, главным врачом которой работает фельдшер? Вы пойдете в такую больницу лечиться? Да лучше самому себя зарезать. А зачем совхозу тысяча коров, если у него нет специалиста, который подготовлен для организации и руководства животноводческой отраслью в таких масштабах? В небольшом колхозе 40-50-х годов с сотней коров можно было доверить ферму вчерашней доярке, закончившей курсы зоотехников, меняются масштабы производства и требования к специалистам также меняются.
      Вот это преступное безумное строительство новых предприятий с бешенным опережением по группе А, затем исправление перекоса строительством новых предприятий группы Б, погнавшее экономику на экстенсивный путь развития в условиях недостаточности трудовых ресурсов привело к тому, что во всех отраслях уровень руководящего кадрового состава, специалистов, не сильно превышал уровень 50-х годов. Учебные заведения выпускали специалистов всё больше и больше, а их не хватало всё также. Во всех отраслях. В результате специалисты уходили туда, где работы и ответственности меньше, условия работы лучше, не особо и теряя в зарплате при существовавшей системе  оплаты, особенно сильно от нехватки специалистов достаточного уровня подготовки страдать начинали самые важные для экономики отрасли. И особенно сильно базовая для экономики отрасль – сельское хозяйство.
     Можно иметь космическую отрасль самую передовую в мире, вкладывая в нее максимум ресурсов и отборный людской потенциал. Но эта космическая отрасль может развиваться только за счет неизбежной деградации всей экономики. Несовместима передовая в технологическом отношении отрасль народного хозяйства со всем остальным народным хозяйством, идущим по пути экстенсификации.
     В поселке Пограничный, где я жил, главный врач, оперирующий хирург (лишних хирургов не было, чтобы главврач не оперировал), на даче выращивал картошку и держал свиней. Сам работал на даче. Этими же руками, которыми копал картошку и чистил навоз в свинарнике, оперировал. Постоянно в хирургическом отделении гнойные осложнения, с постоянной периодичностью на смывах высевали стрептококк и стафилококк, прекращают на время дезинфекции проведение полостных операций. И никто ни о чем «не догадывался». Кто ж посмеет Партии… главному врачу то есть, сказать: ты чего творишь, мудило?!
     Эта районная больница – минислепок со всей послесталинской экономики СССР.

p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 16.

       Отношения осужденных «политических» с их оставшимися на свободе женами – еще одна загадка эпохи. Мы сегодня знаем, что уже после ареста мужей начинались проблемы для их близких. Жен увольняли с работы, выселяли из квартир, детям наличие в анкете осужденного отца серьезно осложняло жизнь. Пошел вал разводов и заявлений: «Не считаю моего папу-вредителя своим отцом».  Страшное время. Прямо ужас – какое страшное.
    Но вот голова профессора Вангенгейма ничего этого не понимала. Она не только сама не предложила жене… Стоп. В такой ситуации мужчина не должен женщине предлагать выбор. Предлагать выбор в такой ситуации (разводиться или нет) – это подлость по отношению к женщине. Мужчина обязан настоять на разводе. Сам.
   Вместо этого, вроде бы логичного шага любящего мужа и отца в реалиях тех лет, Вангенгейм, находясь в заключении, начинает свою 4-летнюю дочурку… готовить к школе. Отправляет домой по несколько писем в месяц специально для дочери, рисует в них ягодки-грибочки, объясняет, как они растут, гербарий для дочери собирает, чтобы она знала, как разная травка выглядит, объясняет явления природы и т.п.. 
  Папа сильно доченьку любит! Папа хочет, чтобы она о нем не забывала и тоже любила. А мама же у доченьки – дурочка, она сама развитием ребенка не занимается, поэтому папе, страдающему на каторжной должности библиотекаря, приходится из тюрьмы самому заниматься развитием ребенка.
   Да, конечно, поздний ребенок, любимая дочурка … Но, пардон, как мне не хочется выглядеть циником, но это не любовь к дочери. Это боязнь того, что жена может бросить получившего приличный срок сидельца, стремление сделать всё возможное, чтобы привязать ее к себе с помощью ребенка. Да и не о жене он думал, а о том, что она после развода не будет отправлять ему на зону посылки.
     Либо – другой вариант: никто в те времена не третировал семьи «врагов народа», если члены семьи не были вовлечены в преступную деятельность мужей. «Сын за отца не отвечает». Жены и дочери тоже. И тогда профессор Вангенгейм не выглядит подлецом, который удерживал с помощью дочери жену от развода, если он точно знал, что на жизни близких его биография никак не скажется.
   И ведь, действительно… Снова обратимся к книге о нашем герое:
«После ареста мужа Варвара Ивановна осталась единственной кормилицей большого семейства (младшая сестра, которая училась в техникуме, старый отец, маленькая дочь, а еще приходилось помогать сестрам и брату, жившим в деревне, обремененным многочисленными детьми, ну и, конечно, посылать продуктовые посылки и деньги на Соловки), поэтому приходилось очень много работать».
   Вот она – каторга. Без всякого ареста и лагеря. Муженек-то, по сравнению с женой, жил как кум королю на Соловках. Но не спешите, дальше: «Тем не менее, Варвара Ивановна поступила на вечернее отделение географического факультета Московского педагогического института и успешно его окончила к 1938 году. После закрытия школы № 40 она преподавала географию в старших классах московских общеобразовательных школ, а во время эвакуации – в г.Магнитогорске (конец 1941-1943 гг.). И где бы она не работала, она всюду организовывала краеведческие кружки для школьников, которые пользовались большой популярностью и высоко оценивались руководством школ, отделами народного образования и т.п. (об этом можно судить по многочисленным почетным грамотам)».
    Помните мерзкий фильмец «Завтра была война»? Инженера только арестовали, а у его дочери-старшеклассницы начались такие проблемы, что девчонка дошла до самоубийства. Так это уже накануне войны, когда волна «Большого террора» спала.
   А тут – как раз в разгар его. По Москве стаями носятся «воронки», в которых сидят звероящеры-чекисты, хватают десятками тысяч ни в чем не повинных людей и расстреливают их на Бутовском полигоне. Жена же осужденного по «политической» статье спокойно учится в педагогическом институте, заканчивает его и идет преподавать в школу. Пока учится в институте, переписывается с осужденным мужем, шлет ему посылки, ходит с ходатайствами, добиваясь его реабилитации. Как она проскочила между шестеренок молоха «Большого террора»?
    Так и этого мало. Пока Варвара Ивановна училась в пединституте, до 1938 года, до закрытия школы № 40, она работала … директором этой школы. Жена «врага народа». В период «Большого террора». В 1946 году была награждена медалью «За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941-1945 гг.». В 1949 году стала кавалером ордена Ленина. Жена «врага народа».
   Это с каким героизмом жена А.Ф.Вангенгейма преподавала детям географию и вела краеведческий кружок, если ее за это орденом Ленина наградили?! Да еще с таким анкетным пятном – расстрелянный за «контрреволюцию» муж.
Давайте так определимся, если профессор Вангенгейм жил в то время и в той стране, по которой в 30-е годы катилось кровавое колесо «Большого террора», то он являлся эгоистичным подонком, держащимся за свою жену, как за источник «подогрева» в тюрьме, наплевавший на то, что губит и ее жизнь, и жизнь своей дочери.
   Если же судьба профессора никоим образом не сказывалась на жене и дочери, как это видно из биографии Варвары Ивановны, то …  в той реальности страшным 37-38 гг. элементарно не находится места. 37-38 годы, как мы их знаем, присобачены к настоящей истории СССР из какого-то другого, полностью фантастического мира.
     Предвижу и предупреждаю вопрос насчет возможного развода наших супругов. Не разводились. В письмах на это нет даже намека, за дочерью сохранилась отцовская фамилия.
    Вот так в припадке антисталинского и антикоммунистического безумия те, кто пытался сделать иконами «безвинно пострадавших», поместив их выдуманный мир сталинских ужасов, на иконах изобразили эгоистичных подонков, не думающих даже о своих близких.
   «Холодное лето 53-го» - еще один антисталинский пасквиль. Показана, как подонки, семья репрессированного в исполнении актера А.Папанова. Пока глава семьи сидел в лагере, жена и сын отказались от него. Предали. Извините, но это какая-то мораль навыворот. Здесь подонок как раз герой Пананова, если он сам, чтобы предотвратить малейшую угрозу для близких, не порвал с семьей. Не предлагать жене и сыну отказаться от него, а самому заявление написать: знать вас не желаю, ничего общего с вами иметь не хочу.
   Впрочем, весь антисталинизм – это мораль навыворот. Мораль подонков…

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Почти в самом конце службы, я был уже дембелем, как раз в последних числах мая 1989 года, мы с замполитом нашей роты капитаном Петренко сидели вечером у него дома и немного выпивали по поводу благополучной кастрации его кабанчиков (многие офицеры нашей части держали хозяйство). Я призвался в возрасте 23 лет, был достаточно взрослым человеком, поэтому отношения у меня с офицерами и прапорщиками были несколько иные, чем у 18-19-летних.
     Как раз шла трансляция заседания съезда и как раз там выступающие требовали отмены призыва студентов и возвращения их из армии.
    За исключением того, что капитан Петренко навязчиво пытался выстроить отношения между мною и своей пятипудовой дочерью, студенткой педагогического техникума в г.Спасск-Дальний, где находилась наша часть, был мужиком умным. Тогда он сказал, отреагировав на происходящее на съезде:
-Родителей из Киргизии надо вывозить, пока не поздно. Они на самой границе с Узбекистаном живут. Киргизы и узбеки сейчас начнут резать друг друга и русским там достанется.
-Думаете, что Союз распадется, товарищ капитан?
-Не думаю, а знаю. Он и так на соплях уже держится.

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

 А я пока погрузился в учебу. Новая специальность оказалась настолько многогранной и интересной! В медицине – лечение и профилактика. А тут – еще и экономика, как вторая профильная наука! Организация производства! Вау! Еще и военная кафедра -артиллерийская. Возиться с пушками – что может быть интереснее для мужчины?!
    Решился вопрос и с подработкой. Сначала устроился сторожем на автобазу в Уссурийске. Сутки через трое. Это вам не медбратом или фельдшером, на такой работе и выспаться можно.
    А потом на кафедре внутренних болезней, на одном из семинаров, зав.кафедрой стал предлагать зачет за нарисованные плакаты-пособия. Желающих было мало. Я хорошо рисовал и писал тушью, предложил свои услуги:
-Возьмите меня на кафедру на ставку лаборанта и я вам за год весь учебный материал сделаю и обновлю.
Меня на следующий же день и оформили, написал заявление и провели приказом по институту. 96 рублей оклад. Плюс стипендия. Нормально.
   Но впереди ждала армейская служба. И не меня одного. Именно в ПСХИ после весенней сессии 1987 года сняли отсрочки со всех студентов до четвертого курса. Четвертый курс сдавал гос.экзамены на военной кафедре, их в армию не брали уже.
   Оказалось, что в СССР резко стало не хватать призывной молодежи. Она внезапно исчезла. Поэтому нужно было вообще всех студентов обуть в сапоги.
   Знать бы тогда о словах Мао Цзедуна, сказавшего, что в СССР к власти пришла шайка, которая разорвет страну на улусы и будет в них править, как феодалы, мы бы поняли, почему стало для СА и ВМФ не хватать призывников.
   Цель была – заразить массу студенчества, как одну из активнейших частей молодежи, национализмом и выпустить в качестве тарана для развала страны на части. В 1989 году первый съезд народных депутатов СССР вдруг решил, что призывников более, чем достаточно, поэтому студентов, даже не дослуживших двух лет, даже тех, кто только полгода отслужил, вернули из армии. Свежезараженную национализмом группу молодежи. Болеющую национализмом в особо острой форме.
  Советская армия тех лет была не школой мужества, как в программе «Служу Советскому Союзу» рассказывали, а школой национализма.
    Да-да, по ошибке призывали, и потом ошибку в 1989 году исправили… Да, именно тогда исправили, когда страна входила в решающую фазу развала, когда для этой фазы и нужны были в республиках массы националистически настроенной молодежи.

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Самое интересное, что еще в 1925 году И.В.Сталин, выступая перед студентами на первой Всесоюзной конференции пролетарского студенчества, говорил:
«Вузы и комвузы, рабфаки и техникумы -это школы для выработки командного состава по хозяйству и культуре. Медики и экономисты, кооператоры и педагоги, горняки и статистики, техники и химики, сельскохозяйственники и путейцы, ветеринары и лесники, электрики и механики,-это всё будущие командующие по построению нового общества, по постройке социалистического хозяйства и социалистической культуры… Наконец, о студентах-коммунистах специально. Говорят, что студенты-коммунисты мало успевают в науках. Говорят, что они серьёзно отстают в этом отношении от беспартийных. Говорят, что студенты-коммунисты предпочитают заниматься "высокой политикой", убивая две трети времени на бесконечные прения "о мировых вопросах". Верно ли всё это? Я думаю, что верно. Но если это верно, то из этого следуют, по крайней мере, два вывода. Во-первых, коммунисты-студенты рискуют стать плохими руководителями социалистического строительства, ибо нельзя руководить построением социалистического общества, не овладев науками. Во-вторых, дело выработки нового командного состава рискует стать монополией в руках старых профессоров, нуждающихся в новой смене из новых людей, ибо нельзя готовить новую смену и новых научных сотрудников из людей, не желающих или не умеющих овладеть наукой. Нечего и говорить, что всё это не может не создавать прямой угрозы всему делу социалистического строительства. Можно ли мириться с таким положением? Ясно, что нельзя. Поэтому студенты-коммунисты и вообще советские студенты должны поставить себе ясно и определённо очередную задачу: овладеть наукой и создать новую смену старому профессорскому составу из новых, советских людей».
       Такое впечатление, что он со мной на одном курсе института учился. Только в наше время эти «студенты-коммунисты», бездари и тупни, имели зачетки с одними «пятерками». Завалить активного общественника, тем более члена партии, на экзамене ни один преподаватель не решился бы.    

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

И дело даже не в том, что я сменил одну профессию на другую, более денежную. Это ерунда. Только потом, через много лет, я осознал последствия своего шага: я перестал быть рабом профессии.
Вот то, что нам еще в школе внушали: выбираете профессию на всю жизнь – не ошибитесь! – это рабство. Уже в школе пропаганда выбора профессии на всю жизнь шла вразрез с идеями коммунизма.
  Сменив одну профессию на другую, я уже смелее дальше шел и на смену следующей профессии. Дальше – еще смелее. Я стал ценить самого себя, а не свой диплом при себе.


p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

  А сколько нужно было в 80-е годы студенту денег, чтобы прожить? Есть, конечно, среди моих ровесников и такие, которые вспоминают, как они в замечательных советских столовых замечательно на 40 копеек обедали и на всю стипендию в 40 рублей весь месяц гудели по-барски. Стремление противопоставить всему плохому при нынешнем капитализме всё хорошее при утерянном «социализме» мне понятно. Только не понятно, зачем себя на публике выставлять сказочником, хвастающимся тем, что жил в фантастическом раю, в отличии от неудачников, не успевших по возрасту застать ту фантастическую райскую жизнь?
     Разумеется, если студенту родители покупали одежду-обувь, присылали денег на проезд к дому на каникулы, да еще каждый месяц высылали 20-30 рублей – можно было и на стипендию жить.
   Только в 1991 году Сбербанк СССР имел 40 млн. вкладчиков. Население СССР было – 280 млн.. Возьмем половину – трудоспособное население. Итого, из 140 млн. трудоспособного населения какие-то ощутимые сбережения имело всего 40 млн. Заначка в виде наличных денег под матрасом – это было, конечно, но это погоды не делало. Даже если 140 млн. уполовиним, допустим, что в семье сберкнижка была у одного работающего, то и то получим почти половину семей без серьезных накоплений.
   Так и получалось на примере студентов моего медицинского института. Примерно три четверти студентов почти постоянно работали. Из них, четверть – чтобы иметь лишние деньги дополнительно к родительской помощи, а половина – зарабатывали себе на жизнь, практически полностью обеспечивая себя. Нужно понимать, что содержать ребенка, даже старшеклассника, в семье намного дешевле, чем содержание родителями студента. И когда ребенок уходил в институт, семейный бюджет начинал трещать на расходах на его содержание. Он не выдерживал этого. А если в семье был один работник, мать-одиночка чаще всего, разумеется, да при нескольких детях, то тогда студент отправлялся в свободное самостоятельное, полностью автономное плаванье.
   Как я, мой друг Юрий Иванович и очень многие мои товарищи по институту. Но и большинство других работающих студентов, даже получая помощь от родителей, вынуждены были подрабатывать, потому что этой помощи не хватало.
     Жизнь-то в СССР была совсем не такой дешевой, как ее представляют те оригиналы, которые любят рассуждать о том, сколько коробков спичек и пирожков с капустой можно было купить на один советский рубль.
     Давайте грубо посчитаем. В ценах Владивостока 80-х годов. Дешево и сердито можно было поесть в заводской столовой. Вполне в 60 копеек уложишься. Если пробьешься в эту столовую. Она всё-таки заводская а не городская общепитовская. В городе дешево и сердито – пельменная. 40 копеек порция пельменей. Но одна порция – слегка червячка заморить. Поэтому – двойная. Уже 80 копеек. Плюс салатик-компот и в рубль ты влетел. В обычной городской столовой обед тебе стоил от рубля до 1, 20. В среднем рубль. Итого. На одних обедах ты в месяц тратил 30 рублей. Но на одноразовом питании в сутки долго не проживешь. Тебе нужно еще завтракать и ужинать – добавляем еще рубля полтора в сутки. Вот уже 70-75 рублей и набежало. Только на питание.
   Но тебе еще и обуваться-одеваться нужно. Готовый костюм в магазине стоил порядка ста рублей. Рубашки – по разному разные. От 10 до 20. Брюки – порядка 20. Еще – пальто-куртки-шапки. Хорошо, если ты после 20 лет расти перестал и одежда тебе несколько лет служит. Еще обувь. Самая дешевая летняя- 20 рублей, зимняя – 40 рублей. Учитывая хваленное советское качество, так и непобежденное пятилеткой качества – по две пары. И разные мелочи – трусы-носки.
А джинсы пользовались популярностью у молодежи только по одной причине – ты их купил даже если супер-пупер за 170 рублей – и носишь четыре года при любой погоде в любые места культурного досуга не парясь. А вот простые брюки из универмага за 20 рублей через 2-3 месяца у тебя на заднице блестеть начинают. Джинсы были популярны потому, что они для студенческого бюджета были дешевле.
 Итого, минимум 30 рублей ты в месяц должен был откладывать на одежду. А мыльные-шильные? Зубная паста, стиральный порошок и прочие мелкие мелочи? Тоже на пару-тройку рублей в месяц бюджет дырявили.
   100-110 рублей – это бюджет студента для элементарного выживания, так сказать.
  Но ты же не просто студент! Ты же человек, а не животное! А с девушкой хотя бы раз в месяц в кино сходить и мороженным ее угостить? В кафе ее пригласить? А книги-пластинки, театры, концерты. Да портвейна, в конце концов, с друзьями выпить?! Разврат, конечно, но кто жил по расписанию: учеба, пожрать, поспать и опять – учеба?
   Т.е., еще 15-20 рублей можно на расходы набрасывать. Получаем примерно 115-135 рублей в месяц для нормальной человеческой жизни.
    Ставка санитара в больнице – 70 с мелочью. Ставка медбрата-медсестры – 80 с мелочью. Если есть стипендия – хватает. Нет стипендии – работа на полторы ставки.
   Половина института так работало. На полторы ставки, даже с учетом ночных часов дежурств в больницах – получается в среднем 10 часовой рабочий день плюс учеба – 8 часов, каждый день по 4 пары.
   Из ворот медицинского института молодые врачи уходили в большую жизнь уже с набором болячек.
  Да-да, это поколение зажравшихся в брежневском раю потребителей.

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Первый вступительный экзамен – физика. Я не знаю, чем не понравился экзаменаторше, но она меня гоняла чуть не по всему школьному курсу предмета, пока не возмутился присутствующий на экзамене доцент кафедры госпитальной хирургии по кличке Бегемот. Фамилию, к сожалению, я уже не помню. «Пятерку» мне поставили. Для тех, кому ЕГЭ сегодня не нравится, полезно было нарваться на экзамене на такую злобную тетку. Ума добавило бы.
   Следующие – химия и биология. Там уже проблем не было. Бегемот даже руку мне пожал и поздравил с фактическим поступлением. Но оставалось еще сочинение.
   Будущий детский врач Шура на бутылку портвейна поспорил со мной, что сочинение я только на «тройку» напишу. Я был уверен, что спор выиграю, в школе все диктанты и сочинения  писал на «отлично». Ага! Вывесили список с оценками за сочинение – «удовл.». Когда забирал документы, переводясь в сельхозинститут, увидел своё сочинение – красным подчеркнуты два слова. Я к тому времени уже знал, что это значит – ограниченный стипендиальный фонд. Шура, забирая выигранную на спор бутылку «Агдама», смеялся: приемная комиссия смотрела по итогам сдачи экзаменов кто из абитуриентов набрал больше проходного балла и тем, кто не имел троек, за сочинение тупо тройки и ставила. Оказывается, если ты на вступительных экзаменах получишь «уд.», то стипендия тебе в первом семестре не светит. В меде вообще тройка на экзамене означала семестр без стипендии.
    Для меня тогда, бывшего школьника, было это дико: как можно планировать стипендиальный фонд заранее и потом под него подгонять экзаменационные оценки?  Ни хера себе – плановая экономика! Потом выяснилось, что так же поступают и со студентами первых двух курсов. Тупо занижают оценки, подгоняя количество хорошистов и отличников к размеру стипендиального фонда. Старшекурсников так уже почти не щемили.
    Без стипендии, да еще когда мать не имела возможности особенно помогать – первые три месяца, пока не выдрал в деканате разрешение работать и не устроился санитаром в Краевой онкологический диспансер, были не очень радостными.
  Да еще сразу общагу почему-то именно мне не дали. Месяц жил на квартире у знакомых бывших односельчан, семейной пары, Сергея и Любы Коваленко. Они уехали года два до того во Владивосток из села, Сергей пошел служить в милицию, поэтому им дали квартиру. В центре Владивостока был ресторан «Золотой рог» и рядом с ним гостиница «Золотой рог», между ними – двор в проходе через арку. Там была квартира семейной четы Коваленко в пристройке наверно еще заставшей Сергея Лазо. Ужас! Прямо над гостинично-ресторанной помойкой скрипучая однокомнатная деревянная квартирка с удобствами во дворе. Люба воду таскала ведрами по шаткой скрипучей лестнице из гостиницы.
    Конечно, им самим в этой халупе было непросто, а тут еще и постоялец. Да и мне самому, чувствуя, что я очень стесняю хороших людей, было крайне неудобно.
  Снять комнату в то время во Владивостоке можно было без проблем. Прямо на площади перед железнодорожным вокзалом бабушки ловили постояльцев. 2 рубля за ночь. Расчет был по дням, а не по месяцам. Бабушки пользовались тем, что с гостиницами в городе была ситуация, когда там вообще никогда не было свободных мест без брони. 2 рубля за ночь – это мне было не по карману. 60 рублей в месяц! За 80 рублей в месяц можно было в городе и квартиру снять. Но это уже совсем неподъемная сумма.
    Хотя, некоторые студенты жили в съемных квартирах. Но это были дети очень обеспеченных родителей, которые могли такое себе позволить.
    Через месяц пошел к декану и заявил, что если не дадут общагу – забираю документы. Нашли место. Кто-то более умный, чем мечтатели о профессии врача, посмотрев «ларек» изнутри, свалил из него, освободив для меня койку в общежитии.

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Потом к этой компании из двух четверокурсников педиатрического факультета присоединились еще два четверокурсника санитарно-гигиенического факультета. Те уже выглядели натуральной шпаной. Один из них был каратистом. Точнее, он где-то насмотрелся, как каратисты становятся в их каратистскую стойку и издают пронзительные крики, делая странные движения руками и ногами. Он мне хотел показать фокус – сбитие с моей головы граненного стакана ногой. Поставил мне на голову стакан, встал в раскоряченную стойку и размахнулся ногой. Я, увидев, что он до стакана не достаёт, нога прилетит мне в голову, уклонился от удара. Каратист не смог удержать свою ногу и хряпнулся прямо среди комнаты.
   Тогда увлечением каратэ было модным среди молодежи. Только проблема состояла в том, что эта борьба была под запретом, поэтому почти все каратисты были именно такими, как этот мой знакомый. Пижоны из пижонов.  Но они думали, что их окружающие будут бояться и уважать, если они каратисты. Поэтому они даже ходили как-то особенно, как Брюс Ли, проглотивший упаковку фенолфталеина. И вели себя очень борзо.
    Толя, как звали этого каратиста, когда мы впятером пошли на пляж и заскочили пообедать в пельменную, решил мне показать, что он со стаканом облажался чисто случайно, а так-то – настоящий ниндзя. В пельменной он борзанул и решил со своим подносом втиснуться в середину очереди на раздаче. Ему какой-то парень сделал замечание, Толя встал в стойку каратиста, думая, что его в такой позиции испугается вся очередь. Вместо этого ему в лицо прилетело два очень хороших акцентированных, явно поставленных, удара. Сломан нос, вся грудь в крови из сломанного носа и разбитых губ. Но парень марку выдержал, пошел умылся к рукомойнику на входе в пельменную (это вам не нынешние туалетные комнаты в кафе) и встал в очередь.
  Мы в четвером над ним прикалывались, когда ели свои пельмени. У него были красными уши.
    С этой своей новой компанией я днями пропадал на пляжах Владивостока, забив на подготовку к экзаменам. Потому что выяснил, что на подготовительных курсах пересказывают школьную программу, которую я и так знал.
  А мои новые друзья, узнав, что у меня средний балл аттестата «5», называли меня дебилом. Так как, по их мнению, только дебил с таким аттестатом, при котором открыты двери любого другого института,  мог поступать в «ларек», заранее калеча свою будущую жизнь. «Ларек» - это мединститут, потому что в нем все ходили в белых халатах, как продавцы в ларьках.
    Но я был далеко не единственный школьный отличник среди абитуриентов меда, конечно. Просто большой разницы, в какой институт поступать, в СССР не было. Про МГИМО и институт советской торговли я, разумеется, молчу.