Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 13)

… К слову, адекватные люди понимают, почему силовики с таким удовольствием прессуют тусовку Навального на митингах.  Но их еще сдерживают очень сильно. Дай им волю, они бы господина Навального и его приближенных на куски разорвали бы. Дело в том, что Навальный не предлагает поменять государство, гипотетический приход его к власти приведет только к смене владельцев государства, т.е. начнется новый передел собственности и бюджета, новая и еще более ожесточенная грызня за эти куски.  Так лучше превентивно навальнят порвать, чем потом еще свирепей рвать друг другу глотки по приказам новых хозяев.
     Давайте, конкретно про мою службу.  Попал я в таможню случайно, как и многие. Середина 90-х, мы не задумывались тогда, куда идти работать – туда, где зарплату платят.  Сначала старшим инспектором в отдел по борьбе с контрабандой наркотиков, попутно исполняя обязанности кинолога.  Потом был период  реформирования в таможне, инспекторские звания упразднялись, вводились воинские, старые отделы правоохранительного блока ликвидировались, вместо них создавались оперативно-розыскные отделы, на время реорганизации  сотрудники выводились за штат.
       Меня вообще должны были уволить по  реорганизации,  у меня волосатой руки не было.  Уже уведомили меня, что в создаваемый вместо ликвидированных ОБКН и ОБЭТП (отдел по борьбе с экономическими таможенными правонарушениями)  оперативно-розыскной отдел меня не возьмут. Начальником ОРО был назначен бывший водитель начальника таможни, еще только обучавшийся на юридическом факультете таможенной академики, он туда набрал своих друзей, вместо меня тоже кого-то планировал.
       Но друзья-друзьями, только вести переписку, делопроизводство и отчеты делать тоже кому-то было надо. И это нужно было уметь делать. В ОБКН мы это делали с Леной Феоктистовой, она МГУ закончила, химик по образованию.  Мы умели это делать. Лену в отдел брали, ее муж служил в местном отделе ФСБ.
     Но Ленка одна всё тянуть не собиралась:
- Секретку я на себя возьму, а все несекретное – сами, парни.
        Не успел начальник таможни обучить своего водителя науке делопроизводства, парни попробовали-попробовали, их поругали-поругали за то, что у них получалось, и решили парни все-таки меня в отдел взять.
      Так я стал старшим оперуполномоченным оперативно-розыскного отдела.  Отдел был, только еще мы оперативно-розыскной деятельностью не занимались, еще только планировалось таможне это право дать. Примерно через год дали. К тому времени начальник отдела ушел в Уссурийскую таможню, его заместитель, бывший десантник, стал начальником. Ну и вскорости первая проверка из ДВОТ приехала.  Во главе с начальником ОБЭТП ДВОТ (там оперативно-розыскному отделу, занимавшимся экономическими преступлениями, дали такое название) Николаем Семеновичем Череватенко. Проверили. У меня оказалось всё очень плохо. Ни одного агента, никаких дел оперучета, так, всякая ерунда только. Увольнять надо было.
        В курилке стою курю, подходит помощник начальника таможни Виктор Иванович Понкратов, командированный из ФСБ майор:
-Что такой хмурый?
-Да уволиться предложили. Хреново всё у меня, проверку не сдал.
-В каком смысле хреново?
-Да ничего нет, ни агентов, ни дел оперучета.
-У одного тебя нет? А у других есть? Вы же всего месяца три оперативно-розыскной деятельностью занимаетесь, ни у кого ничего не должно быть еще.
-Так ни у кого и нет.
-Ну, понятно…
        Дело в том, что Понкратов был родом из Хороля, моим земляком, да еще мой сельхозинститут закончил, только факультет гидромелиорации, мы приятельствовали, общались часто. Так эти кадры решили, что им в отделе глаза и уши ФСБ не нужны.
    Виктор Иванович – человек тупо и прямо принципиальный. Он пошел к начальнику таможни:
-Если Балаева после этой проверки уволят – я вам здесь устрою тарарам. Совсем края потеряли?
       Меня вызвали начальник отдела с проверяющим:
-Петр Григорьевич, ну не тянешь ты оперское дело, согласись. Только время теряешь. Мы пока решение принимать не будем, дадим тебе полгода. Но смысла нет. Решай сам.
      Т.е., уже прямо меня уволить опасались, решили вынудить самому уйти, по собственному.
ЩАС! Разбежался! Ждите и радуйтесь.
           Не прошло и полгода, как нагрянула в регион московская проверка по линии ОРД, в нашу таможню тоже.  У меня уже всё было: и агенты, и дела оперучета. И у Ленки Феоктистовой всё было. У остальных – ничего.
     Подведение итогов проверки, председатель комиссии, бывший полковник контрразведки озвучивает результаты:
-Елене Сергеевне Феоктистовой я предлагаю переходить ко мне в отдел, в Москву, на должность оперуполномоченного по особо важным делам. Я понимаю, что у нее муж служит в ФСБ и советует по работе, но…  я хочу Вас, Елена Сергеевна, видеть у себя в отделе. Балаев… Петр Григорьевич, вы, кажется, пока еще даже не можете осознать, чем занимаетесь. Понимаете, о чем я говорю?
-Нет, товарищ полковник. Если я пока не до конца разбираюсь в ОРД…
-Я не об этом. Вы, фактически, внедрили в преступную группировку агента. Только оформили это немного не так, но оформление – дело поправимое. И, судя по вашим непонимающим глазам, не осознаете степень сложности комплекса мероприятий, который вы провели. Такое делают только оперативники с 10-летним стажем и то единицы среди них.
-Ну, простите, товарищ полковник, я-то этого не знал, а то бы боялся делать.
- Так, будем считать, что отдел проверку успешно сдал. Только благодаря Феоктистовой и Балаеву. Остальные – ноль. Начальник отдела, тебе тоже нужно не только  руководить, но и самому иметь и агентов, и дела оперучета в производстве…
      Агент у начальника ОРО скоро появился. В таможню пришел старик  с девахой слегка алкашистого вида. К начальнику ОРО приперлись, старик начал ему излагать фрагменты своей биографии:
-Я старый агент милиции, пограничников и кгбэшников. Слушай меня, парень, бери в агенты мою внучку, она «помогайкой» ездит в Китай, тебе пригодится, не пожалеешь.
       Серега, начальник ОРО, обрадовался. Вау! Круто! Беру! Обратился ко мне:
-Григорьич, сделай документы на ее вербовку, а то у меня времени нет.
-Серега, да хрен тебе нужна эта доярка? Они же на бухло пришли выпрашивать.
-Да какая разница?! Для отчета пойдет.
- Ну, смотри. Дело твое.
             Это был первый и последний агент Сереги. Дальше у него поперла карьера, пошли должности, на которых можно было руководить оперативно-розыскной деятельностью, не имея агентуры. Вплоть до заместителя начальника ГУБК.
      Нет, вы не думайте, что Серега был полным бараном в этом деле. Все-таки с нами несколько лет тёрся и представление о «процессе» имел. Были генералы гораздо хуже. Те даже доярок не вербовали. Да и мужиком он был неплохим…

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 6)

    … Непоправимый удар, в рамках существующего нашего государства, конечно, нанесло идиотское решение комплектовать правоохранительные органы одними юристами с дипломами. В принципе, такой же удар нанесен по экономике решением передать ее управление одним экономистам с дипломами.
      Юристы и экономисты нужны и необходимы. Это даже не обсуждается. Но для решения узких, специфических задач. А правоохранение, как и экономика, узкость задач исключают. В них нужны специалисты в разных областях знаний.
     Даже в КГБ, вплоть до его реформирования в ФСБ, подавляющее большинство сотрудников были выходцами не из Высшей школы КГБ, а из народного хозяйства  и из выпускников непрофильных ВУЗов. Про милицию я даже не говорю.
    Школы милиции и КГБ выпускали очень небольшое количество будущих сотрудников, который служили «солью в супе». Но бульон, основу супа, составляли сотрудники с непрофильным образованием.
     Например, у меня в оперативно-розыскном отделе Гродековской таможни был экономист, был китаист, железнодорожник, бывший военный и опер налоговой полиции. Не было вообще ни одного человека с дипломом юриста, но зато на таможне на российско-китайской границе, где был крупнейший железнодорожный пункт пропуска, с этим оперативным составом я мог решать практически любые задачи. А чтобы я делал, если бы у меня в отделе были одни юристы?  Отправлять их учиться на экономический, восточный и железнодорожный факультеты университетов?
      Причем, все мои оперативники имели настоящее юридическое образование. У нас было требование: оперативник с трехлетним стажем должен иметь юридическую квалификацию на уровне начальника отдела таможенных расследований и начальника отдела дознания. Просто без такого уровня квалификации оперативник не в состоянии оценить оперативную информацию и спрогнозировать перспективы ее реализации.
     Да еще мы же – таможенные опера, поэтому было еще требование иметь квалификацию в таможенном деле на уровне начальника таможенного поста. И это не было моим личным дурогонством. Это было требованием по всей системе до того, как ее начали крушить.
     И даже не Бельянинов ее начал крушить.  Бельянинов только завершил процесс. Начала этот процесс сама власть. Настоящая власть в государстве, а не президентская. Одновременно с приватизацией промышленности начался процесс приватизации правоохранительных органов…
      Насчет юридического образования. Выпускники юридических факультетов, кстати, юридического образования не имеют. Они имеют только дипломы и некоторую сумму знаний, весьма плохо усвоенную. В отрыве от практики даже назубок вызубренная учебная программа имеет свойства забываться на следующий же день после сдачи экзаменов. Юридическое образование юристы с дипломами получают, уже окунувшись в юридическую практику. У умных юристов с дипломами процесс получения настоящего юридического образования проходит быстрее, конечно, чем у бывшего ветеринара.  Но как некоторые ветеринары, закончив ветеринарные факультеты, за всю свою жизнь не поднимаются выше уровня тупого коновала. Так и некоторые юристы с дипломами, за всю свою жизнь не могут подняться выше…
    У меня во Владивостокской таможне  был начальник отдела дознания, бывший преподаватель юриспруденции  школы милиции. Всё требовал от меня «процессуальной независимости». Я ему ее всё никак не хотел давать, сам принимал все более-менее значимые процессуальные решения.  Пока на одном из совещаний это чудо не ляпнуло, что я ветеринар, а он целый доцент-юрист… Я не стал ничего ему доказывать и объяснять, просто дал ему желанную процессуальную независимость.  Моментально он был завален актами прокурорского реагирования, служебными проверками по этим актам и месяца через два уволен по несоответсвию занимаемой должности.
      На самом деле, если оперативник, находясь в центре юридической практики, не способен за 2-3 года получить  самостоятельно юридическое образование в объеме юридического факультета, то он не оперативник, а олигофрен.
   А вот ВУЗов по подготовке оперативников-специалистов не существует. Оперативники готовятся «в поле». Начиная с вербовки первого дворника. Постепенно, шаг за шагом, усваивая науку оперативно-розыскной деятельности и ее тонкости.  Не пройдя эту науку самому, лично, ты совершенно ничего не будешь смыслить в оперативной работе. Здесь книжные знания не помогают. Только личный опыт.
     И оперативно-розыскная деятельность – основа правоохранительной деятельности. Выявляют, пресекают и раскрывают преступления оперативники. Не будет их работы, нечего будет делать следователям, адвокатам и судьям.
      Оперативник следователю даёт материал и для возбуждения уголовного дела, и для его расследования, он сопровождает следствие по уголовному делу, знает и понимает следственный процесс, да еще по поручению следователя сам может проводить процессуальные действия.
   Следователь же допуска к оперативной работе не имеет. Он совершенно не в курсе, как оперативник проводит свои мероприятия.  Оперативника можно назначить следователем и он без особых проблем его работу потянет. Следователя – оперативником… только стажером. Через 2-3 года начнет в работе немного ориентироваться.
  Поэтому когда чистый прокурорский работник Уваров пошел руководить  Дальневосточной оперативной таможней, то мне не надо было быть птицей-Гамаюном, предсказывая его судьбу.  Как ты, придурок, собрался руководить  органом, главной задачей которого является оперативно-розыскная деятельность, если ни одного агента за свою жизнь не то, что ни завербовал, но даже в глаза живьем не видел?
         К счастью для Уварова, его случайно не посадили. Сидит под следствием следующий за ним в этой должности такой же орел. Уварова только за воротник вывели за ворота ДВОТ на улицу с чистой совестью…

Это уже даже не смешно.

Столько лет с такой страстью критиковать марксизм и задавать такой вопрос:
" https://a-nikonov.livejournal.com/3338180.html Эй, товарищи!
Расскажите мне, что такое прибавочная стоимость, обратите в свою веру. Кто ее прибавляет? К чему? И как ее вычислить? Просто формулу напишите"!!!

Ей, богу, как школьник-двоечник, который не может три яблока разделить на двоих, поэтому одно сам съедает.  Берешь стоимость проданного товара, отнимаешь из нее себестоимость, получаешь прибавочную стоимость. Что там может быть такого загадочно сложного?  Или непонятно, что такое себестоимость? Непонятно, что в нее входят и затраты на реализацию, зарплаты работников и все налоги?

Если и так непонятно, можно еще проще. Постригла Никонова тетка в парикмахерской, Никонов заплатил ей 500 рублей, в этих 500 рублях амортизация кресла, в котором он сидел, ножниц, расчески, машинки для стрижки и т.п. - 50 рублей, налоги - 50 рублей, зарплата тетки - 100 рублей, зарплата директора парикмахерской - 100 рублей. Остаток - 200 рублей. Этот остаток ушел в карман хозяина салона, в котором Никонову сделали на голове красивую стрижку.
      Только пока Никонова стригла тетка-парикмахерша, директор салона красоты управлял этим "производством", хозяин салона валялся пьяным на пляже в Турции... Вот на эти 200 рублей с каждой стрижки он и валялся. Эти 200 рублей и есть прибавочная стоимость.
  Вроде Маркс так всё разжевал, что любому имбецилу должно быть понятно... Но, нет. Все-равно не понимают. Или делают вид?

А если сам хозяин еще и директором заодно парикмахерской работает и 200 рублей начисляет себе в зарплату? Прибавочная стоимость исчезла?
Так и здесь всё просто, тоже даже школьному двоечнику понятно. 100 рублей сэкономил на зарплате директора, плюс еще 200 рублей сверху. Один хрен эти 200 рублей присвоил, ограбив парикмахершу, которая ему их заработала.

Хотя, мне понятна природа этого непонимания. Я даже склонен подозревать, что Никонов добросовестен в своем вопросе. Он же мой ровесник, тоже институт заканчивал в то блядское время в той стране, которую некоторые до сих пор считают социалистической. Так в тех "социалистических" институтах так марксизм преподавали, что студенты совершенно не могли понять, что такое прибавочная стоимость. С этим непониманием они до сих пор живут. Причем, я даже не преувеличиваю нисколько. Именно так и преподавали, что простейших понятий студенты не могли усвоить.


Вот и реакция Никонова -  https://a-nikonov.livejournal.com/3338349.html .   Из чего следует, что он не  драк, а просто блядь в штанах. Да и самая отмороженная блядь честнее его.

Реформы Косыгина-Либермана ч.14

Следующее направление экономической реформы 1965 года, которую до 90-х годов никто не связывал ни с именем одного Косыгина, ни, тем более, с Либерманом – широкое внедрение хозрасчета. Точнее, так принято трактователями этой реформы считать – Косыгин стал широко внедрять хозрасчет.
     Еще отвлечемся на трудовые ресурсы. Нынешнему поколению уже не знакома та ситуация с ними в СССР, наша молодежь сегодня видит итоги сумасшествия, когда ВУЗы и колледжи РФ стали выпускать в немыслимых количествах юристов и менеджеров. Это полная неадекватность системы образования, разумеется. Капиталистической системы.
    В СССР система образования таким идиотизмом не страдала, она готовила специалистов по самым разнообразным направлениям, в соответствии с запросами экономики. Дурдом начинался, когда подготовленные специалисты выходили из стен институтов и техникумов, шли удовлетворять … запросы экономики.
  На примере факультета, который я закончил. Ветврач в СССР была не просто дефицитной специальностью, а остродефицитной, т.е., не просто специалистов на производстве не хватало, не хватало главных специалистов – главных ветеринарных врачей совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, занимающихся животноводством и переработкой продукции животноводства. Во время работы комиссии по распределению выпускников у нас рядом с деканатом стояли чуть не толпы директоров и представителей этих предприятий, которые выпускников буквально за рукава хватали. Фактически, нас не распределяли, мы сами на комиссии выбирали себе место будущей работы.
   Разъехались по распределению, через год-два, еще до окончания срока обязательной отработки, значительная часть ветврачей уходила из сельского хозяйства.  Куда только не уходили- в милицию, армию, учителями в школы, бухгалтерами-экономистами… И это не только с выпускниками ветеринарного факультета творилось. Агрономический, зооинженерный, механический – такая же картина. И уходил не излишек специалистов, уходили специалисты из тех отраслей, в которых был их острый дефицит. В результате один отрасли лишались подготовленных специалистов, другие – получали специалистов слабо подготовленных. Конечно, за время службы в армии бывший ветеринарный врач или зооинженер, догонял по подготовке выпускников военных училищ, мой начальник артиллерии полка полковник Бережной был не кадровым, из зооинженеров, но – за время. А где брать главного ветврача или главного зоотехника совхозу? Из артиллеристов или милиционеров?
     В результате сельскохозяйственные предприятия вынуждены были держать на должностях главных специалистов выпускников средних профессиональных учебных заведений, техникумов. Вы представляете больницу, главным врачом которой работает фельдшер? Вы пойдете в такую больницу лечиться? Да лучше самому себя зарезать. А зачем совхозу тысяча коров, если у него нет специалиста, который подготовлен для организации и руководства животноводческой отраслью в таких масштабах? В небольшом колхозе 40-50-х годов с сотней коров можно было доверить ферму вчерашней доярке, закончившей курсы зоотехников, меняются масштабы производства и требования к специалистам также меняются.
      Вот это преступное безумное строительство новых предприятий с бешенным опережением по группе А, затем исправление перекоса строительством новых предприятий группы Б, погнавшее экономику на экстенсивный путь развития в условиях недостаточности трудовых ресурсов привело к тому, что во всех отраслях уровень руководящего кадрового состава, специалистов, не сильно превышал уровень 50-х годов. Учебные заведения выпускали специалистов всё больше и больше, а их не хватало всё также. Во всех отраслях. В результате специалисты уходили туда, где работы и ответственности меньше, условия работы лучше, не особо и теряя в зарплате при существовавшей системе  оплаты, особенно сильно от нехватки специалистов достаточного уровня подготовки страдать начинали самые важные для экономики отрасли. И особенно сильно базовая для экономики отрасль – сельское хозяйство.
     Можно иметь космическую отрасль самую передовую в мире, вкладывая в нее максимум ресурсов и отборный людской потенциал. Но эта космическая отрасль может развиваться только за счет неизбежной деградации всей экономики. Несовместима передовая в технологическом отношении отрасль народного хозяйства со всем остальным народным хозяйством, идущим по пути экстенсификации.
     В поселке Пограничный, где я жил, главный врач, оперирующий хирург (лишних хирургов не было, чтобы главврач не оперировал), на даче выращивал картошку и держал свиней. Сам работал на даче. Этими же руками, которыми копал картошку и чистил навоз в свинарнике, оперировал. Постоянно в хирургическом отделении гнойные осложнения, с постоянной периодичностью на смывах высевали стрептококк и стафилококк, прекращают на время дезинфекции проведение полостных операций. И никто ни о чем «не догадывался». Кто ж посмеет Партии… главному врачу то есть, сказать: ты чего творишь, мудило?!
     Эта районная больница – минислепок со всей послесталинской экономики СССР.

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 16.

       Отношения осужденных «политических» с их оставшимися на свободе женами – еще одна загадка эпохи. Мы сегодня знаем, что уже после ареста мужей начинались проблемы для их близких. Жен увольняли с работы, выселяли из квартир, детям наличие в анкете осужденного отца серьезно осложняло жизнь. Пошел вал разводов и заявлений: «Не считаю моего папу-вредителя своим отцом».  Страшное время. Прямо ужас – какое страшное.
    Но вот голова профессора Вангенгейма ничего этого не понимала. Она не только сама не предложила жене… Стоп. В такой ситуации мужчина не должен женщине предлагать выбор. Предлагать выбор в такой ситуации (разводиться или нет) – это подлость по отношению к женщине. Мужчина обязан настоять на разводе. Сам.
   Вместо этого, вроде бы логичного шага любящего мужа и отца в реалиях тех лет, Вангенгейм, находясь в заключении, начинает свою 4-летнюю дочурку… готовить к школе. Отправляет домой по несколько писем в месяц специально для дочери, рисует в них ягодки-грибочки, объясняет, как они растут, гербарий для дочери собирает, чтобы она знала, как разная травка выглядит, объясняет явления природы и т.п.. 
  Папа сильно доченьку любит! Папа хочет, чтобы она о нем не забывала и тоже любила. А мама же у доченьки – дурочка, она сама развитием ребенка не занимается, поэтому папе, страдающему на каторжной должности библиотекаря, приходится из тюрьмы самому заниматься развитием ребенка.
   Да, конечно, поздний ребенок, любимая дочурка … Но, пардон, как мне не хочется выглядеть циником, но это не любовь к дочери. Это боязнь того, что жена может бросить получившего приличный срок сидельца, стремление сделать всё возможное, чтобы привязать ее к себе с помощью ребенка. Да и не о жене он думал, а о том, что она после развода не будет отправлять ему на зону посылки.
     Либо – другой вариант: никто в те времена не третировал семьи «врагов народа», если члены семьи не были вовлечены в преступную деятельность мужей. «Сын за отца не отвечает». Жены и дочери тоже. И тогда профессор Вангенгейм не выглядит подлецом, который удерживал с помощью дочери жену от развода, если он точно знал, что на жизни близких его биография никак не скажется.
   И ведь, действительно… Снова обратимся к книге о нашем герое:
«После ареста мужа Варвара Ивановна осталась единственной кормилицей большого семейства (младшая сестра, которая училась в техникуме, старый отец, маленькая дочь, а еще приходилось помогать сестрам и брату, жившим в деревне, обремененным многочисленными детьми, ну и, конечно, посылать продуктовые посылки и деньги на Соловки), поэтому приходилось очень много работать».
   Вот она – каторга. Без всякого ареста и лагеря. Муженек-то, по сравнению с женой, жил как кум королю на Соловках. Но не спешите, дальше: «Тем не менее, Варвара Ивановна поступила на вечернее отделение географического факультета Московского педагогического института и успешно его окончила к 1938 году. После закрытия школы № 40 она преподавала географию в старших классах московских общеобразовательных школ, а во время эвакуации – в г.Магнитогорске (конец 1941-1943 гг.). И где бы она не работала, она всюду организовывала краеведческие кружки для школьников, которые пользовались большой популярностью и высоко оценивались руководством школ, отделами народного образования и т.п. (об этом можно судить по многочисленным почетным грамотам)».
    Помните мерзкий фильмец «Завтра была война»? Инженера только арестовали, а у его дочери-старшеклассницы начались такие проблемы, что девчонка дошла до самоубийства. Так это уже накануне войны, когда волна «Большого террора» спала.
   А тут – как раз в разгар его. По Москве стаями носятся «воронки», в которых сидят звероящеры-чекисты, хватают десятками тысяч ни в чем не повинных людей и расстреливают их на Бутовском полигоне. Жена же осужденного по «политической» статье спокойно учится в педагогическом институте, заканчивает его и идет преподавать в школу. Пока учится в институте, переписывается с осужденным мужем, шлет ему посылки, ходит с ходатайствами, добиваясь его реабилитации. Как она проскочила между шестеренок молоха «Большого террора»?
    Так и этого мало. Пока Варвара Ивановна училась в пединституте, до 1938 года, до закрытия школы № 40, она работала … директором этой школы. Жена «врага народа». В период «Большого террора». В 1946 году была награждена медалью «За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941-1945 гг.». В 1949 году стала кавалером ордена Ленина. Жена «врага народа».
   Это с каким героизмом жена А.Ф.Вангенгейма преподавала детям географию и вела краеведческий кружок, если ее за это орденом Ленина наградили?! Да еще с таким анкетным пятном – расстрелянный за «контрреволюцию» муж.
Давайте так определимся, если профессор Вангенгейм жил в то время и в той стране, по которой в 30-е годы катилось кровавое колесо «Большого террора», то он являлся эгоистичным подонком, держащимся за свою жену, как за источник «подогрева» в тюрьме, наплевавший на то, что губит и ее жизнь, и жизнь своей дочери.
   Если же судьба профессора никоим образом не сказывалась на жене и дочери, как это видно из биографии Варвары Ивановны, то …  в той реальности страшным 37-38 гг. элементарно не находится места. 37-38 годы, как мы их знаем, присобачены к настоящей истории СССР из какого-то другого, полностью фантастического мира.
     Предвижу и предупреждаю вопрос насчет возможного развода наших супругов. Не разводились. В письмах на это нет даже намека, за дочерью сохранилась отцовская фамилия.
    Вот так в припадке антисталинского и антикоммунистического безумия те, кто пытался сделать иконами «безвинно пострадавших», поместив их выдуманный мир сталинских ужасов, на иконах изобразили эгоистичных подонков, не думающих даже о своих близких.
   «Холодное лето 53-го» - еще один антисталинский пасквиль. Показана, как подонки, семья репрессированного в исполнении актера А.Папанова. Пока глава семьи сидел в лагере, жена и сын отказались от него. Предали. Извините, но это какая-то мораль навыворот. Здесь подонок как раз герой Пананова, если он сам, чтобы предотвратить малейшую угрозу для близких, не порвал с семьей. Не предлагать жене и сыну отказаться от него, а самому заявление написать: знать вас не желаю, ничего общего с вами иметь не хочу.
   Впрочем, весь антисталинизм – это мораль навыворот. Мораль подонков…

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

   Я рискую обидеть довольно значительную часть своих читателей, но, тем не менее, не считаю нужным скрывать, что к интеллектуальным способностям большого числа моих сограждан, относящихся к поколению 50-70-х, моих ровесников, отношусь очень скептически. Вплоть до того, что считаю их умственно ущербными.
     Особенное отвращение вызывают участившиеся в последнее время ностальгические выкладки в соцсетях этих ущербных о том, какое лучшее в мире образование они получили, как их воспитывали в духе творцов-созидателей, что дети времен СССР по сравнению с нынешними были все поголовно гениями, а современные – жертвы ЕГЭ. Именно этому учат своими публикациями такие патриоты СССР, как Кара-Мурза, Кургинян и подобные им.
 Причем, одновременно среди поклонников С.Г.Кара-Мурзы и С.Е.Кургиняна, обвиняющих советский народ еще и в зараженности потребительством и предательстве социализма, большинство составляют люди примерно моего возраста.
  Это и есть ущербность. Механическое восприятие любой чуши, главное, чтобы она исходила от лица, признанного за авторитетное. Похоже, что «лучшее в мире образование» было нацелено именно на подавление способности к самостоятельному мышлению, вырабатывало привычку слепо доверять мнению авторитета-учителя.
    Простите, но ведь не поколение ЕГЭ поверило в историю про то, как в Китае по приказу Мао уничтожили всех воробьев, потом расплодилась саранча и съела урожай риса, что привело к смерти от голода миллионов китайцев. В результате, КНР вынуждена была экспортировать воробьев из Канады и СССР. Ведь это мы в 70-е годы поверили в экспорт воробьев в Китай. Представляете? И даже не задавались вопросом: какой тимуровский отряд экспортных воробьев отлавливал или на каких воробьиных птицефермах их разводили? А самое поразительное – верим в эту байку, как в реальность, до сих пор.
    И не поколение ЕГЭ поверило, что в ходе китайской «культурной революции» хунвейбины (комсомольцы! Перевод – красногвардейцы) убили больше миллиона человек, а всего от них пострадало более 100 миллионов китайцев. И ведь до сих пор верим! Несмотря на то, что КНР – открытая страна, общаемся с китайцами, которые сами не знают об этих жертвах, но – верим.
     Не поколение ЕГЭ поверило в то, что в Кампучии красные кхмеры забили мотыгами три миллиона камбоджийцев. Отряды коммунистической молодежи! Мотыгами! Три миллиона сограждан в маленькой стране! И до сих пор в это верим!
    И даже сегодня, после всего, что случилось с СССР, мы продолжаем верить этой антикитайской и антикампучийской пропаганде, не осознавая того, что она – антикоммунистическая.
     В КНР же на самом деле уничтожали воробьев. Целая кампания была по борьбе с воробьями, тараканами, мухами и крысами. В недавно ставшем социалистическом Китае коммунистическая власть организовала народ на борьбу с сельскохозяйственными вредителями и насекомыми – разносчиками заболеваний. В нищем, голодном, страдающем от эпидемий Китае, коммунистическая власть организовала людей на борьбу за гигиену и санитарию.
     На самом деле и от хунвейбинов кое-кто из китайцев пострадал. Их, китайские, хрущевы, брежневы и горбачевы. Так ведь именно при Брежневе советскому народу залили мозги потоком антикитайской пропаганды, представляя «культурную революцию» масштабным зверством с миллионами невинных жертв.
   При Леониде Ильиче коммунистическому режиму красных кхмеров приписали убитых… американской военщиной. Советские идеологи жертвы американских бомбардировок Кампучии, когда на крошечную страну было сброшено бомб больше, чем на Германию во Второй Мировой войне, приписали коммунистам Кампучии!
     А мы, поколение не сдававшее ЕГЭ, учившееся у «лучших в мире» училок, даже не догадывались, что советская пропаганда упорно и настойчиво нам внушает мысль – коммунистический режим может быть преступным. Пока только еще под соусом, что Мао Цзедун и Пол Пот – неправильные коммунисты. Пока это были подготовительные пропагандистские мероприятия.
     Но 28 сентября 1987 года  была создана комиссия Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных со сталинскими репрессиями.
    Выводы работы комиссии были ошеломительными. Компанию «людоедам» Мао Цзедуну и Пол Поту составили Сталин, все его ближайшие соратники, даже Хрущев, даже М.Суслов, главный, но уже мертвый к тому времени, идеолог КПСС. Теперь и советский коммунистический режим стал преступным. Следом клеймо преступности автоматически получили все режимы в странах соц.лагеря.
      Длившаяся с 1956 года масштабная пропагандистская компания, проводимая в СССР под руководством ЦК КПСС, завершилась в 1988 году запиской в Политбюро и потом соответствующим Постановление ЦК о результатах работы реабилитационной комиссии, возглавляемой членом Политбюро ЦК КПСС А.Яковлевым, которая уравнивала коммунизм с фашизмом.
     И основные, самые тяжкие обвинения  в адрес коммунистической советской власти, содержащиеся в материалах той комиссии признали и признают все … коммунистические организации современной России.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Почти в самом конце службы, я был уже дембелем, как раз в последних числах мая 1989 года, мы с замполитом нашей роты капитаном Петренко сидели вечером у него дома и немного выпивали по поводу благополучной кастрации его кабанчиков (многие офицеры нашей части держали хозяйство). Я призвался в возрасте 23 лет, был достаточно взрослым человеком, поэтому отношения у меня с офицерами и прапорщиками были несколько иные, чем у 18-19-летних.
     Как раз шла трансляция заседания съезда и как раз там выступающие требовали отмены призыва студентов и возвращения их из армии.
    За исключением того, что капитан Петренко навязчиво пытался выстроить отношения между мною и своей пятипудовой дочерью, студенткой педагогического техникума в г.Спасск-Дальний, где находилась наша часть, был мужиком умным. Тогда он сказал, отреагировав на происходящее на съезде:
-Родителей из Киргизии надо вывозить, пока не поздно. Они на самой границе с Узбекистаном живут. Киргизы и узбеки сейчас начнут резать друг друга и русским там достанется.
-Думаете, что Союз распадется, товарищ капитан?
-Не думаю, а знаю. Он и так на соплях уже держится.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

       Еще до весенней сессии в конце 4-го курса я съездил в Уссурийск, точнее,  пригородное с Уссурийском село Воздвиженка, где находился ветеринарный факультет Приморского сельскохозяйственного института. Пошел на прием к декану факультета Павлу Павловичу Задорожному. Нужно было определяться с переводом, узнать, для начала, есть ли у них вакансии. Павел Павлович выслушал меня. Сказал, что вакансии есть на любом курсе. Удивился, что я перевожусь из медицинского в сельхозинститут, посмотрел мою зачетку, еще больше удивился, но мои аргументы понял.
- Вы родной брат Станислава Балаева? Ваш брат – хороший студент. Что ж, давайте сделаем вам отношение, подпишите у ректора и пусть медицинский институт направляет ваше дело. Возьмем вас, конечно, не на четвертый курс, а только на третий, и вам большую разницу в предметах сдавать нужно. А на четвертом курсе идут такие предметы, которые вы не сможете сдать, там нужно иметь практические знания. Отвезите отношение своему декану, в июне приезжайте, к концу сессии у нас, мы вас зачислим и организуем экзамены.
     С отношением из ПСХИ я пошел уже к декану лечебного факультета ВГМИ. Тот тоже удивился моему желанию перестать учиться лечить людей и переквалифицироваться в коровьева доктора. Вот он на мои аргументы уже отреагировал воплем с фразами о том, что я хреновый комсомолец, если ищу работу более денежную.
      А я, по неопытности, отношение о переводе не в приемной зарегистрировал и копию себе не оставил, а отдал декану в руки. Но он мне не отказал. Да и не имел права отказать.
    Сессию, я естественно, не сдаю. Поехал на ветфак, мне по записке декана под денежный залог в учебной библиотеке выдали учебники по предметам, которые я доздать должен был. Работаю на «Скорой», готовлюсь. В июне приезжаю в ПСХИ сдавать экзамены. А документы из меда не пришли!
    Еду назад, во Владивосток. Бегу в деканат. Декан в отпуску, вместо него – заместитель, он ничего не знает, а я уже отчислен за неуспеваемость – сессию-то я не сдавал.
    Отчисление из института автоматически лишало студента отсрочки от армии. Если бы я ушел в другой институт переводом, то отсрочка сохранилась бы.
    «Да и хрен с вами! Армия – так армия. Больше чего будет в жизни вспомнить!»

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Самое интересное, что еще в 1925 году И.В.Сталин, выступая перед студентами на первой Всесоюзной конференции пролетарского студенчества, говорил:
«Вузы и комвузы, рабфаки и техникумы -это школы для выработки командного состава по хозяйству и культуре. Медики и экономисты, кооператоры и педагоги, горняки и статистики, техники и химики, сельскохозяйственники и путейцы, ветеринары и лесники, электрики и механики,-это всё будущие командующие по построению нового общества, по постройке социалистического хозяйства и социалистической культуры… Наконец, о студентах-коммунистах специально. Говорят, что студенты-коммунисты мало успевают в науках. Говорят, что они серьёзно отстают в этом отношении от беспартийных. Говорят, что студенты-коммунисты предпочитают заниматься "высокой политикой", убивая две трети времени на бесконечные прения "о мировых вопросах". Верно ли всё это? Я думаю, что верно. Но если это верно, то из этого следуют, по крайней мере, два вывода. Во-первых, коммунисты-студенты рискуют стать плохими руководителями социалистического строительства, ибо нельзя руководить построением социалистического общества, не овладев науками. Во-вторых, дело выработки нового командного состава рискует стать монополией в руках старых профессоров, нуждающихся в новой смене из новых людей, ибо нельзя готовить новую смену и новых научных сотрудников из людей, не желающих или не умеющих овладеть наукой. Нечего и говорить, что всё это не может не создавать прямой угрозы всему делу социалистического строительства. Можно ли мириться с таким положением? Ясно, что нельзя. Поэтому студенты-коммунисты и вообще советские студенты должны поставить себе ясно и определённо очередную задачу: овладеть наукой и создать новую смену старому профессорскому составу из новых, советских людей».
       Такое впечатление, что он со мной на одном курсе института учился. Только в наше время эти «студенты-коммунисты», бездари и тупни, имели зачетки с одними «пятерками». Завалить активного общественника, тем более члена партии, на экзамене ни один преподаватель не решился бы.