Category: образование

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Это уже даже не смешно.

Столько лет с такой страстью критиковать марксизм и задавать такой вопрос:
" https://a-nikonov.livejournal.com/3338180.html Эй, товарищи!
Расскажите мне, что такое прибавочная стоимость, обратите в свою веру. Кто ее прибавляет? К чему? И как ее вычислить? Просто формулу напишите"!!!

Ей, богу, как школьник-двоечник, который не может три яблока разделить на двоих, поэтому одно сам съедает.  Берешь стоимость проданного товара, отнимаешь из нее себестоимость, получаешь прибавочную стоимость. Что там может быть такого загадочно сложного?  Или непонятно, что такое себестоимость? Непонятно, что в нее входят и затраты на реализацию, зарплаты работников и все налоги?

Если и так непонятно, можно еще проще. Постригла Никонова тетка в парикмахерской, Никонов заплатил ей 500 рублей, в этих 500 рублях амортизация кресла, в котором он сидел, ножниц, расчески, машинки для стрижки и т.п. - 50 рублей, налоги - 50 рублей, зарплата тетки - 100 рублей, зарплата директора парикмахерской - 100 рублей. Остаток - 200 рублей. Этот остаток ушел в карман хозяина салона, в котором Никонову сделали на голове красивую стрижку.
      Только пока Никонова стригла тетка-парикмахерша, директор салона красоты управлял этим "производством", хозяин салона валялся пьяным на пляже в Турции... Вот на эти 200 рублей с каждой стрижки он и валялся. Эти 200 рублей и есть прибавочная стоимость.
  Вроде Маркс так всё разжевал, что любому имбецилу должно быть понятно... Но, нет. Все-равно не понимают. Или делают вид?

А если сам хозяин еще и директором заодно парикмахерской работает и 200 рублей начисляет себе в зарплату? Прибавочная стоимость исчезла?
Так и здесь всё просто, тоже даже школьному двоечнику понятно. 100 рублей сэкономил на зарплате директора, плюс еще 200 рублей сверху. Один хрен эти 200 рублей присвоил, ограбив парикмахершу, которая ему их заработала.

Хотя, мне понятна природа этого непонимания. Я даже склонен подозревать, что Никонов добросовестен в своем вопросе. Он же мой ровесник, тоже институт заканчивал в то блядское время в той стране, которую некоторые до сих пор считают социалистической. Так в тех "социалистических" институтах так марксизм преподавали, что студенты совершенно не могли понять, что такое прибавочная стоимость. С этим непониманием они до сих пор живут. Причем, я даже не преувеличиваю нисколько. Именно так и преподавали, что простейших понятий студенты не могли усвоить.


Вот и реакция Никонова -  https://a-nikonov.livejournal.com/3338349.html .   Из чего следует, что он не  драк, а просто блядь в штанах. Да и самая отмороженная блядь честнее его.

Реформы Косыгина-Либермана ч.14

Следующее направление экономической реформы 1965 года, которую до 90-х годов никто не связывал ни с именем одного Косыгина, ни, тем более, с Либерманом – широкое внедрение хозрасчета. Точнее, так принято трактователями этой реформы считать – Косыгин стал широко внедрять хозрасчет.
     Еще отвлечемся на трудовые ресурсы. Нынешнему поколению уже не знакома та ситуация с ними в СССР, наша молодежь сегодня видит итоги сумасшествия, когда ВУЗы и колледжи РФ стали выпускать в немыслимых количествах юристов и менеджеров. Это полная неадекватность системы образования, разумеется. Капиталистической системы.
    В СССР система образования таким идиотизмом не страдала, она готовила специалистов по самым разнообразным направлениям, в соответствии с запросами экономики. Дурдом начинался, когда подготовленные специалисты выходили из стен институтов и техникумов, шли удовлетворять … запросы экономики.
  На примере факультета, который я закончил. Ветврач в СССР была не просто дефицитной специальностью, а остродефицитной, т.е., не просто специалистов на производстве не хватало, не хватало главных специалистов – главных ветеринарных врачей совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, занимающихся животноводством и переработкой продукции животноводства. Во время работы комиссии по распределению выпускников у нас рядом с деканатом стояли чуть не толпы директоров и представителей этих предприятий, которые выпускников буквально за рукава хватали. Фактически, нас не распределяли, мы сами на комиссии выбирали себе место будущей работы.
   Разъехались по распределению, через год-два, еще до окончания срока обязательной отработки, значительная часть ветврачей уходила из сельского хозяйства.  Куда только не уходили- в милицию, армию, учителями в школы, бухгалтерами-экономистами… И это не только с выпускниками ветеринарного факультета творилось. Агрономический, зооинженерный, механический – такая же картина. И уходил не излишек специалистов, уходили специалисты из тех отраслей, в которых был их острый дефицит. В результате один отрасли лишались подготовленных специалистов, другие – получали специалистов слабо подготовленных. Конечно, за время службы в армии бывший ветеринарный врач или зооинженер, догонял по подготовке выпускников военных училищ, мой начальник артиллерии полка полковник Бережной был не кадровым, из зооинженеров, но – за время. А где брать главного ветврача или главного зоотехника совхозу? Из артиллеристов или милиционеров?
     В результате сельскохозяйственные предприятия вынуждены были держать на должностях главных специалистов выпускников средних профессиональных учебных заведений, техникумов. Вы представляете больницу, главным врачом которой работает фельдшер? Вы пойдете в такую больницу лечиться? Да лучше самому себя зарезать. А зачем совхозу тысяча коров, если у него нет специалиста, который подготовлен для организации и руководства животноводческой отраслью в таких масштабах? В небольшом колхозе 40-50-х годов с сотней коров можно было доверить ферму вчерашней доярке, закончившей курсы зоотехников, меняются масштабы производства и требования к специалистам также меняются.
      Вот это преступное безумное строительство новых предприятий с бешенным опережением по группе А, затем исправление перекоса строительством новых предприятий группы Б, погнавшее экономику на экстенсивный путь развития в условиях недостаточности трудовых ресурсов привело к тому, что во всех отраслях уровень руководящего кадрового состава, специалистов, не сильно превышал уровень 50-х годов. Учебные заведения выпускали специалистов всё больше и больше, а их не хватало всё также. Во всех отраслях. В результате специалисты уходили туда, где работы и ответственности меньше, условия работы лучше, не особо и теряя в зарплате при существовавшей системе  оплаты, особенно сильно от нехватки специалистов достаточного уровня подготовки страдать начинали самые важные для экономики отрасли. И особенно сильно базовая для экономики отрасль – сельское хозяйство.
     Можно иметь космическую отрасль самую передовую в мире, вкладывая в нее максимум ресурсов и отборный людской потенциал. Но эта космическая отрасль может развиваться только за счет неизбежной деградации всей экономики. Несовместима передовая в технологическом отношении отрасль народного хозяйства со всем остальным народным хозяйством, идущим по пути экстенсификации.
     В поселке Пограничный, где я жил, главный врач, оперирующий хирург (лишних хирургов не было, чтобы главврач не оперировал), на даче выращивал картошку и держал свиней. Сам работал на даче. Этими же руками, которыми копал картошку и чистил навоз в свинарнике, оперировал. Постоянно в хирургическом отделении гнойные осложнения, с постоянной периодичностью на смывах высевали стрептококк и стафилококк, прекращают на время дезинфекции проведение полостных операций. И никто ни о чем «не догадывался». Кто ж посмеет Партии… главному врачу то есть, сказать: ты чего творишь, мудило?!
     Эта районная больница – минислепок со всей послесталинской экономики СССР.

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 16.

       Отношения осужденных «политических» с их оставшимися на свободе женами – еще одна загадка эпохи. Мы сегодня знаем, что уже после ареста мужей начинались проблемы для их близких. Жен увольняли с работы, выселяли из квартир, детям наличие в анкете осужденного отца серьезно осложняло жизнь. Пошел вал разводов и заявлений: «Не считаю моего папу-вредителя своим отцом».  Страшное время. Прямо ужас – какое страшное.
    Но вот голова профессора Вангенгейма ничего этого не понимала. Она не только сама не предложила жене… Стоп. В такой ситуации мужчина не должен женщине предлагать выбор. Предлагать выбор в такой ситуации (разводиться или нет) – это подлость по отношению к женщине. Мужчина обязан настоять на разводе. Сам.
   Вместо этого, вроде бы логичного шага любящего мужа и отца в реалиях тех лет, Вангенгейм, находясь в заключении, начинает свою 4-летнюю дочурку… готовить к школе. Отправляет домой по несколько писем в месяц специально для дочери, рисует в них ягодки-грибочки, объясняет, как они растут, гербарий для дочери собирает, чтобы она знала, как разная травка выглядит, объясняет явления природы и т.п.. 
  Папа сильно доченьку любит! Папа хочет, чтобы она о нем не забывала и тоже любила. А мама же у доченьки – дурочка, она сама развитием ребенка не занимается, поэтому папе, страдающему на каторжной должности библиотекаря, приходится из тюрьмы самому заниматься развитием ребенка.
   Да, конечно, поздний ребенок, любимая дочурка … Но, пардон, как мне не хочется выглядеть циником, но это не любовь к дочери. Это боязнь того, что жена может бросить получившего приличный срок сидельца, стремление сделать всё возможное, чтобы привязать ее к себе с помощью ребенка. Да и не о жене он думал, а о том, что она после развода не будет отправлять ему на зону посылки.
     Либо – другой вариант: никто в те времена не третировал семьи «врагов народа», если члены семьи не были вовлечены в преступную деятельность мужей. «Сын за отца не отвечает». Жены и дочери тоже. И тогда профессор Вангенгейм не выглядит подлецом, который удерживал с помощью дочери жену от развода, если он точно знал, что на жизни близких его биография никак не скажется.
   И ведь, действительно… Снова обратимся к книге о нашем герое:
«После ареста мужа Варвара Ивановна осталась единственной кормилицей большого семейства (младшая сестра, которая училась в техникуме, старый отец, маленькая дочь, а еще приходилось помогать сестрам и брату, жившим в деревне, обремененным многочисленными детьми, ну и, конечно, посылать продуктовые посылки и деньги на Соловки), поэтому приходилось очень много работать».
   Вот она – каторга. Без всякого ареста и лагеря. Муженек-то, по сравнению с женой, жил как кум королю на Соловках. Но не спешите, дальше: «Тем не менее, Варвара Ивановна поступила на вечернее отделение географического факультета Московского педагогического института и успешно его окончила к 1938 году. После закрытия школы № 40 она преподавала географию в старших классах московских общеобразовательных школ, а во время эвакуации – в г.Магнитогорске (конец 1941-1943 гг.). И где бы она не работала, она всюду организовывала краеведческие кружки для школьников, которые пользовались большой популярностью и высоко оценивались руководством школ, отделами народного образования и т.п. (об этом можно судить по многочисленным почетным грамотам)».
    Помните мерзкий фильмец «Завтра была война»? Инженера только арестовали, а у его дочери-старшеклассницы начались такие проблемы, что девчонка дошла до самоубийства. Так это уже накануне войны, когда волна «Большого террора» спала.
   А тут – как раз в разгар его. По Москве стаями носятся «воронки», в которых сидят звероящеры-чекисты, хватают десятками тысяч ни в чем не повинных людей и расстреливают их на Бутовском полигоне. Жена же осужденного по «политической» статье спокойно учится в педагогическом институте, заканчивает его и идет преподавать в школу. Пока учится в институте, переписывается с осужденным мужем, шлет ему посылки, ходит с ходатайствами, добиваясь его реабилитации. Как она проскочила между шестеренок молоха «Большого террора»?
    Так и этого мало. Пока Варвара Ивановна училась в пединституте, до 1938 года, до закрытия школы № 40, она работала … директором этой школы. Жена «врага народа». В период «Большого террора». В 1946 году была награждена медалью «За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941-1945 гг.». В 1949 году стала кавалером ордена Ленина. Жена «врага народа».
   Это с каким героизмом жена А.Ф.Вангенгейма преподавала детям географию и вела краеведческий кружок, если ее за это орденом Ленина наградили?! Да еще с таким анкетным пятном – расстрелянный за «контрреволюцию» муж.
Давайте так определимся, если профессор Вангенгейм жил в то время и в той стране, по которой в 30-е годы катилось кровавое колесо «Большого террора», то он являлся эгоистичным подонком, держащимся за свою жену, как за источник «подогрева» в тюрьме, наплевавший на то, что губит и ее жизнь, и жизнь своей дочери.
   Если же судьба профессора никоим образом не сказывалась на жене и дочери, как это видно из биографии Варвары Ивановны, то …  в той реальности страшным 37-38 гг. элементарно не находится места. 37-38 годы, как мы их знаем, присобачены к настоящей истории СССР из какого-то другого, полностью фантастического мира.
     Предвижу и предупреждаю вопрос насчет возможного развода наших супругов. Не разводились. В письмах на это нет даже намека, за дочерью сохранилась отцовская фамилия.
    Вот так в припадке антисталинского и антикоммунистического безумия те, кто пытался сделать иконами «безвинно пострадавших», поместив их выдуманный мир сталинских ужасов, на иконах изобразили эгоистичных подонков, не думающих даже о своих близких.
   «Холодное лето 53-го» - еще один антисталинский пасквиль. Показана, как подонки, семья репрессированного в исполнении актера А.Папанова. Пока глава семьи сидел в лагере, жена и сын отказались от него. Предали. Извините, но это какая-то мораль навыворот. Здесь подонок как раз герой Пананова, если он сам, чтобы предотвратить малейшую угрозу для близких, не порвал с семьей. Не предлагать жене и сыну отказаться от него, а самому заявление написать: знать вас не желаю, ничего общего с вами иметь не хочу.
   Впрочем, весь антисталинизм – это мораль навыворот. Мораль подонков…

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Почти в самом конце службы, я был уже дембелем, как раз в последних числах мая 1989 года, мы с замполитом нашей роты капитаном Петренко сидели вечером у него дома и немного выпивали по поводу благополучной кастрации его кабанчиков (многие офицеры нашей части держали хозяйство). Я призвался в возрасте 23 лет, был достаточно взрослым человеком, поэтому отношения у меня с офицерами и прапорщиками были несколько иные, чем у 18-19-летних.
     Как раз шла трансляция заседания съезда и как раз там выступающие требовали отмены призыва студентов и возвращения их из армии.
    За исключением того, что капитан Петренко навязчиво пытался выстроить отношения между мною и своей пятипудовой дочерью, студенткой педагогического техникума в г.Спасск-Дальний, где находилась наша часть, был мужиком умным. Тогда он сказал, отреагировав на происходящее на съезде:
-Родителей из Киргизии надо вывозить, пока не поздно. Они на самой границе с Узбекистаном живут. Киргизы и узбеки сейчас начнут резать друг друга и русским там достанется.
-Думаете, что Союз распадется, товарищ капитан?
-Не думаю, а знаю. Он и так на соплях уже держится.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

 А я пока погрузился в учебу. Новая специальность оказалась настолько многогранной и интересной! В медицине – лечение и профилактика. А тут – еще и экономика, как вторая профильная наука! Организация производства! Вау! Еще и военная кафедра -артиллерийская. Возиться с пушками – что может быть интереснее для мужчины?!
    Решился вопрос и с подработкой. Сначала устроился сторожем на автобазу в Уссурийске. Сутки через трое. Это вам не медбратом или фельдшером, на такой работе и выспаться можно.
    А потом на кафедре внутренних болезней, на одном из семинаров, зав.кафедрой стал предлагать зачет за нарисованные плакаты-пособия. Желающих было мало. Я хорошо рисовал и писал тушью, предложил свои услуги:
-Возьмите меня на кафедру на ставку лаборанта и я вам за год весь учебный материал сделаю и обновлю.
Меня на следующий же день и оформили, написал заявление и провели приказом по институту. 96 рублей оклад. Плюс стипендия. Нормально.
   Но впереди ждала армейская служба. И не меня одного. Именно в ПСХИ после весенней сессии 1987 года сняли отсрочки со всех студентов до четвертого курса. Четвертый курс сдавал гос.экзамены на военной кафедре, их в армию не брали уже.
   Оказалось, что в СССР резко стало не хватать призывной молодежи. Она внезапно исчезла. Поэтому нужно было вообще всех студентов обуть в сапоги.
   Знать бы тогда о словах Мао Цзедуна, сказавшего, что в СССР к власти пришла шайка, которая разорвет страну на улусы и будет в них править, как феодалы, мы бы поняли, почему стало для СА и ВМФ не хватать призывников.
   Цель была – заразить массу студенчества, как одну из активнейших частей молодежи, национализмом и выпустить в качестве тарана для развала страны на части. В 1989 году первый съезд народных депутатов СССР вдруг решил, что призывников более, чем достаточно, поэтому студентов, даже не дослуживших двух лет, даже тех, кто только полгода отслужил, вернули из армии. Свежезараженную национализмом группу молодежи. Болеющую национализмом в особо острой форме.
  Советская армия тех лет была не школой мужества, как в программе «Служу Советскому Союзу» рассказывали, а школой национализма.
    Да-да, по ошибке призывали, и потом ошибку в 1989 году исправили… Да, именно тогда исправили, когда страна входила в решающую фазу развала, когда для этой фазы и нужны были в республиках массы националистически настроенной молодежи.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

       Еще до весенней сессии в конце 4-го курса я съездил в Уссурийск, точнее,  пригородное с Уссурийском село Воздвиженка, где находился ветеринарный факультет Приморского сельскохозяйственного института. Пошел на прием к декану факультета Павлу Павловичу Задорожному. Нужно было определяться с переводом, узнать, для начала, есть ли у них вакансии. Павел Павлович выслушал меня. Сказал, что вакансии есть на любом курсе. Удивился, что я перевожусь из медицинского в сельхозинститут, посмотрел мою зачетку, еще больше удивился, но мои аргументы понял.
- Вы родной брат Станислава Балаева? Ваш брат – хороший студент. Что ж, давайте сделаем вам отношение, подпишите у ректора и пусть медицинский институт направляет ваше дело. Возьмем вас, конечно, не на четвертый курс, а только на третий, и вам большую разницу в предметах сдавать нужно. А на четвертом курсе идут такие предметы, которые вы не сможете сдать, там нужно иметь практические знания. Отвезите отношение своему декану, в июне приезжайте, к концу сессии у нас, мы вас зачислим и организуем экзамены.
     С отношением из ПСХИ я пошел уже к декану лечебного факультета ВГМИ. Тот тоже удивился моему желанию перестать учиться лечить людей и переквалифицироваться в коровьева доктора. Вот он на мои аргументы уже отреагировал воплем с фразами о том, что я хреновый комсомолец, если ищу работу более денежную.
      А я, по неопытности, отношение о переводе не в приемной зарегистрировал и копию себе не оставил, а отдал декану в руки. Но он мне не отказал. Да и не имел права отказать.
    Сессию, я естественно, не сдаю. Поехал на ветфак, мне по записке декана под денежный залог в учебной библиотеке выдали учебники по предметам, которые я доздать должен был. Работаю на «Скорой», готовлюсь. В июне приезжаю в ПСХИ сдавать экзамены. А документы из меда не пришли!
    Еду назад, во Владивосток. Бегу в деканат. Декан в отпуску, вместо него – заместитель, он ничего не знает, а я уже отчислен за неуспеваемость – сессию-то я не сдавал.
    Отчисление из института автоматически лишало студента отсрочки от армии. Если бы я ушел в другой институт переводом, то отсрочка сохранилась бы.
    «Да и хрен с вами! Армия – так армия. Больше чего будет в жизни вспомнить!»

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Самое интересное, что еще в 1925 году И.В.Сталин, выступая перед студентами на первой Всесоюзной конференции пролетарского студенчества, говорил:
«Вузы и комвузы, рабфаки и техникумы -это школы для выработки командного состава по хозяйству и культуре. Медики и экономисты, кооператоры и педагоги, горняки и статистики, техники и химики, сельскохозяйственники и путейцы, ветеринары и лесники, электрики и механики,-это всё будущие командующие по построению нового общества, по постройке социалистического хозяйства и социалистической культуры… Наконец, о студентах-коммунистах специально. Говорят, что студенты-коммунисты мало успевают в науках. Говорят, что они серьёзно отстают в этом отношении от беспартийных. Говорят, что студенты-коммунисты предпочитают заниматься "высокой политикой", убивая две трети времени на бесконечные прения "о мировых вопросах". Верно ли всё это? Я думаю, что верно. Но если это верно, то из этого следуют, по крайней мере, два вывода. Во-первых, коммунисты-студенты рискуют стать плохими руководителями социалистического строительства, ибо нельзя руководить построением социалистического общества, не овладев науками. Во-вторых, дело выработки нового командного состава рискует стать монополией в руках старых профессоров, нуждающихся в новой смене из новых людей, ибо нельзя готовить новую смену и новых научных сотрудников из людей, не желающих или не умеющих овладеть наукой. Нечего и говорить, что всё это не может не создавать прямой угрозы всему делу социалистического строительства. Можно ли мириться с таким положением? Ясно, что нельзя. Поэтому студенты-коммунисты и вообще советские студенты должны поставить себе ясно и определённо очередную задачу: овладеть наукой и создать новую смену старому профессорскому составу из новых, советских людей».
       Такое впечатление, что он со мной на одном курсе института учился. Только в наше время эти «студенты-коммунисты», бездари и тупни, имели зачетки с одними «пятерками». Завалить активного общественника, тем более члена партии, на экзамене ни один преподаватель не решился бы.    

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

И дело даже не в том, что я сменил одну профессию на другую, более денежную. Это ерунда. Только потом, через много лет, я осознал последствия своего шага: я перестал быть рабом профессии.
Вот то, что нам еще в школе внушали: выбираете профессию на всю жизнь – не ошибитесь! – это рабство. Уже в школе пропаганда выбора профессии на всю жизнь шла вразрез с идеями коммунизма.
  Сменив одну профессию на другую, я уже смелее дальше шел и на смену следующей профессии. Дальше – еще смелее. Я стал ценить самого себя, а не свой диплом при себе.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

 Я-то данное профессору слово сдержал, даже друзьям ничего не рассказал. Но, вероятно, сам профессор на кафедре мог обмолвиться, что вот есть такой студент и за ним надо приглядывать… Да не важно уже это. И критичного ничего не было. Кому я особенно был нужен?
     Самому Борису Николаевичу влепили 15 лет. Сняли ректора института известнейшего профессора-офтальмолога Тихомирова. Вместо него назначили заведующего кафедрой патологической анатомии профессора Ю.В.Каминского. Каминский и руководил институтом до 2007 года.
   Избрание Генсеком Андропова в студенческих кругах обсуждалось. У нас была надежда, что главный чекист обладает всей информацией о царившем в стране бардаке и наведет порядок. Но когда начали бороться с нарушениями трудовой дисциплины не на предприятиях, а в кинотеатрах, выискивая там прогульщиков, стало всё понятно. Короче, в бардаке виновато не руководство страны, а – быдло, которым руководство считало народ.
   Я с трудом купил два билета на кинофестивальные фильмы, привезенные во Владивосток для показа. Сеанс как раз был во время свободной пары между лекциями. Сидим с подругой в кинотеатре, смотрим кино. Зажигается свет, сеанс прекращается, всем – на выход. Рейд по выявлению прогульщиков.
-Почему в рабочее время в кино сидишь?
-У меня отгул.
-У меня суточный график.
- У меня отпуск.
-У меня перерыв между лекциями.
-Я вообще не работаю. Только оформляюсь на работу…
   Всех проверили. Никого не поймали – это же надо обзванивать все предприятия, уточнять и проверять, а в зале – человек 200, недели не хватило бы. Опять все зашли в зал продолжать кино смотреть, а мы с подругой пошли в институт – пока проверка шла, истекло время перерыва между лекциями. И сеансы еще сдвинуты оказались – «счастье» для тех, кто пришел на следующий.
     Потом Андропов озвучил свою инициативу о переходе работы предприятий на две и три смены. Оказалось, что много заводов работало в одну смену. Оборудование простаивало по 16 часов. Только выяснилось, что людей нет для двух и трех сменной работы. Чем думали, когда эти заводы строили? Думали, конечно. Их специально и строили. Называется это - неэффективные капиталовложения. Способ банкротства.
    В общем, через три-четыре месяца про Андропова в народе уже никто и не думал, не надеялись на него. В это время обострились еще отношения с США, корейский «Боинг»…
  Нет, мы поддерживали международную политику КПСС. Случись война – никто бы из нас косить не стал. В массе своей мы, советские студенты, антисоветчиками не были. Напротив. Несмотря ни на что, мы учились, работали, планировали свою жизнь так, чтобы обществу пользу приносить. Мои друзья и знакомые студентами честно и добросовестно работали, всю жизнь потом честно трудились и трудятся. Маленькая зарплата? Подрабатывали, как могли, крутились… 
    Антисоветчиками и антикоммунистами оказались те, кто хитрожопо планировал строить свою карьеру именно на партии и коммунистической фразе – весь наш институтский комсомольский актив. Все до одного. Я не знаю ни одного комсомольского активиста, с которыми я учился, который не стал бы антикоммунистом и антисоветчиком.
   Самое же смешное, те их них, которые Перестройку закончили, как антисоветчики, а потом не смогли занять свои ниши в капиталистической реальности, теперь –  архипатриоты  брежневского СССР!  Так успешно перекрашиваться даже хамелеоны не умеют.