Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 18)

     Я не случайно вставил в главу, где писал о лицах, причастных к фальсификации архивных документов, эпизод насчет 28-ми панфиловцев, о том, как оболгали Героя Советского Союза сержанта-украинца Добробабина.
    Мне с самого начала моей деятельности поступали и вопросы насчет того, не выступить ли мне с какой-нибудь темой на канале Пучкова-Гоблина, и предложения организовать это выступление, для раскрутки, так сказать, популярности. Я отвечал, что меня по-человечески воротит от этого … человека с повадками лагерного шныря, изображающего из себя после отсидки вора в законе перед подростками. Вам нужна популярность любой ценой – идите к нему, выстраивайтесь в очередь к вашим любимым левым, каковыми вы считаете историков Егора Яковлева, Клима Жукова, Бориса Юлина. Меня в гоблинский петушатник погоня за популярностью не влечет.  Пучков опером работал в тюрьме, как следует из его биографии, так вот у его подопечных есть хороший принцип, который не грех соблюдать не только уркам: поручкался с «петухом» – сам им стал.  
      Ситуация вокруг фильма Шальопы «28 панфиловцев» ясно показала, кто такой – Пучков-Гоблин. После скандала с обнародованием директором Росархива документов по Добробабину, в студии Гоблина был режиссер фильма Шальопа, в интервью с ним Пучков обсуждал вопрос насчет некрасивой ситуации с предателем и полицаем в одной из главных ролей. Шальопа оправдывался, как мог. В связи с этим я могу предложить для Гоблина только два варианта:

  1. Объявить самому, что он, Дмитрий Пучков, является тупорылым бакланом, поэтому больше не будет бакланить перед публикой о политике и истории, потому что он тупорылый баклан, это вопросы не по уровню его интеллекта.

  2. Или заявить открыто о своей продажности и охранительстве. О ссученности.

    Больше вариантов нет. Потому что бывший оперативник Пучков, прочитав в официальном письме прокурора фразы «арестован за измену» и «прокуратурой привлечен к уголовной ответственности», обязан был задать лицам, представившим это письмо насчет Добробабина только один вопрос: «С каких это пор в официальных документах прокуратуры появились фразы и выражения, характерные только для журналистов и тупых историков? Кто сочинил эту нелепую фальшивку?».
      Никакой оперативник, даже бывший, не мог ни при каких обстоятельствах не «восхититься» этими перлами. Только если он тупой, как пробка – раз. Если он боится поссориться с режимом, который свою идеологию выстроил на сфальцифицированных преступлениях сталинизма – два. Т.е., продался и ссучился.
   Почему я от Добробабина – к «преступлениям» сталинизма? Да потому, что если бы господину С.В.Мироненко, директору Росархива тогда, со стороны раскрученных медиа-персон, таких, как Гоблин, полетели вопросы: «Объяснитесь, дорогой господин Мироненко, как в ваших архивах оказались документы за подписью прокурора СССР с фразами, которые прокурор не мог в них вписать при любых обстоятельствах?», - эти вопросы вызвали бы цепную реакцию с далеко идущими последствиями. Это уже не заявление депутата ГД Илюхина о фальшивках в архивах, это - уже сам директор Росархива пойман за руку. И нужно было начать разбираться с деятельностью данного персонажа еще в составе экспертной комиссии Президиума ВС РСФСР, которая «обнаружила» документы о «Большом терроре».
  Но, согласитесь, какие все же сволочи: сержанту-украинцу Герою Советского Союза Добробабину, чудом оставшемуся в живых во время боя у разъезда Дубосеково, и потом храбро воевавшему до конца войны, еще заработавшему своей личной храбростью несколько боевых наград, придумали биографию предателя и полицая!!!
  И это всё на фоне победобесия с внесением в Конституцию поправок о недопустимости…
   Но ладно – Гоблин. Гоблин – он и есть Гоблин. А что же наши коммунизды и, вообще, левые? Кто-то из них возмутился выходкой С.В.Мироненко, кто-то из них вступился за честное имя ГСС панфиловца Добробабина? Да там не только за одного сержанта – там всех 28…
  Нет! С радостным визгом, эта шушера накинулась на несчастного Шальопу: предателя сделал одним из центральных персонажей фильма.
   Еще письмо Прокурора СССР насчет Добробабина было адресовано секретарю ЦК А.Жданову для принятия решения. Как следует из всего, Жданов решил…
  Черт, ну до чего всё это мерзко! До рвоты. И вы всё еще думаете, что после истории с Добробабиным у нас есть какое-то даже не коммунистическое, а просто чуть левее правого движение? Если и есть, то только движуха упоротых психопатов.
  Разумеется, я не о всех. Только одна организация заявляет о том, что буржуазная власть использует архивы для клеветы на Сталина и коммунизм…
   

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 12)

    Но сначала разберемся до конца и с самим НКВД, и с такой его структурой, как Особое совещание. Начнем с Постановления ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. «Об образовании общесоюзного Народного Комиссариата Внутренних дел»:
«Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР постановляет:
1. Образовать общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел со включением в его состав Объединенного государственного политического управления (ОГПУ).
2. На Народный комиссариат внутренних дел возложить:
а) обеспечение революционного порядка и государственной безопасности;
б) охрану общественной (социалистической) собственности…
3. В составе Народного комиссариата внутренних дел образовать следующее управления:
а) Главное управление государственной безопасности;
б) Главное управление рабоче-крестьянской милиции…»
     Как мы видим из этого Постановления, на НКВД СССР борьба со всеми проявлениями преступности, как общеуголовного характера, так и «политического», была возложена целиком и полностью. Для этого в единый наркомат были сведены и органы госбезопасности, и органы милиции. А дальше в Постановлении два очень интересных пункта:
«6. Народному комиссариату внутренних дел Союза ССР и его местным органам дела по расследуемым ими преступлениям по окончании следствия направлять в судебные органы по подсудности в установленном законом порядке.
7. Дела по управлению государственной безопасности Народного комиссариата внутренних дел направлять в Верховную суд Союза ССР, дела же о таких преступлениях, как измена родине, шпионаж и подобные им, передавать в Военную коллегию Верховного суда Союза ССР или в военные трибуналы по подсудности».
    
         Как мы видим, все следственные дела, за исключением тех, которые расследовались органами госбезопасности, с 1934 года уходили по подсудности в суды районные, областные, республиканские. Т.е., 58-я статья, та статья, которой занимались только органы госбезопасности, этим Постановлением была выведена из подсудности всех судов, кроме Верховного суда, его Военной коллегии и военных трибуналов. Да-да, вся 58-я! Никакой областной суд и никакая его коллегия к рассмотрению дела по 58-ой статье не принимали. Пусть даже обвиняемый будет колхозным сторожем в глухой деревне – в Верховный суд. Это – о масштабах политических репрессий красноречиво говорит. Особенно в свете того, что современные «патриоты СССР» стали придумывать, что чекисты специально натягивали сову на глобус, т.е. на обычную уголовку 58-ю статью. Да-да, чтобы дело потом в Верховный суд направить – в высшую инстанцию сразу.
      И пункт 8-ой Постановления:
«При народном комиссаре внутренних дел Союза ССР организовать Особое совещание, которому на основе Положения о нем, предоставить право применять в административном порядке высылку, ссылку, заключение в исправительно-трудовые лагери на срок до пяти лет и высылку за пределы Союза ССР».
    НКВД отвечал за борьбу как с уголовной, так и с политической преступностью, поэтому ОСО имело право применения административных мер в виде до 5- лет высылки, ссылки, заключения и к тем, и к другим. Разумеется, если речь не шла о преступлениях, минимальное наказание за совершение которых превышало 5 лет.
Например, в УК РСФСР 1926 года была такая статья:
«58_1а. Измена родине, т.е. действия, совершенные гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу караются -
   
     высшей мерой уголовного наказания - расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах - лишением свободы на срок десять лет с конфискацией всего имущества».

     Видите, что при любых смягчающих обстоятельствах дело по этой статье в ОСО направить нельзя. Там минимальное наказание 10 лет лишения свободы, оно превышает полномочия ОСО.
  И Особое совещание было введено также Постановлением от 5 ноября 1934 г. высшего законодательного органа страны – ЦИК:
«В развитие ст. 8 Постановления Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР от 10 июля 1934 г. «Об образовании общесоюзного Народного Комиссариата Внутренних Дел» Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляют:
1. Предоставить Народному Комиссариату Внутренних Дел Союза ССР право применять к лицам, признаваемым общественно-опасными:
а) ссылку на срок до 5 лет под гласный надзор в местности, список которых устанавливается Народным Комиссариатом Внутренних Дел Союза ССР;
б) высылку на срок до 5 лет под гласный надзор с запрещением проживания в столицах, крупных городах и промышленных центрах Союза ССР;
в) заключение в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет;
г) высылку за пределы Союза ССР иностранных подданных, являющихся общественно-опасными».
      На пункт «б» я обращу особое внимание, как мы видим, что даже для того, чтобы получить НКВД право выслать за «101-ый километр» проститутку, пристававшую к иностранцам у гостиницы «Метрополь» под гласный надзор, а это обязательство приходить по положенным дням в райотдел милиции и там отмечаться, не более того, понадобилось целое Постановление ЦИК. Законодательный акт.
    Наконец, Постановлением определен и состав ОСО, он очень и очень интересен:
«2. Для применения мер, указанных в ст. 1, при Народном Комиссаре Внутренних Дел Союза ССР под его председательством учреждается Особое Совещание в составе:
а) Заместителей Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР;
б) Уполномоченного Народного Комиссариата Внутренних Дел Союза ССР по РСФСР;
в) Начальника Главного Управления Рабоче-Крестьянской Милиции;
г) Народного комиссара внутренних дел союзной республики, на территории которой возникло дело.
3. В заседаниях Особого Совещания обязательно участвует Прокурор Союза ССР или его заместитель, который в случае несогласия как с самим решением Особого Совещания, так и с направлением дела на рассмотрение Особого Совещания, имеет право протеста в Президиум Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР.
В этих случаях исполнение решения Особого Совещания приостанавливается впредь до постановления по данному вопросу Президиума Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР».
   Во-первых, у этого совещания есть Председатель, который является прямым и непосредственным начальником всех, кто входит в Совещание. Нарком НКВД. Совещание именно при наркоме. Т.е., решение по результатам рассмотрения дел на совещании выносится не по результату подсчета голосов «за» и «против», а решением председателя и он подписывает документ с решением. Подписи других членов Совещания на решении совершенно неуместны. Все другие – подчиненные наркома, а не члены какой-нибудь инвентаризационной комиссии.
   Во-вторых, на решении ОСО есть еще одна подпись – лица, согласующего это решение, как мы видим из пункта 3 Постановления. Его участие обязательно и подпись о согласовании с решением либо с его несогласием- обязательна. Т.е., на всех приговорах ОСО стоят две подписи: Председателя ОСО, наркома внутренних дел, и прокурора СССР. Лица, вынесшего решение, и лица, его согласовавшего. И – 5 лет, не более. Максимум данных Законом прав.
   Это мы с вами нашли загадочную «комиссию наркома внутренних дел и Прокурора СССР», которая в 38-м году рассмотрела сто с лишним тысяч дел «Особых троек НКВД» и приговорила к ВМН сто с лишним тысяч человек в рамках «национальных» операций. Якобы, конечно. В ОСО, по Постановлению ЦИК,  эта «Комиссия» имела право – до 5 лет, в рамках «оперативных приказов» Ежова – к расстрелу.
    Для наглядности: «ст.58-4. Оказание каким бы то ни было способом помощи той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправия коммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе, стремится к ее свержению, а равно находящимся под влиянием или непосредственно организованным этой буржуазией общественным группам и организациям, в осуществлении враждебной против Союза ССР деятельности влечет за собой -
   
     лишение свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты - расстрела или объявления врагом трудящихся, с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда, с конфискацией имущества».

     Эта статья напрямую касается «национальных» операций. Репрессий всех «харбинцев», «поляков», «македонцев». И эта статья вполне в компетенции ОСО, там не ниже трех лет. ОСО вполне могло и 3 года, и 4, и 5 дать, рассмотрев дело по этой статье. Прикол только в том, что нарком внутренних дел и Прокурор СССР, пользуясь полномочиям, предоставленными Законом, в ОСО могли по этой статье дать только 5 лет лишения свободы, и они же, нарком и прокурор, пользуясь полномочиями, предоставленными Приказом, давали и «вышак» и 10 лет по этой же статье, но только в составе «Комиссии НКВД и Прокурора СССР». Причем… (Гусары, т.е., юристы, не ржать!) – и ОСО, и эта «Комиссия» существовали одновременно!...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 10)

     Только не подумайте, что я, как последний идиот, сам полез в архивы искать доказательства того, чего не было и не могло быть. Это в сказке актера Филатова «Про Федота-стрельца» существует то, чего не может быть. И оно даже говорит и поляны скатертями с закуской накрывает.
   Сходить посмотреть на приказ № 00447 и прочую макулатуру? А зачем? Проверить их на подлинность? Да я за свою оперскую жизнь столько видел всяких документов, выглядевших, как абсолютно подлинные! Даже если бы я заметил в них что-то – что бы это дало? Вынести их из архива на экспертизу все-равно нельзя. Есть еще один момент. Например, углядишь, что подпись на документе сделана шариковой авторучкой (это гипотетический пример всего лишь), заявишь об этом, а потом окажется, что ты враль, потому что совершенно не трудно сделать новый документ с такой же подписью карандашом.
   Или вдруг, допустим такую ситуацию, найдешь в архиве какой-нибудь приказ про то, что № 00447 совсем не о том. И что? Ты же его не вынесешь! Только копию сделаешь. Зазвонишь в колокола, а после звона вдруг окажется, что такого приказа в архиве никогда не было, тебя объявят мошенником, изготовителем фейковой копии. Да даже если вынесешь оригинал – кому ты что потом докажешь?
  Нет-нет, соваться в наши архивы, попавшие в руки подлейших представителей подлейшей власти – себе дороже. Не марайте свои руки о то, что туда подложили. Держите их чистыми. А туда именно - подложили.
  Но, благо, опыт работы с фальшивками у меня есть. Пригодился. Понимаете, бумага, печати, подписи, бланки – это фигня. Сделать это элементарно просто, особенно если есть чем заплатить специалисту. Текст! Вот то, на чем сгорают люди, совершающие преступления с использованием поддельных документов. Поэтому я начал внимательно изучать все подряд документы, опубликованные в сборниках архивных документов по сталинскому периоду, анализировать их, сопоставлять между собой в поисках нестыковок и противоречий. Нужно сказать, что там противоречия и нестыковки искать даже не приходилось, там они в глаза бросались.  Если принять за реальность то, что в этих сборниках опубликовано, то можно сделать вывод – страной правили люди с университетскими дипломами историков. Т.е., откровенные идиоты в смысле поведения в практической деятельности, которая выходила за рамки написания «научных» работ. Дятлы.
     Перелопатить пришлось очень много. Нашел тоже очень много чего интересного. Но такого даже не ожидал!
   Ладно, больше не буду вас томить и интриговать. Пора подводить черту под историей с приказом наркома НКВД Н.И.Ежова № 00447.
    Как мы видим, чтобы придать этой фальшивке вид историчности, нужно было переработать и подменить в архивах значительный пласт документов. Не в одном архиве, а во всех архивах управлений КГБ СССР. Это работа таких масштабов, которую без проколов провести практически невозможно. Да еще нужно учитывать личности тех, кто занимался этим подлым делом. Умный человек на подлость, даже если она сулит сиюминутную выгоду, никогда не пойдет. Подлость совершают дураки. Они дураки, если даже имеют по три высших образования и профессорские звания. Обязательно где-нибудь допустят позорящий их ляп. В надежде на это я, как уже написал, начал перелопачивать все опубликованные сборники архивных документов по теме. И в сборнике «Через трупы врага, на благо народа. «Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937-1941 гг. Довбня О.А., Макарова Л.С. (ред.). Роспэн. 2010г»  опубликован с указанием  архивного исходника «ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 619. Л. 104. Типографский экземпляр»   такой документ:
«8 мая 1939 г.
Совершенно секретно
ПРИКАЗ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР за 1939 год

СОДЕРЖАНИЕ:

№ 00497. О дополнении директивы НКВД и Прокуратуры СССР от 26 декабря 1938 г.
№ 2709 и приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.
8-го мая 1939 г., гор. Москва


В дополнение к изданной НКВД СССР и прокурором Союза ССР директиве № 2709 от 26 декабря 1936 года и приказа НКВД СССР № 00116 от 4 февраля 1939 года «О порядке рассмотрения жалоб осужденных ранее действовавшими тройками при НКВД, УНКВД и УРКМ»,

ПРИКАЗЫВАЮ:

При рассмотрении жалобы того или иного осужденного бывшей тройкой, проходившего по групповому делу, одновременно разрешать вопрос о проверке дела и по отношению других лиц. В случае установления неправильности вынесенного решения в отношении всех или некоторых лиц, проходивших по данному делу, пересматривать таковые независимо от того, что от этих осужденных жалоб не поступало.
Если же в результате проверки будет установлена правильность осуждения лиц, не подавших жалоб, то при поступлении от них жалоб оставлять их без рассмотрения и сообщать об этом жалобщикам, за исключением случаев, указанных во 2-й части пункта 7 приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.

Кроме того, если при просмотре находящихся в производстве старых следственных дел, по которым арестованные, ранее проходившие по групповым делам, ввиду прекращения их следственных дел будут освобождены, то и дела на осужденных тройками по показаниям этих лип также немедленно пересматривать.

Усмотрев неправильность рассмотрения тройками следственных дел, не подпадавших под действие приказа НКВД СССР № 00447 за 1937 г., по своему характеру подлежавших рассмотрению судов, решения троек по таким делам отменять, дела доследовать и направлять по подсудности.

К основаниям для проверки дел и возможного изменения вынесенных тройками решений относить не только жалобы осужденных, а также и другие обстоятельства, устанавливающие неправильность приговоров (заявления родственников осужденных, материалы последующих следственных дел, судебные процессы и т. д.).

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР
комиссар государственной безопасности 3-го ранга В. Меркулов»


        Это даже не забытый дома членом банды, грабившей банк,  капроновый чулок. Это в банке оставили план ограбления вместе со списком всех членов банды. Приказ за подписью В.Меркулова превращает всю огромную массу документов о массовом же терроре, начатом приказом №00447, в огромную кучу мусора, рассованного по разным архивам. Вся гигантских масштабов работа по организации «ограбления банка» полетела к чертям из-за халатности украинских КГБэшников (это у них сохранился документ). Проклятые хохлы всю малину «Мемориала» испоганили.
    Но вам же так качественно забили баки этими «тройками», что вряд ли что поняли из текста приказа, подписанного Меркуловым. Так ведь? Не поняли этого и «правозащитники» из Украины, которые включили его в сборник. На своем непонимании и погорели…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 7)

Такая же тупость – научно опровергать миф о «Большом терроре».  Простите, но секретный приговор секретного карательного органа – это не повод для научных изысканий. Это сюжет клоунской репризы для исполнения на арене цирка.
   Помните, как в Перестройку дерьмократы того времени называли СССР страной дураков? Это из «Приключений Буратино» А.Толстого. Страна Дураков, в которой деревянный человечек закопал золотые монеты по совету лисы и кота. И как «патриоты СССР» обижались на «Страну Дураков»?! Они же не буратины! Они же умные все! С самым лучшим в мире образованием! Они и сегодня считают себя умными, а нынешнюю молодежь, их же детей и внуков – жертвами ЕГЭ, обделенными счастьем получить это их самое лучшее в мире образование.
   Извините, но только в «Стране Дураков» могло происходить то, что происходило в республиках бывшего СССР в начале 90-х. Прямо на наших глазах. Одна из моих знакомых, главный бухгалтер предприятия, в период ваучеризации возмущалась моей глупостью и недальновидностью, когда узнала, что я свой ваучер, едва его получив, сразу же продал. За семь тысяч рублей, если точно помню. Сразу же в сельском совете, где его получал, скупщику.  Она сама вложила его в «Альфа-капитал» и рассчитывала всю жизнь жить на большие дивиденды, смеялась над тем, как я неразумно распорядился «золотыми».
   Конечно, продав ваучер скупщику, я продал за маленькие деньги и полагавшуюся мне долю собственности СССР. Профукал свои «золотые». Но я хоть деньги получил. Те, кто дружили в 90-е с головой хоть немного, понимали, что они живут в сказочной стране, реально – в Стране Дураков. Поэтому я тогда той знакомой ответил:
- Галина Ивановна, вас, похоже, папа с мамой не в капусте нашли и не аист им ребенка принес, они вас из дубового полена выстрогали.
  Обиделась. Через года три встретились, я доставил себе удовольствие поинтересоваться насчет дивидендов от «Альфа-капитал». Рассмеялась:
- Садист ты, Петр Григорьевич! Вот же я была буратиной! Натуральной буратиной!
    То, что происходило в 90-е, когда десятки миллионов бывших советских граждан, получивших самое лучшее в мире образование, свои ваучеры даже не продали, а бесплатно отдали в разные ваучерные фонды, рассчитывая в дальнейшем безбедно жить на дивиденды, могло происходить только в Стране Дураков. В стране доверчивых буратин.
  И только в Стране Дураков возможно было запулить в те же 90-е «правду о сталинском терроре», «обнаружив» в архивах совершенно секретный приказ НКВД о создании совершенно секретного карательного органа с совершенно секретным его составом. Это такая же наглая афера, как и ваучеризация. В расчете на буратин. Она и произведена по заказу одной и той же власти, которая своих сограждан считала буратинами. Как показало время, основания для этого были. Но даже сказочный Буратино в сказке А.Толстого поумнел. Может и нам с вами умнеть пришло время? Или мы из совсем уж дубового полена выстроганы?
   Сами смотрите: приказ НКВД № 00447 рассекречен и опубликован только в 1992 году, до 1992 года вся информация, содержащаяся в нем, была совершенно секретной. В том числе, информация о существовании «троек» и их составах. Этот несудебный орган, имевший права приговаривать к расстрелам и к десятке лагерей до 1992 года был совершенно секретным.
Т.е., и все его приговоры сразу же становились совершенно секретными. Приговор же не может быть без указания органа, его вынесшего. Правильно? Невозможно же приговоренному вручить документ: «Решением совершенно секретного карательного органа с совершенно секретным составом приговариваетесь к 10 годам заключения в ИТЛ».
  Ладно, в ходе этой фантастической спецоперации по приказу № 00447  больше четырехсот тысяч человек расстреляли, им хотя бы перед расстрелом можно было разгласить совершенно секретную информацию о приговоре совершенно секретной «тройки». Всё равно они тайну унесли с собой в могилу. Но указание Фриновского, тоже «найденное» в архивах, как раз запрещало им приговоры объявлять. Приговоры объявлялись только тем, кто 10 лет лагерей получил. Как??? Этим зэка предварительно допуск к гостайне оформляли???
  И как это научно опровергать?! Про это нужно не научную монографию писать, а новую сказку про деревянного мальчика Буратино. Только кто будет там Буратино и лисой Алисой? Наши левые историки и всяческие коммунизды в каком качестве там будут выступать, в роли подлой лисы или доверчивого дурачка?
  Как я писал ранее, бывший следователь, а ныне активист «Мемориала» Степанов, судясь с директором ФСБ Бортниковым, принес на суд копию приказа № 00447 и попросил его приобщить к материалам дела, как доказательство вины Сталина в развязывании «Большого террора». Судья отказал в ходатайстве. Всё. История на этом с «Большим террором» завершена. Суд, отказав Степанову, этот архивный документ… Я уверен, что когда судья посмотрел на него глазами юриста, выбежал из зала суда в комнату совещаний и там долго плакал, вытирая слезы своей судейской мантией. От смеха плакал…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 6)

     Мне довольно часто, повторюсь, пишут, что я как-то ненаучно занимаюсь разоблачением мифа о «Большом терроре». Советуют подходить к вопросу более академично. Чтобы было убедительней. Удивительно, на первый взгляд, что эти советы исходят от людей, симпатизирующих идеям социализма. Но только на первый взгляд. Проблема в том, что у нас в стране в результате массированной псевдокоммунистической пропаганды сложилась такая ситуация, что в числе симпатизирующих идеям социализма скопилась масса тупоголового народа. Да и не идеям социализма они симпатизируют, их привлекают именно псевдосоциалистические идеи, идеи государства, в котором тупость и серость не мешают быть «достойными членами общества». Именно поэтому наша левая псевдосоциалистическая масса, восхваляя Сталина, безоговорочно приняла ложь о 1937 годе. На самом деле, они Сталина до сих пор боятся до дрожи в коленках. При Сталине у них не было бы никаких шансов считать себя «достойными членами общества», сталинское общество делало максимально всё возможное, чтобы человеческую тупость держать именно там, где ей и было место для отмирания – на дне общества. Без всяких шансов с этого дна подняться. Поэтому на уровне подсознания они – антисталинисты еще свирепей любых либералов. К слову, именно поэтому Движение, в котором я состою, они ненавидят до истерических припадков. Почему? Да только в его политической программе, в отличие от прочих, присутствует сталинизм, как составная часть марксизма. Вот и всё.
     Совсем не парадоксально, а закономерно, что сменивший псевдосоветский псевдосоциализм наш нынешний капитализм загнал эту тупость, выбившуюся при жизни Хрущева и Брежнева в «достойные члены общества», туда, где ей и место – в маргинальное дно. Я не про то, что у этих «патриотов СССР» нет миллиардов. Совсем не об этом…
    Возьмем для примера публициста-историка Ю.И.Мухина, который первым из отечественных публицистов-историков объявил о том, что Международный трибунал в Потсдаме отверг обвинение гитлеровцам в Катынском расстреле. Я внимательно изучал биографию Юрия Игнатьевича (оперская привычка), стал он сталинистом и «патриотом СССР» совсем не потому, что такой идейный. Нет. Это в нем говорит обида. При СССР он же был «достойным членом общества», заместителем директора металлургического комбината по снабжению, но новым хозяевам, капиталистам, такой гениальный замдиректора не понадобился, его пнули с комбината. Да не по политическим мотивам, разумеется. Хороший снабженец любому капиталисту нужен, он прибыль приносит, капиталисту даже плевать на то, чей портрет в кабинете его работника висит – Сталина или Ельцина. Но какой снабженец из тупого, как пробка?! Это в СССР только возможно было. Кстати, тот комбинат, из которого выгнали Мухина, вполне нормально работает без него и сегодня.
    Те, кто знаком с публицистикой Ю.Мухина и хоть немного дружат с головой, доказательств его тупости у меня спрашивать не будут. При всей его хитрой подлости, он показательно раз за разом предъявляет сам эти доказательства, с постоянной периодичностью обвиняя военнослужащих Советской Армии и сотрудников КГБ в предательстве, в нарушении данной ими присяги не вставших на защиту СССР. Разумеется, эта его показательная тупость собрала вокруг него почитателей из показательных тупиц, те, у кого в голове есть нормальные мозги, после недолгого очарования сталинизмом Мухина, от него уже ушли.
    Ведь сам же Мухин давал Присягу! Он же офицер запаса после окончания военной кафедры института! Читал же текст Присяги своим ртом! Но не головой. Из текста Присяги: «Я всегда готов по приказу Советского Правительства выступить на защиту моей Родины - Союза Советских Социалистических Республик…».
     Какое правительство в 1991-м году призвало советских офицеров выступить на защиту СССР? А? А ведь обвинение в нарушении ими присяги звучит не только изо рта Мухина. Этим грешат все без исключения наши коммунизды. Полусбрендившая тупость. Или я не прав?!  Ведь выступление в «защиту СССР» без приказа Правительства – как раз и есть нарушение присяги! Это военный путч.
     Такая же тупость – научно опровергать миф о «Большом терроре».  Простите, но секретный приговор секретного карательного органа – это не повод для научных изысканий. Это сюжет клоунской репризы для исполнения на арене цирка.
   

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 5)

Я много писал в своем блоге об очевидных нелепостях в тексте приказа №00447, здесь нет необходимости мои «придирки» приводить в полном объеме, укажу только на четыре самых бросающихся в глаза.
     Преамбула:
«Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много, в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, муссаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т.п.»
     Специально выделил фразу. Тупому ботанику из «Мемориала», который сочинял преамбулу, что следак, что опер – по барабану. Все-равно - сатрап и садист из НКВД.
    Любой же юрист знает, что материалами следствия устанавливается вина, мера, степень, глубина, как сказал один поэт, а не число антисоветских элементов и прочих преступников в населенных пунктах.  Это устанавливается в ходе оперативно розыскных мероприятий, проводимых оперативными сотрудниками правоохранительных органов. Следователи не только не относятся к оперсоставу, но они и не имеют права проводить оперативно-розыскные мероприятия. Даже если в ходе следствия будут получены данные о скоплении в каком-то селе бывших кулаков-антисоветчиков, то эти данные для проверки следователь обязан предать оперативникам.

Ладно, еще дальше: I. КОНТИНГЕНТЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ.
1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.
4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.
5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований».
    ЁКЛМН! А что, ВЧК-ОГПУ-НКВД до 13 июля 1937 года не существовал? Или за два дня до этого приказа был создан? Или все кулаки и прочие враги только за неделю до издания приказа посбегали из мест ссылок, заключений и стали вести антисоветскую деятельность?
      Не понимаете? Поясняю: борьба с преступностью, посягающей на основы конституционного строя, являлась повседневной служебной деятельностью  НКВД. Ведущих антисоветскую пропаганду каждый день органы выявляли, арестовывали, вели следствие и направляли в суды. Беглецов  выявляли, ловили, не дожидаясь отдельных на то приказов, потому что побег из мест ссылки, поселения и заключения являлся преступлением и за него полагалось наказание, определенное УК того времени. Например, УК РСФСР: «82. Побег арестованного из-под стражи или из места лишения свободы -лишение свободы на срок до трех лет.
Побег с места обязательного поселения (ссылки) или с пути следования к нему, а равно уклонение от исправительно-трудовых работ присужденных к ссылке, -
замену ссылки лишением свободы на тот же срок.
Самовольное возвращение высланного в места, запрещенные для проживания, -
замену высылки лишением свободы или ссылкой на тот же срок, причем ссылкой может быть заменена лишь высылка, назначенная на срок не ниже трех лет».
   Еще смешнее, органам НКВД, по сути, больше нечем было заниматься на местах, кроме как выявлением лиц, определенных этим приказом и пресечением той их деятельности, которая указана в этом приказе.
        Т.е., пока Ежов свой страшный приказ не подписал, НКВДэшники курили бамбук, танцевали в парках с барышнями под «Амурские волны» и остальное служебное время посвящали освоению пыточного оборудования, дожидаясь пинка от наркома?

     Но и эта дурь является всего лишь творческой обработкой того же Конквеста, который в «Большом терроре» описал ужас, накрывший советских колхозников:
    «Теперь подавляющее большинство заключенных по тюрьмам людей составляли колхозники — и продолжали составлять до самого конца ежовщины. Причем их группы были почти тождественными по составу. Сначала арестовывали председателя колхоза. Он «выдавал» ближайших сообщников, за ними шли бригадиры и, наконец, простые крестьяне. Обычно колхозники сознавались сразу, как только узнавали, что от них требуется. НКВД сообщал об этом через стукачей, распределенных по камерам. Колхозников, как сообщает очевидец, партиями отправляли в северные лагеря — два раза в неделю».
     Только колхозников заменили на кулаков и еще добавили расстрелы.
     Дальше. «7. На основании утвержденного списка начальник оперативной группы производит арест. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка».
«Каждый арест оформляется ордером» – ни встать, ни сесть! Я понимаю, что автор о работе правоохранительных органов имел представление на уровне зрителя кинодетективов. Зритель с такой юридической подготовкой и «Место встречи изменить нельзя» смотрит с полным доверием к происходящему на экране. Его не удивляет, что два оперативника, Шарапов и его начальник Жеглов, решают, будет ли сидеть под стражей подследственный Груздев. И они, оперативники, даже выпускают подследственного из тюрьмы. Но когда ты пишешь подобный документ, даже если ты занимаешься его фальсификацией, то хоть УПК открой, что ли, хоть какого-нибудь правовика пригласи для консультации! Точно историк из «Мемориала» писал! Это профисторическое самомнение наглядно нам представлено.
УПК РСФСР от 1922 года. Статья 149: «О принятии меры пресечения (ареста в том числе – авт.) следователь составляет мотивированное постановление с указанием преступления, в котором обвиняется данное лицо, и оснований принятия той или иной меры пресечения. О принятии мер пресечения немедленно объявляется обвиняемому».
Никаким ордером никакой арест оформить невозможно. Постановление следователя. Более того, с момента принятия Конституции СССР 1936 года – санкция прокурора или решение суда.

Ордер – не процессуальный документ, чтобы им что-то можно было оформить. Ордер выдаёт следователь или начальник следственного органа лицу, сотруднику, не ведущего расследование дела непосредственно, как документ, удостоверяющий полномочия этого лица на проведение процессуального действия (ареста, обыска и др.) по поручению следователя. Вместе с ордером лицу, в отношении ко которого проводится процессуальное действие, в обязательном порядке предъявляется постановление об избрании меры пресечения (ареста) или постановление на проведение обыска.

    И про оформление арестов ордером – тоже у Роберта Конквеста взято. Почти слово в слово перепечатали.
     Только Конквест, сочиняя свой «Большой террор», воспользовался правоприменительной практикой США. У них полиция доставляет задержанного в суд сначала и там судья оформляет ордер на арест!!!
     Я даже не касаюсь того, что в приказе указано об обязательном порядке изъятия предметов, запрещённых в гражданском обороте, само хранение которых уже является поводом для возбуждения уголовного дела. Юридическая безграмотность документа, подписанного наркомом НКВД, потрясающая.

   И последнее. Посмотрим на заключительные положения «оперативного приказа» и будем сдерживать изо всех сил рвущийся из груди восторг.
«5. Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и записывают вынесенные ими приговора в отношении каждого осуждённого.
Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осуждённого».

Плюнем на то, что тройка не оформляла приговоры отдельным документом, а записывала их в протокол заседания. Мы с вами понимаем, что писать на каждого обвиняемого приговор – это большая работа, проще в архив засунуть какой-нибудь протокол сразу человек на двести. Но чёрт с ним, с этим протоколом.

Зато мы читаем, что протокол направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. Т.е., начальник оперативной группы, получив протокол, обязан приговоры привести в исполнение. Правильно? А вот и не угадали. Смотрим следующий раздел:

«VI. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ.

1. Приговора приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т.е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД.
Основанием для приведения приговора в исполнение являются – заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осуждённого и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение».

Оказывается – хрен вам! Во-первых, уже не начальник оперативной группы приводит приговоры в исполнение, а лица по указанию председателей троек. Автор забыл то, что написал сам же чуть выше. И, во-вторых, уже не протокол является основанием для приведения приговоров в исполнение, а заверенная выписка из протокола и специальное предписание. А зачем тогда направлять протоколы начальнику оперативной группы? На кой ляд они ему тогда вообще нужны?

Вы верите, что эту белиберду могли сочинить в наркомате? Приказ готовился за подписью наркома, готовят такие приказы несколько человек, текст тщательно прорабатывается, потому что его несут на подпись не бухому бригадиру колхозной бригады, а целому министру! И тут в тексте, в соседних абзацах, наворочено чёрт знает что, одно положение противоречит другому. А на «оригинале» этого приказа ещё есть резолюция Сталина: «Согласен». Набухались всем Политбюро, наверно, на даче коктейля из коньяка и «Киндзмараули» и с пьяных глаз согласовали.

    Но все-таки нужно отметить, что масштаб работы по фабрикации документов относительно «большого террора» поражает воображение. И работа, в целом, проведена на достаточно высоком профессиональном уровне. Предусмотрели, практически, всё. Даже документы о списании боеприпасов.
   Правда, при этом состряпали кучу откровенно смешных бумажек. Например, есть телеграмма Прокурора СССР А.Я.Вышинского (который за три месяца до того на Пленуме ЦК грозил прокурорам головы пооткручивать за обвинительный уклон!!!), предписывающая прокурорам областей и республик не соблюдать нормы Уголовно-процессуального права при работе в рамках приказа №00447. Правда, через год Андрей Януарьевич про свою телеграмму забыл и начал разборки с нарушениями норм УПК со стороны сотрудников НКВД и прокуроров.
     Есть и телеграмма начальника ГУГБ Фриновского о запрете доводить приговоры троек до лиц, приговоренных по 1-ой категории, к расстрелу, знакомить с приговорами только 2-ю категорию, приговоренных к заключению. С какой целью сочинялась эта чепуха за подписью Фриновского – понятно. Его нам пропаганда представила в виде почти откровенного бандита. Поэтому и такая телеграмма. Расстрел человека, который не ознакомлен с приговором – это не процессуальное действие, а обычное убийство. Даже на фронте дезертиров перед расстрелом знакомили с приговором, больше того, приговор зачитывали еще и перед непосредственно расстрелом.  А вот исполняя указание начальника ГУГБ НКВД СССР, чекисты, приводившие расстрельные приговоры в исполнение, становились убийцами, уголовниками.
  Хотя, как раз приговоренных к ВМН можно было знакомить с приговорами троек, они тайну об их существовании уносили с собой в могилу, а вот 2-ю категорию – знакомить было невозможно, потому что вся информация о тройках,  была секретной.
    Вот тут фальсификаторы и сели в лужу. В секретную. Как раз, когда я писал эту главу, 5 июня 2019 года на ютубе был выложен ролик  левого канала «Вестник бури», там беседа ведущего с историком Борисом Юлиным, похожим выражением лица на деревенского дурачка, попавшего на городскую ярмарку. Тоже себя называет коммунистом. Они обсуждали  недостатки СССР. В том числе и «Большой террор». Юлин, шмыгая носом, глубокомысленно излагает, что «тройки» не являются изобретением Советской власти, такие несудебные органы давно в истории человечества известны, он даже святую инквизицию в пример привел.
   Господа историки, вы дегенераты! Можете меня ругать за грубость, игнорировать то, что я пишу, ссылаясь на мой оскорбительный для вас стиль, но вы – дегенераты. Шлак мироздания. Жертвы генетических мутаций.
    Если кто-нибудь из моих читателей встретит в переулке историка Бориса Юлина, передайте, что я ему дарю тему для диссертации «Работа пенитенциарной системы СССР в период с 1937 в условиях, когда заключенным были неизвестны их приговоры и орган, их осудивший». Может даже на докторскую натянет. Тема жирная и совершенно никем не тронутая.
    Боренька, да разве состав суда инквизиции был секретным? Разве само существование этого суда было секретом? Ведь это ноу-хау Советской власти! Ввести репрессивный орган секретным документом и его состав определить секретным приказом.  А может доперли, но понимают, что об этом даже вякать не стоит, иначе вся эта фантасмагория «Большого террора» станет выглядеть полным идиотизмом? На самом деле, как вы себе представляете работу секретного репрессивного органа, о котором репрессируемые не имеют права знать, следовательно, не имеют права знать, кто и к чему их приговорил? Что на это ответите, господа историки? Бегом в архивы! Вам еще нужно сочинить документы, в которых эта процедура должна быть описана. И быстрее сочиняйте воспоминания «жертв сталинизма», которые в лагерях чалились, своих приговоров не зная. Как вы это упустили?
   А почему эта «тройка» получилась у фальсификаторов секретной и стала выглядеть полным идиотизмом? Да потому, что ее невозможно было сделать несекретной. Карательный орган государства вводится законом этого государства. Так вводились «тройки» ОГПУ, так вводилось ОСО. Постановлениями ЦИК СССР. Но Постановления ЦИК подделать невозможно, они публиковались в печати, их уже невозможно засунуть в газеты и «Известия ЦИК». Пришлось фальсификаторам идти по единственно возможному пути – обнаруживать в архивах секретные документы. Которые не публиковались.
   Конечно, не обнаруживать, а стряпать их так, как позволяли умственные способности этих «ученых».