Category: происшествия

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Черновые отрывки из книги о Большом терроре. ч.2




    Как следует из того, что Денис Карагодин представил на своем распиаренном сайте https://karagodin.org/,  его дед, Иван Степанович Карагодин, был арестован 1 декабря 1937 года в г. Томске по подозрению в работе на японскую разведку, в создании целой агентурной шпионской  сети, 21 января 1938 года с группой своих «товарищей» был расстрелян по приговору «двойки» в рамках «харбинского» приказа Ежова №00593. В 1955 году дед был реабилитирован. Внучек обратился в УФСБ по Томской области и в УФСБ по Новосибирской области с просьбой дать ему понюхать, пощупать, полизать уголовное дело деда и предоставить копии документов из него.

  Ему и полизать дали и копии документов выдали. Сброшюрованные вот так:

    Я, честное слово, не знаю, что произошло в УФСБ по Томской области, если там стали подшивать дела и документы не шелковой или нейлоновой неокрашенной толстой ниткой, а скрученной вдвое черной портняжной, очень непрочной. Но это ерунда. Наука вполне может объяснить, что нормальная нитка вдруг закончилась у них, пришлось такой.

   Закончились в бюджете ФСБ и деньги на заказ нормальных штампов у нормальных организаций, их изготавливающих, потому что заверительный штамп с прыгающими буквами явно вырезан из каблука кирзового сапога каким-то криворуким умельцем. Но, ладно. Наука и это объяснит как-нибудь. Но из заверительной записи следует, что сброшюрован второй том уголовного дела в количестве 176 листов. Хотя, сам Денис потом написал, что всего несколько документов ему выдали из дела.

  Ну, и это ладно. И это наука объяснит, например, тупостью сотрудника архива ФСБ. Да еще нет положенной в таких случаях личной подписи сотрудника, сшившего в брошюру документы, захватывающей часть печати, которой приклеены к последнему листу нитки. Ладно, лень ему было расписаться.

   Дальше. Смотрим любой документ из этой брошюры.

  Нам здесь пока текст неинтересен. Нас интересует совершенно необычный заверительный штамп «КОПИЯ ВЕРНА. УФСБ  РФ по Томской области». Дело в том, что в ФСБ таких штампов… нет. Все штампы и печать региональных Управлений ФСБ и их отдельных подразделений заказываются и изготавливаются по единым формализованным образцам, представленным в приложении к совершенно секретной Инструкции о секретном делопроизводстве в органах РФ, ведущих секретное делопроизводство.  И настоящий заверительный штамп ФСБ выглядит на оттиске, как расположенная в прямоугольнике надпись «Копия верна.Управление ФСБ по Томской области. «__» ______20__г. Подпись____».

   Обязательны дата изготовления копии и подпись лица, ее изготовившего. Это лицо может, поленившись, не расписаться, но других штампов не существует в природе. То, что на документах Карагодина – можно сделать, имея просто цветной принтер. Можно даже где-то найти оттиск печать «для пакетов» ФСБ, его отсканировать и потом отпечатать ярлык, которым склеить документы.

И новый вопрос к Дениске: зачем тебе, сукиному сыну, ФСБэшники заверили каждый лист из брошюры, если сам наклееный на нитки ярлык с оттиском печати «для пакетов» является заверением того, что эти копии верны? Зачем они вообще сшивали эти листы в брошюру, если заверенные копии можно было и так тебе выслать, указав в сопроводительном письме число прилагаемых к нему документов?

   Наука, конечно, и это всё объяснит. Ну, так захотелось сотруднику архива Томского ФСБ. Он плохо свою Инструкцию о делопроизводстве знает.

   Ученые люди потребуют и доказательств того, что в УФСБ по Томской области таких штампов нет, посоветуют запрос в ФСБ отправить.  Ученые люди же не знают, что для подобных запросов нужны основания, в этом случае – возбужденное уголовное дело по факту подделки документов.  Еще ученые люди не знают, что за возбуждение дела, итогом которого может быть разоблачение махинаций с Большим террором, можно гарантировано оказаться из правоохранительного органа на улице с волчьим билетом.

   Вы хотите ВВП, молящегося каждый год на Бутовском полигоне, представить … в нехорошем свете?!

  И, конечно, ученые люди мне скажут – спорно всё, если вот так… А я и не спорю – спорно. Но это только прелюдия. Я покажу нечто абсолютно бесспорное из Карагодина. Такое, что будете ржать до опускания почек в малый таз. Но чуть позже. Пока сами документы Карагодина почитаем, для, так сказать, предварительной подготовки к болезненному хохоту. Сразу показывать вам «бесспорное» - я не садист…

(пока на сегодня всё. Предвкушайте продолжение. Я не обману ваших ожиданий. Клянусь.)

Меня критикуют. Можете развлечься.

Пётр, добрый день.
Ворона про Вас написала

https://blau-kraehe.livejournal.com/674378.html

--
Дмитрий


Как в песне Высоцкого про безумную больницу. Все собрались.  И как в анекдоте про ворону, которая на лету врезалась в столб, но сотрясения мозга не получила.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Да вот вам заявление самого директора ФСБ Бортникова, который провозгласил, что «Большой террор» - «перегибы на местах». На фоне того, что мы имеем приказ наркома НКВД № 00447 и остальные приказы по теме, согласованные Сталиным и другими членами Политбюро и Правительства СССР, на фоне утвержденных ими же «лимитов»,  установивших число репрессированных, то какие к чертовой матери «перегибы на местах»? Ведь Сталин, Политбюро и Правительство, подписывая эти документы, сами приказали «перегибать»!
   Таким образом, заявление директора ФСБ РФ о «перегибах на местах» по сути является заявлением о недействительности и приказа № 00447, и шифротелеграмм с утвержденными «лимитами» и все остальной макулатуры по вопросу. Приплыли.
    Сколько уже можно смешить людей, господа?

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

       А  Берию во главе МВД сменяет Серов и появляется новое указание:
«ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КОМИТЕТОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК
НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЯ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР ПО КРАЯМ И ОБЛАСТЯМ

Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности:
1. На запросы граждан о судьбе осужденных за контрреволюционную деятельность к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД и Особым совещанием при НКВД СССР органы КГБ сообщают устно, что осужденные были приговорены к 10 годам ИТЛ и умерли в местах заключения.
Такие ответы, как правило, даются только членам семьи осужденного: родителям, жене-мужу, детям, братьям-сестрам. Гражданам, проживающим вне областных, краевых и республиканских центров, устные ответы даются через районные аппараты КГБ, а там, где таковых нет, — через районные аппараты милиции, согласно письменному уведомлению органа КГБ в каждом отдельном случае.
2. В необходимых случаях при разрешении родственниками осужденных имущественных и правовых вопросов (оформление наследства, раздел имущества, оформление пенсии, регистрация брака) и в других случаях по требованиям родственников производится регистрация смерти осужденных к ВМН в ЗАГСах по месту их жительства до ареста, после чего родственникам выдается установленного образца свидетельство о смерти осужденного.
В таком же порядке регистрируется смерть осужденных к ВМН, если они впоследствии были реабилитированы.
3. Решения о регистрации смерти осужденных по делам, расследование по которым производилось по линии органов государственной безопасности, принимаются председателями комитетов госбезопасности при Советах Министров союзных и автономных республик, начальниками краевых и областных управлений КГБ (в том числе управлений областей республиканского и краевого подчинения).
4. Указания ЗАГСам о регистрации смерти осужденных даются органами КГБ через управления милиции. В них сообщаются: фамилия, имя, отчество, год рождения и дата смерти осужденного (определяется в пределах десяти лет со дня его ареста), причина смерти (приблизительная) и место жительства осужденного до ареста.
5. Регистрация в ЗАГСах смерти осужденных Военной Коллегией Верховного Суда СССР производится по указаниям Военной Коллегии Верховного Суда СССР.
6. О данных заявителям ответах о смерти осужденных учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют письменные уведомления в первые спецотделы МВД — УМВД по месту ведения следствия для производства отметок в оперативно-справочных картотеках с обязательным указанием сообщенной заявителю даты и причины смерти. Если смерть зарегистрирована в ЗАГСе, в учетных карточках оперативно-справочных картотек МВД — УМВД делается запись: «Смерть зарегистрирована в ЗАГСе». Одновременно учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют соответствующие уведомления в Первый спецотдел МВД СССР для производства таких же отметок в Центральной оперативно-справочной картотеке.
Если осужденные в результате пересмотра дела реабилитированы и сняты с оперативного учета, отметки о данных заявителям ответах производятся в учетных карточках на прекращенные дела.
7. Переписка по заявлениям граждан о судьбе осужденных к ВМН приобщается к архивно-следственным делам на осужденных.
Председатель Комитета Государственной Безопасности
при Совете Министров СССР генерал армии И. СЕРОВ
№ 108сс
24 августа 1955 года
гор. Москва

Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов.
Опубликовано: Мемориал-Аспект. № 10–11. Сентябрь 1994 г».

        Правильно Хрущев Ивана Александровича потом выгнал из КГБ и вообще под лавку веником замёл. Такого лошару и начальником охраны склада стеклотары ставить нельзя. Сами посудите, он сначала указывает: «Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности…», но сразу же про Военную Коллегию Верховного Суда СССР забывает и нигде больше в тексте ее не упоминает в этом указании. И что отвечать гражданам, жаждущим известий о судьбе близких, если близкие были осуждены Военной коллегией, теперь сотрудники КГБ не знают. Наверно, так и отвечали: «Указаний на этот счет не имеем».
   Вот такое указание подписал целый Председатель КГБ СССР.  Люди, которые занимались административной деятельностью на достаточно высоком уровне, понимают, что такого в документах, подписанных должностным лицом в ранге министра, быть не может по определению. Готовит документ исполнитель, потом его просматривает начальник исполнителя, дальше он проходит согласование по управлениям, и соответствующий заместитель Председателя несет его на подпись. И, наконец, сам Председатель внимательно смотрит, чтобы какая-нибудь дурь за его подписью в «войска» не попала. А если в подготовленном к подписи Председателя документе оказывается такое, как в приведенном Указании, то в учреждении начинается разнузданная сексуальная оргия с широким применением элементов садо-мазо.
     Но и этого мало. И.А.Серов вдруг озаботился любопытством граждан насчет осужденных Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ. Их к 1955 году уже как 21 год не было. Последние решения они 21 год назад вынесли, а граждане всё шли и шли со своими заявлениями.  Вот Берия, судя по его приказу, жертвами ОГПУ совсем не заморачивался.
   И правильно делал. Коллегия и тройки ОГПУ были репрессивными органами, полномочия которым, вплоть до применения ВМН, были даны Законодательным органом, ЦИК СССР, они действовали гласно. Поэтому граждане знали, что их родственников тройка ОГПУ арестовала и приговорила к расстрелу. ОГПУ скрывать было нечего. Это не то, что тройки НКВД… 
      Но еще до того, как на Серова обиделся Хрущев, все начальники  Управлений КГБ и КГБ Республик сами написали бы письма лично Никите Сергеевичу с жалобами на неадекватность Председателя КГБ СССР. Дело в том, что этим начальникам нечего было отвечать гражданам, обращавшимся по поводу судеб родственников, расстрелянных тройками НКВД.
    Снова открываем приказ наркома НКВД № 00447: «Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осужденного… Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного… Протоколы троек по исполнении приговоров немедленно направлять начальнику 8-го Отдела ГУГБ НКВД СССР с приложением учетных карточек по форме № 1. На осужденных по 1 категории одновременно с протоколом и учетными карточками направлять также и следственные дела».
    8-ой отдел ГУГБ НКВД СССР находился в Москве. В его адрес ушли абсолютно все документы, которые ныне обнаруживаются в областных архивах: выписки из протоколов троек, сами протоколы троек, документы об исполнении приговоров. Протоколы троек должны быть отправлены сами по себе, остальные документы вместе со следственными делами.
    Если вы обратитесь в какой-нибудь архив какого-нибудь областного управления ФСБ сегодня с просьбой предоставить вам доступ к следственным делам расстрелянных по приговорам троек НКВД, то должны получить ответ: «Эти дела с 1938 года находятся в центральном архиве, в Москве, в области нет даже протоколов троек, даже выписок из протоколов троек нет».
     Но все-таки, чудеса бывают. Из областных архивов ФСБ выплывают расстрельные акты и выписки из решений троек НКВД о приговорах к ВМН в рамках операции по приказу №00447, следственные дела.
     Расскажите, как вы это делаете, волшебники? Как вам удается материализовать в областных архивах документы, находящиеся в Москве? С помощью волшебной палочки или золотой рыбки? Может пора уже найти в архивах приказ, которым отменен порядок направления материалов в Москву или приказ об их отправке снова на места? Только на экспертизу его не забудьте отнести, а то мы вам снова не поверим.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

    Мне из жюри конкурса передали от профессора Стрельникова записку с его домашним адресом и предложением прийти к нему вечером в гости. В гостях за бутылкой коньяка (с первокурсником!) он меня расспрашивал о жизни, родителях, интересах и сам рассказывал поразительные вещи, которым я почти отказывался тогда верить. По словам Бориса Николаевича нами правили бляди и сволочи (он хоть и профессор, но хирург. А это люди откровенных выражений), вся наша наука состояла из партийной бездарности, которая уже почти вытеснила настоящих ученых.
   Что у него, как организатора и создателя первого (и единственного до сих пор) ожогового центра на Дальнем Востоке, спасшего тысячи людей от смерти, украли с его же молчаливого согласия партийно-хозяйственные чинуши столько, что можно было еще один Центр сделать. А не согласиться было нельзя, потому что и этого не было бы.
   От Бориса Николаевича я получил совет прекратить заниматься студенческой научной деятельностью, никуда не соваться, просто учиться и ждать распределения на шестом курсе по специальностям. Там уже будут его проблемы. А пока не распространяться о нашем знакомстве даже друзьям, а он раз в полгода будет давать мне знать, что не забыл. Выходило так, что чем раньше ты в СССР высунешься, тем тебя более успешно вобьют в землю ударом по макушке. Я вышел от профессора в шоке. Как будто, как в «Матрице», меня перекинуло из глючного мира в реальность.
    А уже перед самой смертью Андропова профессора Б.Н.Стрельникова арестовали за злоупотребления при строительстве ожогового центра…
   

Лохотрон "Мемориала" (из черновика к "Троцкизму") часть 9

А Берию во главе МВД сменяет Серов и появляется новое указание:
«ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КОМИТЕТОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК
НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЯ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР ПО КРАЯМ И ОБЛАСТЯМ

Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности:
1. На запросы граждан о судьбе осужденных за контрреволюционную деятельность к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД и Особым совещанием при НКВД СССР органы КГБ сообщают устно, что осужденные были приговорены к 10 годам ИТЛ и умерли в местах заключения.
Такие ответы, как правило, даются только членам семьи осужденного: родителям, жене-мужу, детям, братьям-сестрам. Гражданам, проживающим вне областных, краевых и республиканских центров, устные ответы даются через районные аппараты КГБ, а там, где таковых нет, — через районные аппараты милиции, согласно письменному уведомлению органа КГБ в каждом отдельном случае.
2. В необходимых случаях при разрешении родственниками осужденных имущественных и правовых вопросов (оформление наследства, раздел имущества, оформление пенсии, регистрация брака) и в других случаях по требованиям родственников производится регистрация смерти осужденных к ВМН в ЗАГСах по месту их жительства до ареста, после чего родственникам выдается установленного образца свидетельство о смерти осужденного.
В таком же порядке регистрируется смерть осужденных к ВМН, если они впоследствии были реабилитированы.
3. Решения о регистрации смерти осужденных по делам, расследование по которым производилось по линии органов государственной безопасности, принимаются председателями комитетов госбезопасности при Советах Министров союзных и автономных республик, начальниками краевых и областных управлений КГБ (в том числе управлений областей республиканского и краевого подчинения).
4. Указания ЗАГСам о регистрации смерти осужденных даются органами КГБ через управления милиции. В них сообщаются: фамилия, имя, отчество, год рождения и дата смерти осужденного (определяется в пределах десяти лет со дня его ареста), причина смерти (приблизительная) и место жительства осужденного до ареста.
5. Регистрация в ЗАГСах смерти осужденных Военной Коллегией Верховного Суда СССР производится по указаниям Военной Коллегии Верховного Суда СССР.
6. О данных заявителям ответах о смерти осужденных учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют письменные уведомления в первые спецотделы МВД — УМВД по месту ведения следствия для производства отметок в оперативно-справочных картотеках с обязательным указанием сообщенной заявителю даты и причины смерти. Если смерть зарегистрирована в ЗАГСе, в учетных карточках оперативно-справочных картотек МВД — УМВД делается запись: «Смерть зарегистрирована в ЗАГСе». Одновременно учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют соответствующие уведомления в Первый спецотдел МВД СССР для производства таких же отметок в Центральной оперативно-справочной картотеке.
Если осужденные в результате пересмотра дела реабилитированы и сняты с оперативного учета, отметки о данных заявителям ответах производятся в учетных карточках на прекращенные дела.
7. Переписка по заявлениям граждан о судьбе осужденных к ВМН приобщается к архивно-следственным делам на осужденных.
Председатель Комитета Государственной Безопасности
при Совете Министров СССР генерал армии И. СЕРОВ
№ 108сс
24 августа 1955 года
гор. Москва

Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов.
Опубликовано: Мемориал-Аспект. № 10–11. Сентябрь 1994 г».

Правильно Хрущев Ивана Александровича потом выгнал из КГБ и вообще под лавку веником замёл. Такого лошару и начальником охраны склада стеклотары ставить нельзя. Сами посудите, он сначала указывает: «Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности…», но сразу же про Военную Коллегию Верховного Суда СССР забывает и нигде больше в тексте ее не упоминает в этом указании. И что отвечать гражданам, жаждущим известий о судьбе близких, если близкие были осуждены Военной коллегией, теперь сотрудники КГБ не знают. Наверно, так и отвечали: «Указаний на этот счет не имеем».
Вот такое указание подписал целый Председатель КГБ СССР. Люди, которые занимались административной деятельностью на достаточно высоком уровне, понимают, что такого в документах, подписанных должностным лицом в ранге министра, быть не может по определению. Готовит документ исполнитель, потом его просматривает начальник исполнителя, дальше он проходит согласование по управлениям, и соответствующий заместитель Председателя несет его на подпись. И, наконец, сам Председатель внимательно смотрит, чтобы какая-нибудь дурь за его подписью в «войска» не попала. А если в подготовленном к подписи Председателя документе оказывается такое, как в приведенном Указании, то в учреждении начинается разнузданная сексуальная оргия с широким применением элементов садо-мазо. Еще и причина смерти - приблизительная. "Прыблизитэльно сэмь-восэмь".
Но и этого мало. И.А.Серов вдруг озаботился любопытством граждан насчет осужденных Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ. Их к 1955 году уже как 21 год не было. Последние решения они 21 год назад вынесли, а граждане всё шли и шли со своими заявлениями. Вот Берия, судя по его приказу, жертвами ОГПУ совсем не заморачивался.
И правильно делал. Коллегия и тройки ОГПУ были репрессивными органами, полномочия которым, вплоть до применения ВМН, были даны Законодательным органом, ВЦИК, они действовали гласно. Поэтому граждане знали, что их родственников тройка ОГПУ арестовала и приговорила к расстрелу. ОГПУ скрывать было нечего. Это не то, что тройки НКВД…
Но не только у Серова была озабоченность информированием о решениях органов, на которых Берии было наплевать. Серова на посту Председателя КГБ СССР сменил Семичастный и выдал своё указание по теме, перед этим обратившись с письмом в Политбюро:
«Совершенно секретно
Экз. № 1
26 декабря 1962 г. № 3265-с
гор. Москва
ЦК КПСС
В 1955 году с ведома инстанций и по согласованию с Прокуратурой СССР Комитетом госбезопасности было издано указание № 108сс органам КГБ, определяющее порядок рассмотрения заявлений граждан, интересующихся судьбой лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов (б. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ-НКВД-УНКВД и Комиссией НКВД СССР и Прокурора СССР)….
Полное впечатление, что каждый новый вождь чекистов начинал с того, что выискивал новый репрессивный орган, о расстрельной практике которого нужно информировать общественность. Теперь появилась еще Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР. Но ведь Семичастный набрехал Политбюро! В указании № 108 сс за подписью Серова про Комиссию НКВД и СССР и Прокурора СССР нет даже намека. Похоже, И.А. Серов еще не был допущен к архивам, в которых хранились расстрельные приговоры за подписью Ежова и Вышинского. А вот Семичастному такой пропуск оформили…


Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Из воспоминаний детства (ч.2)

Когда Павел Карпович стал пенсионером, он на конюшню до самой смерти ни разу не пришел. Мне потом, уже девятикласснику, когда мы вдвоем жили после смерти бабушки, признавался, что по коням тосковал, но и видеть не мог, как конюшня приходит в запустение.
Орлик без деда тоже затосковал и присмирел. Стал каким-то понурым. Сашка мне в школе рассказывал, что конь даже к соленому хлебу стал равнодушным. Его мужики перестали бояться и это привело к трагедии.
Первого мая в нашем довольно большом селе тогда еще проходили демонстрации, сельчане с флагами ходили по центральной улице, вернее, по трассе Хороль - Сиваковка, которая проходила через середину нашего Ленинского. Бригадир молочно-товарной фермы, хорошо поддав, решил покрасоваться перед колонной сельчан на горячем скакуне. Оседлал Орлика. Причем, все хорошо знали – жеребец пьяных ненавидит. Но за последний год Орлик изменился и это забылось. Бригадир решил проскакать во весь опор вдоль колонны демонстрантов, от хвоста до головы. Не доскакал. Конь у самой головы колоны резко остановился. Как вкопанный. Всадник вылетел из седла головой вперед, и головой – прямо в дорогу воткнулся. Насмерть. Сразу.
Никто ничего не понял до 9 мая. Через восемь дней «подвиг» бригадира на Орлике решил повторить зоотехник. Проскакал от хвоста колонны до ее головы, осадил коня, развернулся и хотел проскакать теперь наоборот, от головы до хвоста. Не успел. Орлик резко упал на бок и перекатился через всадника, потом еще раз перекатился в другую сторону. Вскочил и ускакал. Прямо с седлом. Мужик умер в районной больнице.
На конюшню конь не прибежал, ушел в табун, который возле сопок пасся. Старого табунного жеребца выгнал. Стал сам табун водить. Сашка на следующий день с Орлика снял седло и уздечку.
Я в первой части ошибся насчет того, что с восьми лет до армии на коня не садился. Одним годом ошибся. С девяти лет. Орлик был последней лошадью, на которую я в детстве садился.
После смерти зоотехника коня хотели отправить на мясокомбинат. Поймать не смогли. Пару раз табун вместе с ним загоняли на баз, пробовали ловить – бесполезно. Орлик ограждение перепрыгивал и уходил. Оставили его в покое.
…Мы с Сашкой вдвоем лежим в траве. Вдалеке, метров за 200, пасется наш совхозный табун. Вполголоса по очереди: «Орли-и-к!». Жеребец поднимает голову. Вострит уши.
«Орли-и-к!». Вы видели когда-нибудь, как табунный жеребец атакует? Зрелище не для слабонервных. Медведь не так страшен в ярости. Прижатые уши, опущенная почти к самой земле оскаленная морда и зигзагами эта гора мышц, вооруженная копытами несется прямо на нас.
Мы с Сашкой лежим в траве и смеемся. Орлик с таким зверским видом еще и пару кругов вокруг нас сделает. Потом нам карманы обшаривает, как собачонка. Хлеб ищет. У Сашки всегда с собой недоуздок, удилами мы нашего любимца не оскорбляли. Орлик сам голову подставляет под недоуздок. Поднимает переднюю ногу, мы по очереди с ноги залазим сначала ему на шею, потом пересаживаемся на круп… Эх! Погнали наши городских! Аж ветер в ушах свистит!...
Кто-то из деревенских баб увидел нас на коне-убийце и моей матери рассказали. Погулял по мне шнур от кипятильника. Запрет не подходить к лошадям был жестким…

Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808