Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 2202 2005 3594 6089.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 1)

     Я не собирался после написания «Троцкизма» продолжать тему сталинских репрессий, к тому же - отдельной книгой. Уверен, что в последней главе я достаточно ясно описал механизм фальсификации «Большого террора» и те блудни, которые вокруг него происходят. И как вброшенные Комиссией Политбюро под руководством А.Яковлева цифры приписали историку В.Земскову, и про то, как придумывали-придумывали причины фантастической бойни 37-го года, да так придумать и не смогли, только сами запутались в своих версиях, как изобрели совершенно секретный репрессивный орган с совершенно секретным его составом, который выносил совершенно секретные приговоры, как потом умерших в заключении людей превращали в расстрелянных, выдавая по запросам родственников повторные свидетельства о смерти, как даже древние захоронения времен чуть ли не трипольцев  обозначили мемориалами в память жертв кровожадных чекистов.  Как не смогли найти ни одного свидетельства от более, чем миллиона двухсот осужденных «тройками» не к расстрелу, а к 10 годам заключения, как даже Солженицын ничего о «тройках» вспомнить не смог, как не смогли реабилитировать осужденных совершенно секретным несудебным органом…
 И, честное слово, я не ожидал, что кто-то из моих читателей, прочитав «Троцкизм», задаст мне вопрос о судьбе профессора Вангенгейма, жертве «Соловецкого расстрела» 1937 года. Но такой вопрос мне был задан. Поэтому я в этой книге о «Большом терроре» именно на примере судьбы этого профессора, одного из тех, кого «Мемориал» особенно чтит, как жертву 37-го года, постараюсь примерно показать, как эти жертвы изобретались фальсификаторами. Интересна не только судьба Вангенгейма, но и жизнь его семьи. Она показательна, уверен, что, как выражаются, кое-какие шаблоны о сталинском времени у вас будут порваны в клочья. А еще история о Вангенгейме, о его реабилитации (двухкратной!!!) как раз великолепно подходит для того, чтобы после ее перейти к целому блоку «обнаруженных» в архивах документов, с помощью которых нам объясняют, почему до 1992 года народ даже не подозревал о существовании «троек НКВД», приговоривших к расстрелу 656 тысяч человек.
   В главе «Троцкизма» о «Большом терроре» я, повторюсь, постарался показать весь механизм превращения умерших в местах заключения в расстрелянных за 1937-1938 годы, более того, о «Соловецком расстреле» я выложил документ, представленный «Мемориалом», так там приговоренные в 1937 году Особой тройкой УНКВД по приказу НКВД № 00447, но Особые тройки НКВД были созданы только в 1938 году по совершенно другим приказам.  Начните сомневаться, вы увидите и в других документах такое…!  Формат книги не позволял всю фантастическую сагу о Большом терроре разобрать в рамках рассмотрения всех документов о нем. Но у вас теперь есть механизм, можно уже самим ориентироваться.
   И я не ругаю читателя, я его понимаю. 30 лет нам с вами вкладывали в головы «правду» о 37-м годе не только деятели «Мемориала», но и наша государственная пропаганда, больше того – историки-сталинизды и все называющие себя коммунистическими и левыми организации, прославляющие Сталина.  Результат этой пропаганды переварить сразу тяжело.
   Вопрос у читателя возник после прочтения им поста блогера
holera_ham:
«Многие заключенные ГУЛАГа думали, что их арест — всего лишь страшная ошибка, со временем правда всплывет, их невиновность будет доказана, а пока же в лагере стоит быть образцовыми советскими гражданами, трудиться на благо родины и использовать любую возможность, чтобы даже в нечеловеческих условиях продолжать созидательную деятельность.
В одном из первых советских лагерей, Соловецком, таких инициатив заключенных было особенно много. Так, в 1925-1937 годах там действовало "Соловецкое общество краеведения", посылавшее отчеты в Центральное бюро краеведения и Академию наук.
Один из его членов, Алексей Вангенгейм, также инициатор создания и первый председатель Гидрометеорологического комитета СССР, писал домой в 1934 году с первыми сомнениями: "Обращение к тов. Сталину, к Кагановичу, Калинину, заявление в приезжавшую Комиссию — пока безрезультатны. Тревога невольная в душе, что правда никому не нужна. Невольно подкрадываются ужаснейшие сомнения. Пока я их гоню".
9 октября 1937 года Алексей Феодосьевич был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение менее месяца спустя в урочище Сандармох, в Карелии».
    Блогера «
holera_ham» я знаю. В моей ленте ЖЖ иногда натыкаюсь на его посты. По уровню антикоммунистического и антисоветского накала они даже не за гранью разумного, они похожи на записки маньяка. Впрочем, добрая половина людей моего поколения такие же, а этот блогер мой ровесник. Это последствия контузии, полученной в результате представления СССР периода Хрущева и Брежнева социалистическим государством, а их КПСС – коммунистической партией. Если тот социализм и тех коммунистов воспринимать как социализм и коммунистов, то точно можно стать маньяком-антикоммунистом.
Но ладно, приступим к судьбе профессора Вангенгейма. К фантастической судьбе «жертвы режима», как она представлена деятелями из «Мемориала». Начнем эту историю не с начала и не с конца, с середины. Будем пользоваться материалом, представленным в книге «Алексей Феодосьевич Вангенгейм: возвращение имени».  И спонсоры у этой книги есть: «Печатается при финансовой поддержке РосГидроМетеоцентра и РАО ЕЭС»
    Итак, «соловецкий расстрел». В книге о Вангенгейме выложено о нем два документа.
Первый за подписью Ежова:  «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. Экз.№ 1.
              Нач. УНКВД Ленинградской области Комиссару госуд. Безопасности
             1 ранга т. Заковскому
             г. Ленинград…»
  Читатель, знакомый с географией СССР хотя бы на уровне школьной программы на «троечку», сразу задаст закономерный вопрос: «Петр Григорьевич, а почему вы «соловецкий расстрел» притянули к начальнику УНКВД Ленинградской области? Где Соловки и где Ленинградская область?».
   Да я-то здесь причем? Я-то прекрасно знаю, что Соловки находятся в Архангельской области, а в 1937 году – эта область входила в Северный край, и начальник УНКВД Ленинградской области имел к Северному краю такое же отношение, как и к Хабаровскому, т.е., никакое.  Но ведь это ДОКУМЕНТ! Давайте его читать дальше: «…В соответствии с моим приказом №00447 (разослан начальникам УНКВД) – ПРИКАЗЫВАЮ:…»
  Понятно, что сам комиссар госбезопасности 1 ранга Заковский, получив приказ наркома НКВД №00447, касающийся всех начальников УНКВД (и даже НКВД Республик), не мог догадаться, что он разослан всем адресатам. И, дабы предупредить вопрос Заковского наркому: а ты, алкаш Ежов, приказ свой разослал всем начальникам УНКВД, не забыл, или только мне отправил? – нарком о рассылке ставит Заковского в известность.
«…1. С 25-го августа начать и в 2-х месячный срок закончить операцию по репрессированию наиболее активных контр-революционных элементов, содержащихся в тюрьмах ГУГБ, осужденных за шпионскую, диверсионную, террористическую, повстанческую и бандитскую деятельность, а также осужденных членов антисоветских партий (троцкистов, эсеров, грузмеков, дашнаков, иттихатистов, муссаватистов и т.д.) и прочих контрреволюционеров, ведущих в тюрьмах ГУГБ активную антисоветскую работу.
  В Соловецкой тюрьме ГУГБ репрессированию подвергнуть также бандитов и уголовные элементы, ведущих в тюрьме преступную работу…».
    Нет, на то, что в тюрьмах ГУГБ до приказа №00447 все контрреволюционеры могли хором петь «Боже, царя храни», скандировать «Сталин- Чикатило! Ленин – шпион!», а бандиты и уголовники грабили, резали надзирателей  и никому ничего за это не было (нарком же не приказывал еще их трогать) – это ладно. Этот беспредел контриков и бандитов, творимый в местах заключения, мы из приказа №00447 еще видим.
   Здесь другое. А какое отношение вообще имел начальник УНКВД Ленинградской области к тюрьмам ГУГБ? Тюрьмы и все сотрудники НКВД, работавшие в этих тюрьмах, подчинялись не начальникам УНКВД областей и краев, а Управлению тюрем ГУГБ НКВД СССР. Заковский без разрешения начальника тюрьмы даже в тюрьму с экскурсией зайти не мог. А содержащихся во Владимирской тюрьме ГУГБ тоже Заковский должен был репрессировать? Или ему только Соловки выделили?
«2. Все перечисленные контингенты после рассмотрения их дел на Тройках при УНКВД подлежат расстрелу…»
  Как все? А в приказе 00447 – не все, часть – 10 лет лагерей. Сам нарком наплевал на свой приказ? И дела не на Тройках рассматривают! На тройках с бубенцами гимназисток румяных катают! «…после рассмотрения дел Тройками при УНКВД» писать правильно. Набрали в контору неучей!

      Стоп. А что, в Ленинградском УНКВД у Заковского было несколько Троек НКВД? Почему во множественном числе они в приказе Ежова, если данный приказ адресован только одному Заковскому?
  «3. Вам для Соловецкой тюрьмы утверждается для репрессирования 1200 человек».
  Помните старый фильм «Где находится нофелет»?  У меня такой же вопрос к тем, кто сочинял эту хрень: где находится НОФЕЛЕТ? Т.е., Соловецкая тюрьма? Какое отношение к тюрьме, находящейся в регионе ответственности УНКВД Северного края, имел начальник УНКВД Ленинградской области? Тем более, что даже к УНКВД Северного края эта тюрьма не относилась никаким боком, Соловецкая тюрьма особого назначения (СТОН) находилась в ведомстве Управления тюрем ГУГБ НКВД, была заведением центрального подчинения.
   Ладно. Черт с ним, с этим «нофелетом». Раз Родина приказала соловецких узников перебить из нагана Заковскому, то нужно исполнять. Но читаем докУмент дальше:
«4. Установить следующий порядок рассмотрения дел репрессируемых:
Начальники тюрем ГУГБ, на основании материалов оперативного учета и личных дел составляют на каждого подлежащего репрессированию подробную справку с указанием…»
Можно, я закончу с этим «нофелетом»? Сил больше нет… удивляться. Мало того, что лимит выделили Заковскому, а решать – кого репрессировать, должны начальники тюрем… Это мелочи. Другое важно, если бы этот документ писался до 60-х годов прошлого века, то пункт звучал бы так: «Начальники тюрем ГУГБ, на основании материалов агентурных дел и личных дел…».
  То, что с 60-х годов стало называться делами оперативного учета (сегодня в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» у них такое же название), в 30-е годы называлось агентурными делами…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 3. (часть 4)

   Мне много довелось за свою жизнь работать с прокурорами, и, как бы их не любила часть публики, мнение о прокурорских работниках, о подавляющем большинстве их, как о профессионалах, у меня однозначно положительное. Разные люди есть в прокуратуре, но дураков не очень много.
   Только прокуратуры бывают разные. Обычная районная прокуратура – там работа не сахар, там завал дел, даже после того, как следствие полностью в СК ушло, надзорки -горы. Напряженная работа требует высокого профессионального уровня.
   Другое дело – военная прокуратура. Особенно времен СССР. Зарплаты выше, чем у пахарей на земле, а дел – кто наплакал. Чуть не в карты между собой разыгрывали одно дело, которое у них раз в месяц появлялось. Шланги. Отсюда и уровень профессионализма.
    Еще в книге о Берии я писал об одном из авторов исследований о нем, бывшем военном прокуроре Сухомлинове – удивительный баклан. Это он в читательские массы вбросил чепуху о том, что Берию застрелили до суда. Почему он так решил? Потому что в следственном деле не было фотографии Лаврентия Павловича и при аресте он не был сфотографирован и дактилоскопирован. Но даже это ерунда. Сухомлинов написал в книге «Кто вы, Лаврентий Берия?», что следствие должно было ему вменить убийство Троцкого, а Прокурор СССР Руденко не имел права брать в свое производство дело Берии.
     Это днище. Прокурорский работник даже не догадывается, что он, написав книгу с такой чушью, сам себя на всеобщее посмешище выставил.
  Но то, что клоуны из ГВП натворили по расстрелу поляков, даже на фоне Сухомлинова выглядит анекдотом.  Они умудрились возбудить уголовное дело по факту расстрела поляков по ст.110 УК РСФСР от 1926 года. По статье недействующего Уголовного Кодекса!!!
К слову, почти все, кто поверил Сухомлинову насчет убийства Берии до суда, одновременно не верят в расстрел поляков сотрудниками НКВД. Вот вам цитата:
«Но особенно характерен пример с расстрелом польских офицеров в 1940 году. Печально знаменитая Катынская трагедия. Она также не вошла в обвинение Берия, хотя эта акция проводилась при его непосредственном участии. Но интересно другое. Расстрелу польских офицеров предшествовало специальное обсуждение этого вопроса руководством страны. И там неожиданно обнаруживается даже письменное согласие и целый набор автографов: Сталин, Молотов, Ворошилов, Микоян.
Однако здесь надо отметить, что в 1953 году у нас еще действовала историческая фальшивка, успешно прошедшая даже через Нюрнбергский процесс, о том, что виновниками Катынской трагедии были вовсе не мы, а немцы. К такому выводу еще в годы войны пришла специальная правительственная комиссия, в составе которой были писатель А. Толстой, академик Н. Бурденко и другие авторитетные люди. Позже, уже в наши дни, все встало на свои места».
     Это из той же книги «Кто вы, Лаврентий Берия?».  Кушайте, только не обляпайтесь, как говорится…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 3. (часть 3)

А какую цель преследовала ГВП, возбудив уголовное дело по факту расстрела в Катыни поляков? В целях установления истины? Извините, в целях установления истины уголовные дела не возбуждаются. Конечная цель уголовного преследования – приговор виновным в совершении преступления. Но ведь еще до возбуждения дела в ГВП знали, что Берия, Меркулов и Баштаков, которые вынесли, якобы, приговоры полякам, чекисты, которым вменялось исполнение приговора – мертвы. Уже умерли. И давно.
   Ну ладно, сразу не выяснили, что тех, кого хотели назвать преступниками, уже мертвы. Но все-таки выяснили. Через 14 лет после возбуждения уголовного дела! 14 лет велось производство по уголовному делу, которое, согласно УПК даже никто не имел права возбуждать, в связи со смертями подозреваемых. 14 лет шло следствие! Представляете! 14 лет! В конце концов, его прекратили в связи со смертями подозреваемых в 2004 году.
  Явно же, целью этой бодяги было не привлечение виновных к уголовной ответственности.  А это, извините, еще одна статья УК РФ – «Злоупотребление», по которой нужно самих деятелей из ГВП привлекать к уголовной ответственности. Вести расследование в каких-то других целях, отличных от целей предания преступников суду – это преступление. Явное.
  Но самое интересное в этой истории – не позиции польской и российской сторон. Здесь есть еще одна сторона, которая хранит загадочное молчание, делает вид, что она вообще не при делах.
     В 1951 году, после начала войны в Корее, когда отношения СССР и США дошли, фактически, до прямого военного столкновения (в Корее основную часть «миротворческого» контингента ООН составляли части армии США, а громили американскую авиацию советские летчики. И особо даже не скрывалось, что за штурвалами МИГов сидят советские пилоты)  Конгресс США образовал комиссию по расследованию обстоятельств расстрела поляков в Катыни. И эта Комиссия объявила СССР виновным в расстреле.
   Почему-то после смерти И.В.Сталина эта тема больше не торпедировалась. Всплыла только во время Перестройки, когда в 1987 году была образована советско-польская комиссия по изучению истории двух стран. Изучила комиссия историю. Результатом изучения стала антирусская политика Польши и вступление ее в НАТО.
Американцы же делают вид, что они не при делах… Хотя, чего их винить, если наши мудрецы сами хотели вступить в НАТО.  «Партнерство ради мира» помните?
Тактика была такая: всё признаем и во всем покаемся, нас простят, будут считать цивилизованными и миролюбивыми, примут в семью европейских народов равноправными партнерами.
  Поэтому все материалы уголовного дела по Катыни, кроме каких-то секретных (я так и не могу понять, что там еще может быть секретным), после его прекращения передали полякам. А в этих материалах собраны доказательства вины советского руководства.
  Поляки обрадовались и пляшут от радости. Только вот в чем фишка, все доказательства в любом уголовном деле, пока их не рассмотрит суд – ничего не значат. Тем более, доказательства, которые собирались следователями, заранее знавшими, что никакого суда не будет – подозреваемые мертвы…

Мои твиты

Мои твиты

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 39)

   …Серега Тюпин, к тому времени  уже назначенный заместителем начальника ГУБК по вопросам международного сотрудничества (он буквально за три месяца эту полудохлую службу сумел оживить), взял отпуск на несколько дней и приехал во Владивосток перевезти вещи.
-Мою квартиру Рябову?! Я в ней сам ремонт делал, ее закупили по дешевке разбомбленную! Я ее щас всю расхерачу. Григорьич, ты только не въеби ему!  Посадят. Мне вот-вот обещают оперативную таможню, я тебя первым замом к себе заберу. Дотерпи.
     Я не дотерпел. В таможню пришел заместитель надзирающего прокурора. Сразу ко мне в кабинет зашел, разделся, я налил ему кофе. Он сказал, что намечается прокурорская проверка ДВОТ, сейчас пойдет к Мурашко, согласует порядок ее проведения.
   Здесь в кабинет забегает оперативный дежурный с двумя охранниками и просит прокурорского либо покинуть ДВОТ, либо предъявить предписание о проведении проверки. Тот абсолютно изумлен:
-Да я пока без предписания, хотел просто по доброму с проверкой определиться…
     Меня вызывают к Мурашко. В кабинете вся его жополижущая кодла. Мне вопрос:
-Что у тебя делал прокурорский?
-Да мы просто давно друг друга знаем, он зашел ко мне раздеться, потом хотел к вам идти, обговорить насчет проверки.
-Мы с прокуратурой воюем, а Балаев с ними дружбу водит!...   – понеслось говно по трубам.
-Товарищ генерал, иди ты на хуй! – я хлопнул дверью и ушел к себе в кабинет. Сразу набрал номер заместителя начальника Центральной оперативной таможни Романа Евгеньевича Балашова, с которым познакомился во время проверок, когда он еще был начальником отдела в ГУБК:
-Рома, у вас там вакансия для меня найдется?
-Решился все-таки? Прямо сейчас иду к Барабанову (начальник ЦОТ), перезвоню…
-Петруха, Смоленская и Тверская таможня. Смоленск – граница, Тверь – там потоки интереснее. Смоленская больше, Тверь к Москве ближе. В Смоленске вакансия примерно через месяц, в Твери уже есть. Куда хочешь?
-Рома, да мне плевать. Чем быстрее, тем лучше.
-Пиши заявление на зама Тверской таможни, по факсу мне сбрасывай сразу, Барабанов сказал прямо сейчас тебя начать оформлять.
   Позвонил и Тюпину:
-Владимирович, прости, не дотерпел.
-Въебал?
-Нет, в ЦТУ буду переводиться. Я уже на грани терпения.
-К Балашову и Барабанову? Давай. Они нормальные…

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 38)

… Я писал, как комиссия ДВОТ, проверяя работу у меня за тот же период, за который проверяла комиссия УТРД, признала работу правоохранительных подразделений Владивостокской таможни неудовлетворительной.  И щедро насыпала взысканий мне и моим подчиненным. Это не последняя такая проверка была.
       Те, кто занимался расследованием, знают, как это делается. Берется любое административное или уголовное дело, и проверяющий тупо пишет справку, что расследование не проведено в полном объеме, не допрошены те то лица, не приобщена весьма важная макулатура и т.п.. Объясняйся, что допрашивать коней смысла нет, а макулатурой лучше печку топить – не поможет.
    А у меня еще Морской отдел был, три таможенных судна, еще и СОБР, 50 человек, который весь регион обслуживал, 15 кинологов – было до чего докопаться.
      При нормальной ситуации проверки – раз в год, у меня они каждый месяц были.  Особо «ценного» ничего не находили, но по каждой мелочи, которая и нарушением не является, назначались служебные проверки. Кстати, сами служебные проверки почти всегда пшиком заканчивались, но людей это нервировало и от работы отвлекало.
      Ну и ты, как начальник, перед своими подчиненными чувствуешь себя весьма неловко. Ты со своим руководством в конфликте, а шишки на твоих сотрудников падают.
    И уйти сразу не можешь – своего жилья нет, из служебной квартиры выселят с семьей на улицу. Нужно время найти варианты с работой и жильем.
     Работу предлагали, и не раз. Например, заместителем генерального директора Рыбного порта по вопросам работы с таможней. Я отвечал отказами:
-Вы представляете уровень проблем, которые я за собой к вам притащу? У меня достаточно недругов, чтобы вас проверками затрахали. Вы проклянете тот день, когда меня на работу взяли.
   Опять вызывает к себе Мурашко:
-Петр Григорьевич, Никитин  должность начальника ОБЭТП не тянет, а отдел важный, как ты понимаешь. На нем вся сухопутная граница. Ты китайскую границу знаешь, опыт у тебя есть. Должность по рангу равна должности заместителя начальника Владивостокской таможни.
-Сергей Николаевич, у меня служебная квартира от Владивостокской таможни. Меня выселят из нее, если в ДВОТ перейду.
-Твой друг Тюпин переводится в Москву, в ГУБК, его однокомнатную служебную тебе отдам. Согласен?
        Выбирать не приходилось. Через месяц после перевода в ДВОТ я получил уведомление из Владивостокской таможни о необходимости освободить служебную квартиру, а вопрос со служебной квартирой  ДВОТ никак почему-то не решался.
    Заходит ко мне в кабинет зам Мурашко по тылу:
-Петр Григорьевич, а у нас Валентин Георгиевич Рябов, оказывается, бездомный!
-???
-Квартира, в которой он живет, и загородный дом, оформлены не на него. И Сергей Николаевич служебную квартиру Тюпина, которую вам обещал, отдал Рябову.
-Два пидараса.
     У меня в кабинете как раз сидела начальник оперативно-аналитического отдела, любимица Мурашко. Но я очень сильно удивленный такой подлостью не сдержался…