Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 3. (часть 4)

   Мне много довелось за свою жизнь работать с прокурорами, и, как бы их не любила часть публики, мнение о прокурорских работниках, о подавляющем большинстве их, как о профессионалах, у меня однозначно положительное. Разные люди есть в прокуратуре, но дураков не очень много.
   Только прокуратуры бывают разные. Обычная районная прокуратура – там работа не сахар, там завал дел, даже после того, как следствие полностью в СК ушло, надзорки -горы. Напряженная работа требует высокого профессионального уровня.
   Другое дело – военная прокуратура. Особенно времен СССР. Зарплаты выше, чем у пахарей на земле, а дел – кто наплакал. Чуть не в карты между собой разыгрывали одно дело, которое у них раз в месяц появлялось. Шланги. Отсюда и уровень профессионализма.
    Еще в книге о Берии я писал об одном из авторов исследований о нем, бывшем военном прокуроре Сухомлинове – удивительный баклан. Это он в читательские массы вбросил чепуху о том, что Берию застрелили до суда. Почему он так решил? Потому что в следственном деле не было фотографии Лаврентия Павловича и при аресте он не был сфотографирован и дактилоскопирован. Но даже это ерунда. Сухомлинов написал в книге «Кто вы, Лаврентий Берия?», что следствие должно было ему вменить убийство Троцкого, а Прокурор СССР Руденко не имел права брать в свое производство дело Берии.
     Это днище. Прокурорский работник даже не догадывается, что он, написав книгу с такой чушью, сам себя на всеобщее посмешище выставил.
  Но то, что клоуны из ГВП натворили по расстрелу поляков, даже на фоне Сухомлинова выглядит анекдотом.  Они умудрились возбудить уголовное дело по факту расстрела поляков по ст.110 УК РСФСР от 1926 года. По статье недействующего Уголовного Кодекса!!!
К слову, почти все, кто поверил Сухомлинову насчет убийства Берии до суда, одновременно не верят в расстрел поляков сотрудниками НКВД. Вот вам цитата:
«Но особенно характерен пример с расстрелом польских офицеров в 1940 году. Печально знаменитая Катынская трагедия. Она также не вошла в обвинение Берия, хотя эта акция проводилась при его непосредственном участии. Но интересно другое. Расстрелу польских офицеров предшествовало специальное обсуждение этого вопроса руководством страны. И там неожиданно обнаруживается даже письменное согласие и целый набор автографов: Сталин, Молотов, Ворошилов, Микоян.
Однако здесь надо отметить, что в 1953 году у нас еще действовала историческая фальшивка, успешно прошедшая даже через Нюрнбергский процесс, о том, что виновниками Катынской трагедии были вовсе не мы, а немцы. К такому выводу еще в годы войны пришла специальная правительственная комиссия, в составе которой были писатель А. Толстой, академик Н. Бурденко и другие авторитетные люди. Позже, уже в наши дни, все встало на свои места».
     Это из той же книги «Кто вы, Лаврентий Берия?».  Кушайте, только не обляпайтесь, как говорится…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 3. (часть 3)

А какую цель преследовала ГВП, возбудив уголовное дело по факту расстрела в Катыни поляков? В целях установления истины? Извините, в целях установления истины уголовные дела не возбуждаются. Конечная цель уголовного преследования – приговор виновным в совершении преступления. Но ведь еще до возбуждения дела в ГВП знали, что Берия, Меркулов и Баштаков, которые вынесли, якобы, приговоры полякам, чекисты, которым вменялось исполнение приговора – мертвы. Уже умерли. И давно.
   Ну ладно, сразу не выяснили, что тех, кого хотели назвать преступниками, уже мертвы. Но все-таки выяснили. Через 14 лет после возбуждения уголовного дела! 14 лет велось производство по уголовному делу, которое, согласно УПК даже никто не имел права возбуждать, в связи со смертями подозреваемых. 14 лет шло следствие! Представляете! 14 лет! В конце концов, его прекратили в связи со смертями подозреваемых в 2004 году.
  Явно же, целью этой бодяги было не привлечение виновных к уголовной ответственности.  А это, извините, еще одна статья УК РФ – «Злоупотребление», по которой нужно самих деятелей из ГВП привлекать к уголовной ответственности. Вести расследование в каких-то других целях, отличных от целей предания преступников суду – это преступление. Явное.
  Но самое интересное в этой истории – не позиции польской и российской сторон. Здесь есть еще одна сторона, которая хранит загадочное молчание, делает вид, что она вообще не при делах.
     В 1951 году, после начала войны в Корее, когда отношения СССР и США дошли, фактически, до прямого военного столкновения (в Корее основную часть «миротворческого» контингента ООН составляли части армии США, а громили американскую авиацию советские летчики. И особо даже не скрывалось, что за штурвалами МИГов сидят советские пилоты)  Конгресс США образовал комиссию по расследованию обстоятельств расстрела поляков в Катыни. И эта Комиссия объявила СССР виновным в расстреле.
   Почему-то после смерти И.В.Сталина эта тема больше не торпедировалась. Всплыла только во время Перестройки, когда в 1987 году была образована советско-польская комиссия по изучению истории двух стран. Изучила комиссия историю. Результатом изучения стала антирусская политика Польши и вступление ее в НАТО.
Американцы же делают вид, что они не при делах… Хотя, чего их винить, если наши мудрецы сами хотели вступить в НАТО.  «Партнерство ради мира» помните?
Тактика была такая: всё признаем и во всем покаемся, нас простят, будут считать цивилизованными и миролюбивыми, примут в семью европейских народов равноправными партнерами.
  Поэтому все материалы уголовного дела по Катыни, кроме каких-то секретных (я так и не могу понять, что там еще может быть секретным), после его прекращения передали полякам. А в этих материалах собраны доказательства вины советского руководства.
  Поляки обрадовались и пляшут от радости. Только вот в чем фишка, все доказательства в любом уголовном деле, пока их не рассмотрит суд – ничего не значат. Тем более, доказательства, которые собирались следователями, заранее знавшими, что никакого суда не будет – подозреваемые мертвы…

Мои твиты

Мои твиты

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 39)

   …Серега Тюпин, к тому времени  уже назначенный заместителем начальника ГУБК по вопросам международного сотрудничества (он буквально за три месяца эту полудохлую службу сумел оживить), взял отпуск на несколько дней и приехал во Владивосток перевезти вещи.
-Мою квартиру Рябову?! Я в ней сам ремонт делал, ее закупили по дешевке разбомбленную! Я ее щас всю расхерачу. Григорьич, ты только не въеби ему!  Посадят. Мне вот-вот обещают оперативную таможню, я тебя первым замом к себе заберу. Дотерпи.
     Я не дотерпел. В таможню пришел заместитель надзирающего прокурора. Сразу ко мне в кабинет зашел, разделся, я налил ему кофе. Он сказал, что намечается прокурорская проверка ДВОТ, сейчас пойдет к Мурашко, согласует порядок ее проведения.
   Здесь в кабинет забегает оперативный дежурный с двумя охранниками и просит прокурорского либо покинуть ДВОТ, либо предъявить предписание о проведении проверки. Тот абсолютно изумлен:
-Да я пока без предписания, хотел просто по доброму с проверкой определиться…
     Меня вызывают к Мурашко. В кабинете вся его жополижущая кодла. Мне вопрос:
-Что у тебя делал прокурорский?
-Да мы просто давно друг друга знаем, он зашел ко мне раздеться, потом хотел к вам идти, обговорить насчет проверки.
-Мы с прокуратурой воюем, а Балаев с ними дружбу водит!...   – понеслось говно по трубам.
-Товарищ генерал, иди ты на хуй! – я хлопнул дверью и ушел к себе в кабинет. Сразу набрал номер заместителя начальника Центральной оперативной таможни Романа Евгеньевича Балашова, с которым познакомился во время проверок, когда он еще был начальником отдела в ГУБК:
-Рома, у вас там вакансия для меня найдется?
-Решился все-таки? Прямо сейчас иду к Барабанову (начальник ЦОТ), перезвоню…
-Петруха, Смоленская и Тверская таможня. Смоленск – граница, Тверь – там потоки интереснее. Смоленская больше, Тверь к Москве ближе. В Смоленске вакансия примерно через месяц, в Твери уже есть. Куда хочешь?
-Рома, да мне плевать. Чем быстрее, тем лучше.
-Пиши заявление на зама Тверской таможни, по факсу мне сбрасывай сразу, Барабанов сказал прямо сейчас тебя начать оформлять.
   Позвонил и Тюпину:
-Владимирович, прости, не дотерпел.
-Въебал?
-Нет, в ЦТУ буду переводиться. Я уже на грани терпения.
-К Балашову и Барабанову? Давай. Они нормальные…

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 38)

… Я писал, как комиссия ДВОТ, проверяя работу у меня за тот же период, за который проверяла комиссия УТРД, признала работу правоохранительных подразделений Владивостокской таможни неудовлетворительной.  И щедро насыпала взысканий мне и моим подчиненным. Это не последняя такая проверка была.
       Те, кто занимался расследованием, знают, как это делается. Берется любое административное или уголовное дело, и проверяющий тупо пишет справку, что расследование не проведено в полном объеме, не допрошены те то лица, не приобщена весьма важная макулатура и т.п.. Объясняйся, что допрашивать коней смысла нет, а макулатурой лучше печку топить – не поможет.
    А у меня еще Морской отдел был, три таможенных судна, еще и СОБР, 50 человек, который весь регион обслуживал, 15 кинологов – было до чего докопаться.
      При нормальной ситуации проверки – раз в год, у меня они каждый месяц были.  Особо «ценного» ничего не находили, но по каждой мелочи, которая и нарушением не является, назначались служебные проверки. Кстати, сами служебные проверки почти всегда пшиком заканчивались, но людей это нервировало и от работы отвлекало.
      Ну и ты, как начальник, перед своими подчиненными чувствуешь себя весьма неловко. Ты со своим руководством в конфликте, а шишки на твоих сотрудников падают.
    И уйти сразу не можешь – своего жилья нет, из служебной квартиры выселят с семьей на улицу. Нужно время найти варианты с работой и жильем.
     Работу предлагали, и не раз. Например, заместителем генерального директора Рыбного порта по вопросам работы с таможней. Я отвечал отказами:
-Вы представляете уровень проблем, которые я за собой к вам притащу? У меня достаточно недругов, чтобы вас проверками затрахали. Вы проклянете тот день, когда меня на работу взяли.
   Опять вызывает к себе Мурашко:
-Петр Григорьевич, Никитин  должность начальника ОБЭТП не тянет, а отдел важный, как ты понимаешь. На нем вся сухопутная граница. Ты китайскую границу знаешь, опыт у тебя есть. Должность по рангу равна должности заместителя начальника Владивостокской таможни.
-Сергей Николаевич, у меня служебная квартира от Владивостокской таможни. Меня выселят из нее, если в ДВОТ перейду.
-Твой друг Тюпин переводится в Москву, в ГУБК, его однокомнатную служебную тебе отдам. Согласен?
        Выбирать не приходилось. Через месяц после перевода в ДВОТ я получил уведомление из Владивостокской таможни о необходимости освободить служебную квартиру, а вопрос со служебной квартирой  ДВОТ никак почему-то не решался.
    Заходит ко мне в кабинет зам Мурашко по тылу:
-Петр Григорьевич, а у нас Валентин Георгиевич Рябов, оказывается, бездомный!
-???
-Квартира, в которой он живет, и загородный дом, оформлены не на него. И Сергей Николаевич служебную квартиру Тюпина, которую вам обещал, отдал Рябову.
-Два пидараса.
     У меня в кабинете как раз сидела начальник оперативно-аналитического отдела, любимица Мурашко. Но я очень сильно удивленный такой подлостью не сдержался…

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 36)

…Да, едва не забыл одну деталь…  К слову, я описываю не вчерашние события, где-то у меня вполне могут быть неточности по датам и персоналиям, прошу это понять.
    Так вот, после того, как мне и дознавателю влепили по выговору после проверки ДВОТ по поводу проведения осмотра места происшествия раньше регистрации рапорта об обнаружении признаков преступления, мы собирались наше взыскание обжаловать. Но не успели. Пришло указание за подписью заместителя Руководителя ФТС Завражного о том, чтобы не допускать проведение осмотров места происшествия до регистрации рапорта в КУСП.  Готовила указание служба Кизлыка.
      Т.е., эти деятели на полном серьезе считали, что если сотрудник правоохранительного органа попал на место совершения преступления, то первое, что он должен был делать, это не предпринимать меры по фиксации следов преступления и сохранению улик и вещдоков, а писать рапорт, потом его регистрировать. У них даже не появилась в голове мысля, что преступление может быть совершено в месте, весьма сильно отдаленном от дежурки, в которой лежала КУСП, да еще у каждого сотрудника должен быть телефон спутниковой связи, чтобы гарантировано дозвониться до дежурного.
     Начальником отдела дознания у меня тогда был Юрий Александрович Стрельников, я его вызвал к себе и показал это указание. Юра был сильно удивлен, мягко говоря. Одно дело, наши проверяющие из ДВОТ, которые про уголовные дела читали только в УК и в УПК, а живых их никогда не видели и даже никогда никого не допрашивали, другое дело – Кизлык.
    Позднее я выяснил, двотовские кони, ожидая, что я по поводу проверки подниму бучу, написали в УТРД портянку о том, что уголовное производство начинается с момента регистрации сообщения о преступлении, поэтому все действия до того момента нужно считать незаконными, привели в качестве примера случай во Владивостокской таможне. Кизлык отписал это письмо из ДВОТ какому-то умнику из службы организации дознания в УТРД, тот подготовил проект указания в соответствии с этим письмом…
     Получился настоящий натюрморт. Комиссия УТРД, проведя у меня проверку, никаких нарушений в регистрации сообщений о преступлениях не выявила. Комиссия ДВОТ, проверив то же самое, выявила нарушение. Когда я об этом сообщил председателю комиссии УТРД, та начала возмущаться, возмущался и сам Кизлык. И здесь же он подписывает указание, согласно которому его же комиссия и он сам выглядят, так скажем, некомпетентными лицами, которые проглядели у меня серьезнейший косяк.
     Кажется, мой дознаватель, который до таможни прошел все тернии  до звезд, огни салютов, святую воду и медные саксафоны в милицейском следствии, был прав, когда сказал:
-Кибздык он, а не Кизлык.
-Юра, может мы с тобой что-то неправильно понимаем?
-Да-да, и мы неправильно понимаем, и прокурор неправильно понимает, только Дима Шевелев и Кибздык правильно всё понимают.
-Кизлык тоже прокурором был.
-Григорьич, Шевелев на пенсии всем будет рассказывать, что он расследованием преступлений в целом таможенном управлении руководил… Ты уверен, что Кибздык в прокуратуре не был таким же, как Шевелев?
    Когда я сейчас читаю постановление о возбуждении УД в отношении Кизлыка, в нем вижу, как товарищ генерал решил, что если жена посла, совершая преступление, была очень взволнована, поэтому ее к уголовной ответственности привлекать нельзя…
      Если на любого идиота надеть форму генерала, то окружающие идиотское выражение лица будут воспринимать, как отражение кипения мыслительного процесса в черепе под генеральской фуражкой…

Немного дополню о Завражном И.А. Почему он подписал этот документ? Когда через тебя проходят каждый день несколько сотен документов,  требующих твоей подписи, то ты не в состоянии досконально разбираться с каждой бумажкой, ошибки, грамматику ты не пропустишь (да с ними тебе помощник или секретарь принести документ не рискнут), но подноготную каждого документа у тебя реально нет времени разбирать.