Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.






Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 2202 2005 3594 6089.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 7 "Здесь рыбы нет!" (часть 17)

А некоторым и медицина уже не поможет. Только что-нибудь волшебное. Волшебная палочка. Только ее нужно экспроприировать у «Мемориала», у них она точно есть, я точно это знаю.

  В начале 90-х в пригороде Владивостока, в районе станции Седанка, на пустыре, эти деятели поставили памятный знак, на котором зубилом было выбито, что там захоронены жертвы сталинских репрессий. Потом еще и стеллу поставили. Народ меж собой погундел-погундел о том, что там как раз во время Гражданской войны находился концлагерь, организованный белогвардейцами и интервентами, да всё как-то успокоилось и забылось. Сам по себе народ может только на кухнях гундеть, его же организовывать нужно. А организовывать его некому было. Точнее, было кому, ведь во Владивостоке действовал райком КПРФ. Как в фильме «Подпольный обком (только райком – авт.) действует». Правда, действовал не подпольно, а легально, бился изо всех сил за власть, т.е., за депутатские места в краевой и городской думах, на мелочи, на эти памятные камни, не отвлекался. Время шло и сам местный «Мемориал» потихоньку потерял интерес к своим камням, от стеллы даже табличку с надписью кто-то когда-то отбил и куда-то унес, так она и стояла непонятной пирамидой, никому не нужная.

  А в декабре 2009 года через тот пустырь начали тянуть трассу, Владивосток готовился к саммиту АТЭС, при прокладке трассы строители наткнулись на кости. Тут-то и началось оживление. Набежала толпа правозащитников и поисковиков-мародеров: «Не дадим надругаться над прахом невинных жертв!».  Прах выкопали. С сайта «Мемориала» «Виртуальный музей ГУЛАГа» (я специально буду оттуда цитировать, с их ресурса, чтобы было наглядней): «Из справки предварительного осмотра места захоронения, проведенного независимыми экспертами - отрядом "АвиаПоиск": "Срез почвы строительных шурфов на глубине 50 см насыщен плотно утрамбованными скелетированными человеческими останками. Характер расположения скелетов имеет беспорядочную форму. Скелеты лежат друг на друге в различных позах. В ямах и грунтовых срезах, а также на поверхности ям и прилегающем к ямам горизонтальном срезе обнаружено большое количество остатков женской и мужской обуви, металлические кружки и алюминиевые миски". Лидеры общественных организаций Приморья ("Мемориал", "АвиаПоиск", "Русское Географическое общество", "Общество изучения Амурского края") обратились к мэру Владивостока с просьбой взять под контроль перезахоронение останков, обнаруженных при строительстве дороги. Во Владивостоке была создана рабочая группа по перезахоронению останков. В мае - июне 2010 была проведена эксгумация останков. За это время волонтеры из числа членов поискового отряда "Авиапоиск", студентов Дальневосточного госуниверситета и Владивостокского государственного медицинского университета обнаружили на месте захоронения 495 черепов, большая часть которых имела следы насильственной смерти (пулевые отверстия). В середине июля эксперты "Приморского краевого бюро судебно-медицинской экспертизы" подтвердили, что найденные останки принадлежат жертвам политических репрессий. Согласно проведенной экспертизе, костные останки, большинство из которых принадлежат мужчинам в возрасте от 25 до 35 лет, пролежали в земле более 50, но менее 100 лет. Смерть людей наступила в результате огнестрельного ранения пулями калибра 9 мм в голову. По мнению историков и краеведов, численность захороненных в этом месте жертв политических репрессий может быть значительно больше обнаруженных 495 останков и достигать нескольких тысяч человек, однако поисковые работы были ограничены участком 200 на 150 метров».

   Прикольно натянута сова на глобус, правда? Мне очень хотелось бы увидеть этот акт экспертизы, в котором написано: «костные останки принадлежат жертвам политических репрессий». Но увидеть такое невозможно, потому что эксперты такого в актах и заключениях не пишут, это все-равно, что «смерть наступила в результате преднамеренного, спланированного убийства». Да из самого текста цитаты видно, что эксперты установили: останкам от 50 до 100 лет, смерть – от огнестрельного ранения 9 мм пулями. Всё. Вот из этого и сделали вывод – жертвы политических репрессий. А чьих репрессий? Да НКВД же расстрелял! Или вы думаете, что если на вооружении НКВД не было стрелкового 9-мм оружия, то не чекисты? Вы думаете, что немецкие пистолеты НКВД закупал только для расстрела поляков в Катыни? Вот он еще где кровавый след закупленных в Германии «Вальтеров»! Да вполне могли кровожадные чекисты закупить и в Японии револьверы, как раз до 1923 года в Японии выпускался револьвер «Type 26» калибра 9 мм, стоявший на вооружении армии микадо.

Обратили внимание на алюминиевую посуду? Какая-то странная привычка была у Владивостокских чекистов – выводить заключенных на расстрел с вещами, даже с тарелками и кружками. Хотя, не только у владивостокских, у иркутских, как мы видели, такие же порядки царили. Так вот, в гражданском обиходе алюминиевая посуда в СССР была в 30-е годы очень редка, развивалась авиация и «крылатого металла» даже для нее не хватало, а вот царская русская армия уже к началу ПМВ полностью отказалась от медной посуды (она тяжелая, неудобная потому в экипировке солдата) и перешла на алюминиевую. Правда, интересно?

Есть еще один момент. Во время Гражданской войны и сами белогвардейцы, и интервенты, американцы с японцами, в Приморье и во Владивостоке занимались тем, что можно назвать одним словом – резня. И как раз эти события укладываются в рамки, определенные экспертами – 100 лет. Но, конечно, расстреливать людей из 9-мм стрелкового оружия могли во Владивостоке только чекисты. Больше некому было, так ведь?

  Ладно, читаем дальше: «Найденные в ходе эксгумации останки были перезахоронены 3 ноября 2010 на северном участке Лесного кладбища г. Владивостока. Останки 495 человек общим весом около 3,5 тонн похоронили в 56 гробах в братской могиле».

   Прошу прощения, может быть кому-то покажется кощунственным, но вспоминается: «Пятнадцать человек на сундук мертвеца,
Йо-хи-хо, и бутылка рому!»

   Только не на сундук, а на гроб в этой истории. Но останки 495 человек захоронили. И на месте захоронения памятник установили, на нем кое- что написали, вот фотография:

{C}{C}{C}{C}{C}{C}
{C}{C}{C}

Хорошо надпись читается? Для ясности я еще опять из сайта «Виртуальный музей ГУЛАГа» процитирую: «На наклонной грани постамента закреплена мемориальная плита с текстом: "БЕЗЫМЯННЫМ ЖЕРТВАМ ЖЕСТКОГО 1937 ГОДА... / ЗДЕСЬ ПОКОЯТСЯ ОСТАНКИ БОЛЕЕ 5000 ЧЕЛОВЕК, НАЙДЕННЫЕ / ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ ДОРОГИ СЕДАНКА - ПАТРОКЛ В 2010 Г. / Над памятью не властны времена, / А жертвы на крови — они священны. / Расстрелянных, погибших имена / В России остаются незабвенны".

  Нашли останки 495 человек, впихнули их в 56 гробов, привезли на кладбище, закопали и вдруг оказалось, что 495 превратились в более 5000!

Господа «мемориальцы», вы что, с Гарри Поттером в одной школе волшебников учились, получили там волшебную палочку и теперь по всей России с ее помощью такие чудеса творите?..

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 7 "Здесь рыбы нет!" (часть 16)

Именно сейчас мне вспомнился знаменитый перестроечный фильм режиссера Тенгиза Абуладзе «Покаяние». Это как раз о 37-м годе. Я его сюжет процитирую из статьи о фильме в Википедии:
«В некоем городе хоронят бывшего городского главу Варлама Аравидзе. Утром его тело находят у богатого дома его сына Авеля. Тело снова хоронят, но на следующий день его опять выкапывают. Это повторяется каждый день. Оказывается, торжественные похороны не у всех вызывают печаль и скорбь.
У могилы Варлама Аравидзе выставляется засада, в которой участвует его внук Торнике. Когда неизвестный подходит к могиле Варлама Аравидзе, чтобы в очередной раз выкопать его тело, Торнике стреляет в неизвестного и ранит его. При задержании неизвестным оказывается женщина по имени Кетеван Баратели, которая является лучшим кондитером города. На суде она рассказывает историю своей семьи, о той роли, которую сыграл в её гибели Варлам Аравидзе.
Когда Кетеван было восемь лет, Варлам Аравидзе пришёл к власти в городе и по ложному доносу арестовал её отца-художника, а потом и её мать Нино. Также выяснилось, что во время правления Варлама Аравидзе в городе в ходе политических репрессий было репрессировано множество невиновных людей.
Потрясённый данным рассказом и непониманием своего отца Авеля Аравидзе, который пытался оправдать действия Варлама, Торнике кончает жизнь самоубийством. После этого Авель Аравидзе сам выкапывает тело своего отца из могилы и сбрасывает его со скал».
     Даже комментировать ничего не нужно, только хочется еще спросить у тех, кто верит в ужасы 37-го года: вы сами способны от этого «покаяния» очнуться или вам помощь медицины требуется?

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 7 "Здесь рыбы нет!" (часть 15)

      Кроме всего прочего, тут вот какой момент явно просматривается, когда мы читаем описания того, как производились расстрелы и захоронения: описания какие-то фантастически жуткие. Только представьте себе, маленького человечка с маленьким пистолетом в подвале, к нему тащат связанную жертву в пенсне, выстрел из маленького пистолета жертве в затылок, жертва падает на транспортер, его тело по ленте транспортера ползёт к окошку из расстрельного подвала и падает, уже безжизненное, в кузов грузовика. К маленькому человечку с маленьким пистолетом тащат следующую жертву… Фильм ужасов снимать можно. А история из иркутского «Мемориала», про Пивовариху, еще не самая фильмоужасная, еще погодите, будет еще хлеще.
    Такое впечатление, что сочинитель насмотрелся в конце 80-х в видео-салоне фильмов ужасов, а потом под их впечатлением, дома, запершись в темной комнате описывал свои фантазии, сидя за столом, освещенным тусклым светом настольной лампы.
      Причем, если бы даже кто-то хотел придумать более-менее реалистичное описание – не получилось бы. Обязательно вышел бы сценарий для ужастика, в любом случае. Ну невозможно иначе описать массовые расстрелы в мирное время граждан, не знавших, что их приговорили к расстрелу по секретному приговору секретного несудебного органа с его секретным составом в обстановке полной секретности, так, что об этих расстрелах стало известно только через полвека. Ради эксперимента, попробуйте сами сочинить что-нибудь более-менее реалистичное, даю вам гарантию – не получится.
     Впрочем, человек со здоровой психикой и не будет страдать подобным сочинительством.   Такое могут придумывать только люди с отклонениями. Вплоть до половых извращенцев. Меня можно было бы обвинить в клевете на деятелей «Мемориала», в котором эти извращенцы пригрелись, но – решение суда… Не будем забегать вперед, вас еще ждет продолжение истории с профессором Вангенгеймом.
   Вопрос даже не в этих извращенцах, вопрос в другом. В архивах можно обнаружить всё, что угодно, хоть какие справки, списки и таблицы на самой что ни на есть старой бумаге. Но к ним же нужно приложить еще и массовые расстрелы в количествах, сопоставимых с потерями русской армии на австрийско-германском фронте за 4 года ПМВ, проведенные с такой секретностью, что 50 лет об этом неизвестно было. Даже Солженицыну. И тут ко всем научным сведениям из архивов обязательно придется прилагать описания технологий массовых расправ. А они вот такие, какие есть – на уровне извращенных фантазий. А по отдельности они существовать не могут. Ни жуткие описания расстрелов без наличия архивных документов, ни архивные документы без этих жутких расстрелов. Одно к другому обязательно прилагаться должно. Бумажки-то обязательно нужно подкреплять хоть какой-то жизненной, так сказать, фактурой. Хотя, наши историки пытаются нам с вами внушить – трупы не нужны, достаточно бумажек. Да-да, такая у нас новейшая история. Те, кто занимаются древностью, почему-то так не считают, им летописей о татарах недостаточно, они раскапывают старую Рязань, ищут подтверждение ига.
   Так если посмотреть через призму этих извращенных описаний расстрелов 37-го года даже не на нашу историографию, а на личности самих историков, причастных к вопросу, личности эти могут выглядеть весьма и весьма подходящими для изучения медицинской наукой. Я даже не беру непрофессионалов, таких, к примеру, как Ю.Мухин, С.Кремлев, Е.Прудникова. Тех, я это серьезно заявляю, уже давно лечить нужно. Там явные психозы. Мухин сегодня занимается изучением загробной жизни, очевидно, что на почве страха смерти у него развился серьезный психоз. Кремлев сочинил дневники Берии в нескольких томах и у меня есть подозрение, что он настолько сбрендил, что сам верит в эти дневники. Прудникова – вы специально посмотрите записи интервью с ней о Л.П.Берии. Вы там видите нормальную женщину? Там же – религиозное исступление.
     Возьмем профессионала, одного из самых известных исследователей истории периода Сталина, Ю.Н.Жукова. Он с такой убежденностью отстаивает свою идею о том, что Сталин хотел в 37-м году провести альтернативные выборы и что мечта Сталина только через 50 лет исполнилась (исполнитель мечты Сталина – Горбачев), что у меня складывается впечатление, Юрий Николаевич сам в свою фантазию верит. Простите, но это очень сильно на психоз похоже, на шизофрению…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 7 "Здесь рыбы нет!" (часть 13)

     Почему лично для меня вся эта история с Куропатами в разрезе отношения к ним белорусских коммуниздов выглядит особенно омерзительной? Да, КПБ борется с фальсификаторами, которые приписали НКВД преступления гитлеровцев. Оспаривает выводы из уголовного дела, находившегося в производстве прокурора Тарнавского (впрочем, причем здесь КПБ, если это дело, фактически, развалил следующий прокурор Республики Божейко при А.Г.Лукашенко), но каким-то образом не замечает, что в работе группы Тарнавского принимало участие руководство КГБ БССР, которое в своих архивах нашло расстрельные списки по 37-му году. И руководство КГБ БССР подписалось под выводами Тарнавского, выводами, основанными на явных фальсификациях и подтасовках.
     Моим читателям из Белоруссии я могу дать хороший совет, который им поможет неплохо заработать. Найдите в какой-нибудь базе списки членов КПБ, это не трудно, и впарьте им что-нибудь вроде «кремлевской таблетки». Какую-нибудь бесполезную ерунду с «чудотворным» эффектом за бешенные деньги. Они купятся на это обязательно. Наивность этих товарищей безгранична. Они сами видели, что КГБ напрямую участвовал в акции, в результате которой родились Куропаты, но не могут это участие сопоставить с тем, что сведения о массовых расстрелах тоже КГБ представил.
     Вроде бы всё элементарно для понимания хоть сколь-нибудь критического ума: Контора сначала вываливает сведения о массовых расстрелах, а потом подозрительный тип находит место, где эти расстрелы, якобы, проводились, ляпается насквозь фальшивое дело, а руководство КГБ участвует в фабрикации этого дела. Всё, сведения из архивов есть, есть и трупы. Акция успешно завершена. Это же любому дураку должно быть видно и понятно, но только не белорусским коммуниздам. У них совершенно другая логика.
    У них – в Куропатах расстреливал не НКВД, потому что НКВД расстреливал так, что не оставалось следов, так, что невозможно найти мест захоронение жертв их расстрелов. Зато в архивах полно «расстрельных списков»! Из КГБ, который подписался под тем, что расстрелы были в Куропатах!
    Это настолько омерзительно, что Каутский и Троцкий по сравнению с белорусскими коммуниздами – ангелы с белоснежными крылышками.
      И никакой заслуги этих коммуниздов в том, что дело по Куропатам приняло нынешний оборот, в том плане, что вскрылась  его фальсификация, нет. Не будь на посту Президента Республики А.Г.Лукашенко, дополнительного расследования не случилось бы. Это Александр Григорьевич понял, что нельзя допустить разгула национализма в его маленьком государстве, иначе от этого государства ничего не останется. Куропаты  были у белорусских националистов их козырной картой. Признание этого места территорией массовых расстрелов 37-го года напрямую угрожало государственной власти в Республике. Власти стала невыгодна информация о расстреле в Куропатах и – результат, вся история лопнула, как мыльный пузырь.
    Нет, Позняк еще продолжает свои «Куропаты» отстаивать, но уже в эмиграции. Вот такие метаморфозы происходят с трупами «жертв сталинизма». Когда власти они выгодны – они появляются. Когда мешают власти – исчезают.
      Но радикальней всего с трупами «жертв сталинизма» решается вопрос, если эти трупы начинают мешать бизнесу. У меня есть насчет этого пара наших, российских, историй…

    

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 19)

        Я знаю, что мои утверждения насчет поддельности всех этих документов, «обнаруженных» в архивах, могут вызвать недоверие даже при том, что я показываю, насколько нелепы для подлинных документов, содержащиеся в них тексты и их оформление. «А что, разве так можно было?».
     Оказывается, можно. Еще раз взгляните на письмо жены Вангенгейма Берии. «А что, разве так можно было?» 
     Да, бумага старая. Да, чернила выцвели… Как настоящее, на первый взгляд. Внаглую вывешено в музее, посвященном памяти Алексея Феодосьевича. Внаглую! Совершенное бесстыдство. Абсолютно ничего, сволочи, не боятся и не стесняются.
      Ведь у любого посетителя музея, обладающего хоть мизерной долей здравого смысла, к этому письму появится ряд вопросов.
   Во-первых, откуда оно появилось в музее, если в 1939 году было отправлено в адрес наркома НКВД? Оно в архиве НКВД хранилось 50 лет? Зачем? Это банальная переписка, обращения граждан, надобности в длительном хранении которой нет необходимости. 3 года, максимум. Такие письма невозможно обнаружить ни в каких архивах, в связи с их отсутствием там.
     Во-вторых, где на нем хоть какие-то отметки канцелярии НКВД о его приеме? Письма граждан с запросами о судьбе родственников – это входящая корреспонденция. На них проставляется регистрационный номер канцелярии в обязательном порядке.
    В-третьих, где на нем хотя бы какая-то резолюция о приеме его в работу каким-нибудь сотрудником НКВД и поручении кому-то подготовить ответ гражданке Кургузовой, обязательная на всех поступающих запросах? Ничего нет!
    В-четвертых, если даже допустить, что письмо отправлено не почтой, а сама гражданка Кургузова отнесла его в НКВД в двух экземплярах, чтобы иметь второй экземпляр при себе, как доказательство того, что она такой запрос отправляла, поэтому в музее лежит ее экземпляр, то где на нем отметка канцелярии о получении первого экземпляра? Ничего нет!
     В-пятых, почему в нем столько грамматических ошибок и стиль его настолько малограмотен? Это писала настоящая жена профессора Вангенгейма, школьная учительница с высшим педагогическим образованием, или кто-то пытался написать его в стиле – несчастная полуграмотная женщина ищет мужа?
    В-шестых, как даже полуграмотная женщина, проживая долгие годы в квартире по адресу Москва, Докучаев переулок, умудрилась в письме наркому написать – Дукучаев?
    И никто из сотрудников музея Вангенгейма даже не опасается этих «коварных» вопросов. Более того, никому из них даже не пришло в голову поставить на письме гражданки Кургузовой какую-нибудь закорючку о том, что оно в НКВД поступило!
    Ничего не боятся! Из своей оперской практики я знаю причины и условия, при которых у преступников формируется подобное бесстрашие. Мне много лет приходилось заниматься выявлением и пресечением преступлений во внешнеэкономической сфере. Там эти преступления часто связаны с предоставлением в государственные органы поддельных документов. Так вот, пока правонарушители работают на свой страх и риск, пока они боятся ответственности, выявить подделки в их документации чрезвычайно сложно. Работают аккуратно. Как только у них появляется хорошая «крыша», как только они перестают бояться ответственности – начинается бардак в документах. В контрактах, инвойсах, платежках появляются такие ляпы и нестыковки, что и начинающий оперативник схему распутает.  Становится лень делать нормальные документы – «крыша» прикроет.
     Вот это отсутствие боязни ответственности во весь голос кричит со страниц той массы макулатуры, которая, якобы, обнаружена в архивах. Начиная с приказа № 00447. «Крыша» прикроет. В лице самого государства, идеология которого держится на мифе о «Большом терроре».   
     Именно потому, что на «Большом терроре» это государство стоит, мне и моим товарищам «левые» пеняют: зачем вы столько много внимания уделяете его разоблачению? Такие это у нас «левые», даже называющие себя коммунистами.
     Каждый год у мемориала памяти жертвам репрессий 30-х годов патриарх проводит богослужения. И обязательно на этих богослужениях присутствует Президент. Так-то вот.
      Именно поэтому в украинских архивах историки «находят» Указания Председателей КГБ СССР и внаглую их вываливают на всеобщее обозрение, не опасаясь того, что директор ФСБ РФ может заявить: «А у нас, в Москве, таких документов не имеется».
     Бортников будет молчать, как рыба, потому что подобное заявление повлечет немедленную его отставку. Оно будет признанием того, что государство, за безопасность которого отвечает его контора, выстроено на самой бессовестной лжи. Высшее должностное лицо этого государства, Президент, немедленно уволит директора ФСБ, заявившего об этом.
     Согласитесь, что как только даже абсолютно доверяющие нынешней власти граждане узнают из сообщения официального лица государства, что ряд документов (хотя бы один!) о Большом терроре, вложенных в архивы, являются подделками, то эти граждане начнут сомневаться и во всех остальных, задавая закономерный вопрос: «Если массовые расстрелы были реальностью, то зачем их потребовалось доказывать с помощью фальшивок?». А когда начинает работать «эффект домино», то его действие остановить невозможно.
      Бортников, в связи, с «рассекречиванием» украинских архивов, оказался в очень сложном положении. Та тупость, с которой украинские историки состряпали серию Указаний, не позволяет ему признать их реальными документами. Если он это сделает, то он опозорится, в первую очередь, перед своими подчиненными, сотрудниками ФСБ. Они же будут смеяться: наш руководитель настолько глуп, что не знает, чем указание отличается от приказа и инструкции. И заявить, что эти Указания – фальшивки, он тоже не может.
    Впрочем, Бортников далеко не настолько бесстыден, как наши историки, которые убеждают публику в реальности приказа №00447. Он от него завуалированно, но открестился, когда в интервью на вопрос о причинах массовых расстрелов 37-го года заявил: перегибы на местах.
     Это его заявление напрямую противоречит положениям приказа №00447. Показательно, что слова директора ФСБ о причинах БТ начал оспаривать «Мемориал» в суде, предъявив, как доказательство, пресловутый приказ Ежова. Дальше еще смешнее, суд не принял этот приказ в качестве аргумента.
    Ах, как вы попали, ребята, с этим вашим «Большим террором»!..

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 16)

      Разумеется, не трудно догадаться, что в нынешних наших реалиях найти бланк любого документа, даже с голограммой и водяными знаками защиты, хоть бланк удостоверения сотрудника службы охраны Президента, задача – плёвой степени сложности. А уж отпечатать на этом бланке текст – задача еще проще. Даже впечатать в него отсканированный оттиск любого штампа и печати – не трудно. Главное, иметь этот оттиск. При минимальных трудозатратах и минимальной аккуратности можно сделать любой документ высочайшей степени правдоподобности. Если только совсем не быть гофрированным шлангом.

  Помните народное: «Ты не просто шланг, а шланг гофрированный»? Это про лентяев в крайной степени их болезни. Как у деятелей «Мемориала» (сайт «Бессмертный барак» их детище).

   Вот вам пример, как результат работы «гофрированных шлангов». Два свидетельства о смерти «жертвы репрессий». Первое выдано родственникам в 1960-м году, после реабилитации, когда оно нужно было для представления в государственные органы (для оформления пенсии или еще для чего-нибудь):

     

             Здесь всё понятно. Гражданин Силис по приговору отбывал наказание в местах заключения и в 1945 году там умер от гнойного менингита. О чем выдано ЗАГСом г. Тайга Кемеровской области свидетельство о смерти. Но как сделать гражданина Силиса не умершим, а расстрелянным по приговору «тройки»? Для этого нужно сочинить указания Председателей КГБ СССР и потом состряпать свидетельство о его смерти, датированной уже временем работы «тройки».

   «Гофрированные шланги» сначала сочинили Указания, даже не попытавшись найти какого-нибудь чекиста-отставника и с ним посоветоваться насчет необходимых на Указаниях реквизитов, даже Положение о КГБ не глянули, просто взяли в архиве какое-то указание председателя КГБ Украины и его творчески переработали в Указание Председателя КГБ СССР.

    Потом взяли бланк Свидетельства о смерти современного образца и в него впечатали текст о смерти гражданина Силиса в 1938 году:

   И – вуаля! Вот вам жертва «тройки». Только сделанная «гофрированными шлангами».  Если внимательно сравнить оба Свидетельства о смерти, то «гофрированность» заметите. Найти оттиск печати ЗАГСа города Кемерова, города большого, областного, не составляет труда. Думаю, это в лишних объяснениях не нуждается. А вот реквизиты документов небольших городков – уже сложнее. Здесь нужно чуть больше усердия и труда приложить. Поэтому в первом свидетельстве смерть гражданина Силиса зарегистрирована в г. Тайга Кемеровской области в 1945 году, а во втором – в г. Кемерово в 2007 году.

   Так ведь здесь даже прямое нарушение «указаний», которым предписано выдавать новые Свидетельства теми же ЗАГСами, которые выдали старые. Или что-то случилось с городом Тайга и с его ЗАГСом такое, что там осталась только одна тайга на месте города Тайга и его ЗАГСа?

    Нет, конечно, просто было лень искать оттиск печати ЗАГСа маленького городка.

   Тупость, неаккуратность, лень – вот составляющие того, что привело к «обнаружению» в архивах документов о «Большом терроре», которые при, даже самом поверхностном, взгляде на них вызывают недоумение: «А что, и так было можно?».

   Можно было и так, мне читатели в комментариях сбросили еще один результат работы «гофрированных шлангов»:

    Тоже в архиве КГБ УССР этот документ «найден». Мои читатели над ним глумятся: подписавший его лейтенант госбезопасности обладал способностями Ванги, он уже в 1938 году знал, что Сталинская область в 1961 году будет переименована в Донецкую.
(ремарка:  о переименовании Сталинской области - ошибка, допущенная моим читателем. В следующий раз будьте, пожалуйста внимательнее. И я буду вашу информацию внимательней проверять).

   Ребята-правозащитники, идейные борцы со сталинизмом, если ваш «Большой террор» - реальность, то зачем вы в архивах «обнаруживаете» такие «документы»? Объясните нам это!

   Я понимаю, почему вы с абсолютным бесстрашием штампуете фальшивки. Вы не боитесь ответственности за подделку документов. Диспозиция статьи 327 УК РФ и аналогичной статьи УК Украины за ваши действия ответственности не предполагает. Те, кто состряпал подложное Свидетельство о смерти гражданина Силиса, не пойдут с ним в органы государства за получением каких-нибудь льгот или выплат. Закон о реабилитации жертв массовых репрессий не предусматривает подобные документы в качестве оснований для компенсации. Поэтому их можно фабриковать безбоязненно. Но хоть какую-то степень аккуратности и правдоподобия соблюдать же нужно! Или совсем лениво?

    И, опять же, риторический вопрос: почему наши коммунизды на всё подобное смотрят глазами доверчивых идиотов? Почему только Коммунистическое Движение имени «Антипартийной группы» 1957 года» возмущается?..

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 14)

И, наконец, последнее указание, уже за подписью последнего Председателя КГБ Крючкова. Я привожу его не в текстовом виде, а фотокопию:


      В этом документе стоит обратить внимание на правки, внесенные в текст авторучкой. И на дату. Он издан после завершения работы реабилитационной комиссии А.Яковлева.

   Корректуры в тексте документа, вроде бы, явно свидетельствуют о том, что это рабочий документ сотрудника КГБ, который отвечал за предоставление ответов гражданам о судьбе их репрессированных родственников. Чтобы не копаться в нормативных документах, которые вводили изменения в порядок, определенный Указанием, он прямо в текст Указания их и вписывал. Фальшивкой этот документ быть не может, на первый взгляд. В книге «Троцкизм против большевизма» я именно к такому ошибочному выводу и пришел. Посчитал его за действительный документ.

   Но мне не давал покоя один «небольшой» нюанс. Датируется документ 1988 годом, временем, когда еще ни один родственник не знал о том, что его близкий, о котором был ответ из Органов, что он умер в местах заключения, был расстрелян по решению несудебного органа, всем же сообщали «10 лет без права переписки». Но само указание Крючкова дано «в целях упорядочения рассмотрения заявлений граждан о судьбе их родственников, расстрелянных по решениям несудебных органов».  Но вдруг уже при Крючкове, в 1988 году, в КГБ пошли запросы от тех, кто ранее получил ответы о смерти родственников в местах заключения. И Крючков подписывает указание на этот счет.

    А с какого перепоя граждане вдруг стали сомневаться в обстоятельствах смерти своих родственников и заново стали выяснять их судьбу? Им уже успели сообщить, что в НКВД-МВД-КГБ скрывали от них правду?

    Теперь еще раз посмотрите на эти «документы» о сокрытии «правды». Когда они, начиная с приказа Берии, стали известны, на даты рассекречивания обратите внимания? С 2013 года! До 2013 года никто даже не подозревал об их существовании. Более того, мы имеем лишь экземпляры из украинских архивов. Всё, что нам представлено о том, как скрывали от народа масштабы репрессий, обнаружено пока только в украинских архивах и рассекречено только в 2013 году.

     Есть еще один очень интересный момент. Если эти документы украинцами рассекречены, то их экземпляры, хранящиеся в архиве ФСБ России, автоматически теряют статус секретных. Какой смысл хранить, как секретные, документы, которые уже обнародованы, правда ведь?

    Так когда нам будут представлены эти указания Председателей КГБ СССР о сокрытии масштабов репрессий уже в виде документов из архива ФСБ? Семь лет прошло после того, как их экземпляры украинские историки обнародовали, а наша отечественная Контора даже не почесалась на этот счет, да и отечественные правозащитники этим не интересуются.

    Я ответ знаю: никогда. ФСБ будет хранить гробовое молчание. Она оказалась в очень сложной ситуации. Чтобы «рассекретить» указания Серова, Семичастного и Крючкова, нашим конторским нужно сначала получить оригиналы из Украины, сделать потом с этих оригиналов свои… оригиналы и представить их публике. Нужно же, чтобы «оригиналы» совпадали! С копий сделать это невозможно. Но, как назло, вскоре после того, как эти «оригиналы» хохлы обнаружили, начались известные события на майдане, после чего отношения между СБУ и ФСБ окончательно перешли в фазу противостояния. Теперь уже невозможно провести секретную операцию по вывозу в Москву этих документов для изготовления их дубликатов. Более того, их уже и в СБУ не имеется. 9 апреля 2015 года Рада приняла Закон о передаче всех архивов бывшего КГБ Украины в государственный архив Украинского института национальной памяти. Теперь он у украинских правозащитников. Сами можете представить, сколько оттуда еще выплывет «оригиналов». А эти правозащитники находятся под плотным патронажем США.

    И признать указания Председателей КГБ подделками ФСБ тоже не может. Что тогда будет с Большим террором, на котором держится идеология нынешнего российского режима?  Почему они подделки?

    Да потому, что указаний Председателей КГБ, как распорядительных документов, никогда не существовало, так же, как и «оперативных приказов» НКВД:

«Председатель Комитета, заместители председателя в пределах своей компетенции издают приказы и инструкции на основании и во исполнение действующих законов, постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Руководителям местных органов КГБ предоставляется право издавать приказы и указания по оперативной и служебной работе на основе приказов и инструкций Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР и решений соответствующих партийных органов».

     Это из Положения о КГБ СССР. Документ даже в Викитеке есть. Всё. Аут. Бобик трагически издох…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 13)

Но не только у Серова была озабоченность информированием о решениях органов, на которых Берии было наплевать. Серова на посту Председателя КГБ СССР сменил Семичастный и выдал своё указание по теме, перед этим обратившись с письмом в Политбюро:

«Совершенно секретно
Экз. № 1

26 декабря 1962 г. № 3265-с

гор. Москва

ЦК КПСС

В 1955 году с ведома инстанций и по согласованию с Прокуратурой СССР Комитетом госбезопасности было издано указание № 108сс органам КГБ, определяющее порядок рассмотрения заявлений граждан, интересующихся судьбой лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов (б. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ-НКВД-УНКВД и Комиссией НКВД СССР и Прокурора СССР)….

  Полное впечатление, что каждый новый вождь чекистов начинал с того, что выискивал новый репрессивный орган, о расстрельной практике которого нужно информировать общественность. Теперь появилась еще  Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР.  Но ведь Семичастный набрехал Политбюро! В указании № 108 сс за подписью Серова про Комиссию НКВД  СССР и Прокурора СССР нет даже намека. Похоже, И.А. Серов еще не был допущен к архивам, в которых хранились расстрельные приговоры за подписью Ежова и Вышинского. А вот Семичастному такой пропуск оформили, и родилось такое:

«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КГБ при СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ и АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИКАХ

НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЙ КГБ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР по КРАЯМ и ОБЛАСТЯМ

О порядке рассмотрения заявлений граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов.

В целях упорядочения рассмотрения заявлений граждан о судьбе их родственников, расстрелянных по решениям несудебных органов.

ПРЕДЛАГАЕТСЯ:

1. По заявлениям граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям Коллегии ОГПУ, троек ПП ОГПУ и НКВД – УНКВД, Особого совещания при НКВД – МВД СССР, Комиссиями НКВД и Прокурора СССР, расследование по делам которых производилось органами госбезопасности, смерть этих лиц регистрировать в загсах по месту их жительства до ареста датой расстрела, без указания причин смерти, а заявителям сообщать, в каком загсе они могут получить свидетельства о смерти. Такие решения принимать, как правило, по заявлениям близких родственников (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные браться и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг).

2. На запросы родственников лиц, расстрелянных в несудебнном порядке, о причинах их смерти сообщать устно действительные обстоятельства смерти; заявителям, проживающим в местностях, где отсутствуют аппараты КГБ, давать устные ответы о причинах смерти через районные отделы (отделения) милиции, которым направлять соответствующие уведомления.

3. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов и впоследствии реабилитированных, сообщать об их расстреле. Такие ответы в секретном порядке направлять:

– в отношении рабочих и служащих – соответственно в министерства социального обеспечения союзных и автономных республик, краев и областные отделы социального обеспечения.

– в отношении военнослужащих – с соответствующие пенсионные аппараты Министерства обороны СССР, КГБ и министерств охраны общественного порядка союзных республик.

4. В отношении лиц, расстрелянных в несудебном порядке, родственникам которых уже сообщалось о их смерти, как якобы наступившем в местах лишения свободы, ранее принятые решения не изменять. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти этих лиц давать те же ответы, которые сообщались родственникам.

5. Порядок сообщения за границу дат смерти лиц, осужденных к расстрелу, предусмотренный инструкциями об исполнении запросов исполкома союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР о розыске на территории СССР советских и иностранных граждан, а также лиц без гражданства, объявленными в 1961 году приказом КГБ при Совете Министров СССР и МВД РСФСР № 0019/003 и соответствующими приказами по союзным республикам, не изменять.

6. Указания Комитета госбезопасноти при Совете Министров СССР № 108сс от 24 августа 1955 года и № 6сс от 11 января 1957 года считать утратившим силу.

Настоящее указание двести до сведения прокуроров республик, краев и областей, а также военных прокуроров и председателей военных трибуналов военных округов и флотов.

Для сведения прилагается указание Министерства юстиции РСФСР от 4 февраля 1958 года о порядке регистрации смерти ли, умерших в местах лишения свободы, а также расстрелянных по приговорам судов.

Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР

В. СЕМИЧАСТНЫЙ

№ 20сс
21 февраля 1963 года
г. Москва.»

       Ну и еще раз внимательно прочтем четвертый пункт:

«В отношении лиц, расстрелянных в несудебном порядке, родственникам которых уже сообщалось о их смерти, как якобы наступившем в местах лишения свободы, ранее принятые решения не изменять. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти этих лиц давать те же ответы, которые сообщались родственникам».

    Председателю КГБ СССР, человеку в должности ранга министра, принесли на подпись документ, в одном абзаце которого сразу две грамматические ошибки. И он его подписал. И разослал по всем управлениям КГБ, чтобы там, на местах, оценили уровень грамотности Председателя. И хихикали.

     Разумеется, каждому, кто сталкивался с административной деятельностью в более-менее серьезном учреждении, кто знает, через сколько согласований и правок проходят такие документы, понятно, что это такая же лажа, как и недавно обнародованная историками Исаевым и Дюковым фотокопия оригинала Пакта Молотова-Риббентропа, в котором «обои Стороны».

    Самое смешное насчет этого «Пакта», Дюкова почти сразу ткнули носом в «обои». Он стал оправдываться тем, что в те времена правила в русском языке были несколько другими, в подтверждение привел фотокопию газетного информационного сообщения о том договоре, там именно так – «обоих Сторон».

  Т.е., эти придурки, ничего более умного не придумали, как состряпать фальшивый Пакт Молотова-Риббентропа на основе газетной публикации о нем, внеся в текст фотокопии «оригинала» газетную опечатку.

    А господин Дюков оправдывается тем, что раньше так писали… Да нет, господин Дюков, так пишут и сегодня: «Хады на мой старана» или «Ухады с мой старана».

    Но в настоящем русском языке слово «сторона» и в 1939 году было существительным женского рода...





Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 12)

       А  Берию во главе МВД сменяет Серов и появляется новое указание:
«ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КОМИТЕТОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК
НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЯ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР ПО КРАЯМ И ОБЛАСТЯМ

Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности:
1. На запросы граждан о судьбе осужденных за контрреволюционную деятельность к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД и Особым совещанием при НКВД СССР органы КГБ сообщают устно, что осужденные были приговорены к 10 годам ИТЛ и умерли в местах заключения.
Такие ответы, как правило, даются только членам семьи осужденного: родителям, жене-мужу, детям, братьям-сестрам. Гражданам, проживающим вне областных, краевых и республиканских центров, устные ответы даются через районные аппараты КГБ, а там, где таковых нет, — через районные аппараты милиции, согласно письменному уведомлению органа КГБ в каждом отдельном случае.
2. В необходимых случаях при разрешении родственниками осужденных имущественных и правовых вопросов (оформление наследства, раздел имущества, оформление пенсии, регистрация брака) и в других случаях по требованиям родственников производится регистрация смерти осужденных к ВМН в ЗАГСах по месту их жительства до ареста, после чего родственникам выдается установленного образца свидетельство о смерти осужденного.
В таком же порядке регистрируется смерть осужденных к ВМН, если они впоследствии были реабилитированы.
3. Решения о регистрации смерти осужденных по делам, расследование по которым производилось по линии органов государственной безопасности, принимаются председателями комитетов госбезопасности при Советах Министров союзных и автономных республик, начальниками краевых и областных управлений КГБ (в том числе управлений областей республиканского и краевого подчинения).
4. Указания ЗАГСам о регистрации смерти осужденных даются органами КГБ через управления милиции. В них сообщаются: фамилия, имя, отчество, год рождения и дата смерти осужденного (определяется в пределах десяти лет со дня его ареста), причина смерти (приблизительная) и место жительства осужденного до ареста.
5. Регистрация в ЗАГСах смерти осужденных Военной Коллегией Верховного Суда СССР производится по указаниям Военной Коллегии Верховного Суда СССР.
6. О данных заявителям ответах о смерти осужденных учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют письменные уведомления в первые спецотделы МВД — УМВД по месту ведения следствия для производства отметок в оперативно-справочных картотеках с обязательным указанием сообщенной заявителю даты и причины смерти. Если смерть зарегистрирована в ЗАГСе, в учетных карточках оперативно-справочных картотек МВД — УМВД делается запись: «Смерть зарегистрирована в ЗАГСе». Одновременно учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют соответствующие уведомления в Первый спецотдел МВД СССР для производства таких же отметок в Центральной оперативно-справочной картотеке.
Если осужденные в результате пересмотра дела реабилитированы и сняты с оперативного учета, отметки о данных заявителям ответах производятся в учетных карточках на прекращенные дела.
7. Переписка по заявлениям граждан о судьбе осужденных к ВМН приобщается к архивно-следственным делам на осужденных.
Председатель Комитета Государственной Безопасности
при Совете Министров СССР генерал армии И. СЕРОВ
№ 108сс
24 августа 1955 года
гор. Москва

Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов.
Опубликовано: Мемориал-Аспект. № 10–11. Сентябрь 1994 г».
Правильно Хрущев Ивана Александровича потом выгнал из КГБ и вообще под лавку веником замёл. Такого лошару и начальником охраны склада стеклотары ставить нельзя. Сами посудите, он сначала указывает: «Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности…», но сразу же про Военную Коллегию Верховного Суда СССР забывает и нигде больше в тексте ее не упоминает в этом указании. И что отвечать гражданам, жаждущим известий о судьбе близких, если близкие были осуждены Военной коллегией, теперь сотрудники КГБ не знают. Наверно, так и отвечали: «Указаний на этот счет не имеем».
   Вот такое указание подписал целый Председатель КГБ СССР.  Люди, которые занимались административной деятельностью на достаточно высоком уровне, понимают, что такого в документах, подписанных должностным лицом в ранге министра, быть не может по определению. Готовит документ исполнитель, потом его просматривает начальник исполнителя, дальше он проходит согласование по управлениям, и соответствующий заместитель Председателя несет его на подпись. И, наконец, сам Председатель внимательно смотрит, чтобы какая-нибудь дурь за его подписью в «войска» не попала. А если в подготовленном к подписи Председателя документе оказывается такое, как в приведенном Указании, то в учреждении начинается разнузданная сексуальная оргия с широким применением элементов садо-мазо.
     Но и этого мало. И.А.Серов вдруг озаботился любопытством граждан насчет осужденных Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ. Их к 1955 году уже как 21 год не было. Последние решения они 21 год назад вынесли, а граждане всё шли и шли со своими заявлениями.  Вот Берия, судя по его приказу, жертвами ОГПУ совсем не заморачивался.
   И правильно делал. Коллегия и тройки ОГПУ были репрессивными органами, полномочия которым, вплоть до применения ВМН, были даны Законодательным органом, ЦИК СССР, они действовали гласно. Поэтому граждане знали, что их родственников тройка ОГПУ арестовала и приговорила к расстрелу. ОГПУ скрывать было нечего. Это не то, что тройки НКВД… 
      Но еще до того, как на Серова обиделся бы Хрущев, все начальники  Управлений КГБ и КГБ Республик сами написали бы письма лично Никите Сергеевичу с жалобами на неадекватность Председателя КГБ СССР. Дело в том, что этим начальникам нечего было отвечать гражданам, обращавшимся по поводу судеб родственников, расстрелянных тройками НКВД.
    Снова открываем приказ наркома НКВД № 00447: «Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осужденного… Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного… Протоколы троек по исполнении приговоров немедленно направлять начальнику 8-го Отдела ГУГБ НКВД СССР с приложением учетных карточек по форме № 1. На осужденных по 1 категории одновременно с протоколом и учетными карточками направлять также и следственные дела».
    8-ой отдел ГУГБ НКВД СССР находился в Москве. В его адрес ушли абсолютно все документы, которые ныне обнаруживаются в областных архивах: выписки из протоколов троек, сами протоколы троек, документы об исполнении приговоров. Протоколы троек должны были быть отправлены сами по себе, остальные документы вместе со следственными делами.
    Если вы обратитесь в какой-нибудь архив какого-нибудь областного управления ФСБ сегодня с просьбой предоставить вам доступ к следственным делам расстрелянных по приговорам троек НКВД, то должны получить ответ: «Эти дела с 1938 года находятся в центральном архиве, в Москве, в области нет даже протоколов троек, даже выписок из протоколов троек нет».
     Но все-таки, чудеса бывают. Из областных архивов ФСБ выплывают расстрельные акты и выписки из решений троек НКВД о приговорах к ВМН в рамках операции по приказу №00447, следственные дела.
     Расскажите, как вы это делаете, волшебники? Как вам удается материализовать в областных архивах документы, находящиеся в Москве? С помощью волшебной палочки или золотой рыбки? Может пора уже найти в архивах приказ, которым отменен порядок направления материалов в Москву или приказ об их отправке снова на места? Только на экспертизу его не забудьте отнести, а то мы вам снова не поверим.

      Но если все эти приказы и указания, исходившие от Берии и Серова принимать за чистую монету, то с профессором Вангенгеймом картина получается совсем уж непонятная.
    Во-первых, от его жены никто и не мог скрывать, что в довесок к приговору ОГПУ он получил «10 лет без права переписки» от тройки НКВД. Более того, указания Берии  и Серова прямо предписывали сотрудникам МВД того времени сообщать родственникам, что их близкие приговорены тройкой НКВД.
   Но в 1956 году жена Вангенгейма получила уведомление, что только приговор ОГПУ в отношении ее мужа отменен и стала хлопотать о пенсии за него. Но ведь приговор тройки НКВД остался не отмененным!  Органы соцопеки никак не могли пойти на назначении пенсии, да еще и персональной, при таком положении дел.
    Во-вторых, и вдова не решилась бы начать даже документы для соцопеки собирать, зная, что ее муж еще полностью нереабилитирован, зная только об отмене решения ОГПУ. Она бы стала добиваться и пересмотра дела с решением тройки НКВД.
    А может было какое-то, еще не обнаруженное в архивах, указание Серова о том, что в 1955 году пока еще не нужно реабилитировать осужденных «тройками», чтобы люди не догадались о масштабах репрессий, поэтому родственникам ничего не сообщали, а органам соцопеки – указание назначать пенсии за осужденных «тройками», если другие приговоры отменены? Но куда тогда деть это из документа, приписываемому Серову:
«В таком же порядке регистрируется смерть осужденных к ВМН, если они впоследствии были реабилитированы».
    Т.е., реабилитация осужденных «тройками НКВД» шла уже в 1955 году, никто не скрывал существования этих «троек», скрывали, якобы, только факты приговоров ими к расстрелу, для чего предписывалось всем родственникам отвечать «10 лет без права переписки» и о смерти в местах заключения.
    Но для жены профессора Вангенгейма сделали исключение – от нее скрыли факт осуждения мужа на «10 лет без права переписки» «тройкой». А органы соцопеки получили указание оформить ей персональную пенсию при наличии у мужа судимости?
    Согласитесь, что сочинители биографической книги о профессоре Вангенгейме, стремясь показать, каким он был заслуженным человеком, за которого даже персональную пенсию жене в 1957 году назначили, одновременно придумывая ему расстрел по приговору «тройки», совсем запутались. И упоминанием о факте назначения пенсии сами же свою ложь о расстреле сделали явной.
   Причем, если бы я сам раскопал все эти факты: смешное письмо жены на имя Берии с грубой ошибкой в названии улицы, указания Берии и Серова сообщать про «10 лет без права переписки», факт реабилитации без отмены решения «тройки», назначение персональной пенсии, – то ко мне можно было бы какие-то претензии предъявлять. Можно было бы обвинить в фальсификации. Но вот я вам показываю свои руки – они абсолютно чистые! Не рылся я в архивах, поэтому меня нельзя обвинить в том, что я туда подложил указания руководителей МВД, вписав в них смехотворные вещи. Не копался я в биографии Вангенгейма, ничего про него не сочинял, мне нельзя предъявить и измышления о нем, его семье. Я всё взял из опубликованных самими же сочинителями Большого террора, жертвой которого, как считается, стал известный метеоролог, источников.
   А вот я имею полное право назвать тех, кто решил поживиться на памяти умершего профессора Вангенгейма, на его реабилитации, как жертвы «тройки НКВД», жуликами и проходимцами. Они на меня в суд за клевету подадут? Что в иске предъявлять будут? То, на основании чего я их и назвал жуликами – свои же «документы»?
   Конечно, никаких претензий ко мне и никаких судов не будет. Оно им надо – такой публичный позор? Будут только делать вид, что они ничего обо мне не знают. А когда станет невозможно отмалчиваться, напускать на себя вид ученых-историков и презрительно фыркать: «А Балаев в архивах не работал!».
    Я не работал. Это правда. Это они там наработали…