Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 39)

   …Серега Тюпин, к тому времени  уже назначенный заместителем начальника ГУБК по вопросам международного сотрудничества (он буквально за три месяца эту полудохлую службу сумел оживить), взял отпуск на несколько дней и приехал во Владивосток перевезти вещи.
-Мою квартиру Рябову?! Я в ней сам ремонт делал, ее закупили по дешевке разбомбленную! Я ее щас всю расхерачу. Григорьич, ты только не въеби ему!  Посадят. Мне вот-вот обещают оперативную таможню, я тебя первым замом к себе заберу. Дотерпи.
     Я не дотерпел. В таможню пришел заместитель надзирающего прокурора. Сразу ко мне в кабинет зашел, разделся, я налил ему кофе. Он сказал, что намечается прокурорская проверка ДВОТ, сейчас пойдет к Мурашко, согласует порядок ее проведения.
   Здесь в кабинет забегает оперативный дежурный с двумя охранниками и просит прокурорского либо покинуть ДВОТ, либо предъявить предписание о проведении проверки. Тот абсолютно изумлен:
-Да я пока без предписания, хотел просто по доброму с проверкой определиться…
     Меня вызывают к Мурашко. В кабинете вся его жополижущая кодла. Мне вопрос:
-Что у тебя делал прокурорский?
-Да мы просто давно друг друга знаем, он зашел ко мне раздеться, потом хотел к вам идти, обговорить насчет проверки.
-Мы с прокуратурой воюем, а Балаев с ними дружбу водит!...   – понеслось говно по трубам.
-Товарищ генерал, иди ты на хуй! – я хлопнул дверью и ушел к себе в кабинет. Сразу набрал номер заместителя начальника Центральной оперативной таможни Романа Евгеньевича Балашова, с которым познакомился во время проверок, когда он еще был начальником отдела в ГУБК:
-Рома, у вас там вакансия для меня найдется?
-Решился все-таки? Прямо сейчас иду к Барабанову (начальник ЦОТ), перезвоню…
-Петруха, Смоленская и Тверская таможня. Смоленск – граница, Тверь – там потоки интереснее. Смоленская больше, Тверь к Москве ближе. В Смоленске вакансия примерно через месяц, в Твери уже есть. Куда хочешь?
-Рома, да мне плевать. Чем быстрее, тем лучше.
-Пиши заявление на зама Тверской таможни, по факсу мне сбрасывай сразу, Барабанов сказал прямо сейчас тебя начать оформлять.
   Позвонил и Тюпину:
-Владимирович, прости, не дотерпел.
-Въебал?
-Нет, в ЦТУ буду переводиться. Я уже на грани терпения.
-К Балашову и Барабанову? Давай. Они нормальные…

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 18)

     Игорь Иванович Литвинов. В таможню пришел из контрразведки. Несколько лет был заместителем начальника Сахалинской таможни по правоохранительной деятельности. Потом начальником ССБ ДВТУ. Наконец-то реальный человек пришел в службу собственной безопасности и заставил тамошних коней заниматься своей работой, а не сбором сплетен.
-Григорьич, когда свой трехэтажный коттедж в пригороде Владивостока покажешь?
-???
-Трубников уже второй год его ищет.
-Твою ж мать! Да это мои опера пошутили, на какой-то таможенной пьянке осбэшнику сказали, что я подпольный миллионер и у меня дом в пригороде Владивостока недалеко от  дачи губернатора. Он что, еще и про НЛО верит?
-Ну, вы и приколисты! А человек работает!..
       После должности начальника ССБ ДВТУ Игорь неожиданно был назначен начальником Приволжского таможенного управление, ему было присвоено звание генерал-лейтенанта. Я не в курсе, что и кто этому поспособствовал. Только Мурашко как-то сказал:
-Литвинов – дурак. На этой должности он не усидит.
       Последний раз Игоря я видел, когда мы были в Москве на совещании у Президента. После совещания сидели в гостиничном ресторане, все дальневосточники, ели привезенную им черную икру под водочку. Он пихал меня локтем в бок:
-Ты чего так Мурашку жестоко подкалываешь, его аж перекашивает? Достал?
        Литвинов, и правда, меньше года пробыл начальником управления.  Нормальные мужики в таких должностях не задерживаются, они и попадают на эти должности по недоразумению…
  
         Между тем по третьему нашему задержанию снова была назначена служебная проверка и она должна была закончиться объявлением  нам неполного служебного соответствия, за которым неизбежно увольнение.
       Почти вся таможня злорадствовала – доигрались крутые правоохранители. Даже кое-кто из моих подчиненных, расследователей и дознавателей, стали пытаться документы мимоо меня носить начальнику. Старались нос по ветру держать. Простил я их. Люди слабы, им нужна работа и семьи нужно кормить, а не в наших разборках разбираться.  Но надо отдать должное, были и такие, и не так уж их мало было, которые приходили в оперативно розыскной отдел и говорили:
-Держитесь, мужчины. Мы на вас надеемся и мы за вас.
      Для меня лично, нет ничего удивительного в том, что большинство наших сторонников были женщинами-сотрудниками.
       Наконец, однажды к зданию таможни подъехали две легковые машины, из них вышли женщины и мужчины в гражданской одежде и два милиционера в форме, предъявили на входе удостоверения сотрудников Уссурийской транспортной прокуратуры и прошли ко мне в кабинет.
        Таможня почти взорвалась в злорадстве:
-Всё. Приехали за Балаевым. Допрыгался.
   Но прокурорские мужчины и женщины разделись в моем кабинете. Потом прошли в кабинет начальника таможни. Примерно через час два милиционера вывели Башко из его кабинета в наручниках и посадили в прокурорскую легковую машину. Остальные прокурорские мужчины и женщины снова прошли в моей кабинет, выпили по чашечке кофе, рассказали мне, как реагировал Башко на их визит, оделись и уехали.
      То, что творилось в таможне – я описать не смогу. Я не литературный гений.
       Ко мне в кабинет зашел начальник ОРО Серега Куклин со сковородкой в руках:
-Григорьич, будешь выходить из кабинета – задницу прикрой, а то языками травмируют…

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 14)

     … Феоктистова в Москву не уехала. Протежировавшему ей полковнику не удалось выбить для нее служебную квартиру, а без московской прописки тогда в ГУБК не брали. Ее Мурашко взял в ДВОТ, заместителем начальника ОБЭТП.
       Серега сначала стал первым заместителем начальника таможни, я вместо него – начальником ОРО, потом он ушел первым заместителем начальника Уссурийской таможни, я вместо него – первым заместителем начальника Гродековской таможни.
      И тут я совершил глупость, о которой до сих пор жалею. Начальником таможни был Сергей Григорьевич Дмитрук.  Мужик совершенно неконфликтный, миллионером, рискуя свободой, он не мечтал стать. Так, понемногу только имел прибавку к зарплате. Работать мне с ним было – лучше не придумаешь. Он почти все мои документы подписывал и согласовывал не глядя. Если видит гриф «Совершенно секретно», то даже не читает текста документа:
-Не-не, не показывай, я даже видеть не хочу твои секреты, так подпишу.
     Казалось бы, живи и радуйся. Но по одному материалу, который я сам вел, по контрабанде леса, вылезли уши начальника таможни и его заместителя по организации таможенного контроля Елены Анатольевны Якушевской. Муж Якушевской был директором фирмы-таможенного брокера, она деликатно советовала лесоэкспортерам оформляться на фирме мужа.  Немного подкрышевывали. Совершенно безобидные вещи на фоне того, что творили другие начальники таможен и их заместители в оформлении.
       Но я тогда, совсем еще глупый, с криком в груди: «Сволочи-коррупционеры, воруете!» - реализовал эти материалы по лесу с каким-то таким тупым, злобным садизмом, что не только экспортеры леса получили в подарки уголовные дела в отношении них, но и Дмитрук улетел с должности на улицу, уволили Якушевскую.
       Получилось, я убрал из таможни совершенно неплохих людей из-за какой-то тупой идеалистической принципиальности. Мне до сих пор перед ними стыдно.
     Когда вместо Дмитрука пришел новый начальник таможни, Руслан Башко, из ДВТУ кадр, сразу после того, как его представили личному составу в актовом зале  он там произнес свою представительскую речь,  мы с моим начальником ОРО Серегой Куклиным, зашли ко мне в кабинет, разлили по стаканам коньяк, Куклин, который, конечно, активно мне содействовал в садистском акте в отношении Дмитрука и Якушевской, сказал:
- Ну и дебилы, мы с тобой, Григорьич. Что теперь с этим новым дураком будем делать? Он же по сравнению с Дмитруком совершенно невменяемый. Парень где-то звезду поймал…

Черновые отрывки из книги о Большом терроре. ч.16

     … Я заканчивал институт уже в Перестройку, разговоры о сталинской сатрапии шли вовсю, у наших однокурсников из Магадана мы тоже интересовались про «край скорби и страданий». Скрывать не буду, рассказывали они ужасы: вся тундра в заброшенных лагерях и везде кости с черепами. Сейчас они сами над собой смеются. А тогда это было модно. И еще хвастались, что фраеров в Магадане нет, там почти все бывшие зэка и их потомки. Но на вопросы, почему после смерти Сталина они оттуда не уехали, отвечали: «Они ж не дураки. Работа есть, жилье есть, снабжение хорошее, зарплата в два раза выше, чем на материке…».    
        Помните кинофильм «Девчата»? Из Указа от 1948 года-  «…районы Красноярского края и Новосибирской области, расположенные в 50 километрах севернее Транссибирской железнодорожной магистрали».
       Фильм про лесоповал же. Про молодую повариху Тосю на лесоповале. О «Кубанских казаках» ущербные умом пишут и говорят – агитка. Про «Девчат» вроде такого не придумывают. Показана вполне реальная жизнь недавно организованного леспромхоза в Сибири. Еще почти нет отдельного жилья для рабочих. Люди живут в общежитиях, работает клуб, столовая. Что там ужасного в той жизни такого? Абсолютно ничего. Туда народ приехал зарабатывать хорошие деньги. Кто по своей воле, кто по Указу от 1948 года. Конечно, плохо, что не по своей воле, но ты еще попробуй такие деньги заработать в те годы в колхозе и в городе, да так быстро жилье получить.
     Тому, кто хотел работать и зарабатывать, все эти ссылки-поселения были не страшны, даже, наоборот, из циркуляра МГБ и Прокурора СССР, там еще такое было:
«Разрешить перевод к месту жительства ссыльных поселенцев и их семей. Местные органы советской власти постановлением Совета Министров СССР от 21 февраля 1948 года за № 416—159сс обязаны по представлениям органов МГБ оказывать содействие переезду семей ссыльных поселенцев, их трудоустройству и обеспечению жильем по месту ссылки».
      Потому население Магадана и состояло, в значительной части, из бывших заключенных и поселенцев. Да возьмем хоть известного «страдальца» и такого же известного актера Георгия Жженова. Он попал под Указ от 21 февраля 1948 года, в 1949 году его выхватили и отправили в ссылку в Норильск. Думаете на лесоповал? Устроили на работу актером  в  Норильском Заполярном театре драмы им. Вл. Маяковского. По специальности. Двойной оклад по сравнению с московскими артистами. Ужасное тиранство!
      Но Жженову аж задницу жгло актерство в Норильском театре. Ему хотелось на волю (как будто он в пьесах играл в кандалах), в столицу. Нести свет искусства каким-то норильским шахтерам-горнякам… Фу-у! Грубая публика!
     Т.е., если посмотреть с той стороны, что определение на поселение по Указу от 21.02.48 г., кроме ограничения места жительства, имело другую сторону медали – людей отправляли туда, где они имели возможность работать и зарабатывать даже лучше, чем где-нибудь в Подмосковье или Саратове, то в чем была жестокость сталинского режима?
   В том, что такие, как Жженов, в тех местах не имели такой возможности гадить на Советскую власть, как живя в Москве или Ленинграде?
 

Поможите Дениске Карагодину!

Уважаемые товарищи, есть возможность этому мерзавцу Карагодину и "Йехе Москвы"  хорошенько подпортить их прекрасное самочувствие. Они запланировали запись выступления с разоблачением "кровавых чекистов" на первую половину декабря  - https://karagodin.org/?p=26179#more-26179  .

Отследить, когда эфир будет, да накидать им вопросов про четыре документа о реабилитации с одинаковыми номерами - было бы здорово. Ничем это для них не грозит, но все же у Дениски проблемы с кишечником появились бы.
А то уж сильно любит он себя таким фотографировать



Как выразился один персонаж из кино - воровка на доверии. В штанах.

О массовом спорте. Часть 6.

   ... Бильярд чем интересен?  Это не «острый глаз, твердая рука». Хотя, без острого глаза и твердой руки в нем делать нечего. Попробуйте взять в руки камень и бросить его в какую-то цель, не целясь.  Если у вас камень  летит перпендикулярно направлению цели, кий в руки даже не пробуйте брать. У вас нарушена естественная для нормального человека координация движений. Вам ее сначала развивать нужно.   Но это только минимальное требование для бильярдиста, потому что игра – интеллектуальная.  Как шахматы.  Нормальный бильярдист почти никогда не бьёт шар-биток по центру.  Почти никогда у него шары не движутся по прямолинейной траектории, вращаясь по направлению движения.  Более того, мало шар забить в лузу,  нужно при этом рассчитать движение других шаров, чтобы и следующий шар можно было забить. А если вам противник оставил только незабиваемые шары, то нужно отыграть так, чтобы и ему забить было нечего. И такое перекатывание шаров может длиться  больше часа, пока кто-нибудь не ошибется.
         С нормальным противником, да если еще играть на серьезные деньги – шесть партий выматывают в ноль. Вот-вот – на деньги! Азартная игра! Незаконное обогащение!
     Я играл на деньги. Самый крупный выигрыш был 1200 долларов за вечер.
        Когда ты уже умеешь играть, то интерес просто шар загнать в лузу пропадает.  Тебе хочется забить шар небьющийся. Который вроде по всем законам физики в лузу зайти не может.
          Как-то в бильярдной я наблюдал за приезжим якутом. Было такое впечатление, что этот человек приехал из центра цивилизации в город, где живут одни лохи. Он ходил по столам и  предлагал сыграть на деньги. На серьезные. Ставка – сто долларов или эквивалент в рублях.
   Играл неплохо. Удар поставлен, забиваемые забивает. Чуть сложнее – уже фиг там. Одного обул, второго. С ним по партии народ раскатает, проиграет и уходит.
     Я катал партию с заместителем начальника оперативно-розыскного отдела. Мы не играли, а извращались – кто забьет самый невозможный шар. Да еще не в американку, а в пирамиду.
       Этот якут посмотрел, что два парня вроде не бедные, а играть не умеют, как он оценил, и предложил мне партию.
   Сыграли.  Он продул с моим перевесом в один шар. Посчитал, что это просто была у него непруха. Следующую партию опять продул. Один или два шара. И так шесть партий.  Шестьсот баксов мне уже отстегнул. Продолжать играть я отказался. Он стал настаивать. Я предложил ставку – 600 баксов за последнюю партию.  Разбивать – ему.
    И он лупит битком прямо почти в центр пирамиды и выставляет мне разбитую пирамиду под игру. Я с  одного кия игру и делаю.  Мужик якутской национальности всё понял. Что он был не в городе лохов.
    Вы мне еще скажите, что в теннис или баскетбол так не играют!..

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 28

Снова обратимся к книге о профессоре А.Ф.Вангенгейме: «Судьба первой, самой большой группы соловецких заключенных (в которой находился Вангенгейм – авт.)…долгое время оставалась невыясненной… В качестве исполнителя во всех случаях фигурирует капитан Матвеев, командированный для этого Ленинградским НКВД, однако место и обстоятельство расстрела до 1996 года оставались неизвестными. Из опубликованных воспоминаний бывших заключенных (Ю.Чирков, С.Пидгайный и др.) известно, что в октябре 1937 года они были вывезены из Соловков в Кемь несколькими этапами, но дальше след этих этапов терялся».
     Ничего вас здесь не напрягает? Не смущает, что пункт этапирования установлен по воспоминаниям тех, кто остался на Соловках? Воспоминания – это документальное подтверждение?
Дальше: «В официальных ответах и справках в качестве места смерти людей «соловецкого этапа» по сей день фигурируют обычно Ленинград, Кемь, Соловки, неофициально раньше называли даже Архангельск».
   Т.е., ответы откуда-то были получены, что люди расстреляны в определенных местах? Откуда они были получены, если КГБ и ФСБ прямо всегда заявляли, что у них нет информации о конкретных местах расстрелов и захоронений? Даже Бутовский полигон – ответ был – предположительно.
 Но если получены справки и ответы, то искать захоронения нужно на Соловках и в Кеми, правильно?
   Не угадали. Не правильно. Почему не правильно – дальше узнаете. Продолжаем читать книгу: «Весной 1996 года в опубликованной книге работника ленинградского УФСБ Е.Лукина упомянуто о том, что капитан Матвеев в 1938 г. был сам репрессирован. Там же говорилось, что в 1937 г., выехав для исполнения расстрела на Соловки, он почему-то проезжал через Медвежьегорск…».
  Ну раз Матвеев проезжал через Медвежьегорск, то … Да, конечно, зачем искать трупы в Кеми, если Матвеев проезжал через Медвежьегорск? Медвежьегорск ведь гораздо предпочтительней! И не потому, что через него проезжал Матвеев. Почему? Потерпите немного.
«В Санкт-Петербургском управлении ФСБ архивно-следственного дела Матвеева не оказалось».
 А личного дела «репрессированного» сотрудника НКВД тоже не оказалось? Или оно было весьма неудобным для поиска места расстрелов?
«Однако председатель Карельского «Мемориала»  И.Чухин, занимаясь историей Белтбалтлага, обнаружил сведения  о том, что Матвеев осужден по групповому делу бывших оперативных работников Белтбалтлага Шондыша, Бондаренко, хранящегося в Карельском Управлении ФСБ в Петрозаводске, и можно было надеяться, что в этом деле могут обнаружиться какие-то сведения о «соловецком этапе».
    В июле 1996 года поисковой группе Санкт-Петербургского НИЦ «Мемориал» Карельским УФСБ (начальник архива Г.Свидский) была представлена возможность частичного ознакомления с архивно-следственным делом № 11602 в отношении привлеченного и осужденного по этому делу капитана М.Матвеева. Дело оказалось не политическим и не подлежащим реабилитации. Все осужденные обвинялись в превышении власти при проведении расстрелов под Медвежьегорском».
 Вы думаете, что капитан Матвеев, превышая власть, расстрелял больше человек, чем ему приказали или кого-то недострелил? Как же! Осудили его за то, что расстреливая по 200 человек в день, кровавый завхоз Матвеев еще успевал зверски избивать приговоренных. Кто же настучал прокурору на завхоза? Те сотрудники НКВД, с которыми он вместе избивал и расстреливал? Или сами расстрелянные перед расстрелом, избитые в кровь, успели заявления написать? Вот черт его знает, как и кто выявил превышение власти Матвеев, дело-то самого никто так нам и не представил. О нем нам только деятели из «Мемориала» поведали.
  Совсем «немного» напрягает только то, что даже в Википедии есть сведения – Матвеев, нереабилитированный,  служил в НКВД до выхода на пенсию в 1949 году и был во время войны награжден орденом Ленина. Совсем «немного».
  Но вот место-то обнаружено – Медвежьегорск! Там обязательно нужно копать и искать труп профессора Вангенгейма! Место очень хорошее, это вам не Кемь или Соловки. Почему очень хорошее? Еще чуть потерпите.
  «14 февраля 1997 г. рабочей коллегией Международного общества «Мемориал»  было принято решение о проведении дней памяти, посвященных 60-летию «Большого террора» 1937 года в СССР, на участке шоссе в районе 16 км дороги Медвежьегорск- Повенец , связав их с 60-летием «соловецкого расстрела»…».
   Если встречу любого члена общества «Мемориал» - сразу в дыню, псу поганному, заряжу…
   «В районе 16 км дороги Медвежьегорск-Повенец…». Курвы!!! Это даже описывать у меня не хватает выдержки.
  Короче, нашли они там на карьере 150 предполагаемых мест захоронений. 5 вскрыли, обнаружили скелеты с пулевыми ранениями в черепах, сколько скелетов – неизвестно. Всё снова закопали и объявили это место массовым захоронением жертв «Большого террора», в том числе и этапа из Соловков с профессором Вангенгеймом.
Разве так можно, вы спросите? Сами видите, что можно.
   Ну теперь, почему Соловки и Кемь были для этой братии неудобны для поисков трупов, а Медвежьегорск, точнее район дороги «Медвежьегорск-Повенец» - самое то, что нужно?
   Ответ очень простой. Соловки и Кемь не попали под финскую оккупацию во время Великой Отечественной войны. Какой дурак там будет искать места массовых расстрелов?!
А вот Медвежьегорск… в ноябре 1941 года на него наступали 8 финских полков, развернулось жестокое сражение за город, оборонявшийся нашей Медвежьегорской оперативной группой войск, во время сражения наши части попали в окружение, некоторые подразделения из кольца вырвались. От Медвежьегорска финны на плечах отступающих советских войск прорвались к городку Поневец и взорвали шлюзы на канале имени Сталина. Вам всё понятно? Понятно, почему именно на участке вдоль трассы «Медвежьегорск-Поневец»  гниды из «Мемориала» стали искать захоронения расстрелянного «соловецкого этапа»?
  Я же говорю, не надо дискутировать со членами общества «Мемориал», что-то им доказывать – сразу в морду. Сходу. Мрази!

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 11.






В Ленинграде «тройку» создали. Но почему-то «особую». Мало того, приказом НКВД № 00447 лимиты предлагали на местах, в республиках, областях и краях, эти лимиты утверждались Центром. С Соловками – наоборот всё происходило, лимиты из Центра были спущены в область, но не в Северный край, на территории которого находилась тюрьма, а в Ленинградскую область. Почему? Никакого объяснения. Скажите, зачем приговоренных к расстрелу из Соловков вывозить черт знает куда, в другую область, чтобы там расстрелять и закопать? Ведь проще прямо в УНКВД Северного края, на месте, их приговорить и там закопать.

   А начальник Соловецкой тюрьмы от своего руководства, из Управления тюрем ГУГБ, указаний о порядке отбора заключенных для рассмотрения тройкой в Ленинграде никакого не получил. Это указание направлено Фриновским начальнику УНКВД ЛО, которому начальник тюрьмы не подчинялся. А Заковский направил указание начальнику тюрьму подготовить дела заключенных для их рассмотрения Особой тройкой? В архивах такой документ еще не найден. Не найдено еще и указание от руководства Управления тюрем ГУГБ начальнику Соловецкой тюрьмы исполнять приказы и указания начальника УНКВД ЛО.

Пока они не найдены, следующий архивный документ выглядит для тех, кто знает что такое «подчиненность», как сказка про хождение одного мужика по воде:

   В той сказке мужик, вопреки всем законам физики, гулял по поверхности глубокого озера, в этом документе, вопреки всем законам службы и подчиненности, начальник УНКВД ЛО направляет начальнику Соловецкой тюрьмы, который не является его подчиненным, указание выдать капитану Матвееву заключенных для расстрела. Да еще грозно – НЕМЕДЛЕННО!

  Щас! Так бы и разбежался начальник тюрьмы! Одному выдай, второму выдай, третий еще что-нибудь попросит, так и себе ничего не останется.

  Да не был начальник УНКВД ЛО комиссар 1-го ранга Заковский таким бакланом, как тот, который сочинил этот совершенно секретный документ и потом нашел его в архиве. Заковский был человеком достаточно опытным, чтобы не знать, какой ответ он получит от начальника тюрьмы Апетера: «Товарищ комиссар госбезопасности 1-го ранга, я, конечно, уважаю ваше высокое звание и заслуги, но, пардон, вы не мой начальник. Я подчиняюсь начальнику Управления тюрем ГУГБ. Советую вам обратиться к моему прямому начальнику с тем, чтобы ОН дал мне указание о выдаче заключенных вашему сотруднику».

  Ну, допустим, сказочная Особая тройка УНКВД ЛО приговорила к расстрелу заключенных Соловецкой тюрьмы. Допустим. А зачем Заковский послал капитана Матвеева на Соловки? Приговоренные в Соловецкой тюрьме находятся? Так пусть их Апетер сам и расстреливает. Направить ему через наркома НКВД соответствующий приказ – и все дела. У него же там целая тюремная охрана, большая толпа вооруженных мужчин, а вокруг Соловков – такая глухомань и просторы, что и всю Ленинградскую область туда можно привезти и тайно закопать.

Вместо этого, приговоренных грузят на баржи, везут в Ленинградскую область, оттуда в Карелию и в Сандармохе кончают. Медики такой процесс называют удалением миндалин через прямую кишку…