Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 2202 2005 3594 6089.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Какую критику получит фильм "Дорогие товарищи"?

     Новый фильм Андрона Кончаловского «Дорогие товарищи» в прокат еще не вышел, состоялся только его премьерный показ на Венецианском кинофестивале, где он получил специальный приз. Да стал доступен трейлер. Чуть больше двух минут. Впрочем, достаточно знать взгляды Кончаловского, спонсора его последнего проекта (олигарха Усманова), чтобы достоверно угадать, о чем этот фильм по короткому трейлеру. Новочеркасск 1962 года. Расстрел рабочего бунта. Судя по трейлеру, события показаны вполне правдоподобно. Однако, есть одно - НО! Причем, об этом НО говорит только Коммунистическое Движение имени «Антипартийной группы» 1957 г.».  Остальные изображают из себя непонимающую невинность, да еще обвиняя нас в антисоветизме, в клевете на СССР в ответ на наши заявления о том, что хрущевско-брежневское государство к социализму и Советской власти никакого отношения не имело. Мы постоянно заявляем, что самая гнусная антисоветская и антикоммунистическая пропаганда – это пропаганда брежневизма. Она подлая до последней степени крайности, дискредитирует коммунизм и Советскую власть сильнее, чем любая прямая антикоммунистическая пропаганда. Впрочем, в фундаменте прямой антикоммунистической пропаганды именно представление о хрущевско-брежневском государстве, как о государстве социалистическом, является главным блоком.  На этом камне за деньги Усманова режиссер Кончаловский и сделал свой фильм «Дорогие товарищи».
  Прокат пока еще не начался, пока мы только ждем критики на него со стороны наших левых. Критика будет, не сомневайтесь. Интересная критика будет. Интересная в том плане, что наши левые в очередной раз покажут, как сильно они «любят» рабочий класс и о каком социализме мечтают. Интересная в том плане, что их критика будет на руку олигарху Усманову.
   Первая птичка уже пропела. Высказался историк спецслужб А.И. Колпакиди на ютуб-канале «Красное радио» https://www.youtube.com/watch?v=OqZ1Yk_cIEg . Деятельность Александра Ивановича меня давно интересует, я занимаюсь вопросами сталинских репрессий, поэтому обращаю внимание на работы других историков в этой области. Но в последнее время, на волне коронокризиса, А.Колпакиди стал еще и активно выступать на «Красном радио», почти каждый день он на нем произносит речи в одно лицо перед монитором компьютера и это выкладывается на ютубе. И если раньше я знал, что он, как историк спецслужб интересен только тем, что о спецслужбах не имеет ни малейшего представления, то теперь еще знаю, что он, называя себя левым, имеет отношение к левому движению только как провокатор. Сознательный либо по глупости. Я склоняюсь, что по глупости. Во всяком случае, умный человек в должности главного редактора издательства «Алгоритм» не стал бы издавать романы доктора Геббельса, за что он получил приличный штраф по приговору суда. Проблема даже не в том, справедлив приговор или нет, проблема в том – зачем этот баян козе был нужен?
    Смысл критики Колпакиди трейлера фильма «Дорогие товарищи» сводится к тому, что Кончаловский продался и лжет, события в Новочеркасске были трагической случайностью и никак не характеризуют правящий в те годы в СССР режим и ситуацию в стране.
   То, что Кончаловский продался и лжет – эка невидаль! А то никто раньше этого не знал?! А насчет событий 1962 года в Новочеркасске известный профессор М.В.Попов высказывался еще кардинальнее. Он прямо говорил, что расстрел рабочих был правильным решением. Почему я к Колпакиди прислонил Попова? Да потому, что ютуб-канал «Красное радио» является ресурсом радиостанции «Красное радио», посмотрите ее программу на сегодня, 14.09.2020:
«Расписание вещания на 14.09.20 (время московское).
Красное Радио ведет круглосуточное вещание https://www.krasnoe-radio.ru/.

0:00 Новости
0:03 День в истории
0:14 «Материализм». М.В.Попов
1:56 Как учить коммунизму? Уроки СССР с Поповым М.В.
2:56 «Человек будущего. Ленин об исторической роли рабочего класса». В.А.Кучук
3:12 Новости
3:25 Независимый профсоюз шахтёров Донбасса поздравляет шахтёров с победой. Шахта Комсомольская, Антрацит
3:33 Свободный человек. Словарь ошибок
3:59 День в истории
4:07 «Становление в обществе». М.В.Попов
5:36 Что делать, если коллективный договор уже заключён Изменения и дополнения в колдоговор. Г.Бобинов
6:00 Пролетариат. Словарь ошибок
6:10 Новости
6:16 Кто защитит мир от фашизма. М.В.Попов
6:40 Разведопрос М.В.Попов - введение в науку логики
8:23 День в истории
8:37 Троцкизм и сталинизм. М.В.Попов
8:55 Новости
8:58 «Против юридического фетишизма». М.В.Попов
10:11 Чей фашизм на Украине М.В.Попов
11:04 Репрессии и классовая борьба. М.В.Попов
11:47 Новости
11:51 День в истории
11:59 «Материализм». М.В.Попов
13:32 Чёткая программа действий РПР для белорусского пролетариата
13:36 Как учить коммунизму? Уроки СССР с Поповым М.В.
14:33 «Человек будущего. Ленин об исторической роли рабочего класса». В.А.Кучук
15:00 Независимый профсоюз шахтёров Донбасса поздравляет шахтёров с победой. Шахта Комсомольская, Антрацит
15:09 Свободный человек. Словарь ошибок
15:26 Новости
15:33 К.В. Юрков о том, что делать рабочему классу и ситуации в Белоруссии
15:53 День в истории
16:01 «Становление в обществе». М.В.Попов
17:32 Что делать, если коллективный договор уже заключён Изменения и дополнения в колдоговор. Г.Бобинов
17:56 Пролетариат. Словарь ошибок
18:08 Кто защитит мир от фашизма. М.В.Попов
18:34 Побережная
18:44 Разведопрос М.В.Попов - введение в науку логики
20:27 День в истории
20:42 Троцкизм и сталинизм. М.В.Попов
21:00 «Против юридического фетишизма». М.В.Попов
22:05 Новости
22:15 Чей фашизм на Украине М.В.Попов
22:37 История Советов
23:26 Репрессии и классовая борьба. М.В.Попов»


  Вопросы есть? Думаю, вам всё понятно. О том, что профессор М.В.Попов такой же марксист, как и Лёва Троцкий, мы писали неоднократно. На примере отношения к новочеркасским событиям Попова и Колпакиди рабочий класс имеет полнейшее представление, как его интересы будет защищать Рабочая партия России Попова. Много мы писали и о том, что РПР, раскалывая и противопоставляя друг другу работников физического и умственного труда, раскалывая рабочий класс, напрямую играет на руку правящему олигархическому режиму, представителем которого является Усманов.
  Поэтому Колпакиди, которому «Красное радио» предоставило трибуну, рассказывает, что фильм «Дорогие товарищи», снятый на деньги Усманова, лживый. Парадокс? Совсем нет. Ничего парадоксального, эта вода на ту же пропагандистскую мельницу, из которой сыпется мука антикоммунизма.
  Разница лишь в том, что, как видно даже из трейлера, фильм показывает антинародную сущность режима в СССР, а Колпакиди и Попов заявляют о том, что режим был коммунистическим, события же в Новочеркасске – случайность, эти события к характеру власти никакого отношения не имеют. Да, вот так. Ни больше, ни меньше. А то, что подавлением бунта в город выехали руководить члены Политбюро Козлов и Микоян… Они тоже к власти никакого отношения не имели?
   То, что в 1953 году в СССР произошел государственный переворот, в результате которого к власти над партией и страной пришла троцкистская группировка, выдвинувшая во главу КПСС Хрущева, установившая вместо диктатуры пролетариата в стране диктатуру партии, понятное дело, фантазии нашего Движения. И Г.М.Маленкова, прямо обвинившего Хрущева в этом.
  То, что хрущевцы начали Целинную эпопею и реформу МТС, разорение колхозов, что привело к ухудшению продовольственного снабжения в стране – к характеру власти тоже никакого отношения не имело?
   То, что за три года решили обогнать Америку по молоку и мясу, в результате с прилавков магазинов исчезло молоко и мясо – отношение к характеру власти тоже никакого не имело?
  То, что за хрущевскую семилетку было построено столько же новых предприятий, сколько за весь предшествующий период Советской власти, с диким перекосом в сторону группы А, производства средств производства, в результате упали темпы механизации и автоматизации производства (средства ушли не на новое оборудование, а на новые заводы), да еще и стала нарастать нехватка товаров народного потребления – тоже отношения к власти не имело?
То, что директивно были разогнаны артели и кооперативы, что еще больше снизило обеспечение населения товарами и услугами – тоже отношения к власти не имело?
То, что в итоге этих реформ правительство пошло на увеличение норм выработки для рабочих и увеличение цен на товары народного потребления, особенно на продовольствие – тоже отношения к власти не имело?
  А что же тогда имело отношение к власти? То, что по сведениям из самой точной и правдивой статистики, которая звучала на 22-м съезде КПСС, за год до событий в Новочеркасске, жрать народ стал в три горла, а срать, простите, микояновскими котлетами?!
   Случайностью было только поведение директора завода, с которого всё началось. Его хамское отношение к рабочим и вызвало бунт. Остальное всё было закономерностью. «Хрущева – на мясо!» - закономерность. Вся страна гудела. Если бы новочеркасский бунт не был подавлен так показательно жестко и быстро, сначала вся Ростовская область запылала бы, потом дальше перебросилось бы.
И этот бунт напугал антинародную власть партийной диктатуры. Она из Хрущева сделала козла отпущения, провела «Косыгинские реформы», главным смыслом которых было совершенно не то, что вам говорят про прибыль. Косыгину пришлось притормозить банкротство экономики СССР, которое шло для подготовки к ее приватизации, скорректировать соотношение групп А и Б, что привело к росту производства товаров народного потребления. Попутно, был окончательно уничтожен Госплан, его Постановлением Правительства превратили из органа планирующего в орган согласовывающий отраслевые планы. Очень быстро, через 20 с небольшим лет, экономика была этими реформами подготовлена к раздербану. Хрущев хотел еще быстрее, но – Новочеркасск.
  Разумеется, Кончаловский в фильме лжет. В трейлер же входят самые ключевые моменты, таков закон рекламы, в этом трейлере тоже есть момент: сокрытие событий от населения СССР. Чтобы никто не знал! Как можно скрыть от страны события, произошедшие в довольно крупном городе? Со всех жителей города взять подписку о неразглашении? Вся страна, разумеется, знала. Я даже в детстве слышал в разных вариантах про Новочеркасск, и студентом слышал.    
  И Колпакиди слышал. Не случайно он в молодости оказался среди тех, кто участвовал в разрушении СССР. Он забыл об этом?
  Я вот совершенно не участвовал в этом, хотя меня мои противники обвиняют в мелкобуржуазности и в том, что я социализм за 300 сортов колбасы продал. Колбасу я ем, конечно, но я ее покупал всегда за заработанные деньги, а не за социализм. И когда А.И.Колпакиди стал одним из организаторов Социалистической партии в компании с Кагарлицким, партии, которая «продавала социализм за колбасу», была создана на идеях, что в СССР социализма не было, я вкалывал, как папа Карло, в совхозе. Мне не до разрушения СССР было.
   А вот Колпакиди с Кагарлицким выдвигали, совместно с «Демократической Россией», экономиздку Корягину в депутаты. Забыли уже, Александр Иванович?
   Разумеется, Кончаловский продался и врет. А сам Колпакиди когда продался и в каком моменте врет? Тогда, когда считал, что в СССР нет социализма и вступил в Социалистическую партию? Или сейчас, когда он утверждает, что в хрущевско-брежневском СССР был социализм?
Я наблюдаю, как неплохо существуют ресурсы типа «Красного радио» и у меня есть подозрение, что работа пропагандистов в направлении «В СССР при Хрущеве и Брежневе был социализм», поэтому рабочих Новочеркасска правильно расстреляли, неплохо оплачивается.      
    Как и работа Кончаловского, у которого в СССР тоже был социализм, но рабочих расстреляли неправильно.
    Скоро фильм должен выйти в прокат. Положительная критика будет. Обязательно. На уровне государственных СМИ. В плане – при социализме жизнь была дерьмо, а недовольных расстреливали.
     Будет критика и из «левого» лагеря. От подобных Попову и Колпакиди. В плане – при социализме были бесплатные квартиры, а недовольных расстреливали.
     Гадко, господа. Подло и мерзко.
 

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 19)

        Я знаю, что мои утверждения насчет поддельности всех этих документов, «обнаруженных» в архивах, могут вызвать недоверие даже при том, что я показываю, насколько нелепы для подлинных документов, содержащиеся в них тексты и их оформление. «А что, разве так можно было?».
     Оказывается, можно. Еще раз взгляните на письмо жены Вангенгейма Берии. «А что, разве так можно было?» 
     Да, бумага старая. Да, чернила выцвели… Как настоящее, на первый взгляд. Внаглую вывешено в музее, посвященном памяти Алексея Феодосьевича. Внаглую! Совершенное бесстыдство. Абсолютно ничего, сволочи, не боятся и не стесняются.
      Ведь у любого посетителя музея, обладающего хоть мизерной долей здравого смысла, к этому письму появится ряд вопросов.
   Во-первых, откуда оно появилось в музее, если в 1939 году было отправлено в адрес наркома НКВД? Оно в архиве НКВД хранилось 50 лет? Зачем? Это банальная переписка, обращения граждан, надобности в длительном хранении которой нет необходимости. 3 года, максимум. Такие письма невозможно обнаружить ни в каких архивах, в связи с их отсутствием там.
     Во-вторых, где на нем хоть какие-то отметки канцелярии НКВД о его приеме? Письма граждан с запросами о судьбе родственников – это входящая корреспонденция. На них проставляется регистрационный номер канцелярии в обязательном порядке.
    В-третьих, где на нем хотя бы какая-то резолюция о приеме его в работу каким-нибудь сотрудником НКВД и поручении кому-то подготовить ответ гражданке Кургузовой, обязательная на всех поступающих запросах? Ничего нет!
    В-четвертых, если даже допустить, что письмо отправлено не почтой, а сама гражданка Кургузова отнесла его в НКВД в двух экземплярах, чтобы иметь второй экземпляр при себе, как доказательство того, что она такой запрос отправляла, поэтому в музее лежит ее экземпляр, то где на нем отметка канцелярии о получении первого экземпляра? Ничего нет!
     В-пятых, почему в нем столько грамматических ошибок и стиль его настолько малограмотен? Это писала настоящая жена профессора Вангенгейма, школьная учительница с высшим педагогическим образованием, или кто-то пытался написать его в стиле – несчастная полуграмотная женщина ищет мужа?
    В-шестых, как даже полуграмотная женщина, проживая долгие годы в квартире по адресу Москва, Докучаев переулок, умудрилась в письме наркому написать – Дукучаев?
    И никто из сотрудников музея Вангенгейма даже не опасается этих «коварных» вопросов. Более того, никому из них даже не пришло в голову поставить на письме гражданки Кургузовой какую-нибудь закорючку о том, что оно в НКВД поступило!
    Ничего не боятся! Из своей оперской практики я знаю причины и условия, при которых у преступников формируется подобное бесстрашие. Мне много лет приходилось заниматься выявлением и пресечением преступлений во внешнеэкономической сфере. Там эти преступления часто связаны с предоставлением в государственные органы поддельных документов. Так вот, пока правонарушители работают на свой страх и риск, пока они боятся ответственности, выявить подделки в их документации чрезвычайно сложно. Работают аккуратно. Как только у них появляется хорошая «крыша», как только они перестают бояться ответственности – начинается бардак в документах. В контрактах, инвойсах, платежках появляются такие ляпы и нестыковки, что и начинающий оперативник схему распутает.  Становится лень делать нормальные документы – «крыша» прикроет.
     Вот это отсутствие боязни ответственности во весь голос кричит со страниц той массы макулатуры, которая, якобы, обнаружена в архивах. Начиная с приказа № 00447. «Крыша» прикроет. В лице самого государства, идеология которого держится на мифе о «Большом терроре».   
     Именно потому, что на «Большом терроре» это государство стоит, мне и моим товарищам «левые» пеняют: зачем вы столько много внимания уделяете его разоблачению? Такие это у нас «левые», даже называющие себя коммунистами.
     Каждый год у мемориала памяти жертвам репрессий 30-х годов патриарх проводит богослужения. И обязательно на этих богослужениях присутствует Президент. Так-то вот.
      Именно поэтому в украинских архивах историки «находят» Указания Председателей КГБ СССР и внаглую их вываливают на всеобщее обозрение, не опасаясь того, что директор ФСБ РФ может заявить: «А у нас, в Москве, таких документов не имеется».
     Бортников будет молчать, как рыба, потому что подобное заявление повлечет немедленную его отставку. Оно будет признанием того, что государство, за безопасность которого отвечает его контора, выстроено на самой бессовестной лжи. Высшее должностное лицо этого государства, Президент, немедленно уволит директора ФСБ, заявившего об этом.
     Согласитесь, что как только даже абсолютно доверяющие нынешней власти граждане узнают из сообщения официального лица государства, что ряд документов (хотя бы один!) о Большом терроре, вложенных в архивы, являются подделками, то эти граждане начнут сомневаться и во всех остальных, задавая закономерный вопрос: «Если массовые расстрелы были реальностью, то зачем их потребовалось доказывать с помощью фальшивок?». А когда начинает работать «эффект домино», то его действие остановить невозможно.
      Бортников, в связи, с «рассекречиванием» украинских архивов, оказался в очень сложном положении. Та тупость, с которой украинские историки состряпали серию Указаний, не позволяет ему признать их реальными документами. Если он это сделает, то он опозорится, в первую очередь, перед своими подчиненными, сотрудниками ФСБ. Они же будут смеяться: наш руководитель настолько глуп, что не знает, чем указание отличается от приказа и инструкции. И заявить, что эти Указания – фальшивки, он тоже не может.
    Впрочем, Бортников далеко не настолько бесстыден, как наши историки, которые убеждают публику в реальности приказа №00447. Он от него завуалированно, но открестился, когда в интервью на вопрос о причинах массовых расстрелов 37-го года заявил: перегибы на местах.
     Это его заявление напрямую противоречит положениям приказа №00447. Показательно, что слова директора ФСБ о причинах БТ начал оспаривать «Мемориал» в суде, предъявив, как доказательство, пресловутый приказ Ежова. Дальше еще смешнее, суд не принял этот приказ в качестве аргумента.
    Ах, как вы попали, ребята, с этим вашим «Большим террором»!..

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 15)

      Мне этот сборник «документов» о том, как скрывали масштабы репрессий от народа, особенно указание Крючкова, опубликованный на сайте «Бессмертный барак», очень сильно напомнил одну ситуацию из моей личной оперской жизни.  В 2001-м году я исполнял обязанности заместителя начальника Гродековской таможни по правоохранительной деятельности и ждал уже утверждения меня в этой должности. Совпало так, что были испорчены отношения с местным отделом ФСБ. К слову, отношения с краевым руководством местных конторских у меня были преотличнейшие. Но гродековским чекистам на должности заместителя таможни нужен был не я, а их человек, начальник отдела собственной безопасности таможни.  И на меня, разумеется, появился компромат, который заключался в том, что начальник ОСБ нашел в туалете здания таможни лист бумаги с отпечатанным на нем секретным отчетом за моей подписью. Точнее, подписи моей на листе не было, я был указан в качестве подписанта. И сведений никаких секретных там не было, только перечислены псевдонимы нескольких агентов. Всего лишь. Но на этом листе стоял гриф «Секретно».
     Понятно, почему он был обнаружен в туалете. Креативные парни из ОСБ ситуацию развивали в русле: у Балаева такой бардак с секретным делопроизводством, что даже в туалетах секретные документы валяются.
    А контролирует соблюдение режима секретности во всех органах и учреждениях ФСБ. Парни из местного отдела тут же занялись вопросом соблюдения этого режима в подчиненных мне подразделениях и торопливо поставили вопрос о моем соответствии занимаемой должности. Побежали с найденным в туалете «документом» к своему и моему руководству, радуясь компромату на меня. Успехов никаких не добились. Руководство на всякий случай прислало ко мне комиссию, которая провела полную сверку секретных документов, нарушений не обнаружила, на этом всё и закончилось.
    Во время разбирательства мне предъявляли «секретный отчет» и пробовали склонить меня к письменному объяснению насчет этого. Ответ получили в устной и грубой форме:
- Вы что мне показываете? Где на этом отчете штамп о регистрации? Где номер, за которым он у меня зарегистрирован? Где на этом листе учетный номер самого листа? Нету? Гуляйте. Таких «отчетов» можно на любом компьютере отпечатать сколько угодно.
- Здесь псевдонимы агентов перечислены! Возможна расшифровка!
- По одному псевдониму возможна расшифровка?! Совсем сбрендили?
- Мы проведем экспертизу и установим, что отчет был отпечатан на твоем принтере!
- Давайте, проводите. Успехов вам!
      Конечно, никакой экспертизы никто не проводил. Эксперты – люди очень занятые, у них и так много работы, чтобы отвлекать их на всякую фигню.
     Через несколько лет один из моих бывших оперативников, ставший уже заместителем начальника таможни по правоохранительной деятельности, попал в аналогичную ситуацию. У меня был секретный отчет, а у него – совершенно секретное постановление о заведении оперативного дела. Закончилось всё также ничем.
    Понимаете, напечатать какой угодно «совершенно секретный» текст может кто угодно, только нанести на него необходимые регистрационные реквизиты  - «немного» сложнее. А без них эти бумажки с любым текстом – филькины грамоты. Только публику ими развлекать. Как развлекают публику деятели, поместившие указание Крючкова на сайте «Бессмертного барака».
     С большой степенью достоверности я даже могу предполагать, как происходило изготовление фальшивок с указаниями Председателей КГБ. Украинские историки, увидев в попавших в их руки архивах КГБ УССР, указания председателей КГБ УССР, решили, что такие же указания подписывал и Председатель КГБ СССР.
    Бакланам, не имеющим никакой административной практики, тем более таковой в правоохранительных органах, что приказ, что указание – нюансов они не видят. Тем более, не догадались сверить свою задумку с Положением о КГБ СССР.
       Уже даже одно название документа кричит о его поддельности. Но, как видно из его фотокопии, «указание» не могло быть обнаружено и рассекречено в архиве КГБ УССР, потому что оно не поступало в КГБ УССР. На нем есть регистрационный номер 52 с. За этим номером оно зарегистрировано в КГБ СССР, в Москве. Но его же отправили в Киев, в КГБ УССР, если оно там было найдено! А за каким номером оно зарегистрировано украинским КГБ?
    Бакланы не знают, что во всех подразделениях всех органов, ведущих секретное (и не только секретное) делопроизводство, всем поступающим из других органов документам (любым документам – приказам, указаниям, распоряжениям, отчетам, справкам…) присваивается входящий номер. И не только присваивается, но на самом документе по правилам секретного делопроизводства в правом нижнем его углу ставится соответствующий штамп, в котором указывается его входящий номер и дата регистрации.
    Вы видите на фотокопии этот штамп? Нет? Так если его нет, то этот документ никогда из Москвы в Киев и не отправлялся. В Киеве его не получали, если его не зарегистрировали, как входящий.
     Идем дальше. Что должен был сделать председатель КГБ УССР, если бы получил от Крючкова указание (опустим даже то, что Крючков никогда указаний не отдавал, он только приказы подписывал)? Да он немедленно распорядился бы о его исполнении. Как? Да с помощью резолюции на документе! Что-нибудь вроде «Начальникам Управлений КГБ УССР принять к исполнению и под личный контроль. Начальнику секретной части организовать рассылку указания».
    Те, кто служил в органах, да не только в органах, вообще все, кто работал в учреждениях, где ведется делопроизводство, знают как дважды-два, что любой даже не распорядительный, а просто информационный документ, оставленный без резолюции – косяк, свидетельствующий о бардаке в руководящей деятельности начальствующих лиц. Любая проверяющая руководящую деятельность комиссия в первую очередь обращает внимание на резолюции и степень их соответствия информации в документе. А тут – вообще нет резолюции лица, возглавлявшего целый республиканский комитет.
     А председатель КГБ УССР хотя бы видел это указание? Да его в КГБ УССР вообще никто не видел! Никогда! Посмотрите на фотокопию внимательно. Две страницы Указания отпечатаны не на двух отдельных листах, а на одном с двух сторон. Там и текст просвечивается и реквизиты бланка. Не хватает только совсем «мелочи».
   Те, кто никогда не работал с секретными документами, этой «мелочи» могут и не знать. Как ее не знают историки. Профессия историка не предполагает допуска к сведениям, содержащим государственную тайну. Поэтому они не в курсе, что сохранность таких сведений обеспечивается, в том числе, строгим учетом всех лиц, с ними ознакомившихся. А учитываются эти лица путем проставления их личных подписей на секретных документах с датой ознакомления. «Ознакомлен. И.И.Иванов – подпись. Дата». Если вы знакомитесь с секретным документом в секретной части учреждения, то не выйдите из комнаты, в которой читали документ, пока не распишетесь на нем. Если вам в кабинет секретчик-делопроизводитель его принесет для ознакомления, то он не примет его от вас обратно без вашей подписи. Я не знаю случая, когда кто-нибудь отказался проставить подпись об ознакомлении с секретным документом. Такого по определению быть не могло никогда. Этого отказника сразу бы из органов вышвырнули бы, допуска к секретным документам лишили бы мгновенно.
      Вы видите на указании Крючкова хоть одну подпись об ознакомлении с ним? Не видите? Значит, этот документ никто никогда из сотрудников КГБ УССР, включая Председателя КГБ УССР, в глаза не видел. Его видели только те лепилы, который его сочинили и изготовили.
    На этом вопрос закрыт. Никогда ни один Председатель КГБ СССР не давал никаких указаний насчет действий по сокрытию масштабов реепрессий, и Крючков никогда не давал указаний подменять в органах ЗАГС свидетельства о смерти. Не было такого.
   Но на сайте «Бессмертного барака» выложены и повторные свидетельства о смерти, полученные в ЗАГСах. Как их выдали ЗАГСы, если им таких указаний не поступало? На каком основании?
      А выдавали ли??? Посмотрите на эту фотографию, найденную мной в интернете:

Какие-нибудь мысли по этому поводу у вас в голове рождаются?...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 14)

И, наконец, последнее указание, уже за подписью последнего Председателя КГБ Крючкова. Я привожу его не в текстовом виде, а фотокопию:


      В этом документе стоит обратить внимание на правки, внесенные в текст авторучкой. И на дату. Он издан после завершения работы реабилитационной комиссии А.Яковлева.

   Корректуры в тексте документа, вроде бы, явно свидетельствуют о том, что это рабочий документ сотрудника КГБ, который отвечал за предоставление ответов гражданам о судьбе их репрессированных родственников. Чтобы не копаться в нормативных документах, которые вводили изменения в порядок, определенный Указанием, он прямо в текст Указания их и вписывал. Фальшивкой этот документ быть не может, на первый взгляд. В книге «Троцкизм против большевизма» я именно к такому ошибочному выводу и пришел. Посчитал его за действительный документ.

   Но мне не давал покоя один «небольшой» нюанс. Датируется документ 1988 годом, временем, когда еще ни один родственник не знал о том, что его близкий, о котором был ответ из Органов, что он умер в местах заключения, был расстрелян по решению несудебного органа, всем же сообщали «10 лет без права переписки». Но само указание Крючкова дано «в целях упорядочения рассмотрения заявлений граждан о судьбе их родственников, расстрелянных по решениям несудебных органов».  Но вдруг уже при Крючкове, в 1988 году, в КГБ пошли запросы от тех, кто ранее получил ответы о смерти родственников в местах заключения. И Крючков подписывает указание на этот счет.

    А с какого перепоя граждане вдруг стали сомневаться в обстоятельствах смерти своих родственников и заново стали выяснять их судьбу? Им уже успели сообщить, что в НКВД-МВД-КГБ скрывали от них правду?

    Теперь еще раз посмотрите на эти «документы» о сокрытии «правды». Когда они, начиная с приказа Берии, стали известны, на даты рассекречивания обратите внимания? С 2013 года! До 2013 года никто даже не подозревал об их существовании. Более того, мы имеем лишь экземпляры из украинских архивов. Всё, что нам представлено о том, как скрывали от народа масштабы репрессий, обнаружено пока только в украинских архивах и рассекречено только в 2013 году.

     Есть еще один очень интересный момент. Если эти документы украинцами рассекречены, то их экземпляры, хранящиеся в архиве ФСБ России, автоматически теряют статус секретных. Какой смысл хранить, как секретные, документы, которые уже обнародованы, правда ведь?

    Так когда нам будут представлены эти указания Председателей КГБ СССР о сокрытии масштабов репрессий уже в виде документов из архива ФСБ? Семь лет прошло после того, как их экземпляры украинские историки обнародовали, а наша отечественная Контора даже не почесалась на этот счет, да и отечественные правозащитники этим не интересуются.

    Я ответ знаю: никогда. ФСБ будет хранить гробовое молчание. Она оказалась в очень сложной ситуации. Чтобы «рассекретить» указания Серова, Семичастного и Крючкова, нашим конторским нужно сначала получить оригиналы из Украины, сделать потом с этих оригиналов свои… оригиналы и представить их публике. Нужно же, чтобы «оригиналы» совпадали! С копий сделать это невозможно. Но, как назло, вскоре после того, как эти «оригиналы» хохлы обнаружили, начались известные события на майдане, после чего отношения между СБУ и ФСБ окончательно перешли в фазу противостояния. Теперь уже невозможно провести секретную операцию по вывозу в Москву этих документов для изготовления их дубликатов. Более того, их уже и в СБУ не имеется. 9 апреля 2015 года Рада приняла Закон о передаче всех архивов бывшего КГБ Украины в государственный архив Украинского института национальной памяти. Теперь он у украинских правозащитников. Сами можете представить, сколько оттуда еще выплывет «оригиналов». А эти правозащитники находятся под плотным патронажем США.

    И признать указания Председателей КГБ подделками ФСБ тоже не может. Что тогда будет с Большим террором, на котором держится идеология нынешнего российского режима?  Почему они подделки?

    Да потому, что указаний Председателей КГБ, как распорядительных документов, никогда не существовало, так же, как и «оперативных приказов» НКВД:

«Председатель Комитета, заместители председателя в пределах своей компетенции издают приказы и инструкции на основании и во исполнение действующих законов, постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Руководителям местных органов КГБ предоставляется право издавать приказы и указания по оперативной и служебной работе на основе приказов и инструкций Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР и решений соответствующих партийных органов».

     Это из Положения о КГБ СССР. Документ даже в Викитеке есть. Всё. Аут. Бобик трагически издох…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 13)

Но не только у Серова была озабоченность информированием о решениях органов, на которых Берии было наплевать. Серова на посту Председателя КГБ СССР сменил Семичастный и выдал своё указание по теме, перед этим обратившись с письмом в Политбюро:

«Совершенно секретно
Экз. № 1

26 декабря 1962 г. № 3265-с

гор. Москва

ЦК КПСС

В 1955 году с ведома инстанций и по согласованию с Прокуратурой СССР Комитетом госбезопасности было издано указание № 108сс органам КГБ, определяющее порядок рассмотрения заявлений граждан, интересующихся судьбой лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов (б. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ-НКВД-УНКВД и Комиссией НКВД СССР и Прокурора СССР)….

  Полное впечатление, что каждый новый вождь чекистов начинал с того, что выискивал новый репрессивный орган, о расстрельной практике которого нужно информировать общественность. Теперь появилась еще  Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР.  Но ведь Семичастный набрехал Политбюро! В указании № 108 сс за подписью Серова про Комиссию НКВД  СССР и Прокурора СССР нет даже намека. Похоже, И.А. Серов еще не был допущен к архивам, в которых хранились расстрельные приговоры за подписью Ежова и Вышинского. А вот Семичастному такой пропуск оформили, и родилось такое:

«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КГБ при СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ и АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИКАХ

НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЙ КГБ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР по КРАЯМ и ОБЛАСТЯМ

О порядке рассмотрения заявлений граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов.

В целях упорядочения рассмотрения заявлений граждан о судьбе их родственников, расстрелянных по решениям несудебных органов.

ПРЕДЛАГАЕТСЯ:

1. По заявлениям граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям Коллегии ОГПУ, троек ПП ОГПУ и НКВД – УНКВД, Особого совещания при НКВД – МВД СССР, Комиссиями НКВД и Прокурора СССР, расследование по делам которых производилось органами госбезопасности, смерть этих лиц регистрировать в загсах по месту их жительства до ареста датой расстрела, без указания причин смерти, а заявителям сообщать, в каком загсе они могут получить свидетельства о смерти. Такие решения принимать, как правило, по заявлениям близких родственников (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные браться и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг).

2. На запросы родственников лиц, расстрелянных в несудебнном порядке, о причинах их смерти сообщать устно действительные обстоятельства смерти; заявителям, проживающим в местностях, где отсутствуют аппараты КГБ, давать устные ответы о причинах смерти через районные отделы (отделения) милиции, которым направлять соответствующие уведомления.

3. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов и впоследствии реабилитированных, сообщать об их расстреле. Такие ответы в секретном порядке направлять:

– в отношении рабочих и служащих – соответственно в министерства социального обеспечения союзных и автономных республик, краев и областные отделы социального обеспечения.

– в отношении военнослужащих – с соответствующие пенсионные аппараты Министерства обороны СССР, КГБ и министерств охраны общественного порядка союзных республик.

4. В отношении лиц, расстрелянных в несудебном порядке, родственникам которых уже сообщалось о их смерти, как якобы наступившем в местах лишения свободы, ранее принятые решения не изменять. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти этих лиц давать те же ответы, которые сообщались родственникам.

5. Порядок сообщения за границу дат смерти лиц, осужденных к расстрелу, предусмотренный инструкциями об исполнении запросов исполкома союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР о розыске на территории СССР советских и иностранных граждан, а также лиц без гражданства, объявленными в 1961 году приказом КГБ при Совете Министров СССР и МВД РСФСР № 0019/003 и соответствующими приказами по союзным республикам, не изменять.

6. Указания Комитета госбезопасноти при Совете Министров СССР № 108сс от 24 августа 1955 года и № 6сс от 11 января 1957 года считать утратившим силу.

Настоящее указание двести до сведения прокуроров республик, краев и областей, а также военных прокуроров и председателей военных трибуналов военных округов и флотов.

Для сведения прилагается указание Министерства юстиции РСФСР от 4 февраля 1958 года о порядке регистрации смерти ли, умерших в местах лишения свободы, а также расстрелянных по приговорам судов.

Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР

В. СЕМИЧАСТНЫЙ

№ 20сс
21 февраля 1963 года
г. Москва.»

       Ну и еще раз внимательно прочтем четвертый пункт:

«В отношении лиц, расстрелянных в несудебном порядке, родственникам которых уже сообщалось о их смерти, как якобы наступившем в местах лишения свободы, ранее принятые решения не изменять. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти этих лиц давать те же ответы, которые сообщались родственникам».

    Председателю КГБ СССР, человеку в должности ранга министра, принесли на подпись документ, в одном абзаце которого сразу две грамматические ошибки. И он его подписал. И разослал по всем управлениям КГБ, чтобы там, на местах, оценили уровень грамотности Председателя. И хихикали.

     Разумеется, каждому, кто сталкивался с административной деятельностью в более-менее серьезном учреждении, кто знает, через сколько согласований и правок проходят такие документы, понятно, что это такая же лажа, как и недавно обнародованная историками Исаевым и Дюковым фотокопия оригинала Пакта Молотова-Риббентропа, в котором «обои Стороны».

    Самое смешное насчет этого «Пакта», Дюкова почти сразу ткнули носом в «обои». Он стал оправдываться тем, что в те времена правила в русском языке были несколько другими, в подтверждение привел фотокопию газетного информационного сообщения о том договоре, там именно так – «обоих Сторон».

  Т.е., эти придурки, ничего более умного не придумали, как состряпать фальшивый Пакт Молотова-Риббентропа на основе газетной публикации о нем, внеся в текст фотокопии «оригинала» газетную опечатку.

    А господин Дюков оправдывается тем, что раньше так писали… Да нет, господин Дюков, так пишут и сегодня: «Хады на мой старана» или «Ухады с мой старана».

    Но в настоящем русском языке слово «сторона» и в 1939 году было существительным женского рода...





Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 12)

       А  Берию во главе МВД сменяет Серов и появляется новое указание:
«ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КОМИТЕТОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК
НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЯ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР ПО КРАЯМ И ОБЛАСТЯМ

Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности:
1. На запросы граждан о судьбе осужденных за контрреволюционную деятельность к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД и Особым совещанием при НКВД СССР органы КГБ сообщают устно, что осужденные были приговорены к 10 годам ИТЛ и умерли в местах заключения.
Такие ответы, как правило, даются только членам семьи осужденного: родителям, жене-мужу, детям, братьям-сестрам. Гражданам, проживающим вне областных, краевых и республиканских центров, устные ответы даются через районные аппараты КГБ, а там, где таковых нет, — через районные аппараты милиции, согласно письменному уведомлению органа КГБ в каждом отдельном случае.
2. В необходимых случаях при разрешении родственниками осужденных имущественных и правовых вопросов (оформление наследства, раздел имущества, оформление пенсии, регистрация брака) и в других случаях по требованиям родственников производится регистрация смерти осужденных к ВМН в ЗАГСах по месту их жительства до ареста, после чего родственникам выдается установленного образца свидетельство о смерти осужденного.
В таком же порядке регистрируется смерть осужденных к ВМН, если они впоследствии были реабилитированы.
3. Решения о регистрации смерти осужденных по делам, расследование по которым производилось по линии органов государственной безопасности, принимаются председателями комитетов госбезопасности при Советах Министров союзных и автономных республик, начальниками краевых и областных управлений КГБ (в том числе управлений областей республиканского и краевого подчинения).
4. Указания ЗАГСам о регистрации смерти осужденных даются органами КГБ через управления милиции. В них сообщаются: фамилия, имя, отчество, год рождения и дата смерти осужденного (определяется в пределах десяти лет со дня его ареста), причина смерти (приблизительная) и место жительства осужденного до ареста.
5. Регистрация в ЗАГСах смерти осужденных Военной Коллегией Верховного Суда СССР производится по указаниям Военной Коллегии Верховного Суда СССР.
6. О данных заявителям ответах о смерти осужденных учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют письменные уведомления в первые спецотделы МВД — УМВД по месту ведения следствия для производства отметок в оперативно-справочных картотеках с обязательным указанием сообщенной заявителю даты и причины смерти. Если смерть зарегистрирована в ЗАГСе, в учетных карточках оперативно-справочных картотек МВД — УМВД делается запись: «Смерть зарегистрирована в ЗАГСе». Одновременно учетно-архивные отделы КГБ — УКГБ направляют соответствующие уведомления в Первый спецотдел МВД СССР для производства таких же отметок в Центральной оперативно-справочной картотеке.
Если осужденные в результате пересмотра дела реабилитированы и сняты с оперативного учета, отметки о данных заявителям ответах производятся в учетных карточках на прекращенные дела.
7. Переписка по заявлениям граждан о судьбе осужденных к ВМН приобщается к архивно-следственным делам на осужденных.
Председатель Комитета Государственной Безопасности
при Совете Министров СССР генерал армии И. СЕРОВ
№ 108сс
24 августа 1955 года
гор. Москва

Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов.
Опубликовано: Мемориал-Аспект. № 10–11. Сентябрь 1994 г».
Правильно Хрущев Ивана Александровича потом выгнал из КГБ и вообще под лавку веником замёл. Такого лошару и начальником охраны склада стеклотары ставить нельзя. Сами посудите, он сначала указывает: «Устанавливается следующий порядок рассмотрения заявлений граждан с запросами о судьбе лиц, осужденных к ВМН бывш. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ и НКВД — УНКВД, Особым совещанием при НКВД СССР, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР по делам, расследование по которым производилось органами госбезопасности…», но сразу же про Военную Коллегию Верховного Суда СССР забывает и нигде больше в тексте ее не упоминает в этом указании. И что отвечать гражданам, жаждущим известий о судьбе близких, если близкие были осуждены Военной коллегией, теперь сотрудники КГБ не знают. Наверно, так и отвечали: «Указаний на этот счет не имеем».
   Вот такое указание подписал целый Председатель КГБ СССР.  Люди, которые занимались административной деятельностью на достаточно высоком уровне, понимают, что такого в документах, подписанных должностным лицом в ранге министра, быть не может по определению. Готовит документ исполнитель, потом его просматривает начальник исполнителя, дальше он проходит согласование по управлениям, и соответствующий заместитель Председателя несет его на подпись. И, наконец, сам Председатель внимательно смотрит, чтобы какая-нибудь дурь за его подписью в «войска» не попала. А если в подготовленном к подписи Председателя документе оказывается такое, как в приведенном Указании, то в учреждении начинается разнузданная сексуальная оргия с широким применением элементов садо-мазо.
     Но и этого мало. И.А.Серов вдруг озаботился любопытством граждан насчет осужденных Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ. Их к 1955 году уже как 21 год не было. Последние решения они 21 год назад вынесли, а граждане всё шли и шли со своими заявлениями.  Вот Берия, судя по его приказу, жертвами ОГПУ совсем не заморачивался.
   И правильно делал. Коллегия и тройки ОГПУ были репрессивными органами, полномочия которым, вплоть до применения ВМН, были даны Законодательным органом, ЦИК СССР, они действовали гласно. Поэтому граждане знали, что их родственников тройка ОГПУ арестовала и приговорила к расстрелу. ОГПУ скрывать было нечего. Это не то, что тройки НКВД… 
      Но еще до того, как на Серова обиделся бы Хрущев, все начальники  Управлений КГБ и КГБ Республик сами написали бы письма лично Никите Сергеевичу с жалобами на неадекватность Председателя КГБ СССР. Дело в том, что этим начальникам нечего было отвечать гражданам, обращавшимся по поводу судеб родственников, расстрелянных тройками НКВД.
    Снова открываем приказ наркома НКВД № 00447: «Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осужденного… Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного… Протоколы троек по исполнении приговоров немедленно направлять начальнику 8-го Отдела ГУГБ НКВД СССР с приложением учетных карточек по форме № 1. На осужденных по 1 категории одновременно с протоколом и учетными карточками направлять также и следственные дела».
    8-ой отдел ГУГБ НКВД СССР находился в Москве. В его адрес ушли абсолютно все документы, которые ныне обнаруживаются в областных архивах: выписки из протоколов троек, сами протоколы троек, документы об исполнении приговоров. Протоколы троек должны были быть отправлены сами по себе, остальные документы вместе со следственными делами.
    Если вы обратитесь в какой-нибудь архив какого-нибудь областного управления ФСБ сегодня с просьбой предоставить вам доступ к следственным делам расстрелянных по приговорам троек НКВД, то должны получить ответ: «Эти дела с 1938 года находятся в центральном архиве, в Москве, в области нет даже протоколов троек, даже выписок из протоколов троек нет».
     Но все-таки, чудеса бывают. Из областных архивов ФСБ выплывают расстрельные акты и выписки из решений троек НКВД о приговорах к ВМН в рамках операции по приказу №00447, следственные дела.
     Расскажите, как вы это делаете, волшебники? Как вам удается материализовать в областных архивах документы, находящиеся в Москве? С помощью волшебной палочки или золотой рыбки? Может пора уже найти в архивах приказ, которым отменен порядок направления материалов в Москву или приказ об их отправке снова на места? Только на экспертизу его не забудьте отнести, а то мы вам снова не поверим.

      Но если все эти приказы и указания, исходившие от Берии и Серова принимать за чистую монету, то с профессором Вангенгеймом картина получается совсем уж непонятная.
    Во-первых, от его жены никто и не мог скрывать, что в довесок к приговору ОГПУ он получил «10 лет без права переписки» от тройки НКВД. Более того, указания Берии  и Серова прямо предписывали сотрудникам МВД того времени сообщать родственникам, что их близкие приговорены тройкой НКВД.
   Но в 1956 году жена Вангенгейма получила уведомление, что только приговор ОГПУ в отношении ее мужа отменен и стала хлопотать о пенсии за него. Но ведь приговор тройки НКВД остался не отмененным!  Органы соцопеки никак не могли пойти на назначении пенсии, да еще и персональной, при таком положении дел.
    Во-вторых, и вдова не решилась бы начать даже документы для соцопеки собирать, зная, что ее муж еще полностью нереабилитирован, зная только об отмене решения ОГПУ. Она бы стала добиваться и пересмотра дела с решением тройки НКВД.
    А может было какое-то, еще не обнаруженное в архивах, указание Серова о том, что в 1955 году пока еще не нужно реабилитировать осужденных «тройками», чтобы люди не догадались о масштабах репрессий, поэтому родственникам ничего не сообщали, а органам соцопеки – указание назначать пенсии за осужденных «тройками», если другие приговоры отменены? Но куда тогда деть это из документа, приписываемому Серову:
«В таком же порядке регистрируется смерть осужденных к ВМН, если они впоследствии были реабилитированы».
    Т.е., реабилитация осужденных «тройками НКВД» шла уже в 1955 году, никто не скрывал существования этих «троек», скрывали, якобы, только факты приговоров ими к расстрелу, для чего предписывалось всем родственникам отвечать «10 лет без права переписки» и о смерти в местах заключения.
    Но для жены профессора Вангенгейма сделали исключение – от нее скрыли факт осуждения мужа на «10 лет без права переписки» «тройкой». А органы соцопеки получили указание оформить ей персональную пенсию при наличии у мужа судимости?
    Согласитесь, что сочинители биографической книги о профессоре Вангенгейме, стремясь показать, каким он был заслуженным человеком, за которого даже персональную пенсию жене в 1957 году назначили, одновременно придумывая ему расстрел по приговору «тройки», совсем запутались. И упоминанием о факте назначения пенсии сами же свою ложь о расстреле сделали явной.
   Причем, если бы я сам раскопал все эти факты: смешное письмо жены на имя Берии с грубой ошибкой в названии улицы, указания Берии и Серова сообщать про «10 лет без права переписки», факт реабилитации без отмены решения «тройки», назначение персональной пенсии, – то ко мне можно было бы какие-то претензии предъявлять. Можно было бы обвинить в фальсификации. Но вот я вам показываю свои руки – они абсолютно чистые! Не рылся я в архивах, поэтому меня нельзя обвинить в том, что я туда подложил указания руководителей МВД, вписав в них смехотворные вещи. Не копался я в биографии Вангенгейма, ничего про него не сочинял, мне нельзя предъявить и измышления о нем, его семье. Я всё взял из опубликованных самими же сочинителями Большого террора, жертвой которого, как считается, стал известный метеоролог, источников.
   А вот я имею полное право назвать тех, кто решил поживиться на памяти умершего профессора Вангенгейма, на его реабилитации, как жертвы «тройки НКВД», жуликами и проходимцами. Они на меня в суд за клевету подадут? Что в иске предъявлять будут? То, на основании чего я их и назвал жуликами – свои же «документы»?
   Конечно, никаких претензий ко мне и никаких судов не будет. Оно им надо – такой публичный позор? Будут только делать вид, что они ничего обо мне не знают. А когда станет невозможно отмалчиваться, напускать на себя вид ученых-историков и презрительно фыркать: «А Балаев в архивах не работал!».
    Я не работал. Это правда. Это они там наработали…

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 11)

    Записку Кузнецова рассмотрели Меркулов, Чернышев и Кобулов, о результатах рассмотрения доложили Берии:
« Докладная записка В.Н. Меркулова, В.В. Чернышова, Б.З. Кобулова

По существу предложения начальника 1 спецотдела НКВД СССР полковника тов. КУЗНЕЦОВА о порядке выдачи справок членам семей лиц, осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда ССР и в особом порядке, считаем целесообразным:
1. Впредь на запросы граждан о местонахождении их родственников, осужденных к ВМН в 1934–1938 годах бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда СССР и в особом порядке, сообщать им устно, что осужденные умерли в местах заключения.
2. Выдачу подобных справок производить 1-м спецотделам только с санкции в каждом отдельном случае Народного Комиссара Внутренних Дел союзной (автономной) республики, начальника УНКВД края (области) соответственно.
3. В отношении осужденных Особым Совещанием при НКВД СССР к высшей мере наказания в период Отечественной войны 1941–1945 годов давать устные справки через 1-е спецотделы НКВД — УНКВД в прежнем порядке (осуждены к лишению свободы на 10 лет, с лишением права переписки и передач).
4. О выдаче сведений о смерти лиц, осужденных к ВМН, производить отметку в учетах НКВД — УНКВД и высылать соответствующие извещения в 1-й спецотдел НКВД СССР для отражения в оперативно-справочной картотеке.
5. Одновременно с выдачей справок о смерти заключенных, указанных в п. 1, объявлять их родственникам, что соответствующие свидетельства они могут получить в ОАГСе.
1-м спецотделам НКВД — УНКВД сообщать о выдаче указанных выше справок в ОАГС, а последним, в случае обращения к ним родственников осужденных, выдавать свидетельства о смерти, согласно установленному порядку.

Резолюция: Согласен
Л. БЕРИЯ. 29.IX.45 г.

Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов»
       Здесь всё совершенно замечательно. Здесь аж дыхание перехватывает. Теперь получается, что в СССР никто не знал, что шпионов, диверсантов, членов заговорческих организаций, лиц, подготавливающих и совершающих террористические акты и вообще всех арестованных и осужденных по делам НКВД – хоть кого-то расстреляли. Даже четвертака никому не дали, даже двадцатки или пятнашки. Всем – по десятке. Аж сама Военная коллегия Верховного суда СССР за самые тяжкие контрреволюционные преступления давала максимум десятку. Да еще без права переписки. Было применено наказание, которого в Уголовном Кодексе не было. Для сохранения тайны.
    Если бы реальный .Берия увидел эту докладную, то он на ней написал бы совсем не слово «согласен». Там было бы длинное выражение, состоящее из одних нецензурных слов. Потому что такая практика, когда от людей скрывают расстрельные приговоры и большие сроки (25, 20, 15 лет), ведет к поощрению преступности. Берию за это на Политбюро разорвали бы на куски. Уголовный Кодекс и предусмотренные в нем наказания за тяжкие преступления, сами приговоры являются мощной профилактической мерой против преступности. И здесь скрывать нечего. Более того, в газетах сталинского времени приговоры по особо крупным делам публиковались. И расстрельные приговоры. Сатрапить, держа в тайне свои сатрапские приговоры, извещать всех родственников преступников, осужденных по 58-ой, что их близкие получили всего десятку – это круто. Скажите еще, что в СССР весь народ так и думал, что никого из арестованных НКВД ни разу не расстреляли.
    Вот то, что суды по делам НКВД, по всем без исключения, давали максимум 10 лет и никого к расстрелу не приговорили – это по-настоящему креативно. Снимаю шляпу перед человеком, который сочинял эти портянки. Это высший класс!
     Но теперь получается, советский народ знал, что именно в 1934-1938 годах смертная казнь для диверсантов, шпионов, предателей, заговорщиков и прочих «политических» в СССР была отменена. Их никого не расстреляли, всем только по 10 лет без права переписки дали. Это из текстов записок прямо следует.


    У вас может даже сомнение возникнуть – разве такой бред можно обществу показывать? Это же почти невероятное!
   А чего здесь невероятного?! Фильм «Штрафбат» можно было обществу показывать? Там меньше бреда? Так показали и не комплексовали.
  Понимаете, если бы сочинители данного «документа» не упоминали Военную коллегию Верховного суда, то он хоть какое-то правдоподобие имел бы. Только не спрашивайте меня, почему у них так получилось. Не знаю. Может, из-за тупости, из-за лени внимательно стыковать свои портянки между собой по смыслу и в соответствии со здравым смыслом… Не знаю. Я только знаю, твердо в этом уверен, что сочиняли их те же лица, которые сочинили приказ Ставки ВГК об уничтожении домов в селах и деревнях прифронтовой полосы зимой 41-го года, чтобы немцам, перешедшим к обороне, негде было прятаться от генерала Мороза. В разгар немецкого наступления!
     Только представьте себе, что совсем еще девчонка, зверски замученная фашистами,  Зоя Космодемьянская, которую схватили немцы тогда, когда она поджигала конюшню (а лошади – одна из основных тягловых сил в немецкой артиллерии и в обозах того времени, если вы не в курсе), была превращена в поджигательницу домов колхозников именно с помощью липового приказа Ставки…  А этот приказ признали действительным все поголовно левые историки и начали «защищать» Сталина, выдумывая версии об его обоснованности и целесообразности, даже не догадавшись посмотреть, что творилось на фронтах на дату издания приказа.  И потом эти же историки защищают память Зои Космодемьянской от либеральной лжи, как они выражаются. Я не знаю, как это назвать. Диагноза у меня нет. Есть только одно слово – сволочи. Ну не могу я поверить, что – не догадались сверить фронтовую обстановку с датой. Если не догадались – их же дееспособности лишить нужно, зарплату в институте истории РАН на руки не выдавать, назначить им опекунов…
  

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 9)

    Первый документ, который «Мемориал» разместил у себя под рубрикой «Как от народа скрывали масштабы репрессий», приказ Л.П.Берии от 11 мая 1939 года.

          Я не вижу здесь абсолютно ничего, к чему бы можно было придраться. Абсолютно достоверный и грамотно составленный документ. Но это только первая его страница. Теперь глянем на вторую:

     Здесь мы уже видим, что даже шрифт текста заметно отличается, но, тем не менее, бумага старая и вся почерканная, на ней видны следы резолюций и пометок, сделанных чернилами на первой странице, пропитавших лист насквозь.  Но настоящий приказ Берии № 00515 был изготовлен (в этом у меня даже сомнений нет) не на одном листе, отпечатанным с двух его сторон, а на двух листах.  Фальсификаторы второй лист выбросили и на обратной стороне первого вписали ими сочиненный нелепый текст.

    Читаем: «7. Наркомам внутренних дел республик и начальника УНКВД дать указание начальникам ОГАСов в случае обращения к последним жен арестованных о разводе, учинять акты о разводе беспрепятственно, не требуя от заявителя никаких справок».

    Автор этого пункта в НКВД, разумеется, не служил. Это написал человек, вдохновленный чем-то наподобие фильма «Холодное лето 53-го года», где жена бросает арестованного героя в исполнении Папанова, а сын отрекается от отца. 

   Из данного пункта следует, что наши предки жили в какой-то паскудной стране, где особым паскудством отличались женщины. Мужа только арестовали, еще не осудили, а она, курва, уже бежит с ним разводится!

   Вот советские мужики так не поступали, поэтому про мужей арестованных жен  в приказе ничего не говорится. Вот с какими паскудными бабами приходилось жить советским мужчинам.

   Либо, дело обстояло еще интересней. Где-то в архиве должно быть письмо Политбюро и приказ НКВД о запрете на арест и привлечение к ответственности за любые преступления замужних женщин, поэтому у мужчин не было поводов добиваться разводов с арестованными женами. Жен в СССР не арестовывали. 

  Я же не просто по злобе называю сочинителей этих фальшивок бакланами! Как можно было, сочиняя этот текст, сделать его юридически даже не бессмысленным, но комичным?!

   Да Берия, получив на подпись подобное, с криками и матерщиной, вычеркнул бы слово «жен» из текста и вписал «супругов». Тогда пункт хоть какое-то правдоподобие и имел бы.

    Но зато в предыдущем пункте, в шестом, читаем: «В отношении осужденных Военной коллегией и тройками НКВД (УНКВД) к высшей мере наказания…».

    Вот уже есть расстрелянные по приговорам троек НКВД. А Военная коллегия  - чего она коллегия? Исполнителю текста приказа лень было дописать «Верховного суда»? А как информировать насчет осужденных по делам НКВД Спецколлегиями областных судов и военными трибуналами? Они же тоже к вышке приговоры выносили. Да никак не информировать – в задницу посылать граждан, которые с такими запросами обращаются. Устно посылать.

     А вы говорите – написать в «научном стиле». Как это описывать научным языком?...

    Но у «Мемориала» есть еще один документ, которым лежит в комплекте бумаг, обосновывающих действия властей по сокрытию репрессий, это же одним приказом нельзя сделать. Смотрим на него:

«Сентябрь 1945 г.

Докладная записка Кузнецова

Согласно существующему порядку, при выдаче справок о лицах, осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД — УНКВД, Военной Коллегией Верховного Суда СССР с применением закона от 1 декабря 1934 года и в особом порядке, указывается, что эти лица осуждены к лишению свободы на 10 лет с конфискацией имущества и для отбытия наказания отправлены в лагери с особым режимом, с лишением права переписки и передач.

В связи с истечением десятилетнего срока в приемные НКВД — УНКВД поступают многочисленные заявления граждан о выдаче справок о местонахождении их близких родственников, осужденных названым выше порядком.

Наряду с этим граждане ходатайствуют о выдаче им письменных справок об осуждении своих родственников, мотивируя необходимостью представления соответствующего свидетельства в суды в связи с рассмотрением гражданских дел (развод, оформление наследства и т.д.).

Докладывая об изложенном, полагал бы необходимым установить следующий порядок выдачи справок о лицах, осужденных к высшей мере наказания:

1. Впредь на запросы граждан о местонахождении их близких родственников, осужденных к ВМН в 1934–1938 годах бывшими тройками НКВД — УНКВД, Военной Коллегией Верховного Суда СССР с применением закона от 1 декабря 1934 года и в особом порядке, сообщать им устно, что их родственники, отбывая срок наказания, умерли в местах заключения НКВД СССР.

1-м спецотделом выдачу подобных справок производить только после получения на это санкции соответственно Народного Комиссара Внутренних дел союзной (автономной) республики, начальника УНКВД края (области)…»

      Простите, но так хохмить – нужно очень долго учиться на юмориста. Вчитайтесь в выделенные строки. Сначала родственникам сообщают, что их близкие осуждены с конфискацией имущества, а потом эти граждане начинают просить справки для оформления наследства. Какого? Все ж конфискованно! Нечего было наследовать. Да еще и обращаясь в суд по гражданским делам насчет … наследования имущества, уже конфискованного.

     С разводами – такая же хохма. В 1939 году, как мы видим из приказа, подписанного Берией, ЗАГСы (а они входили тогда в структуру НКВД) получили указание разводить (правда, только жен) без всяких справок. Однако, в ЗАГСах отказывают в разводах, граждане вынуждены разводиться через суд, для чего собирают справки об осуждении в НКВД, а там, вместо того, чтобы напомнить органам ЗАГС о необходимости исполнения приказа наркома о беспрепятственных разводах, начинают ломать голову – что отвечать на запросы.

     Вы видите, что «архивные» документы мало того, что по смыслу нелепые, так еще между собой никак не стыкуются?! И у меня вопрос ко всем историкам левого направления, ко всем эти Жуковым, Колпакиди, Мухиным и прочим: как вы умудрились этого не заметить? «В голове моей опилки – да-да-да!» - самое смягчающее для вас оправдание…

  

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 8)

     Тем более, что она имела сведения о повторном осуждении своего мужа, как нам повествуют биографы Вангенгейма: «На запрос Варвары Ивановны о судьбе мужа 28 июня 1939 г. ей ответили из Прокуратуры СССР: А.Ф.Вангенгейм жив, работает, в 1937 г. его дело было рассмотрено особой тройкой Ленинградской области и его снова осудили на 10 лет без учета прежнего срока, из Соловков перевели в дальние лагеря без права переписки».

    Деятели из «Мемориала», видимо, считают жену профессора конченной дурочкой. Разумеется, директорами школ только дурочек назначали, а гражданке Кургузовой, жене врага народа, сталинский режим в виде особого исключения, кажется, позволил во время пребывания ее мужа на Соловках, не только закончить педагогический институт, но и во время учебы в институте уже работать директором московской школы. Обычно жен врагов народа отправляли в лагеря для жен врагов народа. Да, вообще, с работы увольняли и всячески терроризировали, из Москвы высылали, в самом легком случае. А тут – директор школы! И никто не трогает. Даже больше,  когда мы начнем с дочерью профессора разбираться, кое-что, касаемое гражданки Кургузовой, вас может надолго в ступор ввести, если вы привыкли воспринимать сталинское время в русле официальной пропаганды.

    Но мы же про «дурочку». Так вот, зачем-то гражданка Кургузова, зная, что её мужа арестовало ОГПУ, осудило ОГПУ, содержался он в тюрьме ОГПУ- НКВД, запросы слала прокурору. Совсем, дамочка, запуталась. Так мало того, что дурочка, еще и обманщица. По версии «Мемориала», конечно, который представляет в своих экспозициях такое письмо за подписью В.И.Кургузовой:


     

   Да, дурочка, конечно. Свой адрес в заявлении наркому НКВД указала: «Москва. Дукучаев пер.».   Директор школы, учится заочно в педагогическом институте, еще и географию в школе она преподавала, а название улицы, на которой живет (Докучаев переулок), пишет в заявлении наркому с ошибкой.

   Еще и дочь Варвары Ивановны передала «Мемориалу» письма отца с Соловков, последнее датировано 19 сентября 1937 года. В заявлении – август. Обманула Берию.

   Наконец, как это заявление оказалось у «Мемориала»? Нашли в архивах НКВД? Где тогда на нем входящий номер и резолюция, да хоть какая-то отметка о принятии его в работу? Ладно, допустим, что сотрудник НКВД без всяких отметок его в папку бросил, но как это заявление вообще можно было обнаружить в архиве? Его сотрудник НКВД бросил в папку с грифом «Особо ценный исторический документ. Хранить вечно»? Это же обычная переписка, заявления и обращения граждан, с очень ограниченным сроком их хранения, иначе никаких архивов не хватит для такой макулатуры. Сейчас они хранятся 3 года. При Берии – вечно?

   Если же это второй экземпляр заявления, оставленный В.И.Кургузовой себе, чтобы иметь подтверждение того, что она первый отправила наркому НКВД, то где на нем отметка канцелярии наркомата  о приеме первого экземпляра?

    Да даже если предположить, что в поисках документов о Вангенгейме, его биографы перешерстили весь архив НКВД снизу до верху и все-таки чудом нашли это письмо – где на нем хоть один регистрационный штамп, хоть одна пометка о регистрации полученного обращения гражданки, об обязательной резолюции на подобного рода документах я даже стесняюсь заикаться.   С какой стороны не погляди – туфта. И запрос в Прокуратуру – туфта. И заявление на имя Берии – туфта.

    Понятно, что ничего подобного жена Вангенгейма не писала, это сочинили «творческие» личности, в представлении которых советские люди 30-х годов, даже директора школ с высшим педагогическим образованием, были настолько малограмотными, что не могли даже составить обращение на имя наркома без многочисленных грамматических ошибок, даже свой домашний адрес не могли без ошибок написать.

   Но, еще раз повторюсь, жена Вангенгейма из Прокуратуры СССР, по версии биографов ее мужа, всё же получила сведения о его повторном осуждении, уже не тройкой ОГПУ, а «особой тройкой НКВД», только пенсионные хлопоты начала, когда ей выдали документ из той же прокуратуры лишь об отмене приговора тройки ОГПУ. Стала хлопотать о пенсии за еще нереабилитированного мужа. И пенсию себе выхлопотала.

   Только никак она не могла начать эти хлопоты, так как согласно «найденным» в архивах документам…  Дальше начинается, простите, совсем уж анекдот. Про то, как Берия приказал родственникам расстрелянных сообщать – «10 лет без права переписки», а при Хрущеве этим же родственникам выдавали на руки справки о реабилитации, в которых сведений об осуждении «тройками» вообще не было. Да чего там про «тройки»! В СССР вообще все думали, что за шпионаж только Тухачевского и Уборевича расстреляли, остальным – «10 лет без права переписки»…