Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Мои книги.





Последняя книга "Л.П.Берия и ЦК. Два заговора и "рыцарь" Сталина"  завтра-послезавтра появится в продаже в интернет-магазинах и книжных магазинах Москвы. Я еще дополнительно буду информировать, где ее можно купить.



карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 2202 2005 3594 6089.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.




11
Buy for 100 tokens
***
...

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 26)

По просьбам читателей и бывших коллег, продолжу рассказ о службе в таможне. Не планировал, но очень сильно попросили.

      У меня есть поразительная способность портить отношения с теми людьми, с которыми их портить категорически нельзя. Но как будто какой-то черт меня постоянно тянет за язык, очень редко могу сдержаться.
       Однажды, я только еще был назначен, наконец-то, приказом  Руководителя ФТС на должность заместителя начальника Владивостокской таможни после полугода нахождения в этой должности командированным, я повез в отдел по контролю за деятельностью правоохранительных подразделений (ОКДПП) ДВОТ какие-то материалы на рассмотрение. Этот отдел рассматривал материалы оперативников на проведение ОРМ, санкционирование которых относилось к начальнику ДВОТ, и занимался проверками деятельности оперативно-розыскных подразделений таможен региона.
      Начальником ОКДПП была тогда Галина Яровая, вполне симпатичная женщина, но из-за особенностей своего характера давно одинокая, что сказывалось на ее психическом состоянии, а ее заместителем – человек-презерватив, бывший опер налоговой полиции, несколько месяцев проработавший опером в таможне и потом переведенный в ОКДПП по причине своей оперской непригодности. Впрочем, в ОКДПП несостоявшиеся опера составляли почти полностью личный состав отдела.
      И вот в тот злополучный день, когда я пришел с материалами в ОКДПП, мне Галина Яровая задала вопрос:
-А что у вас в таможне происходит с оформлением корейских автобусов? Почему вы по ним не работаете?
       С оформлением этих автобусов происходило вот что:  наши коммерсанты ввозили достаточно много бэушных корейских пассажирских автобусов, спрос на них в те годы был высоким. Но чем старее автобус, тем на него выше была пошлина. И тогда сами корейцы, стремясь избавиться от своего старого хлама, перебивали номера на двигателях и кузовах, с тем, чтобы перебитые номера показывали по базам более поздний год выпуска, заинтересовывая таким образом наших коммерсантов в ввозе этого хлама в РФ.  Мои оперативники установили, что в корейских портах эти автобусы уже грузились  на суда с перебитыми номерами.
      В принципе проблемы никакой не было.  На всех же агрегатах год выпуска не изменишь, это нереально. Досмотровики по годам выпуска агрегатов устанавливали, что имеются сомнения в годе выпуска, назначалась экспертиза, которая устанавливала, что номера перебиты и эти автобусы оформлялись, как с неизвестным годом выпуска, по максимальной ставке таможенной пошлины.
      Но досмотровикам хотелось «подзаработать», поэтому не по всем автобусам назначались экспертизы, часть их выпускалась по перебитому номеру. А чтобы прикрыться,  они стали вонять, что не успевают всё как следует досмотреть, слишком много работы,  а правоохранение не хочет пресекать контрабандный ввоз корейских сараев. Т.е., стали переводить стрелки на правоохранение. Причем, эта байда дошла до Дальневосточного таможенного управления, состоялось большое совещание по проблеме, на котором я обрисовал ситуацию, объяснил, что для пресечения этой контрабанды силами правоохранения нужно командировать моих оперов в Корею, с тем, чтобы они там проводили оперативно-розыскные мероприятия. Перебивали-то номера корейцы.  На том совещании было принято решение, что проблема вполне решаема в рамках таможенного оформления, просто все корейские автобусы б\у должны проходить экспертизу. Но вся эта катавасия, пока само ДВТУ не приняло по ней решение, мне нервы основательно попортила.
     И тут еще какие-то ишаки из ОКДПП суют свой нос…  Поэтому мой ответ был невежливым:
-А вас с какого перепуга это дело колышет?
-Ну эту контрабанду надо же пресекать!
-У меня в ОРО есть вакансия, идите, пресекайте, жопы в теплом кабинете греть легче, чем пресекать. Готовы?
      Здесь еще влез заместитель Яровой:
-А может вы, Петр Григорьевич, сам крышуете эти автобусы?
      И тут я не сдержался:
-Тебе прямо здесь в кабинете втащить или в коридор выйдем?...
       … И тут, буквально через несколько дней, ко мне в кабинет приходит сотрудник ОКДПП по фамилии Оленич с предписанием от Мурашко о проведении проверки ОРО Владивостокской таможни.  Я встретил его спокойно, за полгода кое-какой порядок был наведен, а что осталось из косяков – это было до меня. Неделю этот олень смотрел наши материалы, через неделю принес мне справку о проверке для ознакомления. Я прочитал ее, потом поднес к его носу указательный палец и стал водить им вправо-влево:
-Следи за пальцем, олень! Вправо – глаза вправо, влево – глаза влево! Ты что понаписал?! Ты вменяем? Ночью не писаешься под себя? Голоса в голове не слышишь?
     Да мне еще опера говорили, когда он работал над материалами в отделе, что Оленич какой-то странный.
       Тем не менее, справка ушла Мурашко, он ее подписал, была назначена по результатам этой проверки служебная проверка. Я в объяснении по проверке написал, что проверяющий, наверняка, был в неадекватном состоянии, когда составлял справку. Но, несмотря на это, мне и нескольким оперативникам объявили замечания. Замечание от выговара отличается только названием, это взыскание, все премии  и надбавки гавкнулись, получили в зарплату голый мизерный оклад.
        Перед тем, как нам влепили замечания, я пошел к своему другу, первому заместителю начальника ДВОТ Сергею Тюпину (о нем я напишу в продолжении):
-Владимирович, ты читал херню, которую про меня твои подчиненные (ОКДПП подчинялся первому заместителю начальника ДВОТ) написали?
-Читал.
-И что?
-Я завернул, они напрямую у Мурашко подписали.
-Твои подчиненные мимо тебя к Мурашко ходят?
-Григорьич, не дави мне на нерв.
     Был я и у Мурашко:
-Сергей Николаевич, у Оленича что-то с головой. Он написал, кажется, то, что ему голоса в его голове диктовали.
     Понятно, генерал стал орать, что у меня в оперативных подразделениях бардак.
      И всё бы ничего, но примерно через месяц после той проверки сотрудник ОКДПП Оленич вдруг без всякой причины, сидя в кабинете за своим столом, стал как-то странно хихикать, потом бегать по оперативной таможне и с этим же странным хихиканьем щипать женщин и мужчин, а потом закрылся в туалете и там громко смеялся.  Дежурный ДВОТ вызвал «Скорую». «Скорая» моего проверяющего отвезла в психушку на улице Постышева. Больше на службу Оленич не вернулся, был списан по здоровью. Психическому, конечно.
Разумеется, как только я узнал о помещении в психбольницу Оленича, то сразу поехал в ДВОТ, зашел в кабинет начальника ОКДПП:
-Здрасте! А что, одного Оленича санитары увезли? Больше никого не взяли?
     Если вы думаете, что мне и моим подчиненным после этого отменили взыскания, вынесенные по результатам проверки, проведенной психом, то очень сильно ошибаетесь. За всю службу в должности заместителя начальника Владивостокской таможни я имел только один вид поощрения – снятие ранее наложенного взыскания…

Смешнее всего, что это не выдуманная мною история. Это реальный случай.

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 20)

    … В воскресенье весь личный состав ДВОТ собирался в одном из пригородных санаториев Владивостока на празднование годовщины основания Дальневосточной оперативной таможни. Я и мои подчиненные тоже туда были приглашены. Так совпало, что я в этот день еще был ответственным по Гродековской таможне.  Башко я заранее предупредил, что поеду на праздник ДВОТа, но буду на связи.
      Я взял своих оперов и мы поехали. Выпили по бокалу морса, поздравили коллег из ДВОТ, собрались и уехали назад, в Гродеково.
       А там в это время уже завершалось таможенное оформление железнодорожного вагона с ДСП. Уже и досмотр был проведен, и декларация выпущена, вагон уже со станции Гродеково  ушел.  Совершенно неожиданно для Башко я появляюсь в Гродеково на железнодорожном таможенном посту. Дальше можно пересказать содержание телефонных переговоров начальника таможни сего подельниками. Эти переговоры были рассекречены и представлены в суде в качестве доказательств. Башко:
-Где вагон?
-Уже отогнали от станции. Скоро машины подойдут. Перегрузим.
-Давайте быстрее, Балаев приехал и ищет его.
-Не найдет.
-Придурки, он найдет! Быстрее давайте!
       Через пару часов:
-Где вагон? Перегрузили?
-Здесь СОБР, прокуратура…
-Нам п..ц! …
       Конечно, вам это самое, потому что в том вагоне плитами ДСП был только дверной проем прикрыт, остальное пространство – норковые шубы в тюках.
     Конечно, вся тяжесть оперативной разработки Башко и его подельников лежала на Игоре Литвинове и его подчиненных из ССБ. Мы были на подхвате. Ну еще и создали ситуацию, когда такая разработка вообще стала возможной.  Игорь – оперативник от бога, он сделал всё суперкрасиво. Но всё едва не сорвалось, по телефонным переговорам не проскочила станция, куда отогнали вагон с шубами для перегруза.
      Хорошо, что у меня операми были не юристы с дипломами, а черт знает кто, учитывая, что начальник железнодорожной станции был в теме.  Серега Решетнев, бывший железнодорожник, сам пошел в диспетчерскую, помахал там красной корочкой. Сам зашел в их базу – станция Дубининская. Совсем захолустье.
     Еще до суда над Башко слетели с  должностей начальник отдела ФСБ, командир погранотряда, начальник контрразведки погранотряда, Уссурийский транспортный прокурор, начальник ж\д станции Гродеково, начальник ОСБ Гродековской таможни. Игорь Литвинов хорошим дворником оказался, умел метлой мести.
    Сам Руслан Башко получил 10 лет строгача, его дружок, начальник отдела таможенных досмотров. 8 лет строгача. Таможенники, погоревшие у меня на мясе-сале, 4 человека, по 5-6 лет отхватили. Присели и «честные» коммерсанты, я только сроков уже не помню.
      А я и мои опера написали обжалования на результаты служебных проверок по нам. В таможню приехала комиссия ДВТУ разбираться, брали с нас объяснения и раздавали нам письменные вопросы: «Насколько вы знакомы с правилами назначения  и проведения таможенных досмотров, почему нарушили инструкцию о проведении таможенных досмотров…?2
    Мы написали, что вопросы «не по теме», мы таможенных досмотров не проводили, мы проводили оперативно-розыскные  мероприятия… Последнюю проверку комиссия прекратила, результаты остальных оставила без изменений.
        Мы еще больше, чем полгода получали от зарплаты бритые уши. У нас были взыскания, нас лишили всех премий и надбавок.  Ладно – я. Но и мои подчиненные тоже. В комиссии был представитель ДВОТ, он написал свое отдельное мнение. Весьма неоднозначное, кстати. Я позвонил С.Н.Мурашко:
-Товарищ генерал, ну как же так?!
-Пока ничего не могу сделать.
        Через несколько лет я познакомился и скорешился с сыном уже уволенного на пенсию к тому времени начальника Дальневосточного таможенного управления Виктора Петровича Вугляра. Виктор Петрович мне и сказал, что он сам советовался с Мурашко насчет наших выговоров – может их просто отменить? Мурашко ответил:
-Пока не надо.
       «Ну как же так, товарищ генерал?»…

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

 Хорошо студенту иметь родителей в деревне! Можно на выходные съездить и привезти в общагу картошки, капусты и сала. Минимум за три дня до предполагаемой поездки нужно взять на автовокзале г.Владивосток билет на автобус до Хороля. Позже – бесполезно, уже билетов не будет. Обратный билет от Хороля до Владивостока тоже можно было взять. Если ума нет и деньги есть лишние. А билет стоил не так уж и дешево – 4 рубля 10 копеек.
   В субботу в 8 утра выезжаю из Владивостока. 180 км. В пути автобус 4 часа 20 минут. В 12.40 я в Хороле. В 13.00 от автостанции с.Хороль отходит рейсовый «Хороль-ст.Бельмановка», следующий через с.Ленинское. Билеты на него, конечно, уже раскупили те, кто утром приехал из Ленинского в Хороль. Остается только ждать удачи, что будет возможность прорваться с толпой возмущенного безбилетного народа в автобус. Но такое удавалось редко. Можно еще было также попытать счастья на автобусах «Хороль-Петровичи», «Хороль-Сиваковка», они тоже шли через Ленинское, но уже в 15.00 и в 15.15. Это два с лишним часа торчать в Хороле, да еще с не стопроцентной перспективой уехать. Лучше – пешком. Может, получится попутку остановить. Попутки были. Автомобили в те годы между селами ездили почти исключительно грузовые, в кабине кроме шофера – еще два места. Но ты же не один попал с автобусом, поэтому чаще 12 км приходилось от Хороля до дома проходить на своих двоих.
   Путь домой – это ерунда. Интереснее – путь обратный. В воскресенье нужно возвращаться во Владивосток, потому что в понедельник – занятия, да и работал я уже. Расстояние – 200 км. Всего 200 км. Поэтому возвращение начинаем прямо в 8 утра, чтобы преодолеть эти 200 км до утра понедельника.
   Мать грузит сумки, полные харчей. Ругаясь, я сумки разгружаю, оставляя веса 5-6 кг. Почему так мало оставляю? Да потому что есть шанс не пролезть с сумками в автобус, следующий в Хороль. И тогда с ними – пешком, голосуя попутки. Вот я добрался до Хороля, до автостанции. В 9 часов отходит автобус во Владивосток (через 10 лет расписание догадались сдвинуть с 8 до 9 часов, чтобы люди из окружающих сел успевали на этот автобус), пытаюсь купить на него в кассе билет. Неудача, билетов нет. Но не сдаемся. Может. Кто из пассажиров опоздает или откажется от поездки – появится свободное место. Шанс призрачный. Если не получилось, ждем следующего автобуса до Владивостока, в 15.10. Билетов в выходные на него купить тоже невозможно. Пробуем также уехать хоть до Уссурийска, от Уссурийска до Владивостока добраться уже легче. Но тоже билетов нет, надеемся на опоздавших, что вместо них уехать можно.
   Конечно, когда покупал билет до Хороля во Владивостоке, можно было сразу и обратный взять. Если бы была уверенность, что ты из Ленинского вовремя приедешь в Хороль с таким транспортом и не выбросишь на ветер 4 рубля 10 копеек.
   Когда ты уже пролетел и с Уссурийскими, и с Владивостокскими автобусами, возвращаешься домой, в Ленинское, готовясь к путешествию на поезде, в битком набитом общем вагоне.
К 9 вечера шлёпаем 7 км до железнодорожной станции «Хорольск», на которой за полчаса до отхода в 22.00 транзитного поезда «Новокачалинск-Уссурийск» начинается продажа билетов. Покупаем билет и – до Уссурийска, в Уссурийске пересаживаемся на поезд «Чугуевка-Владивосток» и – вуаля! В 3 часа утра я во Владивостоке, на ж\д вокзале. Ждать на нем, когда заработает  городской транспорт нет желания - на вокзале приткнуться негде, он битком набит. Сумки – в зубы и пешком до общаги. Через час уже стучишь в дверь, поднимая старушку-дежурную.
   Конечно, после такой дороги идти утром на занятия – пытка. Но зато привез сало и картошки дня на три-четыре. И червонец на билеты выбросил. А я работал на полторы ставки санитаром. Получал сто рублей. 10 рублей – это очень большие деньги по тем временам, что бы их вот так хотя бы раз в месяц тратить на дорогу.
  Но раз мне совсем уж не повезло. На ст. Хорольск закончились билеты и на поезд, на меня не хватило. И до Владивостока я добрался только к вечеру в понедельник, пропустив занятия и опоздав на дежурство в больнице.
    200 км от Владивостока до моего дома. Я к матери студентом погостить ездил раз в полгода, после сессии, на каникулах. Потому что и работал, часто дежурства на выходные выпадали, то на субботу, то на воскресенье, редко оба выходных свободны были. И желания совершать такой вояж с таким идеально работающим советским общественным транспортом, да еще совсем не дешевый, 10 рублей, у меня не возникало чаще.
   Так что, никакого толку у таких, как я, сельских ребят-студентов, от родителей в деревне не было. Корми себя сам, советский студент. Картошки из деревни много ты не навозишь, если только у твоих родителей не случится оказия, вдруг какая-то машина со знакомым пойдет в город и попутно тебе не закинет мешок в общагу.
   Да ладно, жили и не плакались. Но – это же 20 лет без всяких изменений! Сегодня говорят, что застой – выдумка гнусных либералов.  А вы уже всё забыли, господа советские патриоты? Вы это считаете социализмом?
  Тогда я вам напомню: 1917 – 1937 – революция, гражданская война, индустриализация., коллективизация. От сохи до трактора. За 20 лет. Про скорость восстановления страны после Великой Отечественной войны я даже не говорю. Вот там был социализм. КНР – за 20 лет города заново отстроены. Вот там – социализм.
   А за 20 лет по одной и той же дороге – одни и те же ПАЗики (только год выпуска их менялся), с одной и той же частотой рейсов – это не социализм, уважаемые. Это – дерьмо.

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

От села Ленинского до Хороля, районного центра, – 12 км. Автобусное сообщение было такое: в 7.00 утра из Хороля выходил автобус «Хороль-Ленинское-старая Бельмановка», обычный ПАЗик,  в 7.45 он был в ст.Бельмановке и делал обратный рейс. В 8.00 был в Ленинском. Все сидящие места были уже заняты бельмановцами. В Ленинском автобус набивался битком, как правило, несколько человек уже не могли в него протиснуться. Им оставалось только материться и ожидать чуда в виде остановки проходящего в 8.10 через Ленинское автобуса «Сиваковка-Хороль». Чудо было редким, потому что из Сиваковки то транспортное средство уже шло в загрузке, при которой и открытие дверей было проблематичным. Оно проезжало Ленинское чаще всего не останавливаясь. После этого оставалось только шагать вдоль обочины грунтовки в сторону районного центра, надеясь остановить попутную машину.
   Те, кому в Хороль не надо было особенно срочно, еще могли подождать до 10 часов. В это время через Ленинское проходил автобус «Петровичи-Хороль». Этот уже останавливался пусть и не всегда, но чаще.
  Следующий рейс «Старая Бельмановка- Хороль» был в 14 часов. Автобус уже шел с нормальной загрузкой. Полный, но не как селедки в банке. После обеда меньше народа хотело попасть в районный центр, потому что часть жителей Ленинского в Хороле работала, поликлиника тоже с утра, совхозная контора, райсобес, другие учреждения – всех там с утра ловить нужно было.
    Вообще почти все элементарные для жизни вопросы приходилось ездить решать в районный центр. В 50-е годы в Ленинском сельский магазин был нормальный, там даже моя бабка еще в те годы купила стиральную машинку, в 70-е в сельмаге тарелку, носки, рубашку далеко не всегда купить можно было. В 50-е годы в селе работали патентчицы, как их тогда называли, парикмахерша и портниха, в 70-е пацана постричь – вези в Дом Быта в районном центре.
  Но в Хороль приехать – это еще полдела. Из Хороля нужно возвращаться в Ленинское. И здесь начинался настоящий театр абсурда. Когда битком набитый автобус ехал из Ленинского в Хороль, вопрос о безопасности пассажиров не стоял. Он становился в полный рост, когда этим же людям нужно было ехать из Хороля в Ленинское. Поэтому нужно было на автостанции с.Хороль купить билет на автобус. Если точно помню, в ПАЗике 27 сидячих мест было. Вот 27 билетов автостанция и продавала. Но приехало то людей в два раза больше! Как им уезжать? А плевать – как! Вот не берет водитель пассажиров без билетов – и всё.
  На автостанции у отходящего автобуса – маты, крики возмущенных людей. Бывало штурмом озлобленный народ возьмет автобус, администрация автостанции плюнет и даст водителю добро везти. Чаще ругающие эту власть люди, нагруженные сумками женщины идут пешком в направлении с.Ленинского, голосуя попутные машины.
  И это – 20 лет! Каждый день 20 лет одно и то же. С момента, как я начал себя помнить и до 1991 года, когда я в последний раз на автобусе ездил в Ленинское. 20 лет!
  С 1917 по 1937 год – революция, гражданская война, индустриализация, коллективизация… 20 лет – каждый день в Хороле ругань на автостанции.
  Китай за 20 лет страну почти заново отстроил. В Хороле 20 лет не могли решить проблему, как из Хороля в Ленинское увезти на автобусах всех, кто приехал из Ленинского в Хороль.
  Если вы 20 лет каждый день будете кушать на обед один и тот же даже вкусный борщ – вы повара убьете задолго до истечения этих двадцати лет!

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

       Показательно и то, что окончательно Красная Надя на меня обиделась, когда я ей прямо написал – жена номенклатурного работника жизни обычного советского человека знать не могла. Она в другом мире жила. Надя здесь забилась в истерике. За номенклатурную жену обиделась. Она никакая не номенклатурная. Просто жена сотрудника 1-го управления Минздрава. Наверно, в Кремлевской больнице и доярки-трехтысячницы лечились?! И квартира у них с мужем была в правительственном доме на Кутузовском проспекте. Но Надя объяснила, что они квартиру получили по обмену. Жили на окраине Москвы, меняли-меняли квартиру и доменялись до Кутузовского. Так и объяснила.
      Есть еще категория граждан, боготворящих брежневскую эпоху. Попавшие на обочину жизни при капитализме и теперь фантазирующие о прошлом, в котором они были значительными персонами, творцами-созидателями. Капитализм, конечно, штука жестокая и достойные люди в нем далеко не всегда место находят, но зачем же фантазировать о том, чего не было и представлять себя тем, кем ты не был? Вот это уже точно закомплексованность.
   И чего только все эти страдальцы, выжигающие себя и всё вокруг своей тоской по СССР, не выдумывают! Я давно уже пишу, что такое впечатление, будто я и мои знакомые в каком-то другом СССР жили, в параллельном мире.
    Я придерживаюсь принципа никогда не писать о том, чего сам лично не видел. И доверять окружавшей и окружающей меня действительности, а не колонкам цифр в таблицах статистических сборников. Я сам такую красивую статистику рисовал! 
   Понимаете, у этой категории граждан, размазывающих сопли по щекам в тоске по СССР, даже советский общественный транспорт был идеальным! Они даже на самолетах когда хотели и куда хотели летали на зарплату в оба конца. Только мне они не отвечают – сколько давали кассиру Аэрофлота на лапу, чтобы билет на самолет купить без брони в любое нужное им время, без предварительного заказа билета минимум за неделю. Самолет, конечно, это не повседневный транспорт. Это ерунда.
    В 1970 году отец повез меня во Владивосток. По направлению из районной поликлиники в краевую больницу на прием к ЛОРу, было какое-то осложнение после ангины. От Хороля до Владивостока 180 км. От с.Ленинского до Хороля – 12 км. Из Хороля во Владивосток первый рейсовый междугородний автобус отходил в 8 часов утра. Первый рейсовый автобус из Ленинского в Хороль – тоже в 8 часов утра. Мы не успевали на владивостокский автобус. Второй рейс во Владивосток был в 13 часов. На нем ехать было бессмысленно, потому что на прием к врачу нужно было до обеда попасть. После обеда  поликлинического приема уже не было в больницах.
   Поехали на поезде «ст.Хорольск – ст.Уссурийск». Выехали в 10 часов вечера. Через три часа, пройдя расстояние 70 км, поезд прибыл в Уссурийск. В Уссурийске через час сели на проходящий «Чугуевка-Владивосток» и в 3 часа ночи были на ж\д вокзале Владивостока.
   Просидели до семи часов на вокзале и поехали на трамвае в краевую больницу. Назад возвращались тоже на поезде, потому что не успели на автобус, он отходил в Хороль в 15 часов. Совсем немного не успели. Снова поехали на поезде.Точнее, до Уссурийска мы доехали на автобусе. Только уже когда были в Уссурийске, отходил последний рейсовый автобус в Хороль, все билеты были распроданы. Поехали на ж\д вокзал г. Уссурийска. Просидели там до 5 утра, в 5 утра сели на поезд «Уссурийск-Новокачалинск» и к 8 утра были на ст.Хорольск. Уставшие, измотанные.
    Согласен, что ничего особенно ужасного. Но! Через одиннадцать лет, когда я закончил школу и поступил в 1981 году во Владивостокский мединститут – тоже самое. И потом еще через десять лет, в 1991 году, когда я в последний раз ездил из Ленинского во Владивосток – то же самое. Точно такое расписание и такая же транспортная нервотрепка…

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И СОЦИАЛИЗМ (ЧАСТЬ 2)

       Чтобы понять, насколько идеи «коммунистов» о несовместимости социалистического государства и частной собственности, о том, что социализм наступает, когда государство вводит запрет на частную собственность … шизофреничны, мягко говоря, особого ума даже не нужно. Достаточно совсем немного подумать, опираясь на знание экономики, жизни и здравый смысл.
          Представим, что нашим «коммунистам», таким, как М.А.Соркин, удалось прорваться к власти и они стали воплощать в жизнь свой анти-частнособственнический фетишизм.  Разумеется, сразу же полетят в народ прокламации, на которых будут отпечатаны декреты о национализации всего и вся.
    Начнем с банков? Банки – самое важное для государственной власти. Нет у власти денег – нет и самой власти. С национализацией банков проблем абсолютно никаких нет. Был «Альфа-банк»? Пришли комиссары, сбили табличку «Альфа-банк» со здания и повесили «Филиал Госбанка». Всё. Национализирован. Поменять бланки и печати, совместить компьютерные программы с Госбанком – плевое дело. Можно даже директора банка оставить прежнего, если он выразит готовность работать добросовестно на пролетарское государство. А уж остальным клеркам – абсолютно наплевать от кого они зарплату получать будут, от государства или от частного владельца.  С банками – вопросов нет.
    Дальше.  Крупные корпорации-монополисты. Тоже нет особых затруднений. Правда, здесь уже появляется проблема импорта. Во всех наших крупных корпорациях-монополистах используется импортное оборудование, которое нужно обновлять периодически, обеспечивать сервисное обслуживание и запчастями. Проблема не моментально решаема, но решаема достаточно быстро. Национализируется и  вся работающая с поставщиками инфраструктура, она достаточно узкая. Перевести ее вместе со всей логистикой под государство и перезаключить контракты с зарубежными контрагентами – дело хоть и не двух дней, но и не двух лет.
      
          Двигаемся еще дальше. Здравоохранение. Ведь его тоже нужно национализировать, правда? Если нет частной собственности, то не должно быть частных клиник и частных аптечных сетей. Поменять вывески и назначить в руководство комиссаров революционного правительства недолго. Только сначала сходите в больницу и аптеку и гляньте, сколько там всего импортного: оборудования, лекарств и материалов. А вы меняете собственника, значит, контракты с заграничными поставщиками становятся недействительными. Вся инфраструктура из сети фирм, занимающихся импортом продукции для здравоохранения, у вас моментально обнуляется. Даже если они, как структуры, сохраняются, то теперь работают через ваш наркомат внешней торговли, который должен сам теперь заключать контракты на ввоз всякой медицины.  Всё это решаемо. Создаете в наркомате внешней торговли соответствующее медицинское управление и начинаете его наполнять структурами, в которых уже начинают разрабатываться договора, выстраивается логистика…  За полгода управитесь? Почему полгода? Потому что мне жалко этих гипотетически прорвавшихся к власти «коммунистов». Поэтому не два-три года, как это будет в реальности, а полгода.
      То, что за первые месяцы и даже недели этой национализации в больницах и аптеках уже появится сначала дефицит лекарств и материалов, а еще чуть погодя и больные начнут умирать, потому что кое-какие лекарства у вас исчезнут – ерунда. Пусть считаются погибшими за дело вашего социализма. Так ведь? Будем считать, что вы, господа-товарищи, не звери, а просто недотепы, которые взяв власть, не имели представление о реальной жизни и экономике.
     Но проблему с национализацией здравоохранения вы, в конце концов, решите. Народ постонет, кой кто умрет, но решите.

        Дальше пойдем. Пешком. Потому что вам ездить станет не на чем. В стране неожиданно для вас наступит транспортный коллапс. Вы же успели запретить частную собственность. Т.е. вам теперь нужно национализировать не только все транспортные компании, но и всю прилагающуюся к ним транспортную инфраструктуру, в том числе и   ремонтный сервис. Берем для примера только ремонтный сервис. Этого вполне достаточно.  Проблема не в том, что частные станции автосервиса перейдут в государственную или коллективную собственность. Не захотят владельцы сами работать директорами в созданном из их фирмы кооперативе – это их проблема. Найти из работников фирмы директора можно. Проблема в другом. В импорте, опять же. Все договора с зарубежными партнерами у вас сразу становятся со сменой собственника недействительными и невозможными для перезаключения. Сразу разваливается вся логистическая сеть, обслуживающая импорт. Люди же побегут из этих фирмочек в разные стороны, потому что с аннулированием договоров на ввоз запчастей и расходников, к примеру, эти фирмы останутся без работы и там нечем будет платить зарплату. Вам опять же. Нужно всё это переводить на государство. На наркомат внешней торговли. А там даже не аптечная сеть из нескольких сотен фирм-импортеров. Там десятки тысяч игроков. Сколько лет у вас уйдет на то, чтобы расшить эту ситуацию? И сами прикиньте, какой монстр у вас вырастет в лице наркомата внешней торговли. А монстры они очень неповоротливые.
      И что вам скажут миллионы граждан страны, автовладельцев, у которых их личный автотранспорт в виду отсутствия запчастей и расходников, пока вы функцию их ввоза передаете в наркомат, превратится в металлолом. Ну, ладно. Личный автомобиль – потреблядство. На автобусах пусть ездят. А сколько у нас автобусов импортных и отечественных? И сколько в отечественных автобусах импортного – вы не забыли?
      Так автобусы – это еще ерунда. А грузовой транспорт? КАМАЗ – это процентики от его количества. И то в нем забугорного больше чем отечественного. Т.е., пока вы играетесь в свою всеохватывающую национализацию, страна неумолимо движется к транспортному коллапсу.
      Да и хрен с ним, с этим коллапсом. Потому что возить все-равно нечего будет. Вы же, лютые коммунизды, национализируете и всю пищевую, к примеру, промышленность. А там импортного сырья – чуть-чуть больше половины. Да еще владельцы – иностранцы. Ну владельцы пусть валят в иностранщину. Отечественные комиссары власть на макаронных и шоколадных фабриках возьмут. Только пока вы, опять же, через наркомат внешней торговли, сможете туда наладить импорт, макароны и шоколад прожорливый народ успеет сожрать. А новых еще не будет.
      Да, еще раньше макарон закончатся пиво и сигареты, там у нас почти всё в собственности иностранцев.  Конечно. без пива и сигарет у народа только меньше проблем со здоровьем будет, но мужики из народа комиссаров-коммуниздов, сто процентов, станут называть пидарасами, ловить в темных переулках и бить прямо по коммуниздическим вдохновленным идеей социализма лицам.
     Но бить будут недолго вас. Очень скоро вас будут убивать. Потому что вы национализируете всю торговлю. А в ней мало того, что иностранных владельцев больше, чем отечественных, так еще и, опять же, импорт. Пока вы его переведете на наркомат, весь маргарин сметут с полок супермаркетов и в стране начнется голод. Я допускаю, что вы с импортом продовольствия разберетесь быстрее, чем с лекарствами. Нет, быстрее вы не разберетесь. Это я так допускаю, что быстрее. Ну, за три месяца, допустим. Это 90 дней. Но столько человек без еды не выживет. Вы неизбежно введете карточки. Но распределять по ним вам будет мало чего. Обеспечение страны собственным продовольствием не позволяет избежать голода. Конечно, потом вы создадите колхозы и они будут кормить народ… Потом. Лет так через… ну пусть даже через пару лет.
       Но вы не увидите этого прекрасного будущего, господа-товарищи коммунизды. Потому что голодный народ порвет вас на части.
      Нравятся перспективы запрета частной собственности после победы пролетарской революции? Руки опустились и угас революционный порыв?...

"Руки прочь от Советской России!". Немецкий вариант.

Оригинал взят у mmikhailm в "Руки прочь от Советской России!". Немецкий вариант.
Оригинал взят у kssnn в "Руки прочь от Советской России!". Немецкий вариант.
Оригинал взят у d_clarence в "Руки прочь от Советской России!". Немецкий вариант.
Весной 1920 года, когда с новой силой завертелась мясорубка Советско-Польской войны, Антанта приняла масштабную программу по снабжению польской армии. Однако претворить ее в жизнь в полном объеме так и не смогли. Английские коммунисты выступили с лозунгом "Руки прочь от Советской России!". В то время лозунги еще не успели деградировать в пустые кричалки - они служили руководством к действию. Суть лозунга была проста: все рабочие должны любыми способами препятствовать отправке военных грузов в Польшу. Лозунг подхватили все коммунистические и почти все социалистические рабочие организации Европы и Америки. Докатилось и до Японии. Эффект был такой, что Сталин вспоминал его добрым словом двадцать лет спустя. Большинство поставок было либо сорвано совсем, либо просрочено, либо вообще потерялось. Пострадало, вплоть до летальных исходов, большое количество английских и французских военспецов, ехавших под видом туристов в Польшу.
Наибольший вклад в движение внесли английские и немецкие коммунисты. Сегодня о немцах.

В Германии лозунг подхватили докеры, железнодорожники


и спартаковцы - бойцы "Союза Спартака" (гуглить обязательно), по своей сути боевого крыла НСДПГ, созданного Розой Люксембург (боевая, мужественная тетка - любить, кто обижает - плевать в глаз)


Если вкратце, то немецкие товарищи делали для победы РККА вот что:
- загоняли в тупики транспорты с оружием для Польши и уничтожали его;
- на предприятиях выводили оружие, машины и самолеты, предназначенные для Польши;
- сбрасывали в море военные грузы, предназначенные для Польши;
- разагитировали рядовых военнослужащих оккупационных войск Антанты так, что те сами стали выводить из строя военную технику.

Подробнее о самых ярких случаях.
Collapse )

Конференция Движения

Оригинал взят у zucktm в Конференция Движения
Конференция Движения имени Антипартийной группы 1957 года состоится 18 июня 2017 года. Место проведения - г. Москва, ул. Тимирязевская, д.2/3, 4 этаж. Начало в 15:00. Конференция состоится в открытом формате. Желающие присутствовать, еще не изъявившие свое желание, могут отметиться в комментариях.
Как добраться.

Пешком 500 метров от м. Дмитровская либо одноименной станции МЦК до ТЦ "Парк 11" (бвыший 11 таксомоторный парк). В торговом центре 3 этажа занимают магазины мебели. Подняться по эскалаторам на 3 этаж. Далее, ориентируясь по указателям на полу "SMArt Крыша", найти выход из торгового зала на автомобильный пандус. Рядом с пандусом будет лестница на 4 этаж с указателем "SMArt Крыша". Конференция состоится в зале "Вена".
Телефон СМАрт Крыши (на случай если заблудитесь) (495) 799-28-08.
[Если совсем припрет]Либо звоните мне - 8-926-283-66-90, если уж совсем припрет.
Если ехать на личном автомобиле, не стоит волноваться насчет парковки: рядом с ТЦ большая стоянка с свободным въездом-выедом.
Ждем вас.

Update от 15.06.2017. Уважаемый most9d указал, что по МЦК до места проведения конференции не добраться. Конечно же, на МЦК нет станции "Дмитровская", это станция Рижского направления МЖД. Приносим извинения за неточность.

"Ворошилов". Из черновика будущей книги.

… Из-под носа у 300-тысячного немецкого корпуса Ворошилов вытягивал с Донбасса 80 эшелонов с особо ценными грузами, материалами, боеприпасами и оборудованием. Немецкое командование лязгало зубами – самое ценное уплывало из рук, в зоне оккупации оставались только предприятия, которые без того оборудования, что успели рабочие загрузить в эвакуируемые эшелоны, запустить было невозможно. В бешенстве был и генерал Краснов, рассчитывавший поживиться боеприпасами и оружием.
Войск у Ворошилова всего было 15 тысяч, в эшелонах находилось еще почти 50 тысяч человек – семьи рабочих. Женщины, дети, старики. Климент Ефремович не мог их оставить, белоказачий террор уже проявил себя на Донбассе. Семьи рабочих-красноармейцев были бы просто вырезаны…
Я не знаю, где и когда проявили свои организаторские и полководческие таланты разные «историки», которые описывали Первого маршала, как туповато-простоватого мужлана. Может, они думают, что сочинять анекдоты, которые некоторыми принимаются за научные исследования, настолько сложное дело, что сочинитель мог бы себя и в должности командующего фронта показать настоящим стратегом и победителем супостата. Только, как говорится: «Если вы все такие умные, то почему строем не ходите?».
Но то, что совершили бойцы 5-ой армии под командованием Климента Ефремовича, у меня в голове не укладывается. Это невозможно было! Потому что предстояло пройти 500 км по территории, занятой противником. Да ведь просто рельсы разберут! Водокачки на станциях повзрывают и - всё! Без воды в паровозе пар получить невозможно. А «кишку» из восьмидесяти поездов на части расчленят и по кускам сожрут. Сзади – немцы, впереди, справа, слева – казачьи части под командованием одних из самых способных царских кавалерийских генералов Мамонтова и Фицхелаурова. Это было самоубийственное решение, если бы…
Климент Ефремович начал эвакуацию с того, что парализовал попытки немцев окружить эшелоны в районе Миллерово. Он в академиях не учился, поэтому не стал напрягаться со стационарной обороной, тратя время на рытье окопов. Тогда бы точно его войска противник связал бы боем на отдельных участках, в слабых местах пробил бы бреши в обороне, и наступила бы катастрофа.
Была выбрана тактика, которую потом в белогвардейских газетах так и будут называть – ворошиловской ударной тактикой. Части 5-ой армии, стали наносить по противнику упреждающие удары, связав немцев своими активными действиями. Попытки обходов ликвидировались контратаками с флангов. И к обороне перешли… сами немцы. А эшелоны ушли через станцию Лихая к станции Белая Калитва.
Здесь противник предпринял отчаянную попытку сломить сопротивление красных, в бой были брошены авиация и броневики. Ворошилов выдвинул в арьергард бронепоезда, которые артиллерийско-пулеметным огнем отогнали немцев.
Снова двинулись вперёд. Уже прямо в белоказачьи районы. Как и следовало ожидать, железная дорога была почти полностью разрушена, на станциях – ни одной целой водокачки. Останавливали движение и ремонтировали. Километр за километром. Станция за станцией.
И бои с казаками. Постоянные. Теперь тактику Ворошилов изменил. Двигающиеся, хоть и медленно, эшелоны защитить просто круговой обороной было нельзя. Войск не хватало, да и окопы – не паровозы, их за собой не потащишь. А на каждой версте рыть новые устать можно слегка. Против казачьей кавалерии использовать «ударную тактику» тоже нельзя было. В маневренности преимущества нет.
Были организованны подвижные усиленные отряды, которые выдвигались к местам возможных ударов белых. Основной задачей стала разведка, выявление скоплений казачьих войск, районов их концентрации.
Командарм часто сам выезжал на разведку. Стремился лично оценить ситуацию. Героев, храбрых людей в истории человечества было много. В отчаянной смелости и на амбразуры бросались, и с гранатами под танки… Это крайнее проявление отваги. Но факты из биографии Первого маршала удивляют другим. Климент Ефремович был, как сейчас выражаются, просто на всю голову отмороженным. Его современники вспоминают, что ему не то, чтобы вообще чувство опасности было несвойственно, просто никто никогда не видел, чтобы он в смертельно опасной ситуации проявлял хоть малейшее беспокойство за свою жизнь. А таких ситуаций было у него в те годы – чуть не каждый день по две.
Уже под Царицыным полустанок, где находился его штабной вагон, был неожиданно атакован крупной казачьей частью. Поднялась паника. Климент Ефремович вышел из вагона, увидел на перроне брошенный пулемет, спокойно лег за него и начал лупить по казакам, прорвавшимся к штабу. Охрана опомнилась, притащили еще пулемет… Атака была отбита, командарм спокойно вернулся в вагон. Как будто ничего и не случилось.
Тогда же, когда он вел армию к Волге, с ним в разведке произошел еще один случай, характерный. Выехал он на рекогносцировку на броневике. Вдвоем с водителем. В одном из хуторов попали в лужу и застряли. Тут как тут казаки. Окружили. Водитель заволновался.
- Сиди тихо, - успокоил его Ворошилов: Жечь не будут. Казаки - народ хозяйственный.
Те и правда начали прикидывать меж себя, как их Мамонтов наградит за такой трофей. Да еще внутри красные командиры должны быть! Собрались буксировать бронетехнику в генеральский штаб.
Привели две пары быков, зацепили за передок и вытащили машину из лужи.
- Теперь заводи, - сказал Ворошилов водителю. Сам из пулемета шарахнул по казакам, быки испугались, оборвали веревки и убежали, перетоптав «трофейщиков». Те, кто попытался догнать… - ну, так не зря же «Ворошиловский стрелок» - это стрелок меткий.
Армия с эшелонами подошла к Дону. И остановилась. Взорван железнодорожный мост через реку. Всё. Казалось бы – приплыли.
Представляете – река Дон. И железнодорожный мост. Представляете – что это такое?
Это не переправа понтонная для телег и полуторок. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ МОСТ. Взорван!
Нормальные люди вылезли бы из вагонов и пошли бы в реке топиться с горя. Ворошилов был ненормальным. Он вызвал к себе, эвакуировавшегося вместе с армией народного комиссара по военным делам Криворожско-Донецкой республики Моисея Рухимовича.
- Моисей Соломонович, ты на техника же учился. Займись восстановлением моста.
- Товарищ Ворошилов! Я же не инженер! Это же технически невозможно, у нас ни материалов, ни специалистов вообще по мостам нет!
- Специалистов, говоришь? А вот тебе специалист – дед Матвиенко. Плотник от бога! Задача ясна? Так иди – выполняй.
Это было бы забойным анекдотом, если бы правдой не было….